Особый случай продолжение

Особый случай продолжение
Изгнание бесов из человека
Если в кого вселился бес, то этого человека не должен отчитывать тот, кто младше его годами, кто носит такое же имя. Не отчитывают в дни прибывающей луны и на той неделе, когда в семье у кого-нибудь день рождения, свадьба или крестины. Не отчитывает от беса тот, кто не держал недельного поста, чье число рождения имеет ноль, в чьем доме есть женщина с месячными или младенец. В противном случае, тот, кто будет отчитывать бесноватого, заболеет сам. При вычете нельзя допускать ошибок, путать и пропускать слова, останавливаться на полуслове. Читающий должен быть обязательно крещеным и иметь на себе крест. Больного усаживают на стул, предварительно убрав все острые и колющие предметы, так как бесноватый при чтении молитвы может падать и биться об пол. Иногда, если человек сильно буйствует, его привязывают. Не следует путать бесноватого с человеком, страдающим припадками (эпилепсией). Для вычета нужна новая икона Спасителя. Вычет этот самый великий, т. е. очень длинный, но и сила в нем тоже немалая.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Облекаемся во единого Христа и слова Божии. Убойся, диаволю, отыди от раба Божьего (имя). Христос воскресе Своею волею, Его силою изгоняю я тя, страшный и нечистый диавол, силою Вышнего Бога, Отца невидимого. Христос погребен бысть; Христос воскресе, бежи, диаволю, победою Отца и Сына и Святого Духа, и во веки веков. Аминь. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Стану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду из западу в восток. Поднимается царь грозная туча, и под грозною тучей мечется царь гром с царицей молнией. Как от царя грома и царицы молнии бегут враги-дьяволы: лесные, водяные, дворовые и всякая нечистая тварь – в свои темные поместья: под пень, под колоду, в омуты и озера, так бы бежали и от живущих в оных хоромах, от меня, раба Божия (имя). Бежали бы всякие враги человека: дьяволы лесные, водяные, дворовые: под пень, под колоду, в озера, в мутную воду, в омуты, в сухие кусты, под сломанные нехоженые мосты. Бежали бы они безоглядно и безвозвратно, век по веку, отныне и довеку. Аминь. Христос родился и распялся, и в третий день воскрес, живота дарова всему миру и мне, рабу Божию (имя), крест. Аминь. Крестом человек родился, Бог прославился, сатана связан бысть с сильными своими бесами отныне и довеку, и до второго пришествия Иисуса Христа. Аминь. Свят, свят, свят Господь Саваоф, седай в вышних, ходяй по громе, осеняй силою небесною, призывай воду морскую к проливанию на лице всея земли, праведный сам судия врагу нашему дьяволу. Аминь. Господи Боже, благослови. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Стану я, раб Божий (имя), благословясь, и пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из двора в ворота, в чистое поле за дверьми, под утреннюю зарю и под восточную сторону, ко истинному Господу Саваофу, Спасу Иисусу Христу, Сыну Божьему, Царю Небесному и святым Архангелам Михаилу и Гавриилу, шестикрылатым херувимам и серафимам и прочим бесплотным небесным силам, и святому честному пророку, Предтече и Крестителю Господню Иоанну, и святым четырем апостолам и евангелистам: Матфею, Марку, Луке и Иоанну Богослову, святому пророку Илье Фезвитянину. Создай, Господи, свое Божие великое милосердие, от Престола Господня грозную тучу темную, каменную, огненную и пламенную. Из той тучи темной спусти частого дождика. На Небесах от Престола Господня зачинается и поднимается Божия милость и грозная туча, сильный гром и молния. И спустил истинный Господь Саваоф Бог, Спас Иисус Христос, Сын Божий, Царь Небесный, Свое Божие великое милосердие от Престола Господня, Святый Дух, царя грома, царицу молнию. Царь гром грянул, царица молния пламя спустила, все вокруг освятила, расскакались, разбежались всякие нечистые духи. И как из той Божьей милости, из грозной тучи, из сильного грома от молнии вылетает грозная громовая стрела, и сколь она грозно, яро и пылко диавола изгоняет и нечистого духа демона К., С., С., Н., и мамонта посыльного и нахожего у меня, раба Божьего (имя), из двора выгоняет, камень и древо разбивает, и как от той грозной громовой стрелы не может камень в одно место слетать, древо заново отрастать, и так же бы проклятый диавол и нечистый дух, демон К., С., С., Н., и мамонт посыльный и нахожий убежали бы от меня, раба Божьего (имя), от сего места прочь за тридевять земель, за тридевять городов, за тридевять сел, за тридевять морей и не могли бы меня, раба Божьего (имя), видеть, и не могли бы слышать. И как ты грозной, огненной, громовой стрелы, диавол, боишься, а с тобой боится нечистый дух, демон К., С., С., Н., и мамонт посыльный и нахожий, и так же бы и раба Божьего (имя) устрашилися и убоялися недруги мои и супостаты (имена), и всякие нечистые духи, расскакались и разбежались от меня, раба Божьего (имя). Водяной иди в воду, а лесной иди в лес, под сухое скрипучее древо, под мертвый корень, под куст, под холм, а дворовой мамонт посыльный и нахожий и проклятый диавол и нечистый дух, демон ступай на свое старое, прежнее место, в свое темное жилище. И как Господь умудряет, слепцы не видят, а все знают, так умудри, Господи, меня, раба Божьего (имя), на нечистых бесов крестом с молитвой пойти. Глас грома Твоего в колеснице, осветит молния Твоя, Вселенная подвижется, и в трепети бысть земле, так же бы трепетали нечистые духи от меня, раба Божьего (имя), и как наши родители в земле лежат, не чуют звона колокольного, ни пения церковного, и так бы мой заговор-приговор был бы крепок, силен во всякое время и до будущего века, во веки веков. Аминь. Крест на мне, на Божьей рабе (имя), крест у раба Божьего (имя). Крестом дьявола проклинаю и изгоняю. Отступи, бес и диавол и нечистый дух, от меня, раба Божьего (имя). Отступись от того, в ком сидишь, от раба Божьего (имя). Отступись, отойди от сих дверей, здесь сидят ангелы и архангелы, херувимы и серафимы, здесь Архангелы Михаил и Гавриил, Пресвятая Дева Мария, Приснодева, Богородица, Царица Небесная, родшая Творца плотью, Иисуса Христа, Бога нашего, Царя Небесного. Силой Христовой диавол будь проклят и нечистый дух всеми семью соборами, ныне, присно, во веки веков. Аминь. Крест – хранитель всея Вселенной, крест – красота церковная, крест – царям держава, крест на прогнанье диаволам от раба Божьего (имя). Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Крест – креститель, Христов хранитель, крест – красота, крест – церковная высота, крест – ангелам слава, крест – царю держава. Крест – всей тверди утверждение, крест – язва бесам, крест – врагам прогонитель, крест – миру избавитель. Храни крест меня и раба Божьего (имя) всегда, в ветху и в молоду, и в перекрое-месяце, от всякого врага, супостата, от всякого злого человека, от скорби, болезни, ненавидящего и обидящего. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в ворота, из ворот в чистое поле. Покорюсь и помолюсь Господу Иисусу Христу и святым Архангелам Михаилу и Гавриилу, шестикрылым херувимам и серафимам, евангелистам Матфею и Марку, Луке и Иоанну Богослову. Как вас боится демонская сила и как смущает небесная стрела и молния и гром, так чтоб устрашился и убоялся меня, раба Божьего (имя), нечистый дух. И стоит около меня, раба Божьего (имя), сам истинный Господь Бог Саваоф, Спас наш, Иисус Христос со Своею Пресвятою Матерью Богородицей, Девой Марией, со святителями и с небесными врачами, с бессребрениками, с великомучениками, мучениками и мученицами, со страстотерпцами и со страстотерпицами, с преподобными и праведными, и со всеми святыми. Тын железный нерушимый, врата медные, вереи булатные, замок пресветлого рая, ключ Небесного Царствия от земли до неба. От неба и до Престола и по земле, от востока до запада, от запада и до севера, от севера и до юга, со всех четырех сторон заграждает сам истинный Господь Бог Саваоф, Спас наш Иисус Христос, Сын Божий, Царь Небесный, спаси и сохрани меня от всякого злого, лихого человека и супостата: от угреватого, возгривого, шелудивого, от старца и старицы, от среднего и последнего, от черницы, от женатого и вдовца, от холостого, черного, рыжего и седого, от схимника и от схимницы, от девицы и вдовицы, от пестрых и от рябых, от здоровых и от больных, косых и хромых, от колдуна и колдуньи, от ведуна и ведуньи, от шептуна и шептуньи, от кудесников и кудесниц, от нищих и богатых наместниц, от еретиц и еретиков, от немых и лихих языков, от порчи, от болезней, от щипоты и ломоты, от дочек Ирода и от камух, от ломихи и от знобух, от злой трясовицы, от жаркой огневицы, от беса в теле, от силы темной и злой спаси, Господи, и пребудь со мной. Петр и Павел вереями врата закрывают, изгонять дьявола из раба Божьего (имя) помогают. Не бывать нечисти на земле и в небесном раю. Сии слова Господь говорит, за ним и я говорю. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Ныне, присно, во веки веков. Аминь.

Комната самоубийц
Этот случай мне стал известен из дневника человека, которого уже нет на этом свете. Передала мне этот дневник Нателла Иосифовна Ц., приезжавшая ко мне из Израиля всего на один день, чтобы лично отдать мне в руки эту тетрадь. При нашей короткой встрече Нателла Иосифовна разрешила мне поделиться этой необыкновенной и загадочной историей с вами, мои дорогие читатели. Сомневаться или верить этой истории, предоставляю вам, лично я верю, и не только потому, что автор дневника поклялся в правдивости своих слов на Библии, а потому, что уж слишком много мне приходилось слышать и видеть куда более невероятного, ибо у Господа нашего все дивно и непостижимо – один день Его как один век, а век Его как один день!
Дневник
«Говорю и клянусь на святой Библии, что все, что будет мною сказано в этом дневнике, чистая правда. До этого я уже не раз пытался изложить то, что со мной произошло, но всякий раз меня обуревали досада и беспомощность от мысли, что, кто бы ни прочел эту историю, не поверит ни одному моему слову и попросту сочтет меня сумасшедшим. Сейчас я проживаю в Израиле, но родился и вырос я в России. Мой дед и мой отец были высокообразованными людьми, но они всегда считали, что у них не будет будущего в Советском Союзе. Об этом я слышал с детства каждый день и в конце концов решил для себя рано или поздно покинуть Россию, чтобы мое образование и мой талант могли реализоваться и приносить людям большую пользу. Когда отец умер, я предпринял все возможное и выехал туда, куда мечтали уехать жить мой дед и отец. От моих родных мне достались кое-какие ценности и средства, но мне дали понять, что вывезти это с собой в другую страну я не смогу. Тогда я взял все сбережения и отнес их одной старой еврейке, подруге моего умершего отца. Я решил, чем отдавать это на таможне, пусть лучше нашим накопленным добром пользуется та, которую всю жизнь любил мой отец. Надо сказать, что моя мама умерла, когда мне было шесть лет, и отец мой после этого больше уже не женился. Но у него, как я уже сказал, была близкая подруга, и они с ней встречались всю жизнь. Почему они не поженились, я не знаю, но только я видел на похоронах отца, как она рыдала и без конца теряла сознание от нестерпимого для нее горя. Именно этой женщине я принес все, что мне досталось от умершего отца. Встретила меня подруга отца со слезами радости, ведь я очень был похож на него, и она счастлива была тем, что я, перед тем как уехать в Израиль, пришел к ней проститься и, заботясь о ней, отдал именно ей весь свой капитал. Когда мы с ней попили чаю, поглядели фотографии и прочли письма моего отца, я стал с ней прощаться, и тут она сделалась очень серьезной, даже какой-то напряженной, и попросила меня не уходить и еще немного побыть у нее, так как она хочет мне кое-что сообщить. Сперва я слушал не весьма внимательно, более из любезности и уважения, но постепенно я увлекся тем, о чем она говорила: „Милый Еся, ты ведь знаешь, что у меня никого нет, кроме тебя. Я всю жизнь любила твоего папу, но он, видно, не хотел, чтоб у его сына была мачеха, и мы с ним так и не поженились. Я уже стара, и мне ничего не надо, но мне чрезвычайно приятно, что именно мне ты принес деньги и драгоценности, чтобы я могла безбедно дожить свой век. Я не стану из этого тратить слишком много и, пока буду жива, сохраню то, что ты мне принес. Времена меняются, и кто знает, возможно, законы тоже изменятся и будет можно провозить из России за границу деньги и ценности. Но я остановила тебя совсем не из-за этого, я хочу подсказать тебе то, что даст тебе возможность разбогатеть. Ты конечно же ничего обо мне не знаешь, кроме того что я чистокровная еврейка, как твой дед, отец и ты. Я пятьдесят лет была любовницей твоего незабвенного отца. Так вот, помимо того, что я еврейка, я еще очень хорошо знаю страну и город, в который ты выезжаешь жить. Я дам тебе адрес одного дома и рекомендательное письмо к хозяйке. В ее доме есть несколько квартир, и она их обычно сдает квартирантам. Я попрошу ее в письме, чтобы она дала тебе возможность пожить в номере 13 несколько дней. На самом деле, дело обстоит так: в этой комнате за все эти годы по непонятной причине повесились все жильцы, которые в нее заселялись. Полиция не обвиняет хозяйку дома, так как для этого нет никаких оснований, все умершие люди накладывали на себя руки в ее отсутствие и без всяких причин. Тем не менее, благодаря дурной славе этой комнаты, никто уже в нее не хочет селиться. Когда-то моя бабка рассказала мне один удивительный способ, как можно без больших усилий чрезвычайно разбогатеть. Для этого нужно проспать тринадцать ночей в той комнате, где удавилось не менее трех людей. Нужно только рассчитать дни пребывания в этой комнате так, чтобы тринадцатый день совпал с шестым вечерним часом последнего дня еврейской недели. Это тот час, в который Христос исчез, оставив свой саван в гробу. Ты должен будешь наглухо закрыть окна шторой, зажечь тринадцать отпевальных свечей и повесить петлю из красного сукна именно на то место, где висел до этого последний мертвец. У меня есть старинное заклинание на вызов Иуды, и когда он явится, ты должен попросить его снять петлю. Как только петля будет снята, ты произнесешь заклинание, которое отправит твоего гостя назад туда, откуда он пришел. Сразу же после этого тебе нужно будет съесть кутью и блины, так как, если ты его не помянешь, он будет время от времени являться к тебе и своим явлением мешать тебе жить. Блины и кутью приготовь заранее, приготовь сам или попроси об этом хозяйку. А теперь главное – каждые сорок дней ты можешь бросать через петлю деньги, и тогда они у тебя никогда не переведутся. Денег у тебя будет очень много, и жить ты будешь в достатке, но ты не должен играть на эти деньги в карты, одалживать их людям, дарить и передавать в наследство даже своим детям. Умрешь ты – умрут с тобой и деньги, данные Иудой“. Выслушав старушку, я спросил: „Сколько мне нужно бросать денег в петлю?“ – „Столько, сколько Иуде заплатили за предательство Христа“, – ответила она. Получив ответ на свой вопрос, я уже почему-то ни капли не сомневался в правдивости ее слов. Она подала мне потрепанную бумажку, на которой было написано старинное заклинание, мы обнялись с ней, и я навсегда покинул ту, которая всю свою жизнь любила моего отца. Наконец наступил день, когда я приехал в страну, о которой грезили мой дед и отец. Прислушиваясь к себе, я отметил, что не испытываю никакого особого волнения, ступив на землю моих предков. Таксист привез меня на нужную улицу, к нужному дому, и спустя короткое время я уже беседовал с хозяйкой доходного дома, в котором мне отныне было суждено жить. Прочтя записку, в которой любовница моего отца, ссылаясь на их общих знакомых, просила о моем вселении в номер № 13, хозяйка дома, видимо, решила, что я таким образом рассчитываю на то, что 13-й номер и плохая слава этого жилья позволит мне платить гораздо меньшую плату за жилье, нежели ей платят другие жильцы. Не выказывая удивления, она провела меня в нужную комнату, где мы договорились о квартплате, и она удалилась.
С первого же взгляда комната показалась мне зловещей и крайне неуютной. Попив чаю, я улегся спать на скрипучий пружинный диван. Проснулся я оттого, что мне почудился шепот. Кто-то говорил про меня, называя мое имя: „Еся“. Я замер, стараясь понять, откуда раздается речь. Говорили двое, на иврите. Язык мне был известен, ведь отец и дед всегда говорили на этом языке. Говорившие тихо спорили, удавлюсь я или нет и когда это будет. Мне пришла в голову мысль, что я слышу разговор за стеной, но я тут же вспомнил, что рядом комнаты нет, там были лестница и кладовка. Мне было это известно, поскольку, когда хозяйка шла со мной в мою комнату, она подробно объясняла мне о том, где и что есть. Немного полежав, я уснул снова: перелет и переезд очень меня утомили. Все следующие дни я потратил на знакомство с местностью, на оформление документов, на покупку самого необходимого – в общем, на всякую ерунду. За это время я свел знакомство с моим соседом и узнал от него, что в комнате, где я живу, действительно было очень много смертей, все люди, жившие в моей комнате до меня, повесились. Между тем подходил день, которого я очень ждал и на который очень рассчитывал. Накануне этого дня я приобрел красную ткань, нарезал ее на куски и сплел из них крепкую петлю. Купил абсолютно все, что советовала мне приготовить для ритуала старушка: свечи из чистого воска, кусок черной ткани для пантакли, три ножа с деревянными ручками, два новых бокала и красное вино. По моей просьбе моя хозяйка напекла мне блинов и сварила кутью, видимо решив, что я хочу помянуть кого-то из своих близких. Хозяйка дома была немногословной, и это по-своему порадовало меня, я всегда не любил, чтобы мне кто-нибудь лез в душу. Когда подошел сакральный час, я подвесил петлю в том месте, где, со слов моего соседа, удавился последний жилец. Встав ногами на изготовленную на пантакле звезду, я стал читать заклинание. Неожиданно по комнате прокатилась волна ветра, огонь свечей затрепетал так, что я подумал, что волна воздуха загасит свечи. Мне вдруг показалось, что кто-то очень внимательно, в упор, разглядывает меня. Повернув голову в ту сторону, откуда я ощущал взгляд, я увидел сидящего ко мне лицом человека. Он был высок, довольно красив, но при этом сильно худой, как будто бы он долго и тяжко болел. Волосы его были зачесаны назад, с одной стороны они спускались ему на грудь, а с другой волнами спускались ему за плечи. Одет этот человек был в длинное рубище, опоясанное красным поясом. Руки с длинными красивыми пальцами лежали на столе и едва не задевали бокал с красным вином, который я по наказу старушки поставил возле зажженной свечи.
„Что ты хотел?“ – спросил меня тот, кого я вызвал посредством старинного заклинания. „Сними мне эту петлю“, – попросил я. Человек встал и подошел к петле. Не знаю, как это он сделал, но как только он дотронулся до висящей петли, она упала к его ногам. Дрожь охватила все мое тело, запоздалый страх и волнение окутали меня с головы до ног. Я очень быстро, торопливо произнес тринадцать слов заклинания отсыла, и, как только я произнес: „Аминь“, человек исчез, растворился, будто не было его никогда. Все это произошло настолько быстро – как будто одно мгновение, – что мне даже стало казаться, что ничего не было, а лежащая на полу петля сорвана ветром или я ее просто непрочно закрепил. Сердце бухало в груди, виски сжимало от нестерпимой боли. Я присел на кровать, и у меня носом пошла кровь. Намочив тряпку холодной водой, я приложил ее к носу. Полежав немного, я не заметил, как провалился в сон. Утром я обнаружил на столе блины и кутью, которые я конечно же в пережитом волнении забыл съесть. Подняв с пола петлю, я стал через ее отверстие бросать и считать деньги. Когда была брошена последняя монета, я аккуратно свернул петлю и спрятал ее за шкаф. В тот же день, когда я прогуливался по улицам, мое внимание привлекло объявление, где было сказано, что проводится розыгрыш большой суммы денег. Меня будто кто-то подтолкнул к дверям, и я, купив облигацию, вошел в зал. Вы не поверите, я почему-то даже не удивился, что главный выигрыш года достался именно мне. Это были огромные, шальные и, по сути, дармовые деньги, на которые я купил себе отличный меблированный дом, машину и дорогую одежду. Когда я покидал свое временное жилище, хозяйка не скрывала своего разочарования, ведь за последние годы я единственный, кто пожелал жить в комнате самоубийц. Через сорок дней я пропустил через петлю ту же самую сумму, которую заплатили Иуде за Христа. Затем я приобрел акции, которые тут же подпрыгнули в цене. Деньги ко мне шли со всех сторон, и я впервые в жизни мог в полной мере наслаждаться счастливой, безбедной жизнью. Вскоре я познакомился с прекрасной девушкой, которую звали Изя. Вот тогда-то я воистину понял, что такое настоящее счастье и любовь. Дело подходило к свадьбе полным ходом, шло приготовление, но однажды вечером произошла странная вещь. Около десяти вечера я зашел в свою спальню и увидел на тумбочке возле кровати кутью и блины. Напротив на стене висело зеркало, и я мог видеть, как побелело мое лицо. Никто не мог принести в мой дом поминальную кутью и блины. Это просто было невозможно. Во-первых, прислугу я еще не нанимал, во-вторых, уходя из дома, я включил охрану. Никто не мог знать, что я в тот день, в день вызова Иуды, не съел положенные блины и кутью. В этот момент краем глаза, боковым зрением, я увидел тень высокого человека, которая прошла в двух шагах от меня. С большим трудом мне удалось успокоиться, так как я ясно вспомнил предостережения любовницы моего отца: „Смотри не забудь, как только ты заклинанием отправишь гостя туда, откуда он пришел, нужно тут же съесть кутью и блины. Если ты его не помянешь, он будет к тебе являться и будет всегда мешать тебе жить!“ Утром я узнал, что моя невеста попала в аварию, когда она ехала заказывать фату. Изя погибла, машину так искорежило, что мою невесту не смогли вытащить, и девушка заживо сгорела. С тех пор прошло двенадцать лет, всякий раз, когда я ждал хороших перемен, ко мне являлась тень, и все в моей жизни разрушалось. Я не женат, и у меня нет детей, у меня полно денег, которые мне некому завещать. У меня есть все, о чем только можно мечтать, но нет главного – семьи и продолжателей рода. Все чаще я думаю о своем конце, и с этими мыслями ко мне приходят мысли о том, что я должен кому-нибудь рассказать о том, что со мной произошло. Я допустил серьезную ошибку, за которую я уже расплатился сполна. О Вас я слышал здесь, в Израиле, как о человеке глубоко верующем и очень добром. Думаю, что именно Вы сможете замолить мою ошибку. Пожалуйста, молитесь обо мне, и тогда моя душа найдет покой. Эту тетрадь Вам передаст человек, которому я давал деньги на операцию сына. Она обещала мне, и думаю, что она сдержит данное мне слово».

Лабиринт старого колдуна
Написав эту историю, я не стану клясться в кристальной правдивости того, о чем я здесь расскажу, хотя прекрасно понимаю, что то, о чем я пишу, на первый взгляд не поддается никакому объяснению, но и не рассказать то, что мне случайно выпало узнать, я тоже не могу, слишком уж правдива, на мой взгляд, эта невероятная история, впрочем, она ненамного невероятней, чем, скажем, то, что уже было и есть на этом свете. К примеру, разве ум человека может до конца постичь ядро атома, которое, по сути, не видно даже вооруженному глазу, но которое при определенном раскладе способно погубить все человечество?! Или тот факт, к которому мы уже привыкли и которому не удивляемся: вы идете по улице и, нажимая на кнопки беспроводного телефона, мгновенно слышите речь человека, который находится от вас за тридевять земель. И уж конечно же люди, которые в совершенстве знают магию, вряд ли станут удивляться тому, о чем я сейчас расскажу. В общем, я, как ответственный человек, взявшийся научить всех желающих людей ремеслу, грани которого по сути своей граничат с чудом, просто обязана доводить до вас подобные истории, хотя бы для упражнения вашего ума. Начну с того, что на мой адрес всегда приходили и приходят письма как из нашей страны, так и из других стран. В письмах мне присылается много того, что, на взгляд писавших, будет им полезно или мне интересно. В основном это просьбы сделать для них жизненный расклад (предсказание судьбы) по датам их рождения, именам и фотографиям. Также большое количество писем с просьбами дать совет по здоровью или жизненным ситуациям. Много писем с просьбой о материальной помощи, а также денежной – больным, погорельцам и инвалидам, людям, отбывающим срок наказания, сиротам, одиноким и старикам и т. д. Во многих письмах содержатся просьбы выслать ту или иную молитву, оберег или же травы. И большая часть писем приходит ко мне с вырезками из газет и журналов, с какими-нибудь историями странного или загадочного содержания, на случай, если вдруг мне это будет полезно и интересно и я это опубликую в своих книгах. Мне также присылают фотографии давно умерших людей, чтобы я уничтожила ставшие ненужными фотографии с молитвами, так чтобы не было вреда нынешнему поколению. Присылают целые родословные архивы, где на пожелтевших портретах запечатлены разодетые в шелка дамы в шляпах, царские офицеры и все то, что говорит о принадлежности сих прапрадедов к той или иной известной или не очень фамилии. Присылаются увесистые дневники крайне интимного содержания, по датам которых видно, что писавших давным-давно уже нет на свете. Есть потрясающие судьбы, о которых рассказано в тетрадях, судя по их датам, еще в 1816 году, и листы этих рукописных повествований буквально рассыпаются от прикосновения к ним. Многие присланные послания до сих пор не были мной прочитаны, так как у меня никогда нет даже лишнего часа. Но вот совсем недавно, в самом начале Рождественского поста, когда я почти не принимаю людей и имею побольше свободного времени, я принялась наводить порядок на полках и достала лежавшую среди множества бумаг старую, пыльную папку. Распаковав ее, я обнаружила в ней письмо и объемную старинную тетрадь, написание в которой было давно уже вышедшим из обихода, где буква «е» пишется как мягкий знак с поперечной палочкой, а твердый знак присутствует почти во всех словах.
В письме, лежавшем на старой папке, была как бы сопроводительная записка следующего содержания: «Уважаемый автор, прочитав Ваши книги, я решил отправить Вам то, что у меня хранилось десятки лет, а до этого эта папка находилась у моей мамы, и тоже всю ее жизнь. До мамы эта тетрадь была у ее бабки. Возможно, Вам будет неинтересно, тогда распорядитесь этой тетрадью на свое усмотрение или выбросьте. В любом случае, мне ее передавать некому, у меня нет детей и родных. Я сам нахожусь в довольно преклонном возрасте и вряд ли этим смогу воспользоваться. Я приношу извинения, если сделал что-то неправильно, но у меня не поднялась рука это уничтожить, так как эта тетрадь, пожалуй, единственное, что осталось от моих предков, а я стал в последнее время сентиментален. Еще раз прошу прощения. С уважением и до свидания, Орлов Савелий Михайлович».
Начало рукописного текста было особенно потерто и попорчено тленом. Я сама догадалась, разбирая написанное, что человек, писавший в этой ветхой тетради, волей судьбы попал в Истамбул, и, судя по дате, это был 1907 год. Автор в тетради записывал различные моменты своего путешествия, а также мысли и рассуждения. Многое из того, что он писал, было не совсем понятно и даже слегка раздражало меня, как мне сперва казалось, пустыми и ненужными комментариями. Но постепенно написанное стало меня увлекать, а события и факты стали складываться в определенную картину, из которой становилось ясно, что молодой человек, писавший этот дневник, был далеко не бедного и даже весьма известного рода и имел отличную возможность не отказывать себе в путешествиях туда, где бы он хотел быть. Он сравнивал в своих записях поездки во Францию и Германию с последним своим приездом в Истамбул. Из его повествования стало известно, что путешествовал он не один, а со своим приятелем, примерно одного с ним возраста.
Приятно и интересно было читать в дневнике о его душевном томлении и, видимо, искренней и чистой любви к некой девице, которую он нежно называл Лизонькой, душенькой и ангелом. Было совершенно ясно, что хозяин дневника был безнадежно влюблен, без всякой надежды на брак, так как он, раз за разом, возвращался к страданиям того дня, когда ему отказали в просьбе руки этой девицы. Я не стану здесь рассказывать о том, что не касается напрямую темы, из-за которой я хотела посвятить вас в эту давно прошедшую историю. Скажу лишь, что из этих записок я уяснила, что сватовство нашего героя закончилось, судя по его стенаниям, весьма неудачно, и, получив отказ, он, либо по желанию своих родителей, либо так решив сам, пустился в очень долгое путешествие, чтобы скорее забыть ту, которую он любил. Теперь ближе к главному. Он записал в дневнике, что по приезде в Турцию, в Истамбул, они с приятелем сняли жилье и стали знакомиться с древним городом. В записях было подробно описано, что сам город показался ему ужасным и негостеприимным. Воздух был насквозь пропитан терпким запахом различных приправ. Стояла ужасающе изнурительная жара, и все время нестерпимо хотелось пить. Проводник, которого они наняли, все время выклянчивал у них на что-нибудь деньги и пил за их счет ароматный горячий чай. И когда молодые путешественники раздраженно заявили своему гиду, что он им ничего интересного не показал, тот неожиданно предложил им побывать у прославленного предсказателя.
Дом, куда они пришли, был, как и все другие дома, каменный, с маленькими оконцами, довольно неряшливый и неухоженный. Вот как описывает этот визит автор старинной тетради: «Хозяин Али Халабад был маленького роста, худощавый, с узкими плечами и седой бородой. Когда наш переводчик поприветствовал его от нашего имени, он едва кивнул в ответ головой, и мне показалось, что его недобрый взгляд пронизывает меня насквозь. Когда мы уселись по правую сторону от него, нам подали чай и предложили кальян, от которого я категорически отказался: „Еще не хватало, чтобы нам замутили наш разум опиумом и обокрали“. Как только я это подумал, Али Халабад что-то сказал нашему гиду на своем языке, и тот перевел мне дословно все то, о чем я только что думал. Теперь я стал соображать, чтобы мне такого спросить у ясновидца, и решил, что нужно узнать о Лизе, мысли о которой меня так и не покидали. Я еще даже не открыл рта, как наш переводчик перевел нам то, что сказал Али Халабад, и я опять услышал то, о чем я только что рассуждал. Далее прорицатель говорил: „Женщина, из-за которой ты покинул Россию, слишком далеко. На этом свете ты уже ее не увидишь, если только я тебе в этом не помогу!“ Сказанное им мне ужасно не понравилось, ведь я по-прежнему страстно любил Лизу. Боль и обида моя вырвались наружу. С возмущенным видом, повернув лицо к товарищу, я заявил, что перед нами обычный шарлатан, а про Лизу он мог узнать от проводника, который наверняка уже успел полазить в моем дневнике, который я повсюду таскал за собой. В конце концов, мы могли быть в клозете, а он в это время оставался с саквояжем, а в нем-то и была моя тетрадь! Скорчив обиженную мину, наш проводник передал Али то, что я говорил. И тогда он поднялся с места и, злобно вращая глазами, стал яростно что-то говорить гиду, показывая грязным пальцем на низкую дверь.
Наш гид торопливо, под действием настроения возмущенного прорицателя, затараторил: „Славный Али Халабад, из великого рода предсказателей, прежде чем тебя выгнать из своего дома, хочет дать тебе урок. Ты сам сейчас своими глазами увидишь, как велико его искусство и как низок твой разум, если ты не понял, кто перед тобой! Иди в эту дверь, и там ты увидишь истину“. Мой товарищ схватил меня за плечо, пытаясь меня остановить, но я уже закусил удила и, оттолкнув его руку, пригнувшись, вошел в низкую дверь.
Али Халабад задернул за моей спиной тяжелую штору, и я услышал, как он три раза произнес какие-то гортанные слова на своем языке. В комнате, в которой я оказался, был полумрак, но прямо напротив меня была дверь, из-за которой струился голубоватый мягкий свет. Я заглянул в нее, а затем вошел. Из этой комнаты с трех сторон были еще три двери. Я двинулся вперед, переходя из одной комнаты в другую. Все комнаты, в которые я входил, были абсолютно разные по своему масштабу и стилю. Некоторые комнаты были настолько огромными, что напоминали залы дворца. На затянутых гобеленом стенах висели картины и зеркала в золотых рамах.
Каменные фонтаны разбрызгивали искрящиеся нити воды. По периметру стояли необыкновенно красивые кресла, над которыми висели изумительные подсвечники, усыпанные сверкающим хрусталем. В комнатах прохаживались люди, совершенно не обращавшие на меня внимания, как будто они меня не видели. Я же в тот момент, наоборот, все подмечал, все видел, но почему-то не удивлялся разнообразию происходящего и толпам снующих всюду людей. Сами люди, будто на карнавале, были разодеты в абсолютно разные одежды. Одни из них были в хитонах и обручах на головах, другие – в современных европейских нарядах. Были и такие, которые явно имели крестьянское происхождение, в сарафанах, платках и лаптях на босу ногу. Венецианские вельможи поражали своими платьями и костюмами из бархата и беретами, на которых покачивались страусиные перья. Громыхая металлом, прошла группа мужчин в доспехах, с копьями, держа в ножнах вычурные сабли. В каждой комнате было что-то новое, а комнат было настолько много, что у меня закружилась голова.
Неожиданно я заметил впереди себя знакомую фигурку. Она двигалась не спеша, как будто бы ждала кого-то, кто должен был ее догнать. Я жадно, не отрываясь, глядел на это видение и на минуту усомнился в свидетельстве своих глаз. Лиза будто бы почувствовала мой взгляд, резко обернулась, приостановилась и по своей милой привычке, которую я так хорошо помнил и знал, подняла свою ручку в белой перчатке к губам, будто собираясь что-то сказать, но не решаясь. На какой-то миг наши взоры встретились. Я глядел на нее с обычным обожанием и восторгом, а ее глаза были полны слез. Прибавив шагу и торопясь взять ее за руку, я стремительно шагнул к ней, но, как только я достиг того места, где она только что была, Лиза будто бы растворилась прямо на моих глазах. Только тогда, в тот самый момент, я вошел в разум: „Да может ли быть такое, ведь она в России, а я здесь!“ От ужаса я закричал: „Али, где ты есть, черт тебя возьми, я хочу выйти вон отсюда!“ В тот же момент я оказался в полутемной комнате с низенькой дверью. Хозяин дома отдернул занавеску, и меня ослепил свет.
С нами он больше почти не говорил и денег у нас не взял, но перед тем, как нам уйти, он передал через переводчика фразу: „Надеюсь, ты понял то, что я хотел тебе сказать. Ты молод и неучтив к старшим, твой товарищ заслуживает большего уважения, чем ты. Я с ним говорил, а с тобой говорить не желаю. А теперь я советую тебе еще раз заглянуть в ту же самую дверь“. И я заглянул. Комната была по-прежнему очень маленькой, низкой, в ней не было никаких других дверей. Как и каким образом я мог видеть множество комнат и роскошных залов, ведь в этой комнате не было даже окна!
Вечером, перед тем как мы улеглись спать, мой товарищ мне рассказал, что ему предсказал Али, пока я бродил по „лабиринту“. С его слов, в 1917 году в России должен произойти переворот. Царя сменит другая правящая власть, а управлять страной будет маленький лысый человек. По словам Али, спустя три года после падения монарха, в 1920 году, должен будет умереть Зиновий, то есть мой товарищ, с которым я ездил в Истамбул. Мне же он напророчил долгую жизнь, детей и внуков, которых я впоследствии переживу. Про Россию он говорил много ужасного, и мы тогда с Зиновием в это не поверили. Но в 1917 году действительно была совершена революция, а в 1920 году умер мой незабвенный друг».
Дальше в дневнике были различные рассуждения личного характера. Автор также написал, что, вернувшись из Истамбула домой, в Россию, ему было сообщено, что почти сразу же после его отъезда за границу Лизонька заболела скоротечной чахоткой и умерла. Он предполагал, что в том «лабиринте» старого колдуна Али ему, не без помощи последнего, встретилась уже к тому времени мертвая Лиза, или, вернее сказать, ее дух. При этом он писал: «До сих пор я хорошо помню, как в золоченых залах бесконечного лабиринта блуждающие тени живых и мертвых душ облекались в образы, которые я ясно и четко видел!»
Когда я почти дочитала истлевшую тетрадь, у меня было странное чувство, как будто бы это я сама ходила по бесконечному лабиринту старого колдуна, который в ответ на неуважение и невежество таким образом дал урок нашему соплеменнику, так давно жившему на земле, имя которого не было написано в пожелтевшей от времени тетради.

Если в доме появилась нечистая сила
Из письма:
«Только не подумайте, что пишет Вам ненормальный человек, и, пожалуйста, дочитайте мое письмо, а там решайте, как хотите, но я все-таки надеюсь, что Вы ответите и дадите совет.
Случилось это в 1999 году, по телевидению шла передача, а мы (наша семья и друзья) как раз сидели за столом и отмечали день рождения моего мужа. Ведущая программы что-то говорила о том, что год этот среди верующих людей считается непростым, ведь в его числе есть число дьявола, если посмотреть через зеркало. Подруга моя очень заинтересованно слушала, а поскольку я не верила в приметы, то так и сказала: „Только глупые люди верят во всякую чушь, где ваш Бог? Где ваш сатана? Где черти? Если они есть, то пусть явятся прямо сейчас, и тогда хотя бы за столом нас будет побольше, а то я мяса сколько нажарила, пирог испекла, а Лукьяновы и Пахомовы, видите ли, не пришли, вот пусть черти хотя бы придут“.
И давай дурашливо их звать, да так громко – и к дверям, и к окну подошла, я тогда уже немного выпила, и мне покуражиться захотелось. Подруга моя аж руками замахала: „Зачем, замолчи, так нельзя! Назовешь сюда, а потом не выведешь ничем, вон мой отчим всегда чертей поминал в разговоре, так в доме у них никогда не было счастья, а потом и сам задавился!“
Ее слова меня только подогрели, я тогда как одурела, говорю: „Ну, где они, что-то я их не вижу?“ – и опять давай чертей звать.
Когда гости ушли, я настолько устала, да еще и выпила, что легла спать, не помыв посуду. Ночью мне снился сон, будто в мой дом переезжает большая семья – взрослые и дети, да так их много. Все они топают каблуками и расселяются кто по углам, кто в кладовке, кто на балконе. Я возмутилась во сне: „Снимите сейчас же каблуки, вы так топаете, что сейчас соседи по трубам будут стучать!“ А одна гостья повернулась и приподняла подол, а там копыта на лохматых ногах. „Я не могу этого снять!“ – сказала она, и я проснулась.
Лежу и думаю: это я вчера дурачилась, чертей звала, вот они мне и приснились. В обед началось в моей квартире что-то ужасное: то в одной комнате стук и бряк, то в другой, а я ведь была дома одна. Зайду в комнату, посмотрю – пусто. Уйду – снова будто кто-то бегает и стучит, и так постоянно. Все ломается, все разбивается. Один телевизор купили – сгорел, другой купили – он тоже сгорел. Холодильник не работает, что бы ни делал мастер. Он даже сказал: „Да продайте вы его, не надоело вам возить его к нам в мастерскую?“ Купили новый, а он тоже через три дня перестал работать. Постоянно затапливаем соседей, они на нас в суд подавали, но мы же не алкаши, и дети уже не маленькие. Воду мы за собой закрываем, а когда домой с работы возвращаемся, то на полу лужи! Узнав про наши беды, моя подруга посоветовала пригласить священника или знахарку. Но и после освящения квартиры толку не было, все равно все так же кто-то брякает, стучит и скребется. А мне кажется, что стало даже больше. Знахарку позвали, она зафукала, говорит, что не может находиться в нашей квартире, что на каждом метре нашего жилья сидит по сатане. Мы не можем ни продать, ни обменять жилье. Все переругались, сын стал пить, бузить, а муж ушел к молодой. Вот сижу я и трясусь от страха. Случайно услышала о Вас, теперь у меня есть Ваша книга, я ее прочла и сразу Вам пишу, попросить помощи и совета. Очень на Вас надеюсь! Хочу также поблагодарить Вас за книгу, как только где увижу продолжение, буду брать. Воистину люди говорят: пока петух не клюнул – это про меня».
Когда в доме непорядок, читается старинная молитва. Она без перевода на современный язык, так как бабушка сказала что эту, как и некоторые другие, следует читать так, как она написана.
Господи Боже спасения нашего, Сыне Боже живого, на херувимах носимый, превыше всякого начала, власти, силы и господства; Ты еси великий и страшный над всеми сущими окрест Тебе.
Ты еси, поставимый небо, яко камору.
Ты еси, сотворивый землю в крепости Твоей, исправивый вселенную в премудрости Твоей, трясый поднебесную от основания столпы же ея неподвижены; глаголай солнцу, не воссияет, звезды же запечатлеяй; запрещаяй моею и иссушаяй морю, иссушаяй его; его же ярости тает начало и власти, и камни сотрясошися от Тебя.
Врата медные стерл еси и верия железныя сломил еси; крепкого связал еси и сосуды его раздрал и мучителя Крестом Твоим низложил еси, и змия удицею вочеловечения Твоего привлек еси и узами мрака в тартаре посадив, связал еси.
Сам убо, Господи, утвердения, на Тя, Господи, надежду возлагающих, крепкое стено на Тя уповающе; отступити сотвори, отжени и в бегство претвори всяко диавольское действо и всякое сатанинское нахождение, всяк навет супротивный и надлежащия силы от крова сего и от обдержимых от него, и от обходящих пред ним, знамением страшные на демонов победы Креста Твоего носящих и призывающих имя Твое благое; ей Господи, легион бесов отгнавый и глухому и немому, демону и нечистому духу удержавшемуся от человека изыти и исходу невозвратному быти, повелевый; все ополчение врагов невидимых наших потребивый, верныя же и познавшия тебе умудривый, се даю вам власт еже попрати верху змиев и скорпиев и на всю силу вражию.
Сам Владыко, высший всякого вреда и искушения, вся сущая в дому сем сохрани и, избавляя их от страха нощнаго и стрелы летящия, во дни от вещи во тьме преходящия, от страща и демона полуденнаго, до твоей раби, твоя рабыни и младенцы нуждающиеся, помощи и ангельским силам воинством храними, яко един все во единомыслии: «Господь мне помощник, не убоюся, что мне сотворит человек и паки не убоюся зла, яко Ты со мною еси, яко Ты еси Боже, утверждение мое, крепкий обладатель и князь мира, отец будущаго века, и царство Твое, и царство вечное, и Тебе единаго есть царство и сила, и слава со Отцем и Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь».
После этого делают три поклона до земли, крестятся и заканчивают отчитку:
Господи, помози, Господи благослови! Сие слово не я речу, а глаголе Господь: от Духа Святаго причастника Христово, Спасова рука, Богородицын замок, Ангел мой, Сохранитель мой! Сохрани мою душу, укрепи мое сердце, враг сатана, откачнись от меня. Есть у меня три святые листа, писаны Марком, Лукой и Никитой Великомучеником; за грехи душу мучить, за меня Господа Бога молить и в час тяжкий меня защитить. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Ныне, присно, во веки веков. Аминь.
Читать эту молитву нужно не торопясь, душевно, не запинаясь и не отвлекаясь. Не было еще случаев, чтобы сия святая молитва не извергла бы из обители людской лукавого. После отчитки этой молитвой в доме воцаряется покой, перестают шуметь невидимые и непрошеные гости. Никогда не следует упоминать и звать в дом свой слуг сатаны¸ если вы не знаете, как можно от них отвязаться.

Заклинание на изгнание бесов
Если человек не читает молитв, не имеет в доме креста и икон, то это благодатное поле для взращивания и заселения бесов. Бесы также идут в того, кто их часто поминает (чертыхается), кто говорит крамолу против святых сил и сомневается в том, есть Бог или нет.
Спросите в монастырях тех, кто читает отчитки против бесов, и эти священники подтвердят то, что очень много одержимых людей, то есть тех, в кого вошел и вселился бес. В обычной жизни эти люди мало чем отличаются от других людей, если только тем, что они агрессивны до невозможности и злоба их так и прет из их глаз и рта. Каждое их действие продиктовано ненавистью. Они не умеют прощать, жить в мире, а их язык с удовольствием извергает мат! Эти люди успокаиваются лишь тогда, когда доведут до слез, у них сразу же появляется довольное, чуть ли не сытое выражение лица, как у наевшихся вампиров. Обычно людям, одержимым бесами, становится настолько плохо в храме, что они падают на пол, скребут ногтями пол, а изо рта у них идет пена или вырывается громкий крик. Уговорить пойти и помолиться в церковь таких людей практически невозможно. Надо ли говорить о том, насколько тяжело семье, в которой живет одержимый бесами человек.
Сегодня я научу вас специальной отчитке, которую читают над бесноватым человеком дома, например, когда он спит. Приготовьте заранее святую воду и ладан для того, чтобы сбрызнуть больного, если он вдруг начнет биться или кричать. Вот эта старинная отчитка:
Да поможет мне в моленье моем Господь, да отбегут от сего дома и от места сего все нечистые силы. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Боже Вечный, избави от пленения диавола, изми раба Твоего (имя) от всяких действ нечистых духов и слуг сатаны, да отступятся оне от души и тела раба (имя). Аминь.
Проклинаю и изгоняю всю бесовскую силу именем Бога Вечного и Живого, Иисуса Христа:
1. Калу
2. Сапуса
3. Мараса
4. Луку Малабуйского
5. Князя Ехорда
6. Варназула
7. Чиндина Седьмого
8. Табайгу
9. Байгу
10. Исваила
11. Бадзу
12. Хату
13. Ихату
14. Саласу
15. Гайда черного, злого
16. Капусила и всю его силу
17. Проклинаю Юджу и его жену
18. Саха, Ваха, двух братьев
19. Кусея, сестру Ваха и Саха
20. Бааса-батюшку, дымного беса
21. Пантексофа блудного
22. Ехиду, ссорящего людей
23. Лярву, его сестру
24. Сафухата, их Отца.
Проклинаю и прогоняю: злобея злобного и его бесов злых:
25. Марява ночного, поганого
26. Драгула полуночного
27. Ссысору, хульного беса
28. Насиму из лесов
29. Гридня ехидного
30. Тотеака
31. Натиму, годовика
32. Жужуба
33. Еследку коварную и ужасную
34. Кривдавару, лгуна, советчика бесовского
35. Усладу блудливую
36. Воровату, подстрекателя воровства
37. Табуду, духа обжорства
38. Гузинака
39. Акирила
40. Мусьму, злыдня
41. Асмодея, беса лукавого
42. Веренью соблазливую
43. Рабида, смутьяна спокойствия
44. Аспидида, доносчика
45. Фуку и Мара
46. Изуита страшного
47. Суматха беспощадного
48. Зуму
49. Фатму
50. Агояка
51. Сумара кровожадного
52. Локтею поганую
53. Макмить сварливую
54. Нау, что наушничает властям на людей
55. Вардалака беззаконного
56. Яху, совратительницу и обольстительницу
57. Елида неверного
Прогоняю и всех бесов и в ад отправляю:
58. Юду, разжигательницу похоти
59. Сарифа, духа алчности
60. Хуллу, учителя лжи
61. Вердморя огненного
62. Миргана, много видящего
63. Игнатею, вводящую в болезни
64. Сухею, умертвляющую людей сухотой
65. Верила, толкающего к беззаконию
66. Мамона, пристающего к безвинным душам
67. Кривелу, давящую младенцев некрещеных
68. Кимулку, ворующую сон в ночи
69. Сусанну, толкающую к винопитию и разгулу
70. Иремию
71. Кимаму
72. Соока, рыцаря тьмы и убийств в ночи
73. Хироса, полководца 13-го легиона
74. Адималаша, толкающего в петлю людей
75. Ириду, его жену, изводящую жен ревностью
76. Сагмара, который подбивает людей на ложь
77. Дарвана, бессменного советника сатаны
78. Угуша, брата его
79. Хироса, толкающего женщин на убийство детей.
80. Азрата и его брата-близнеца Азрата Второго
81. Бикраса многоголосого, что кричит в человеке
82. Алу-Алу, толкающего на легкомыслие
83. Моргану и Асиль, двух сестер зла
84. Мергулку, носящего знамя бесов
85. Затеяната, разжигающего войны в семье
86. Испидда вездесущего, толкающего людей на пороки
87. Автимана безжалостного, беспощадного
88. Верея, стражника ада
89. Буздака, толкающего на неверность жен
90. Глядаку, смотрителя адовых дел
91. Пирму, убивающего во сне
92. Бризида, в храме кричащего в человеке
93. Хосса, чей голос слышит в себе человек
94. Гадигу, ненавидящую церковь и иконы ее
95. Падучую, заставляющую падать в храме
96. Радзею, радующуюся людским бедам, и всю дьявольскую силу вынимаю, прогоняю и проклинаю. Всех, кого назвала и кого не смогла. Аминь. Аминь. Аминь. Господи, на все воля Твоя, но да услышь Ты это слово, и да увидишь Ты сию болезнь, созданную бесовской силой. Господь врачеватель, изгони сатанинских слуг из этого тела, созданного по Твоему образу и подобию! Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Чудны дела Твои, Господи!
На протяжении всех веков люди все время пытались разгадать или хотя бы осознать и понять, как и почему на первый взгляд обычный набор слов, стоящих в определенном порядке, являет собой нечто особенное, чудотворное, например целительную молитву, заговор или заклинание. Как действует этот порой складный как стих, а порой речитативный набор фраз и почему он имеет такую могущественную силу? И что бы кто ни говорил, могущество заговорного слова безгранично: оно может излечить смертельно больного или, наоборот, заставить заболеть и умереть в расцвете сил. Может управлять стихией – вызывать громы, бурю, град и дождь. Заставить прийти врага покориться, разжечь любовь или погасить. Даровать счастье, высокое положение и богатство или обанкротить, лишить всего ценного и любимого. Пробуждать в сердцах судей и чиновников милосердие или, наоборот, вызывать в их умах и сердцах злобу и ожесточение против тех, кто был упомянут в священном наборе слов, именуемых заговорами и молитвами. А сколько людей было сохранено в смертельных боях, на полях брани молитвой, которую воин носил на себе! Не сосчитать сохраненные поколения благодаря шепотку, сказанному в спину идущих на войну. Люди, обладающие магическим словом, по сути всегда имели неограниченную власть, и, конечно же, этих людей не только уважали, но и боялись. Боялась главенствующая, правящая верхушка стран и государств (вдруг изведут?), боялась власть церковная (вдруг люди пойдут за помощью к ним, а не к нам?), и мало кто из этих людей пытался до конца разобраться, откуда взялась эта тайная великая сила у обычных людей, по большей части крестьян. Любой знающий человек знает нерушимые истины и догматы церкви, они гласят: «Без Бога не до порога», «Если Господь чего не захочет, то никогда этого не будет», «Без позволения Бога ни один волос с головы не упадет» и т. д. Эта ли истина не подтверждает того, что люди, знающие высокосильные заговоры и молитвы, идут от определенного, необычного и чем-то угодившего Богу рода. Разве обычный человек может из ниоткуда знать, как прекратить грозу или, наоборот, вызвать в засуху дождь? Как вылечить одними словами тех, от кого отказались врачи? И наконец, как переместить человека в тело кошки, свиньи, осла и даже в неодушевленный предмет – в колесо. Вряд ли сейчас, в современном мире кому-то нужно меняться телами, подобное хоть и было, но очень и очень давно, а вот многое другое, оставленное, как насущный хлеб, нужно сейчас и будет нужно всегда.
Пессимисты и те, кто считает себя ультрасовременными людьми, слыша подобные слова, наверняка криво улыбнутся – мол, чушь, такого не может быть, но я все же позволю себе заметить: подумайте сами, если бы каких-нибудь сорок лет назад кто-то сказал нашим старшим поколениям, что у людей появится в кармане маленькая пластмассовая коробочка (сотовый телефон) и они смогут в любой момент из любого места разговаривать с людьми, которые за океаном, то это тоже бы показалось нереальным: «Как? Телефон и без проводов?» Наши прабабки не знали слова «телевизор» и в жизни бы не поверили, что будет у их правнуков ящик, в котором станут двигаться, смеяться и петь живые люди, а уж прабабки, те и вовсе пользовались свечой и лучиной вместо электричества. Так что, если учитывать все это, то, поразмыслив, можно согласиться, что все, что на первый взгляд кажется нереальным – телефон беспроводной, телевизор, космический корабль, телекинез, так же как и трансформация в иное тело, – все абсолютно возможно, особенно тогда, когда слово может творить чудеса.
В Кельтской епархии, в одной из комнат старинного архива на протяжении многих веков хранятся удивительные истории. Вряд ли их кто-то выдумал, ведь тогда подобные факты разбирались специальным судом и о расследовании происшедшего тщательно записывали специально обученные этому люди. Вот, например, одно из подобных дел, которое в свое время весьма поразило и устрашило тех, кто разбирал этот необычный, странный случай.
Произошло это в 1612 году в Кипрском королевстве, в городе Саламесе. Одна женщина, некая Сусанна Шпеер, продала корзину куриных яиц молодому иностранному матросу, который отвечал на кухне корабля за провизию. Пока он бегал по базару и покупал продукты, то сильно проголодался и, не доходя да берега, разбил и выпил одно яйцо, чтобы немного подкрепиться. Спустя некоторое время молодой человек почувствовал, что у него немеет язык и нёбо, что он теряет дар речи, в голове пропали мысли и он плохо осознает, куда и зачем идет. Казалось, что плетется он к кораблю инстинктивно.
Когда же он попробовал взойти на корабль, матросы неожиданно стали махать на него палками и гнать его с трапа, при этом громко крича: «Надо же, осел решил поплавать! Пошла вон, скотина, ты что, решил путешествовать?!»
И тут только юноша увидел вместо своих ног лохматые ноги осла. Парень понял, что его околдовала продавщица яиц. Сознание хоть и вяло, но работало у него, и он поплелся к тому месту, где купил яйца, надеясь, что с него все же снимут колдовство. Вместо этого его принудили работать на хозяйском подворье.
Интересно, что все окружавшие его люди принимали его за осла, но ведьмы – товарки его хозяйки – признавали в нем человека и всегда разговаривали с ним. Все их слова он понимал, но вот ответить не мог. Так продолжалось целых три года, пока хозяйка не подарила его своей снохе. Сноха, зная, что он молодой парень, целовала его в морду и показывала грудь. Она дразнила его, резвясь, а он ее ненавидел. Однажды новая хозяйка, сидя у очага, пила из кружки вино и как обычно разговаривала с ним:
«Посмотреть бы на тебя, что ты за любовник? Хочешь, я ненадолго превращу тебя в мужика? Хочешь? – хохотала она. И чем больше она пила вина, тем становилась болтливее. Она сама себя разжигала на страсть болтовней и в конце концов, решившись, схватила с полки большую книгу. Найдя нужную страницу, женщина стала произносить заклинания, и парень, ощутив тряску и боль во всем теле, наконец-то принял прежний вид!
Ему было трудно стоять на двух ногах, его все время тянуло встать на четвереньки. Когда он наконец обрел равновесие, ведунья бросилась ему на грудь и начала целовать. Понимая, что это, возможно, его единственный шанс, парень схватил стул и ударил ее по голове. Убедившись, что она мертва, он, одевшись в одежду ее мужа, умылся, пошел и сдался властям.
Было проведено тщательное расследование, опросили моряков с его корабля, которые уже решили, что парень погиб, так как он в тот день не вернулся на корабль. Вспомнили они и о том происшествии, когда чей-то осел пытался подняться по трапу на их корабль.
Все рассказанное было тщательно записано и, как мы видим, сохранено, иначе бы мы никогда не узнали эту историю.
Итак, случай этот еще раз подтверждает, что в мире Божьем все удивительно и из-за, казалось бы, обычных слов заговора и заклинаний происходят необычные чудеса. Впрочем, как я уже сказала, на все Божья воля!

Детство Иисуса
Так уж получилось, что про Господа нашего, о Его детстве, почти нет никаких записей ни в Евангелии, ни в Библии. На всех иконах мы видим нашего Бога в младенческом возрасте, сидящим на руках Его Матушки Пресвятой Богородицы. Фактически нет изображений, где бы Господь пребывал в одиночестве в ранней юности. В основном, каждый из нас знает об Иисусе Христе то, что Он был распят на Кресте, отдав через муку Свою, за наше спасение Свою жизнь в возрасте тридцати трех лет. Знаем мы и о том, что Иисус воскрес из мертвых, вознесся на небо и стал Царем неба и земли. Все четыре Евангелия, так же, как и Библия, очень лаконичны и скупы на подробности детства и отрочества Христа, словно для писавших было гораздо важнее отслеживать в хронологическом порядке только самое главное и самое ценное для религии. Вряд ли думали святые евангелисты, когда писали летопись славы и подвига Бога, что спустя много веков верующие люди захотят всем сердцем подробнее узнать о том, как рос маленький Иисус, в чем находил радость бытия и как начинался Его земной путь к великой, бессмертной славе. Мне посчастливилось прочесть много старинных книг, в которых сохранились рассказы тех далеких времен, и у меня есть любимая мною икона, на которой изображен Господь в возрасте пяти лет, стоящий один, без своей мамы.
Для тех, кто истинно любит нашего Бога, и для тех, кому интересно знать подробности Его ранней жизни, я с величайшим удовольствием расскажу то, что мне рассказывала моя бабушка, и то, о чем я читала в старинных книгах нашего рода.
Из всего прочитанного и услышанного от бабушки я поняла одно, что евангелисты не рассказывают о Христе до Его тридцатилетия по той причине, что все предыдущие годы Его жизни были совершенно будничные и обыкновенные, ведь Иисус (и это не нужно забывать) жил в очень бедной по тем временам семье. Его названый отец Иосиф был плотником, и потому никак не могло быть, чтобы его сын (Иисус) не занялся плотницким ремеслом, помогая ему в работе. Кроме домашнего рутинного труда, которого было из-за большой семьи предостаточно (детей у Иосифа от первого брака было пять душ), Иисус учился в тогдашней школе и, конечно же, как и все дети того времени, Он изучал кроме других предметов и Ветхий Завет.
Семья Иисуса жила не в Иерусалиме, а в маленьком Назарете, куда почти не проникала новизна жизни, где не было особой радости, чистоты и каких-либо мирских развлечений. Жителей Назарета нельзя было назвать зажиточными, они не имели состояния, и многие из них нищенствовали, более же богатые жили ближе к Иерусалиму или в нем самом. Мы можем лишь представить себе эти грязные узкие переулки, с небольшими домишками, с небогатыми людьми, у которых далеко не у всех имелись ослы для поездки на базар. Где-то, среди всех этих людей, среди детей маленького Назарета бегал босиком по узким улочкам будущий Царь всей нашей жизни, наш Бог, наш Спаситель Иисус Христос.
Сохранились записи со слов знавших с младенчества Христа, в которых говорилось, что, еще будучи маленьким, Он любил слушать предания о пророках, читать псалмы, поэтические страницы Библии и духовные песни и гимны тех времен.
Из старинных книг явственно заметно, что Иисус был очень одарен и совершенным образом выделялся из толпы своих сверстников. Не имея какого-то особого образования, Он умел излагать свои мысли просто и ясно, а главное, так, что все, кто мог слышать Его речь, поддавались изумительному красноречию Иисуса. Красота Его слов и фраз невольно внушала к Нему уважение даже у глубоких старцев. Естественно, никто тогда не мог и подумать, что с ними говорит их будущий Бог, но, как видно из многих летописей, Самому Иисусу это было известно. Находились и такие, кого выводило из себя то, что Он говорил. Завидуя красоте Его мысли, чистоте понятия смысла жизни, необычайной одаренности, Иисус вызывал по отношению к себе в таких случаях насмешки и издевательства, ведь рядом были грубые из-за тяжкой жизни люди и малообразованные сверстники. Слушая Его, они высмеивали Иисуса, подчеркивая то, что сын какого-то плотника ведет себя как не от мира сего. Об этом даже свидетельствует запись в Библии и именно то, что на эти насмешки говорил Господь:
«Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем» (Мф. 13: 54—57). Другими словами, везде возможен пророк, но в своем отечестве и даже в своем доме в этого пророка не верят. Святой Лука, например, об этом же случае говорил, что соотечественники Иисуса изгоняли Его из Назарета, говоря позорные слова и швыряя в Него камни в знак своего возмущения, что Он жил среди них, рос наравне с их детьми и вдруг возомнил себя пророком!
Можно только представить себе, что тогда пережил кроткий и всех любящий Христос. Из старинных книг известно, что в своей семье плотник Иосиф хотел бы прежде всего видеть в своем сыне помощника, чтобы прокормить большую семью, и он тоже не раз выказывал свое неудовольствие в адрес Христа. Повторю еще раз о том, что Самому Иисусу было уже известно Его предназначение и то, кем Он должен был со временем стать.
Так, например, очень ясно об этом говорит случай, описанный опять же святым Лукой в Евангелии. По заведенному обычаю того времени, родители с детьми (Иосиф, Мария и все дети, включая Иису са) отправились в Иерусалим на молебен, после которого планировалось посетить местный базар и там купить в честь святого праздника некоторые обновы и праздничной еды на собранные трудом Иосифа деньги. Для всех детей подобное путешествие было редким развлечением, ведь добираться до города нужно было, преодолев сто шестьдесят пять километров, учитывая, что не везде была хорошая караванная дорога и большую часть пути нужно было пройти горными тропами и пустынными местами. Весь путь занимал не менее трех дней, и потому к нему всегда тщательно готовились, собирая в дорогу некоторую утварь для приготовления пищи в пути, домотканые одеяла, прочую одежду для переодевания в Иерусалиме на более чистую и не столь нищую, ведь город Иерусалим считался городом зажиточных граждан и по святым праздникам в него съезжалось огромное количество людей из дальних городов и сел. Площади Иерусалима заполнялись до отказа паломниками и теми, кто приезжал прикупить товар, чтобы затем уже перепродать его подороже в провинциальном городке или дальнем селе.
Красота храмов и дворцов богатеев, блеск парчовых халатов людей высшего общества, разноголосый хор молящихся и торгующих – все это превращало Иерусалим в сказочный, непривычный для бедных людей мир. Это завораживало и возбуждало воображение и несказанно поднимало настроение в ожидании чудес, редких подарков и лакомств. Этого же ждала от Иерусалима и семья Иисуса.
А теперь представьте – толпы людей, говорящих на разных языках и принадлежащих к разным сословиям, двигаются со всех сторон в одном направлении, по не очень широким улицам города. Выглядит это как движение праздничной демонстрации, причем кто-то едет на ослах, кто-то на верблюдах, но большая часть толпы идет пешком. Со взрослыми людьми много детей разных возрастов. Дети, движимые любопытством, снуют туда-сюда, то и дело ускользая от родительских глаз, к тому же их постоянно невольно отодвигает толпа.
Двенадцатилетний Иисус на одной из улочек Иеру салима внезапно бесследно исчезает, и в какой это случилось момент, не мог вспомнить никто. Семья не в состоянии развернуться и следовать назад в поисках Иисуса, поскольку даже развернуться и пойти против течения толпы невозможно. Все продолжают двигаться вперед. Крики родителей Иисуса практически не слышны среди громко говорящей движущейся толпы. Наверняка Мать Мария была в отчаянии, что не сберегла и не углядела Сына, ведь в то время в подобных больших толпах погибало очень много людей.
По обычаю тех времен, для приезжающих богомольцев повсюду были организованы прямо во дворах храмов богослужения и собеседования раввинов с паломниками. Задавались различные – бытовые и религиозные – вопросы, и давался на них ответ. Чтобы раввин был для всех виден, верующие рассаживались полукругом прямо на землю, и длилось подобное часами. Именно в такой церковный двор и зашел в тот момент Иисус, отстав от своей семьи.
Маленькому Иисусу удалось протиснуться поближе к раввину, и Он стал внимательно слушать то, о чем говорил раввин. Вообще, к подобным религиозным встречам паломники относились чрезвычайно трепетно и с великим уважением. Задавались только самые важные вопросы, ведь каждый слушатель спрашивал раввина о самом наболевшем.
Иисус очень внимательно слушал и раввина, и всех, кто задавал ему вопросы, а затем и Сам стал спрашивать и отвечать. Поскольку Он сидел почти в центре собрания верующих и был рядом с раввином, то невольно Его вопросы и ответы привлекли к себе внимание собравшихся людей. Как описывали эту встречу свидетели из пришедших в этот храм людей, с первых же слов Иисуса всех необычайно потрясло и удивило то, что мальчик, которому было от силы двенадцать лет, мог так правильно понимать сложнейшие ситуации.
Говорил Он четко, ясно и с большим достоинством. Удивило и то, что Он отвечал на вопросы, на которые порой затруднялся ответить раввин. Пораженные этим слушатели перестали задавать вопросы раввину и адресовали их малолетнему ребенку, будто перед ними сидел мудрец.
Задавал свои вопросы Иисусу и сам раввин, не скрывая своего удивления Его богатыми знаниями по любым сложным вопросам. Столь необычное зрелище привлекло нарастающую толпу, и уже вскоре во дворе храма невозможно было протолкнуться. Люди, дивясь, шептались, что этот ребенок божественно умен и у Него большое будущее. Если учесть те далекие времена и безоговорочный авторитет раввинов (священнослужителей), то на фоне этой картины, когда все паломники внимали дитя, а не мудрому раввину, можно понять, насколько неординарен был тот день и речь Христа.
Как только родители Иисуса смогли развернуться и пройти обратно по пройденному пути, чтобы попытаться разыскать заплутавшего мальчика, они, проходя мимо двора храма, заполненного людьми, услышали, что вместо раввина ведет беседу с людьми ребенок из Назарета. Мария, услыхав это, сразу же материнским чутьем поняла, что этот ребенок Ее Сын.
Что Она тогда могла чувствовать, когда к Ее Сыну подошли три раввина и стали Его просить остаться хотя бы еще на один день, чтобы в их храм приходили новые паломники, ведь и в те далекие времена каждый из храмов дорожил привязанностью молящихся людей, и по-своему раввины старались привлекать к своему храму прихожан. Для семьи Иисуса была предложена отдельная комната для ночлега, с бесплатным питанием и подношением, ведь для храма чем больше паломников, тем больше дохода от прихожан.
Семья Иисуса расположилась в предоставленном жилище, и Мать Мария получила, наконец, возможность высказать Ему Свои переживания и тревоги по поводу Его исчезновения. Вот как об этом кратко и выразительно рассказывал евангелист святой Лука: «И, увидев Его (Сына), Матерь сказала Ему: Чадо! Что Ты сделал с нами? Отец Твой и Я с великою скорбью везде искали Тебя» (Лука 2:48). И что же Она услышала в ответ? «Зачем было искать Меня? Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» Обратите внимание: этой фразой маленький Иисус говорит, что Он уже ступил на стезю, отмеренную Ему Его Отцом. Он признает и дает понять Матери, что пора вспомнить Ей, кто Он и зачем пришел в этот мир!
Мария до этого момента скрывала от Своего Сына тайну Его рождения, видимо, считая, что делать это рано, и если будет на то воля Божья, то Он Сам сообщит Своему Сыну, кто Он есть. Услышанное в тот день из уст ребенка Богородица приняла как начало того, что должно исполниться по воле Божьей. Поняла, что Ее ребенок знает о Своем предназначении, ведь Он прямо сказал Ей, что Его истинный дом – храм, а истинный отец – Бог!
Некоторые богословы тех времен выражают свои сомнения, что, возможно, и Мария, и Иосиф в сутолоке повседневности, во всех трудностях жизни могли забыть об услышанном давно голосе Бога и ангелов Его, и этот ответ Иисуса во дворе храма напомнил им, кто есть на самом деле Иисус. Как понятно из многих летописей, именно после этого события родители Христа не позволяли другим детям задевать Его и отвлекать, когда Он читал молитвы и притчи о святых. Конечно же, Он так же по-прежнему помогал своим родителям в тяжелом быту, помогал Иосифу плотничать в поденной работе на людей. Он так же, как и все в семье, носил колодезную воду, сеял хлеб, убирал двор, но, как позже вспоминали люди, что бы Он ни делал, что бы ни говорил или просто молчал, всегда весь Его облик, лицо и выражение глаз заставляли слушающих и видящих Его испытывать при этом непонятный трепет в душе и невольное волнение. Его кроткий чистый взгляд, удивительный голос заставляли собеседника проникнуться к сказанному Им, не зря ведь после Его проповедей тысячи людей полностью меняли взгляд на свою жизнь, становились Его последователями и верными соратниками до конца своей жизни. Достаточно только вспомнить пример Андрея Первозванного, который, выслушав один раз Иисуса, оставил свою семью и все, что он имел, и пошел вслед за Господом, пребывая с ним до самого конца.

Благословение
Однажды к оптинскому иеросхимонаху пришла женщина, чтобы попросить у святого старца благословение на то, чтобы ей жить в одиночестве, молиться, поститься и спать на голых досках. Выслушав ее, старец ответил: «Знаешь ли ты, что лукавый не ест, не пьет и не спит, а все равно живет в бездне, потому как нет у него смирения? Покоряйся во всем и всегда воле Божьей – вот тебе и подвиг; смиряйся пред всеми; укоряй себя во всем, неси с благодарением болезни и скорби – это будет выше всяких подвигов!»
Можно исполнять посты и лежать на голых досках, но при этом жаловаться на боли в теле, скудную еду и несчастную жизнь, забыв, что главный подвиг во имя Бога – истинное терпение и смирение в любых бедах и испытаниях, всюду и везде!

Кто и как создает иконы
Мои дорогие читатели меня часто спрашивают: «Почему на иконах не указано имя того человека, кто ее написал, хотя бы с обратной стороны?» Начнем с того, что имя иконописца скрывается намеренно, так как икона не является светской картиной, она была и будет творением соборным.
Все храмовые иконы, во всей своей невиданной святости, не что иное, как Божественные Лики. Икона – вне времен, и она символ инобытия в нашем грешном мире. Мы глядим на иконы, а глазами икон на нас смотрит Божественный мир: Пресвятая Пречистая Богородица, Спаситель, Сын Божий Иисус Христос, а также все Святые Отцы.
Иконопись – не самовыражение, а служение и аскетическое делание. В литургической жизни Церкви икона, как и чтение молитв и псалмов, лишена внешних эмоций, все восприятие происходит внутри чтеца на духовном уровне. Так же и кисть иконописца бесстрастна, все высказывания ложатся на холст языком красок и определенных линий. Первые иконы были написаны с образа Матери Божьей Пресвятой Богородицы святым апостолом и евангелистом Лукой. Богородица позволила это по мольбам верующих, прежде чем Она покинула землю и соединилась со Своим Сыном – Царем неба и земли. В иконах мы почитаем того святого, который на ней изображен, обращая свои мысли к находящемуся на небе первообразу. Иконы освящены церковною молитвой и святой водой. Через них мы по воле Божьей получаем Его защиту, поддержку и исцеление. По церковному преданию, когда один живописец пытался написать портрет Иисуса Христа, ему это не удалось. Тогда Господь попросил принести Ему воды, умылся и отерся полотенцем, на котором просиял Его лик. Господь отдал свой лик на полотне живописцу и таким образом благословил первую икону, которая так и была названа «Спас нерукотворный». Иконы Иисуса Христа и Пресвятой Богородицы, а также иконы святых помогали и помогают тем, чье сердце наполнено любовью к Богу и кто с чистой и истинной верой просит помощи для себя и своих близких.

Платочек (быль)
Слово «быль» означает то, что когда-то было, а было это в Тульской губернии и очень давно. Люди тогда долго еще передавали из уст в уста эту необычную историю, и поэтому Некрасов записал услышанное в свою тетрадь.
Одного дворового парня управляющий имением отправил по делам своей барыни в соседнюю деревню. И чтобы покрасоваться перед соседом, мол, барыня живет крепко, хорошо, велел ему запрячь коня в новую, только что изготовленную телегу. Ехал парень сперва полем, а потом через лес и заблудился. Кругами ходит, а выхода не найдет. Темнеть стало, а письмо, которое он должен был доставить соседнему барину, все еще было при нем, значит, управляющий его выпорет за то, что он подвел свою барыню. А тут еще конь встал столбом и стоит, ни вперед, ни назад не идет. И так парень, и эдак, а конь стоит, с ноги на ноги переминается и ни шагу вперед. С отчаяния схватил парень плетку и давай бить по бокам коня, и тут конь как взбесился, сорвался с места и понес по лесу. Несется конь, а телегу подбрасывает на валежниках лесных так, что парень чуть не вылетел из телеги. Лежит он, обхватив руками телегу, а конь как угорелый бежит. Наконец он встал, бока ходуном ходят, пена падает наземь, глазами сверкает и мордой трясет. Слез парень с телеги, а все тело от такой тряски ноет, болит, и увидел он, что у телеги нет одного колеса. Тут уж совсем парень испугался и гнева барыни, и того, что без колеса ему никак не выйти из леса, телегу-то на трех колесах как тянуть? Сел парень на землю и зарыдал.
«Чего ревешь?» – услышал он рядом голос. Поднял голову и увидел старика. «Гляди, дедушка, без колеса остался, а наша матушка барыня, дай ей Бог здоровья, и так больно на нас, своих детей, сурова, третьего дня велела Акулину-птичницу до смерти засечь за то, что она не укараулила цыплят – кот барыни их осьм штук задавил!»
Смотрит дед, как юнец размазывает по щекам слезы, и молчит, а помолчав, сказал: «Будет тебе, парнишка, колесо. Тут давеча одна ведьма наказала одного мужика из соседней деревни за то, что он девку испортил, а девка с обидой да за помощью, известно куда, к ихней ведьме, не к барину же идти с такой жалобой, сраму не оберешься. Вот ведьма его и наказала. Ты только вот что, как вернешься в свою деревню, найди урочливую минутку, да и сыми с телеги то колесо, которое я тебе дам. Пусть потом ищут, куда оно делось, главное дело, ты уже будешь ни при чем». С этими словами дед повел за собою бедолагу, и тот увидел прислоненное к ели колесо. Колесо это было не старым и выглядело точь-в-точь как то, что он в лесу потерял. Приделав даденное колесо к телеге, сел парень в нее и поехал той дорогой, что ему указал старик. Колесо же, даденное дедом, он перевязал своим носовым платком, который ему подарила к святому празднику мать. Дед велел колесо пометить, а когда телега тронулась, то он ему вслед прокричал: «Гляди, не забудь колесо меченое с телеги снять!»
Выехав благополучно из леса, парень добрался до соседней деревни и отдал письмо своей барыни управляющему имением. Когда, наконец, он вернулся домой, то так сильно устал, что, попив квасу, сразу упал и уснул, начисто позабыв про треклятое колесо.
Утром его и других мужиков отправили на покос, и он опять не мог подойти к сараю и снять колесо. А когда работяги вернулись с покоса, им рассказали, что произошел странный случай. К телеге, на которой он ездил вчера, был привязан мертвый мужик. Мужика будто опознали, им оказался крепостной из соседней деревни. Барыня, конечно же, это дело уладила, но ее горничная Нюся потом говорила, что барыня никак не могла взять в толк, как и каким образом мог быть привязан к телеге этот мужик, да еще в том месте, где у телеги не было колеса? Управляющий же ее уверил в том, что Анисим, мол, вернулся на исправной телеге и на четырех колесах, а кто сотворил такое, он знать не знает. Все это постепенно улеглось, только парень наш еще долго переживал – вдруг прознают, что на покойнике был его платок, но об этом, к его счастью, никто не думал. Зато местные ведуньи шептались: «Акулина Акинишна, видать, приложила руки. Не иначе ее дело обнаружилось напоказ». Дело-то дело, да и с колеса не отпущенное тело погибло, и на том есть вина не только парня, но и духа лесного Лесовика!

Как колдунья работу дала чертям (быль)
Из письма Николаевой Надежды Александровны: «Уважаемая Наталья Ивановна, вот решила рассказать Вам то, что со мной было много лет назад. Рассказываю Вам чистую правду, да и кто же посмеет Вам соврать. Помню, собрались мы с подругами к одной доке (знахарке), к которой любили наши девчата бегать ворожить. Пошли мы, потому что узнали, что у этой нашей местной колдуньи был день рождения (мать моей подружки работала в сельсовете и обронила это при нас). В общем, купили мы с ней ирисок, а я еще прихватила мамкин новый платок, и пошли на именины. Нас никто не звал, мы сами пошли, надеясь в душе, что за это нам потом погадают. Пришли, дверь в хату открыта, в комнате никого нет, и вдруг с печи прямо в нас летит полено, чуть по плечу не задело, а потом второе. Мы завизжали и выскочили во двор. Глядим, а баба Нюра несет из сарая ведро с картошкой. Мы к ней с поздравлением – мол, с именинами, баба Нюра! Взяла она гостинцы, и вижу я, у нее щеки вспыхнули – приятно ей, что про нее не забыли. Говорит: „Пойдемте, девки, в хату, я вас напою чаем с бубликами, а потом погадаю, ведь вы этого хотели?“
Подружка моя Варя говорит: „Там, в хате у вас, кто-то в нас швырнул дровами, но мы никого не видели“. Знахарка всплеснула руками и говорит: „Ах, они, черти игручие, я им сейчас задам работы!“ И при этих словах вываливает из своих карманов наземь с полведра семечек тыквы, подсолнуха и гороха. Мы вылупили глаза на эту гору, не понимая, как из таких маленьких карманов она смогла достать полведра семечек, да еще и горох! А бабка ногой топнула и командует невидимым чертям: „Пока я чай пью, чтоб все убрали!“ После того как мы попили у нее чай и погадали, во дворе не было уже ни единой горошины, ни единой семечки. Верите или нет, у меня тогда мороз по коже пошел. А когда она нам с Варей гадала, то сказала: „Люди-то идут ко мне, в то время как им плохо, и не спрашивают, легко ли мне за них стоять на коленях. Все чего-то от меня хотят, а вот вы о моем дне рождения вспомнили. Знали бы вы, как сердечку это приятно, за это я вам сейчас скажу все про вашу жизнь“. И она нам действительно тогда сказала, кто из нас за кем выйдет замуж и за кого, сколько у нас будет деток и сколько мы лет проживем. Все ее слова сбылись, а я до сих пор помню, как с печки, на которой не было никого, в меня летели поленья».

Когда зеркало обличает вора
Из рассказа Ивашева Игната Ивановича: «Случилось это в 1939 году. Я и моя сестра-близнец поехали вместе со студентами в колхоз на осенние работы. Распределили нас на постой по избам, девушек с девушками, а парней с парнями. Я оказался в квартирантах у одной старушки, точно не помню, но, кажется, звали ее Пелагея. Бабка оказалась немногословной и не очень-то дружелюбной, да и кому понравится, если в его дом подселят незнакомых людей. Невольно чувствуя перед суровой хозяйкой вину, я после работы в поле старался ей чем-нибудь помочь: рубил дрова, таскал воду и даже подлатал крышу. Так прожили мы в ее доме полмесяца, и за это время хозяйка к нам попривыкла и подобрела. На постое у нее нас было четверо, и она каждый день нас кормила. По своему характеру я всегда был общительным и веселым и много рассказывал хозяйке о своей жизни. По вечерам к нам забегала моя сестра, и наша хозяйка ее тоже угощала: картошкой, свежеиспеченным хлебом, молоком и огурцами. Таня, моя сестра, иногда убиралась в нашей хате, и я чувствовал нежное отношение к нам хозяйки. Однажды сестра прибежала ко мне в слезах. Она рассказала, что соседка по комнате обвинила ее в воровстве, сказав, что Таня украла у нее кошелек. Я утешал сестру, зная, что она не способна на воровство, но факт оставался фактом, и если бы жалоба потерявшей деньги дошла до директора института, то могла быть серьезная неприятность, в любом случае от славы воровки отмыться было бы нелегко, и, понимая это, я очень переживал. Неожиданно вмешалась в наш разговор хозяйка. Она велела нам плотно закрыть ставни, сесть на лавку у стола и молчать. Старуха достала из чулана старое потемневшее зеркало и поставила его на столе. После этого она зажгла три огарыша свечи, и, когда огонь загорелся, она стала водить по зеркалу руками и читать какую-то складную молитву. Из услышанного я почему-то хорошо запомнил слова:
Ты, зеркальце мое, воскресни, воспрянь,
Из загробного мира восстань.
По моему с тобой уговору,
Покажи ты мне, зеркало, вора.
Дальше я не помню слов этой молитвы, а вот первые строчки я запомнил на всю жизнь.
Она читала и снова повторяла молитву, а мы сидели тихо и как завороженные не спускали глаз со старого зеркального стекла. И вдруг зеркало стало светлеть и исходить каким-то свечением, и в нем начало проявляться изображение людей. Было видно, как кто-то открыл чемодан и стал перебирать в нем вещи. В какой-то момент девушка обернулась, и мы узнали нашу сокурсницу Майю, она сунула кошелек себе под подол, в чулок, а затем поспешно удалилась за дверь.
Если бы я лично не видел происходящего, то никогда бы в это не поверил. Глянув на наши лица, бабка сказала: „Аминь“ и погасила свечи. Экран зеркала потемнел, и сразу пропала уверенность в том, видели ли мы это на самом деле.
Не сговариваясь, мы соскочили со скамьи и бросились к дому, где жила моя сестра и другие девушки. Забежав в дом, мы подступили к Майе и с возмущением заявили, что есть свидетель, который видел, как она украла деньги. Побледневшая девушка закрыла лицо руками и разрыдалась. Через пять минут украденные деньги были на столе. Еще когда мы бежали от дома, в котором я квартировал, к дому, где жила воровка, мы договорились никогда и никому не говорить о том, что нам показала в зеркале моя хозяйка. Во-первых, нам все равно бы никто не поверил. Во-вторых, если бы мы признали факт существования потусторонних сил, значит, мы тем самым признали бы, что есть Бог, а для комсомольцев того времени это означало бы конец учебы в институте и испорченную репутацию. До сих пор я помню полутемную комнату, горящие свечки и лицо нашей хозяйки, читающей складную, непонятную молитву».

Отказ от земной радости
Произошло это в тот год, когда мне исполнилось десять лет.
К моей бабушке приехала за помощью женщина, у которой был тяжело болен единственный сын. Несмотря на уговоры бабушки, она, не переставая, плакала, и из ее слов я поняла, что ей врачи сказали, что ее ребенок скоро умрет. Несчастная мать, заламывая руки, умоляла бабушку хоть что-нибудь сделать, чтобы только ее сын не умер и остался жив. Устав успокаивать раннюю гостью, бабушка устало произнесла: «Я ведь не Господь Бог, когда можно помогаю, а иной раз никакие молитвы не могут перебить судьбу. Знаю я одно средство, ты можешь его испытать, а если Бог даст, то твой сын будет жить. Обойди за день сорок дворов и везде, в каждом доме попроси воды. Когда будешь просить, нельзя лгать, говори правду, мол, вода тебе нужна для больного, и что посоветовала это бабка-знахарка. Говори, что нужно умыть больного этой водой, но не называй имени больного и того, кто тебе дал совет. Помни, если хоть один человек откажет тебе в воде, толку уже не будет. Проси без крика и слез, проси, ничего не обещая – ни денег, ни благодарности, потому что вода должна быть дана по доброй воле, не за спасибо и бесплатно. Собрав воду со всех сорока дворов, согрей ее на осиновых дровах и этой выпрошенной водой вымой больного. Ты должна все успеть засветло – собрать воду и искупать ребенка, так как вечером этого делать нельзя. Еще ты должна будешь во спасение сына отказаться от какой-нибудь земной радости, например, смотреться в зеркало, так как нет такого человека, который бы не любил свое отражение. Всякий человек невольно тянется к зеркалу или к отражению в воде, только бы увидеть себя, какой он стал. Сейчас тебе кажется, что в запрете этом нет ничего трудного, подумаешь, не увидишь себя, на самом же деле ты будешь скучать по своему лицу, станешь думать о том, постарело ли оно и есть ли на нем морщины. Красива ли ты по-прежнему или отталкивающе дурна. Чисто ли твое личико или в грязи. Нельзя будет ловить глазами облика своего в начищенном самоваре, во всем, что может отразить твое лицо. Как только ты углядишь свое отражение, тот, кого ты спрятала от смерти, умрет.
Упаси тебя Бог жалеть о данном слове или затосковать по своему отражению, ничего хорошего из этого не выйдет. Зато взамен этой земной радости ты будешь видеть милое лицо своего дитя, и, судя по тому, как ты его любишь, печаль твоя окупится с лихвой!»
С этими словами бабушка достала Святую книгу, и наша гостья, положив на нее руку, дала клятву никогда в жизни не видеть своего отражения.
Примерно через год к нам пришло письмо. Я читала это письмо бабушке, она слушала его и улыбалась. В письме говорилось, что сын той женщины жив, здоров и все у него хорошо. Все свои зеркала она отдала родне, не объясняя причины. Где бы она ни была, больше никогда не смотрится в зеркала и уже привыкла, расчесываясь, не видеть своего отражения. Она признавалась в письме, что ей очень сильно хочется увидеть свое лицо и что во сне она ищет осколки зеркал и не находит. В письме было много ласковых, благодарных слов моей бабушке за ее бесценный совет, благодаря которому была сохранена жизнь ее любимого сына.

Что может сон?
Человек, увидевший страшный сон, порой просыпается весь в поту, с учащенным сердцебиением и прерывистым дыханием. Видя во сне драку, человек способен сильно ударить лежащего рядом с ним человека, мужа или жену.
Вот для примера случай, который произошел в 1985 году в городе Кейпереме с тридцатитрехлетним бизнесменом Колином Кемпом. Ночью ему приснилось, что он находится в джунглях. Вокруг него кишат ядовитые змеи и бродит много опасных зверей. Кемп увидел дом и стал с трудом пробираться между зарослей к нему. Но когда он наконец достиг спасительного укрытия, на него неожиданно напали два японских солдата. Они схватили его и стали заламывать ему руки. Почти обессилев в борьбе с противником и поняв, что погибает, несчастный изловчился и вцепился в горло солдата, желая его задавить, раз уж тот забирает его жизнь. Он изо всех сил душил своего врага и при этом видел, что второй японец выхватил пистолет и направил его в голову Кемпу. Раздался выстрел, и умирающий отпустил горло противника. В этот момент Кемп проснулся. Сердце его бешено колотилось, тело было в поту, а руки тряслись от перенапряжения, будто он и правда давил японского солдата. Сообразив, что это был всего лишь сон, он облегченно вздохнул и тут только увидел, что его жена Кэтрин лежит с приоткрытым ртом и открытыми глазами, смотрящими в потолок. Лицо ее было фиолетового цвета, и она не дышала. Кемп с ужасом осознал, что это он задавил ее во сне!
На суде адвокат Кемпа представил заключение психиатров, в котором было подробно изложено их мнение – ночной испуг зачастую связан с лунатизмом, и человек, испугавшийся во сне, может быть подвержен лунатизму. Совершенное во сне не зависит от желания людей, их действия могут быть неадекватными, и поэтому эти люди не подлежат суду. В связи с этим заключением присяжные вынесли Кемпу оправдательный вердикт.

Божий Завет
Предлагаю вам, мои дорогие читатели, один из многих вариантов Божьих Заветов. Подобно снам Богородицы, которых всего семьдесят семь, этих Божьих Заветов также имеется в мире семьдесят семь.
Как показало время и многочисленные рассказы тех людей, кто хранил у себя в доме или в пути, при дороге эти святые Божьи Заветы, все они имеют большую силу в помощи от различных бед и болезней. Во всяком случае, я считаю, что знание этих Божьих Заветов не лишне, и если они существуют, значит, на то есть Божья воля. Я также уверена, что эти письмена помогут не раз и вам, и вашим деткам.
Итак, Божий Завет:
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Письмо, найденное чудным образом Господа нашего Иисуса Христа, писанное собственною рукою, золотыми литерами, на еврейском языке, и оное было найдено от Лобного места в двенадцати поприщах, с изображением Иисуса Христа и Его Святого креста.
Письмо сие было первым читано отроком, кой до того времени молчал, не говорил вслух и не читал:
«Чтите Мои Божьи Заветы, и за то Я продлю вам леты. Чтите святые воскресные дни делами благочестными. Для отдохновения и для присутствия при службе Божьей в праздничные и воскресные дни вспомоществуйте сирым и бедным плату от трудов ваших. Должно пять пятниц поститься и читать пять раз: „Отче наш еже еси на небесах“ и «Богородице Дева, радуйся!»
Терпел Я на кресте, на древе крестном для вашего спасения, и вам носить сие письмо при себе, чтя терпение. Кто станет вас просить сие письмо списать – нельзя отвергать, а кто хулу станет на письмо возводить, того надо гнать. Отвергнувшие истину сего Завета, писанного Моею рукою, будут прокляты, лишены судного прощения Мною; напротив же, того, кто будет переписывать, пересказывать заповеданное Мною, данный Мой Завет, писанный Моею рукою, те будут Мною прощены и благословенны и долгим веком жизни награждены. Ангелы Мои тех людей не покинут и не забудут, счастливы своей долей те люди будут. В чьем доме сохранится Мой сей Завет, тому прибавится жизни век, никакой злой дух, ни гром, ни молния, ни огонь того не коснется. Понапрасну от врагов того кровь не прольется. Аминь. Аминь. Аминь».

Как архиепископ не сдержал свое слово
В 1568 году очень сильно заболел архиепископ Патрик Андамсон. Перепробовав все средства и не получив облегчения, он пригласил своего секретаря и завел разговор:
– Мои лета позволили бы мне еще очень долго жить, но недуг сгубил меня. Я чувствую, как скудеют мои силы, я умираю. Несмотря на то, что я верю во встречу с Создателем, мне не хочется уходить из этого мира. Вся страна молится за меня, в храмах проходят заздравные мессы, а мне все хуже и хуже. Я всегда с тобой был откровенен и думаю, что ты, мой секретарь, тоже душевно относишься ко мне и жалеешь меня, тем более, что, как только меня не станет, ты тут же потеряешь свою значимость и все привилегии, которые имеешь при мне. Вот почему я считаю, что ты должен мне помочь!
– Ваше преосвященство, – сказал секретарь, – я сделаю все, что вы хотите, лишь бы это помогло вам преодолеть вашу болезнь.
Архиепископ вздохнул и продолжил:
– Ты знаешь, что тюрьмы наши переполнены кудесниками и колдунами, также ты знаешь, что все это по решению Тайного святейшего совета. Мера эта вынужденная, поскольку прихожане идут за помощью не в церковь, а к лекарям. Соглядатаи наши доносят, что повсеместно ходят разговоры о том, что папство и церковь не способны помочь страждущим. Прихожане отдают приходам мзду и деньги, а у людей болезни и горести как были, так и есть. Зато травники и лекари мало-де берут плату, но зато лечат и помогают. В общем, ты помнишь, Совет постановил: нужно искоренять ведунов и тех, кто их восхваляет, иначе церковь наша обнищает и утратит свою власть и силу. С тех пор, как было вынесено это решение, сожжено больше народа, чем погибло от голода и войн, а доносы все пишут и пишут. Мы понимаем, что пока нами выплачивается награда за донос, доносы будут. Но хочу тебе сказать, как своему близкому другу, моя прабабка также в совершенстве знала травы и молитвы, от которых больные становились здоровыми. Я любил свою бабку и не знал добрее человека, чем она. Иногда я с ужасом думаю о том, что если бы в то время, когда она была жива, и Тайный совет принял бы решение об уничтожении лекарей, бабку мою также бы сожгли на костре. Все это я говорю к тому, – вздохнул святой отец, – что нет у меня выбора, если я не хочу умереть, как обратиться к какой-нибудь ведьме. Кстати, знаешь ли ты, что слово «ведьма» означает «ведающий, много знающий человек», об этом мне также говорила моя бабка…
– Ты должен, – снова заговорил архиепископ, – найти в тюрьмах самую искусную, самую знающую ведьму, ту, которая в совершенстве владеет своим ремеслом. Пообещай ей от меня большую награду за мое выздоровление и мое покровительство. Скажи, что я очень щедр к тем, к кому я благоволю, и что я не забуду заботы о моем здоровье.
Через два дня секретарь ввел в комнату архиепископа женщину средних лет, в скромной, но чистой одежде и, оставив их наедине, прикрыл за собой дверь. Но, видимо, он не так уж и плотно ее прикрыл, если сей рассказ дошел до наших времен. Низко поклонившись владыке, ведунья сказала:
– Через месяц вы встанете на ноги и будете очень долго жить, если только не обманете меня, а я вижу, что вы не сдержите свое слово и, как только вы окрепнете и войдете в силу, то тут же велите меня казнить.
– Как ты смеешь сомневаться в моем слове? Я обещал тебе награду и покровительство, и я выполню то, что клятвенно обещал.
По лицу женщины было видно, что слова архиепископа ее не убедили, но она больше не сказала ни слова. Достав из холщовой сумки узелки с травами и корнями, она приступила к своей работе. Целыми днями она варила для больного различные настои и бальзамы. Растирала в ступе коренья и при этом читала молитвы. Втирала в тело больного ароматные мази, массировала ему голову и грудь. Умывала его с ножа и вытирала своим подолом. Больной стал крепко спать, а просыпался посвежевшим и в добром настроении. Ему все время чудилось, что это его прабабка мягко и неслышно ступает вокруг его постели, протирает ему лоб и крестит его маленькой рукой. Затем он стал вставать и прогуливаться в осеннем саду. Иногда он спал в гамаке, а ведунья укутывала его пледом, подтыкая со всех сторон, чтобы не ушло тепло.
Ровно через месяц он уже чувствовал себя, как когда-то в молодости. У него ничего не болело, голова была ясной, поступь легкой, а дыхание свежим и ровным. Призвав к себе секретаря, архиепископ сказал:
– Ты сам понимаешь, что нам не нужен свидетель моей слабости, того, что я попросил не Бога, а колдунью о помощи. Мы должны править народом, и только нам должен верить народ. И так уже ходят крамольные разговоры, что Иисус Христос ходил в рубище, а церковные служители – в золоченых рясах и коронах. Власть над народом потерять легко, а удержать или вернуть очень сложно. Сегодня я должен видеть целительницу в последний раз, и ты должен позаботиться об этом!
Вечером того же дня ведунья зашла к своему подопечному и, как обычно низко поклонившись, сказала:
– Владыка, сегодня мои глаза видят вас последний раз на этом свете. В первый день, когда я к вам пришла, вы сказали: «Вылечи меня, и я сделаю все, что ты пожелаешь!» Я с Божьей помощью вернула вам здоровье и нижайше прошу вас, не убивайте меня, я никому не скажу, что была у вас. Смените свое решение, оно противоречит вашему сану, вы ведь знаете, что на этом свете нет никого, кому бы Бог из уст в уста сказал: «Убивай и жги мне подобных, наказывай и суди тех людей, которые лечат молитвами и травами». Можете ли вы назвать хоть одно имя того, кому Господь это сказал? Вы ведь знаете, Бог говорил: «Я есм один судия, и нет виновным судий на земле, кроме меня, и суд будет мой лишь на небе!» Да и разве у нас жгут на кострах насильников и убийц-душегубов или женщин, которые в утробах своих сгубили детей? В мире гораздо больше преступлений, нежели лечение людей травами и молитвой. Так за что же именно нам кара такая дана? Не убивайте меня, и я буду молиться о вас, – сказав так, она снова низко поклонилась тому, кого подняла со смертного ложа.
– С чего ты взяла, что я тебя хочу убить? – спросил архиепископ, и при этом он не смотрел на женщину, а смотрел сквозь нее. – Иди, – махнул он рукой, – как я сказал, так и будет, – добавил он и отвернулся.
Перед тем как взойти на казнь, она высмотрела в толпе знакомое лицо секретаря и, кивнув ему, крикнула:
– Скажи ему, мы увидимся с ним через месяц. Бог покарает его за мою кровь!
Когда в тот же вечер секретарь передал ее слова архиепископу, он сделался белым как бумага. А ровно через месяц, день в день, архиепископ Патрик Андамсон покинул этот мир.

(притча, которую мне рассказывала бабушка)
Возле ворот в Царствие Божие стоит мужчина в белых одеждах и встречает усопших:
– Кто ты? – спрашивает он одного из них.
– Я тот, кто познал в совершенстве Бога, я ведь не простой человек, а католический богослов!
– И Иисуса Христа знаешь?
– Естественно, ведь я богослов!
– Ну что же, тогда иди налево.
Подходит к воротам следующий усопший.
– А ты кто?
– Я священнослужитель, пастырь.
– А Иисуса Христа знаешь?
– Да говорю же, я ведь священник и потому не могу не знать Христа…
– Что ж, тогда иди и ты налево.
Приходит старушка.
– Ты кто?
– Я? Да никто. Я верующая, всю жизнь молилась и молитвами другим помогала.
– Ну, а Иисуса ты знаешь?
– Помилуй, Господи, да кто ж Тебя не знает, если только те, кто в Тебя не верит.
Господь улыбнулся и сказал:
– Проходи в Царствие Мое!

Побывать за гранью
Возможно ли побывать в ином мире, перейдя грань, которая разделяет живых и мертвых? Судя по свидетельствам очень многих людей, которые жили в разные времена или живут сейчас, в разных государствах, это возможно. За свои долгие годы знахарства я довольно много слышала удивительных и на первый взгляд невероятных историй. Мои рассказчики не осмеливались рассказывать свои истории ни родным, ни чужим, боясь, что те их осмеют или же сочтут ненормальными. В моем личном архиве хранятся письма живущих и давно умерших людей, строчки которых размыты слезами, и я думаю, что в таких исповедях не может быть ни большой, ни маленькой лжи. Мне бы хотелось, чтобы и вы, мои дорогие читатели, смогли узнать эти поучительные истории, но при этом я понимаю, что всегда из сотен людей найдется один человек, который, осовремененный нашей жизнью, усомнится в искренности подобного рассказа и даже, возможно, скажет, что подобное письмо мог написать только душевнобольной. Лично я, зная не понаслышке все светлые и темные стороны магии, никогда подобного не скажу, так как пути Господни неисповедимы, а в мире нашем есть много того, чего нельзя объяснить не только простому смертному, но и мировому научному светилу.
Сегодня я хочу, мои дорогие читатели, дать вам возможность прочитать рассказ человека, которого уже нет в живых, свое письмо он мне отправил незадолго до своей смерти. Умерший клялся в письме спасением своей души, что все, о чем он мне написал, чистая правда. Верить или не верить в то, что произошло с этим рассказчиком, ваше личное дело, но, прежде чем сомневаться, попробуйте задать себе справедливый вопрос: всегда ли те ученые, которые отвергают и высмеивают правдивость подобных историй, могут сами объяснить нам тот или иной загадочный факт или очередное странное явление, о котором говорится в СМИ. Да, безусловно, они «думают» и, как всегда, «предполагают», но, видимо, не зря один ангел шепнул в ухо таким всезнайкам вопрос: кто вперед появился – курица или яйцо?
Согласитесь, если мы с вами чего-то не видим, то означает ли это, что этого вовсе нет? Мы не можем видеть радиоволны и частички атома, но они есть.
Невидимые глазу волны позволяют нам слышать по беспроводному телефону человека, который находится за много суток езды от нас. Все больше и больше ученых сходятся во мнении, что были, есть и будут невидимые нашим глазам параллельные миры, в которые, возможно, и переходят души умерших. Разговоры о людях, которые исчезали, а затем объявлялись, не беспочвенны. Другой вопрос, что никто не слышит их, а они утверждают, что побывали за гранью и видели там умерших живыми людьми. Все это, как всегда, воспринимается с усмешкой либо как очередная выдумка газетчиков, чтобы увеличить рейтинги их изданий. А теперь письмо, о котором я говорила. Привожу его с некоторыми сокращениями.
Из письма:
«О том, что со мной произошло, я уже пытался рассказать два раза: один раз – своей маме, второй раз – священнику, и из этих попыток я усвоил, что если я и дальше буду упорствовать, рассказывая о моем приключении, то в конце концов, так или иначе, пострадаю. Я просто запретил себе не то что говорить, но даже и думать об этом, но последнее у меня не получилось. С того дня, когда это произошло, минуло шестьдесят пять лет. Я уже очень стар, и мне вдруг с новой силой захотелось, чтобы кто-нибудь узнал о том, что со мной произошло. Я все время думаю об этом, но, конечно же, уже не испытываю тех волнений и страхов, которые долгое время меня не отпускали.
Как я уже сказал, случилось это давно, почти семьдесят лет назад, и в то время мне едва исполнилось пять лет. Родился я и рос в христианской, верующей семье. Наша семья даже при религиозных гонениях всегда соблюдала посты, хранила иконы и молилась. Мой прапрадед был священником, и, видимо, все пошло от него. Итак, в пять лет я потерял любимого отца – он заболел туберкулезом и быстро угас. Моя мама, видимо, очень его любила, потому что после похорон она беспрерывно плакала, молилась и каждый день бегала к нему на могилку. Меня она тоже с собой брала, и у меня ныло сердце от ее рыданий. Когда мама уходила на совхозные работы, я подходил к иконам, вставал на колени и просил Бога, чтобы он утешил маму и она не плакала. Еще я просил Господа хоть раз показать мне моего отца, так как мне хотелось при встрече спросить его, зачем он умер, зная, как его любит мама и я. Я гладил иконочку, целовал ее, и она становилась мокрой от моих детских слез, потому что каждый раз, когда я начинал молиться, мне становилось жаль свою маму, себя, и умершего отца, который всегда меня баловал и играл со мной, ведь я у них был единственным ребенком.
В тот раз был не обычный день, а Покров Богородицы. Я проснулся и обнаружил на столе обещанный мне черемуховый пирог. Мамы не было дома, и я решил, что она ушла без меня на могилку. Взяв в руки пирог, я вспомнил, что не произнес ежедневную молитву перед принятием пищи. Проговорив ее, я не откусил вожделенного пирога, а решил отдать его Богу, думая, что мой поступок смягчит Его сердце, и Он в честь Покрова и моего дара Ему исполнит мое желание. Встав на табуретку, я дотянулся до полки, на которой стояли иконки, и положил свой пирог возле них. Потом взял в руки икону, которой я обычно молился, и попросил ее в честь праздника исполнить то, что я хочу. Мне хотелось есть, и я снова залез на табуретку и откусил от подаренного Богу пирога кусок. Потом мне захотелось еще кусочек, и так я съел весь пирог. Осознав, что я провинился перед Богом – дал Ему в подарок пирог, а потом съел, – я разревелся. Одевшись, я вышел во двор, испытывая досаду, что мама, не дождавшись, когда я проснусь, ушла без меня на кладбище (я тогда не знал, что на самом деле мама уехала в город, в церковь). Дорогу до кладбища я знал хорошо. Мне не хотелось возвращаться в дом, где я мог видеть икону Бога, у которого я забрал и съел пирог, и я пошел на кладбище искать маму. На улице было тепло, несмотря на Покров, снега еще не было, и кругом лежала желтая листва, по которой я побежал в нужном направлении. До кладбища я дошел быстро, но на могиле отца мамы не было, и я приуныл. Мое внимание привлекла стрекочущая сорока, она перелетала с куста на куст, и я устремился за ней. Она смешно прыгала, и это меня забавляло. Сам того не замечая, я ушел в глубь кладбища, оно было очень большое, и, куда бы я ни глядел, везде были памятники и кресты. Остановился я у какого-то старого склепа. Сперва я рвал возле склепа ягоды рябины и маленькие перезрелые ранетки, я ел их и набивал ими свои карманы. Неожиданно меня заинтересовала эта странная могила со склепом. Увидев в склепе дверку, я сильно захотел в нее войти и стал по ней пинать и бить ее задом. Дверь со скрипом открылась.
Заглянув в нее, я увидел, что внутри темно, и, достав из кармана коробок со спичками, поджег длинную толстую палку, которую нашел возле могилы. Палка загорелась, и, взяв ее в руки как факел, я стал спускаться в склеп по узкой каменной лестнице. Внизу оказалась довольно просторная комната, в углу которой на возвышении стоял большой, позеленевший от времени и сырости гроб, который я мысленно обозвал про себя ящиком. Походив по комнатке из угла в угол, опять же не знаю зачем, я стукнул об этот ящик палкой, и от удара пламя на палке затрепетало и едва не погасло. И вот тут я увидел, что нахожусь в склепе не один. Рядом со мной стояла женщина, примерно такого же возраста, как моя мать. Помню, первой моей мыслью было то, что я уже где-то видел эту незнакомку и что она удивительно красива. Затем я подумал о том, что мне нужно скорее улизнуть, чтобы не попало за то, что я открыл дверь и вошел без спросу. Но по лицу женщины я не заметил, чтобы она сердилась. Сунув руку в карман, я подцепил побольше мягких ранеток и протянул их ей, в надежде таким образом уладить то, что я натворил. Женщина покачала головой и произнесла: „Я сыта, наелась черемуховым пирогом. Хочешь, я покажу тебе, где твой отец?“ – неожиданно спросила она и, увидев мою растерянную улыбку, слегка подтолкнула меня в спину, и я вошел в еще одну дверь, которую до этого не замечал. Я был уверен, что до этого момента дверки не было, ведь я своим факелом осветил и осмотрел все стены и углы. Но эта мысль, мелькнув в моей голове, пропала.
В тот момент мне было так удивительно радостно и спокойно, как больше уже не было никогда. Пройдя в другую комнату, я сощурился от яркого света. Комната была такой огромной, что я не видел ее стен, будто бы мы оказались на улице, где есть все: передвигались и сидели люди, были цветы, деревья и даже река. А мы, проходя мимо, снова и снова видели разных людей. Было очень много ярких птиц, росли кустарники все в цветах и удивительной красоты цветы. В воздухе стоял дивный аромат, дышалось легко, и было слышно чарующее, просто ангельское пение – позже видение этого большого сада и этот дивный запах цветов преследовал меня всю мою жизнь. Еще в тот момент, в том моем странном путешествии, я испытывал приятную сытость от того, что видели мои глаза, а видел я на деревьях сочные алые, желтые и зеленые яблоки, виноград, висящий на лозах, и разные неведомые мне фрукты. Я не рвал их и не ел, но вкус всех этих плодов мое нёбо и язык чувствовали, а мой желудок был приятно наполнен. Мое внимание было заняли бегающие дети. Их смех был подобен колокольчикам, и мне вдруг захотелось все бросить и к ним бежать, но в этот момент та, которая меня сопровождала, произнесла: „Гляди, видишь, это твой отец!“
До сих пор не пойму, почему в тот момент у меня в голове не возникла мысль о том, что мой отец умер, ведь, несмотря на мой малый возраст, я это хорошо понимал, да и ежедневные мамины слезы не позволили бы мне об этом забыть. Отец был все в том же костюме, в котором он всегда ходил и в каком его похоронили, но и об этом я в тот момент тоже не думал. Радость переполнила меня при виде отца, обняв его руками, я уткнулся ему в живот, а он погладил меня рукой по спине и по волосам.
„Пора“, – сказала та, что со мной пришла, и, взяв мою руку, повела меня обратной дорогой. Мне кажется, что мы проделали только пару шагов, но уже за это время мы смогли вернуться назад в склеп, и, повинуясь ее жесту, я стал подниматься по узкой каменной лестнице на выход из склепа.
Очутившись на свободе, я ощутил, как сильно изменилась погода. Кругом лежал снег, дул холодный ветер и было темно. Чуть ли не бегом я пустился домой, мне не терпелось объявить матери, что отец живой, а значит, он скоро должен вернуться к нам. Каково же было мое удивление, когда дома я застал свою мать в слезах и истерике. Она кинулась ко мне, схватив меня, трясла за плечи и кричала так, что звенело в ушах. „Где ты был все эти дни?“ – орала она, а я не понимал, из-за чего она так сердится, ведь я отсутствовал совсем недолго, просто ходил ее искать. Уже когда она успокоилась, умыла меня, раздела и уложила в кровать, я попытался ей объяснить, рассказать о моем визите к отцу, но понял, что это только ее пугает, и тогда я решил больше об этом не говорить. Мама подумала, что я где-то блудил, а потом все-таки смог вернуться домой. С ее слов, меня искали всем селом, но найти не смогли. Только через год я вновь попытался ей рассказать про мое путешествие, но моя мама запретила мне говорить подобное. Второй попыткой был мой рассказ священнику тогда, когда мне было тридцать лет, но по выражению лица батюшки мне стало ясно, что он решил, будто я не в себе.
Дорогая Наталья Ивановна, я старый человек, верую в Бога, и мой конец жизненного пути не за горами, вот почему для меня так важно с кем-то поделиться случившимся, и я решил, что понять меня сможете только Вы. Не знаю, милостью ли Божьей это произошло со мной или я случайно ступил в другой отрезок времени, но я все больше и больше убеждаюсь в мысли, что со мной разговаривала Божья Мать, возле иконы которой я положил свой пирог, а затем не удержался и съел. Это мои детские молитвы открыли ту дверь, за которой было Царствие Божие и за которой я увидел отца своего, хотя бы на пять минут. Я дописал свое письмо, и мне сразу стало легче, ведь я знаю, что Вы именно тот человек, который поймет меня, прочтя мое письмо. Если Вы захотите его опубликовать в своей книге, я буду счастлив, что, возможно, благодаря моему правдивому рассказу появится еще одно свидетельство тому, что есть Милостивый Господь и Его Матерь Божья. И что мы не умираем, а уходим в Царствие Его».
У меня есть письмо, написанное нашим современником, солдатом, служившим в Чечне. Молодой парень рассказал мне о том, что его спасла от гибели его умершая мать. Буквально за несколько минут до опасности он открыл глаза от того, что его кто-то сильно тряхнул за плечо. Когда он открыл глаза, то, к своему ужасу, увидел свою умершую маму, она три раза произнесла: «Все вон, сейчас взорветесь!» Сам не веря в то, что он творит, парень диким голосом закричал, чтоб все выбегали на улицу. Через пару минут после того, как все покинули помещение, их место ночлега взорвалось. Если бы этот человек усомнился в правильности своих действий или просто решил, что это был сон, видение, то и он, и все другие солдаты погибли бы. Кто объяснит, откуда пришла мать, чтобы спасти свое дитя, за какой ее благой поступок была ей дана эта милость Божья? Не иначе, как в роду этого парня был воистину святой человек. Истинно, не всегда и молитва самого патриарха поможет тому, за кого он молится и молит народ, если сам Бог этого не решит.
Вот еще одно письмо:
«В 1916 году в Англии к священнику пришла женщина Элиза Болотье и сказала ему, что она побывала на том свете. Ее рассказ сводился к тому, что она собралась на базар, чтобы там продать сливки и масло. Обещавший подвезти ее до рынка сосед сослался на то, что его лошадь захворала, и Элиза отправилась на базар пешком. Пройдя пару километров, она решила передохнуть и присела возле поклонного креста, которых в те времена было довольно много, чтобы люди имели возможность помолиться в пути.
Перекрестившись, Элиза села на траву и открыла бутылку воды, чтобы сделать глоток, и в этот момент ее взгляд приметил идущего к кресту монаха. Когда он подошел, женщина поклонилась ему и спросила, не хочет ли он напиться. Монах взял из ее рук бутылку и вылил воду на землю. Увидев, что монах так неблагодарно отнесся к ее воде, Элиза взяла корзину, намереваясь уйти. Бранных слов она не произнесла, так как монах все же святой человек. Каково же было ее удивление, когда буквально через сто метров она увидела на пути впереди стоящего все того же монаха, а ведь он остался далеко позади.
„Дай мне попить“, – сказал монах, но обиженная Элиза ответила, что он вылил у нее последнюю воду, при этом она все-таки сняла с корзинки салфетку и подала монаху сливки, которые несла продавать. Как только монах взял у нее бутыль, то тут же вылил сливки на землю. От увиденного женщина остолбенела, ее раздирало возмущение, но прежде чем она стала кричать на монаха, тот успел сказать: «Ты давно не поминала своих родителей, а они желают получить помины из твоих рук». И в этот момент Элиза увидела неподалеку стоящих покойников, свою мать

Как отговорить потухшую свечу
Если во время отпевания покойника или похорон в вашей руке погасла свеча, то не исключено, что следующим смерть выбрала вас и погибель уже идет за вами. Чтобы отвести от себя беду, нужно взять пятаки, которыми закрывали глаза усопшему, прибавить к ним откуп – две золотые монеты, и отнести все это на кладбище, на могилу с таким же именем, как у вас. Положив откуп на надгробие, перекреститесь и скажите:
Земля приняла этого мертвеца?
Прими и моего гостинца.
Покойнику (такому-то)
Век по веку во гробе быть,
А мне (такому-то) век
По веку по земле ходить.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.
Уходить от могилы следует, не оглядываясь назад. Есть такое время и годы, например, нулевые годы, високосные и т. д., когда вы можете не справиться с этим ритуалом, в этом случае лучше обратиться за помощью к мастеру.

Сильный отвод от ведьмы
Чтобы избавиться от гибели, к которой вас приговорила колдунья, возьмите что-нибудь ценное и пойдите к реке. На вашем теле в это время не должно быть булавок, украшений и креста. Волосы расплетите и идите молча, все это делается только после захода солнца. Подойдите к реке и изо всех сил швырните подальше от себя в воду то, чем вы откупаетесь от беды – колечко, золотую монетку или то, что вы любите. Нужно понимать, от гибели или смертельного зла не откупаются дешевизной – дорогое выкупается только дорогим, а дело касается вашей жизни. Увидев, что вода приняла вашу дань, говорите:
Матушка вода, возьми, что дала,
Дань свою я тебе с уговором даю,
Забери, река, в свои недра просьбу мою.
Матушка река, желтые берега,
Ты быстрые воды свои гоняешь,
Утопших людей к себе забираешь,
Назад души эти не отпускаешь.
Вода, вода, возьми, что дала.
Пусть небо Божие в тебе отразится,
Вода твоя с моим словом
И делом соединится,
Колдовством ярым заполнится,
И мое чаянье исполнится.
Чем я помощь твою, вода, закупаю,
Тем я силу (такой-то) рабы забираю.
Пусть мое добро будет платой
За пособление, мне (такой-то),
Рабе Божьей, во избавление.
Отмой, откупи, вода, меня от беды,
От смерти, от напущенной лихоты.
И будьте, мои слова, крепки, лепки,
Как камень Алатырь
В океане-море сильны.
На ныне, на века, на все времена.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь.

Ведьму осилить
Кладут отрубленную змеиную голову на зеркало и девять раз говорят:
Как ты, голова, не жалишь и не кусаешься,
На меня (такую-то) не бросаешься,
Так бы и (такая-то) меня не губила,
Колдовством, как ядом, меня не травила.
Пусть святые небесные силы
На мою защиту встанут,
И все порчи от меня (имя) отстанут.
Чтоб (такая-то) в делах своих посрамилась
И душа моя от ведьмы освободилась.
Губы, зубы, ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.
Голову змеи прячут в своей хате в течение тридцати трех дней, а затем хоронят ее в земле. Не было еще случая, чтобы после этого нападающая ведунья не отстала от той, кого она мучила.

Если человек примерил на себя гроб
Заговаривают в бане воду и этой водой смывают беду с людей, которые попали в подобную неприятность. Моются в бане по старшинству, то есть сперва самые старшие, а затем младшие. После мытья с заговором нельзя надевать на себя ношенную одежду, надевают все новое, ни разу не одетое. Заговаривают воду так:
Вода ты моя водица,
Земли-матери сестрица,
Без тебя люди не бывают,
Без тебя они умирают.
Я тебе кланяюсь, я тебя умоляю,
Я тебе, Божья водица, жизнь свою поверяю.
Бываешь ты, вода, в земле,
На земле и на небесах,
Омываешь ты, вода, пеньки
И коренья в райских садах,
Бога видишь и видишь Божью Мать,
И прошу я тебя, вода, им передать:
Пусть Они нас простят и помогут моей семье
И мне, грешной душе (имя), Божьей рабе,
Семью мою и меня (имя) сберегут,
Нежданную погибель от всех нас отведут.
И как на райском соловье
Не держится ни слякоть и ни вода,
Так бы не держалась на нашей семье беда.
Господи, помоги! Господи, благослови!
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь.

Если померили одежду мертвеца
Если кто-нибудь по ошибке или по чьей-то просьбе померяет (наденет) на себя обувь или одежду, приготовленную для покойника, нужно обязательно делать отчитку, иначе будет беда. Способов и различных отчиток очень много, и некоторые из них я уже давала в своих предыдущих книгах. Учитывая то, что у многих из вас есть еще не все книги, я и в этой книге даю для вас специальную отчитку по этой теме. Тем не менее, я вам очень советую докупить недостающие книги. Их можно спросить в книжных магазинах, ларьках или же обратиться в издательство, адрес которого есть в самом конце моих книг. Мне вовсе не трудно дублировать снова и снова те заговоры, которые уже были, но вот лично для вас иметь весь комплект знахарского учения очень важно, иначе все ваши знания будут не полны. Кроме того, собирая подобную народную мудрость, вы сможете оставить своим деткам и внукам в наследство удивительную коллекцию древнего мастерства, которое в наше нелегкое время может им еще не раз пригодиться, и ваши дети и внуки будут вспоминать вас за это добрым словом. Итак, если то, о чем мы говорили выше, произошло, нужно в среду, при убывающей луне заговорить водичку, и этой водой должна умыться вся семья. Заговор для отчитки:
Во всяк день, во всяк час, во всякую минуту,
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Святой лес. Святая изба.
В святой избе перина.
Спит на ней святая Катерина.
Встала, поднялась, к святой реке подалась.
Стала святая Катерина умываться,
Святая во святой воде плескаться.
Плещет водой, рассекает,
Все худое смывает.
Смывалось, снималось,
Во прах превращалось,
Сливалось, сдиралось, назад
К (такой-то) не возвращалось.
Божье слово век от веку растет,
Размножается,
Так и жизнь рабов Божьих
(таких-то) пусть прибавляется.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне, присно, во веки веков.
Аминь.
Не делают этого в посты и в большие святые праздники.

От нападения нечистого духа
Существует множество заклятий, молитв и отчиток от вторжения и пребывания в теле нечистого духа. Я предлагаю вам старую молитвенную отчитку, которая не раз помогала христианам освободиться от нечистого духа, или, как его еще называют в народе – подселенца, жильца. Читают ее так:
Господи Боже, благослови и помоги.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
От Духа Святого, причастника Христова,
Спасова рука, Богородицы замок.
Прииди, ангел Божий хранитель,
От всех зол избавитель.
Я буду говорить, он повторит,
Душу мою сохранит, сердце мое укрепит.
А ты, враг-сатана, пойди прочь от меня,
От святых слов, от святых листов,
От святого дела.
Выйди, дух нечистый, из этого тела.
Бог меня услышит, на помощь придет,
Нечистый дух выйдет вон и во ад уйдет.
Со мной святой крест.
В воскресенье Христос воскрес.
Своею волею, имея силу изгоняти,
Гонимый диавол, во ад проподати.
Со мной бысть силе Вышнего Бога,
Отца небесного, невидимого,
Неисчислимого и непобедимого.
Христос бысть погребен, Христос воскресен,
Бежи, диаволю, победаю
Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Свят, свят, свят Господь Саваоф,
Седай в вышних, ходяй по громе,
Силой небесною осеняй.
Призывай воду морскую,
Небесную и святую,
Проливай на лице всея земли.
Праведный Сам судия врагу нашему,
Диаволу нечистому, во телесах
Раба (имя). Аминь.
Истинный Господь, Спас, Иисус Христос,
Сыне Божию, Царю Небесныя, Сам Саваоф,
Зовути небесные силы, помощники:
Святой Архангел Михаиле и Гаврииле,
Шестокрылатым херувимам и серафимам,
И прочим безплотным небесным силам.
Святому честному пророку Предтече
И крестителю Господню Иоанну,
И святым четырем апостолам
И евангелистам
Матфею, Марку, Луке и Иоанну Богослову,
И святому пророку Илье Физвитянину:
Создай, Господи,
Свое Божие великое милосердие,
От престола Господня пошли
Сам тучу грозную,
Темную, каменную, огненную, пламенную,
Из тое тучи грозной спусти частого дождика.
На небесах,
От престола Господнего зачинается
И поднимается милость Божия
И туча грозная,
С тоя, со грома и молния, спустил Истинный
Господь, Саваоф Бог, Спас Иисус Христос,
Сыне Божий, Царь Небесный,
Свое Божие великое милосердие,
От престола Господня; Святый Дух,
Царя грома; царицу молнию.
Царь гром глянул, царица молния
Пламя свое спустила, кругом все осветила.
Расскакались, разбежались
Всякие нечистые духи.
И тот, кто во теле раба (имя), трепещи,
И его, и всех нечистых духов
Стрела огненная отыщи.
Сколь ты грозен, святой воевода Егорий,
И сколь грозна и быстра
Твоя молния-стрела,
Столь же быстро и грозно
Стрела сразит тебя,
Нечистая сила и сатана.
Святою рукою стрела направляется,
И из тела (такого-то) изгоняется
Дух нечистого демона К., С., С., Н.
И мамонта посыльного и нахожего
У раба Божьего (имя) из его тела,
Из его двора,
Гонит тебя, нечистый дух – сатана,
Имя Бога Христа. Аминь.
Камень и дерево разбивает,
Огнем святой молнии выжигает.
И как от тое грозныя, громовые стрелы
Не может Алатырь-камень
В одно место сростать,
Дерево отрастать,
И тако же бысть проклятым
Диавол и нечистый дух в еном теле бывать.
Выйди и иди, на веки вечные пропади,
Нечистый дух, демон К., С., С., Н.
И мамонт посыльный и нахожий
В рабе Божьем (имя).
Слете вон от сего места прочь,
За тридцать девять земель,
За тридцать девять невей,
За тридцать девять морей,
Где не смогли слуги диавола
Раба (имя) слышать и видеть,
Бысть в нем, его обидеть,
Глумиться, бить, говорить,
Во грехи во всякие вводить.
И как грозны громовые огненные стрелы,
И как грозен Бог Саваоф,
Так тое стрелы и Бога Истинного убоятся
Все нечистые силы и нечистый дух,
Демон К., С., С., Н.
И мамонт посыльный адом и нахожий
В рабе Божьем (имя). Аминь.
Боже, Царю Небесный,
Да устрашатся и убоятся
Твои недруги и супостаты,
И всякие нечистые духи,
И да расскакались и разбежались бы
От сиих слов святой
Твоей молитвы восвояси:
Водяной дух – в воду,
А лесной – в леса под колоду,
Под скрипучее дерево, под сухой корень,
Под куст, под холм, под осиновый кол.
А дворовой мамонт посыльный,
Нахожий в теле рабы Божьей (имя)
Проклятый диавол,
Нечистый дух гомон, демон,
Шел бы во ад, в свое прежнее жилище,
В свое убежище.
И как Господь умудряет слепцов,
Не видя, все знать,
Так умудри и меня, Господи,
Нечистых из этого тела изгнать.
Иже, как еси глас грома Твоего
В рече моих во живое сойдет,
Тако и из телеси раба Божьего (имя)
Мамонт нахожий, дух нечистый уйдет;
И како наши родители
Во земле-матери во ее утробе лежат,
Не чуят ветру, не слышат,
Не видят, не говорят,
Тако бы и тело рабы Божия (имя)
Не чуяло, не знало,
В себя нечистого не принимало и отвергало
Во всяк день, во всяк час. Аминь.
Крест на небе, крест на мне,
Крест на Божия рабе (имя).
Аминь. Аминь. Аминь.
Крестом Божьим нечистого
Проклинаю и изгоняю,
Крестом Божьим навеки его провожаю;
От рабы Божия (имя), от сих дверей,
От сих углов хаты моей.
Здесь нет нечистому ни места, ни угла,
Ни лежбища телесного,
Ни престола и ни стола.
Здесь Божия, святая, вечная сила,
Та, которую я просила: Господа Бога,
Матушку Божию, ангелов,
Архангелов Михаила и Гавриила,
Херувимов и серафимов;
Силой Христовой и всея небесной силой,
Всеми семи соборами,
Будь ты проклят, нечистый дух,
Ныне, присно, во веки веков. Аминь.
Крест Славы, крест – небесная красота,
Крест – святости высота,
Крест на прогнание бесов, на избавление,
Крест на все века и на все мгновения,
Крест – ангелам слова,
Крест – царю держава,
Крест – тверди утверждение,
Бесам язва, врагам прогонение.
Храни и милуй крест рабы Божия (имя).
Аминь.
Храни на ветху, в молод месяц
И на перекрой луны,
Аще бы нечистые войти вновь
В телеса (имя) не могли.
Поставь, Господи, возле нея
Святой тын из святого войска Своя
Со всею небесною силою,
Со ангелами, со архангелами
И серафимами, со апостолами и пророками,
Со святителями и светоцелителями,
Со врачами бессеребрянниками,
С мучениками и мученицами,
Со страстотерпцами и великомученицами,
Со справедниками и со всеми святыми,
Со старцами и со молодыми.
Поставь, Господи, тын железный,
Врата медные, вереи булатные,
Скобы нерушимые и окладные
От земли и до неба,
От неба и до престола святого,
От престола святого и до Господа Бога.
Сам Бог Саваоф, наш Спас,
Наш Иисус Христос,
Сыне Божий и Царь Небесный, загради
Рабу твою (имя) от нечистого духа и его зла.
Господи Христос воскресе, и бежи диаволю
Победою Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь.
Для уточнения: не изгоняют нечистого духа, подселенца и жильца, в святые праздники, посты, високосные и нулевые года, а также в те года, которые знаменуются чертовой дюжиной (с числом 13). Не творят отчитку люди некрещеные, а также без нательного креста. Тот, кто дерзнет изгонять нечистого, должен иметь в руках крест. Перед изгнанием обязателен строгий пост и Богородичные молитвы. Время для отчиток должно быть при свете дня, так как после заката солнца подобное не делают никогда. На одежде человека, из которого будут изгонять жильца, не должно быть завязанных узлов, все следует развязать. Нельзя, чтобы при нем были острые и колющие предметы: броши, булавки и т. д., так как чаще всего при изгнании подселенца люди падают и сильно бьются об пол, а значит, они могут пораниться, уколоться или нанести себе вред.
Если тот, кого вы отчитываете, упадет и начнет биться, кричать и скрежетать зубами, вы не должны прерывать чтение, так как это может вам навредить и помешать изгнанию нечистого духа.
Были такие случаи, когда я вычитывала жильца, и человек вдруг начинал говорить мужским басом на языке, которого я не знаю, и при этом дико и страшно хохотать, но я понимала, что нельзя ни в коем случае отвлекаться, об этом не раз предупреждала моя бабушка.
И в заключение я должна сказать вам, что в истории экзотерических отчиток случалось и такое, когда священнослужитель или знахарка, изгоняя нечистого духа, перехватывали его на себя, а иногда они и вовсе погибали. Если человек не уверен в своих силах или у него недостает истинной веры в Христа, то лучше ему за подобные отчитки не браться, это очень опасно.

Особый случай
Любимое зеркало Эльзы
Каждый раз, когда я пишу для вас очередную книгу, я начинаю усердно рыться в своем шкафу, куда я уже много лет подряд откладываю самые интересные письма, с самыми удивительными историями, которые меня действительно поразили. Вот и сегодня, перечитав одно такое письмо, я пришла в неописуемое волнение и не смогла удержаться от того, чтобы не пересказать вам этот рассказ. Возможно, прочитанное вами кому-то покажется маловероятным, но уверяю вас, что у Господа Бога на земле были куда большие чудеса, которые со временем стали обыденными вещами. Разве, к примеру, древние люди, те, которые для освещения избы пользовались лучиной, могли себе представить, что наступят такие времена, когда одним нажатием клавиши выключателя, среди полной ночной темноты, разольется яркий электрический свет. Что будут у потомков не колотушки для ручной стирки, а удобные стиральные машины, утюги, пылесосы, телевизоры, телефоны и все то, что в то далекое время показалось бы колдовством – чудом из чудес. И как знать, возможно, все то, что сегодня вам кажется сказочным и невероятным, с Божьей помощью уже завтра появится на свет. Итак, мои ненаглядные читатели, я предлагаю вашему вниманию интересное письмо, с загадочной и удивительной историей:
«Дорогая, далекая но такая близкая сердцу Наталья Ивановна! Я бывшая гражданка Советского Союза, проживающая в Германии, в городе Берлине. Вот уже много лет я любовно собираю все Ваши книги, их у нас продают в русских магазинах. Я очень люблю Ваши книги, они согревают мое сердце. Милая Наталья Ивановна, возможно, мое письмо Вам вовсе не нужно, ведь Вы занимаетесь более серьезными делами, помогаете людям и лечите болезни тела и души, а тут я со своим письмом, даже как-то неудобно. Я долго не решалась Вам написать, но время идет, и я становлюсь совсем старой. Почему-то мне кажется, что Вас заинтересует то, о чем я Вам расскажу. Если нет, то Вы меня простите. Я не зря сказала, что время уходит, по возрасту я такая старая и, увы, не вечная, а значит, уже скоро умру, и мне хотелось бы, чтобы именно Вам была известна наша история, которую я никому еще не рассказывала. Опять же, я думаю так, уж коли Бог дал мне зачем-то узнать это дивное диво, так зачем мне его скрывать, вот и решила я Вам написать.
Начну с того, что на самом деле я и моя семья по национальности немцы, но мы не всегда жили в Германии. Жили мы в восточном Казахстане, а потом, когда немцев стали вытеснять, мы продали все и переехали навсегда в Германию. Вытащила нас туда родная сестра моего мужа тетя Эльза, дама преклонного возраста, решившая отдать все свое добро своему брату, моему мужу Эдуарду. Когда мы уезжали из Казахстана, я очень горько плакала, но не потому, что было жаль насиженного места, просто меня пугал дальний отъезд, и я не знала, как сложится на новом месте наша судьба. Сестру мужа я никогда не видела, да и он тоже совсем ее не помнил. Но я боялась и переживала зря, то, что я увидела, превзошло все мои ожидания. Нас в аэропорту встретил человек на огромном лимузине, это был водитель Эльзы, и он привез нас в шикарный особняк.
Когда я увидела Эльзу, то очень удивилась: вместо женщины, которая была намного старше меня, перед нами оказалась удивительно молодая, цветущая женщина. Надо сказать, что Эльза, как и мой муж, была чистокровная арийка, а ее умерший муж до войны носил не только мундир, но и высокий титул. Прием был очень душевным и теплым. Нас ожидала куча подарков, красивая одежда и банкет. Потихоньку мы втягивались в заграничную жизнь, но еще очень долго меня сражали своим обилием разной еды немецкие магазины. Примерно около года мы жили у Эльзы в особняке, а потом она купила нам свое жилье – очень большой и хороший дом. Пока мы жили вместе, я узнала Эльзину тайну, то, от чего она не старела. Как я уже сказала, несмотря на свой преклонный возраст, Эльза выглядела как моя младшая дочь. Сперва я думала, что это из-за ее буржуазного происхождения, все-таки она имела прислугу и ничего сама никогда не делала. Опять же хорошее питание, косметологи, да и если бы она сделала операцию, я бы этому тоже не удивилась. Как только мы стали жить у Эльзы, я уговорила ее уволить прислугу, так как мне хотелось хоть как-то ее отблагодарить, быть ей не тягость, а полезной, и она, к моему удивлению, согласилась. Я стала убирать в доме, стирать, готовить еду, и в этом мне помогала моя старшая дочь. Убирать в таком доме было просто удовольствие. Везде гладкие полы, которые моются специальной машиной. Посуду вообще просто ставь в посудомоечную машину, и она ее вымоет. Кухня оборудована по последнему слову техники, у нас в России мы о таком и не слыхали. Готовлю я так, что не каждый повар в ресторане так сможет. Каждый день я стряпала пирожки, расстегаи, оладьи, блины, разные булочки и торты. Варила настоящие наваристые борщи и супы. Особенно Эльзе нравились мои котлеты, вареники, пельмени и холодцы. Мы очень с ней подружились, много обо всем болтали, и я делала ей массаж ног, который она обожала. Однажды Эльза мне сказала: „Я так тебя люблю, как никого еще никогда не любила. Замуж я вышла за богатство, детей у нас не было, а подруг я никогда не имела. Я не представляю, как могла раньше без тебя жить. Мне никогда еще не было так легко и спокойно, и я сделаю все для тебя и твоих детей“. И она действительно была добра и щедра и ко мне, и к моим детям. Не знаю уж, было ли ей жалко денег, но она их тратила на всех нас в невероятном количестве. Покупала она для нас только самое хорошее и дорогое. Позже она купила для моей семьи огромный шикарный дом, правда, с одним условием, чтобы я не оставляла ее и жила с ней до самой ее смерти.
За время, пока я жила в ее доме, я, естественно, узнала, где и что у нее лежит. Все ключи были у меня, кроме одного. Это было место, куда я не имела права входить, – в комнату, которая была рядом с ее спальней, на втором этаже. Пару раз, еще в самом начале, я пыталась попросить у нее ключ от этой комнаты под предлогом навести в ней порядок, но всякий раз слышала отказ. Когда я в третий раз предложила ей сделать в этой комнате уборку, Эльза сказала: «Ты больше этот ключ не проси. Запомни раз и навсегда – я не хочу, чтобы ты или кто другой входили в эту комнату. Там вещи моего покойного мужа, и там когда-то стоял его гроб. Делать в этой комнате тебе нечего. Выкинь из головы лишнее: там нет ни денег, ни золота, ни серебра. Все ценное я храню в банках, это у вас в России деньги держат в чулках или под матрацем, а Германия – цивилизованная страна».
Больше мы к этому разговору не возвращались до тех пор, пока Эльза не умерла, вернее, до того как она стала умирать. Десять лет назад, 21 марта она серьезно заболела, и что бы я ни делала, никак не могла сбить очень высокую температуру – она пылала как печь. Приехал ее личный врач и сказал, что ее организм борется, но сделать уже ничего нельзя, дни ее сочтены. Услышав это, я разрыдалась, ведь к тому времени мы действительно очень сблизились и сроднились. К тому же она была для меня опорой и моей благодетельницей, которая обеспечивала всю мою семью. Вечером ей стало немного лучше, и я сидела у ее кровати, с замиранием сердца глядя на то, как она спит. Неожиданно Эльза открыла глаза и очень ласково на меня посмотрела: „А я ведь слышала, как ты рыдала. Тебе меня жаль, и мне это отрадно. Но плакать не надо, ты, наверное, забыла, насколько я стара, я и так прожила очень долгую жизнь, а значит, и смерть моя ходит где-то рядом“. Помолчав, она продолжила: „Сегодня я отдам тебе мой заветный ключ, но сперва послушай меня. Мой муж во время войны имел большой чин, но несмотря на это, он по характеру был слишком мягким и добрым, пользуясь своим положением он спас многих евреев. Однажды он вернулся домой с пакетом. С его слов я поняла, что он в очередной раз помог одному еврею-антиквару и его семье избежать смерти, позволив ему скрыться и уехать в безопасное место, и, конечно же мой, супруг при этом очень рисковал. Понимал это и еврей. И в знак величайшей благодарности за подаренную жизнь ему и его семье, он отдал моему мужу очень древнее, антикварное зеркало, сделанное из горного хрусталя и чистого золота. Кроме этого, все оно было усыпано множеством редчайших алмазов, я не могла оторвать глаз от этой необычайной, роскошной красоты. На задней поверхности ручки зеркала было что-то написано, то ли на арабском, то ли на турецком языке. В тот момент, глядя на этот раритет, я и мой муж думали, что вся ценность этого предмета состоит в золоте и алмазах необычайной красоты. Мы радовались с ним подобной удаче. Вообще, мой муж довольно часто приносил в дом конфискованные раритеты, а позже, когда он был на фронте и армия занимала страны и города, он отправлял мне невероятно красивые и дорогие вещи – картины, меха и ценные украшения. Что-то я надевала и носила, но большую часть сбывала и хранила золото в швейцарских банках. Потом муж погиб, но у меня к тому времени уже было огромное состояние. После войны я жила в Швейцарии, затем во Франции и Италии, и только когда Берлин отстроился, я вернулась домой. Зеркало еврея-антиквара было моей самой любимой вещью, и я никогда с ним не расставалась. Ночами и днями я глядела в его хрустальное стекло. Оно завораживало меня, и когда я держала его в руках, комната качалась как колыбелька. Я чувствовала себя ребенком на нежных руках любящей матери. Чтобы мое зеркало не видела прислуга, я держала его в несгораемом шкафу. Я ревновала свое зеркало ко всем людям на свете, и если бы оно разбилось или потерялось, то я, наверное, тут же бы умерла!
То, что я перестала стареть, я заметила давно, сперва я это связывала с особенностями своего организма, а все остальные мысли старательно от себя гнала. Однажды я случайно столкнулась лицом к лицу со своей школьной подругой, которую не видела лет шестьдесят. Я бы ее сама никогда не узнала, она была форменная старуха. Зато она меня узнала, ведь я не изменилась и была по-прежнему молодой. Конечно же, я ей что-то наплела про косметические операции, но именно с этого времени, увидев ее старое лицо, я во всей мере поняла, что то, что происходит со мной, не просто поразительно и странно, но и страшно, и я уже эту мысль не гнала, а стала думать и пытаться разобраться в происходящем. Как бы там ни было, но в моей моложавости я усматривала заслугу зеркала. Иного объяснения я так и не смогла найти. Достав из сейфа свое заветное стекло, я стала тщательно переписывать то, что было написано на его ручке. Затем, взяв лист с иероглифами, я поехала к известному языковеду и, не объяснив причину, попросила его перевести слова. Мне было сказано, что настоящий язык имеет очень древние корни, и поэтому перевод может получиться не совсем точным. Переведенное им звучало так: «Лучезарный лик останется лучезарным. Блистательная красота сохранится навсегда, но тело изнутри состарится и умрет». Некоторые слова остались не переведены, но и этого мне было достаточно – мое зеркало является частью какого-то старинного колдовства“.
После этих слов Эльза натянуто улыбнулась и спросила: „Посмотри, сколько ты мне дашь лет?“ Я ответила: „Ты моложе моей дочери!“ – „Это так, – вздохнула она, – с виду я действительно молода, но если бы ты знала, как болят и ноют мои кости и суставы. Как кружится голова и как меня тянет в сон. Тело мое умирает, и я хочу тебя попросить, нет не просить, а умолять, чтобы ты, когда я умру, положила со мною в гроб мое зеркало. Если ты слово не сдержишь, то я тогда на том свете тебя прокляну. Кому же мне тогда верить, если не тебе, моя дорогая…“
Когда Эльза умерла, она лежала в гробу, как восемнадцатилетняя девушка, как юная невеста в белом атласном платье, которое она сама себе приготовила на гроб. Ее лицо было подобно спящему нежному ангелу, покоившемуся на кружевной подушке, а под этой подушкой лежало ее любимое зеркало, которое в обмен на жизнь когда-то подарил еврей-антиквар.
Дорогая моя Наталья Ивановна, я не буду от Вас скрывать: еще долгое время после похорон меня преследовали дурные мысли – вскрыть Эльзину могилу, достать это зеркало и забрать себе. Но постепенно душа моя успокоилась и смирилась, хоть это было очень не просто. Теперь, когда я совсем состарилась и, наверное, скоро предстану пред Богом, я уже ни о чем не жалею, и я рада, что Вы первая узнали обо всем. Дописала свою историю, и мне сразу же стало легче, будто я наконец-то исполнила свой долг. Вспоминайте меня в своих молитвах, ведь я тоже когда-то ходила по российской земле. Берегите себя, дорогая наша Наталья Ивановна, воистину Богом данный человек. С уважением к Вам и безмерной любовью».
Божья любовь (притча)
Человек уснул. И ему привиделось, будто он идет по песку, а рядом с ним Господь. И мелькали по небу чередой, как картинки, различные моменты из его жизни. Видел он, что с ним было и плохое и хорошее, но, глядя на картинки своей жизни, человек заметил, что везде, где бы он по жизни ни шел, на песке оставались две цепочки следов: одна от его ног, а другая – от ног Господа.
Наконец мелькнула последняя картинка из его жизни. Человек оглянулся назад и увидел, что именно в трудные и опасные времена была лишь одна цепочка следов. Опечалившись от увиденного, он воскликнул:
– Господи, не Ты ли мне говорил: если последую путем Твоим, Ты никогда не оставишь меня. Почему же тогда, в самые трудные времена моей жизни, я видел на судьбе моей лишь одну цепочку следов, Ты оставлял меня именно тогда, когда я так в Тебе нуждался?
Господь отвечал:
– Милое Мое, милое дитя, Я люблю тебя и потому никогда тебя не покину. Когда в твоей жизни были горе и испытания, лишь одна цепочка следов тянулась по земле, потому что в это время Я нес тебя на руках.
Покаявшемуся да простится

Из письма:
«Здравствуйте, Наталья Ивановна, пишет Вам много раз судимый человек, про таких, как я, говорят – зэк. Сейчас я тяжело болен и сам понимаю, что месяцы и дни моей жизни сочтены. Я плохо прожил жизнь, но пока был молод и здоров, никогда об этом не думал. Всех всегда винил в своих грехах. Первый раз сел по малолетке. В колонии многому научился, это и повлияло на мою дальнейшую жизнь. Грабил, пил, бил, убивал, и потому большая часть моей жизни прошла в неволе. Это я пишу не потому, что давлю на жалость, нет, я ведь понимаю, что во всем виноват сам. Просто раньше казалось, что жизнь долгая, а она оказалась короткой, пролетела, как один день. Случайно увидел Вашу книгу и прочитал. А потом будто засосало, стал везде искать Ваши книги и читать. Вы должны знать, что я пришел к Богу только благодаря Вашим книгам, вот прочел их и поверил в Христа. А ведь и до этого были же всякие случайные разговоры, и даже в тюрьме у нас был свой батюшка, но только вот его слова не дошли до моего сознания так, как Ваши. Всю свою жизнь в памяти переворошил, каждый день вспомнил и ужаснулся. Получается, что прожил я свою жизнь зазря. Профукал ее, и ничего уже с этим не поделать. Мать жалко, сколько она слез тогда пролила, умирала, а я в это время сидел, и ее хоронили чужие люди. Вот где боль, вот где страдания. Ненавижу себя! Если бы мне Ваши книги попались раньше, разве б я так прожил?
И еще. Наталья Ивановна, мучаюсь я одной мыслью, что умру и никто не помолится за меня, а ведь я в аду буду. Страшно, но даже, наверное, не мук адовых я боюсь, а того, что так поздно пришел к Богу, он ведь не простит меня такого. Нет мне прощения. Хочу Вам сказать – я раскаялся. Раскаялся искренне, не за страх, а за совесть. Все время шепчу: люди добрые, простите меня, дурака, что творил такое. Прости, Господи, если сможешь! Прошу, и не верится, что он простит, поздно уже, наверное, я прошу.
Наталья Ивановна, можно я поклонюсь Вам как матери, помолитесь за меня. Звать меня Николаем и спасибо Вам за то, что Вы осветили мне путь к Богу, даже пусть и поздно. Прощайте, матушка, прощайте!»
Драгоценные мои, никогда не нужно отчаиваться. Отчаянье есть невысказанное вслух неверие в милосердие Бога. Господь прежде всего для нас любящий Отец, а уже потом только справедливый судья, ведь и ваши земные родители порой замечают ваши плохие проступки и наказывают вас, чтобы вы и впредь не совершили того, что может вам навредить, сломать вашу жизнь. Не от злобы и ненависти даются нам от матери и отца наказания, а для нашей же пользы. Зато как же безмерно радуется родитель, видя прилежание своего дитя, как гордятся своим чадом мать и отец. Не зря, видно, старики говорят: «Мать может дитя за провинность шлепнуть и наказать, но коснись беда, она не задумываясь отдаст жизнь за своего ребенка!» Вот послушайте одну библейскую притчу.
Умер один пьяница, и по его грехам душа его должна была отправиться в ад, но в ад не хотелось. Решил этот бражник (пьяница) попытаться пройти в рай. Когда он подошел к райским вратам, то увидел возле них апостола Петра с ключами от ворот рая.
– Сюда тебе нельзя, – сказал Петр.
– Вот мне нельзя, а ведь ты-то тоже грешник. Читал я в святых книгах, как ты от Христа отрекся, предал его, а теперь вот стоишь тут да райскими вратами распоряжаешься!
Петр задумался, слова-то вроде справедливые, не знает, как ему быть, и позвал он на помощь Давида-псалмопевца.
Давил пришел и говорит:
– Бражникам в рай нельзя!
– А блудникам и убийцам можно? – спросил его бражник. – Ты ведь, Давид, взял себе чужую жену, да еще и ее мужа убил, а теперь здесь, в раю!
Петр и Давид позвали на помощь Моисея-законодателя. Тот пришел и тоже повторил их слова:
– Пьяницам в раю не место.
Услыхав слова Моисея, разобиженный от их упорства бражник сказал:
– Ты, Моисей, египтянина убил, в песок закопал, а потом закон написал – не убей, и тоже в рай попал. Почему же тогда и мне нельзя?
Призвали тогда Ноя, он по древности старше их, может, он убедит бражника. Увидев Ноя, тот радостно воскликнул:
– Вот наш человек, этот тоже был бражник!
Дорогие мои, эта притча говорит не о том, как нам надо разговаривать у ворот рая, а о том, что любой совершенный человеком грех может быть прощен Господом, если человек истинно раскаялся в нем. Ибо Господь сказал: «Покаявшемуся – да простится!»
Истинная вера
С того самого дня, о котором я хочу рассказать вам, прошло много десятилетий. В то время я была почти ребенком, но поскольку я всегда имела очень цепкую память, то помню этот день, как будто это было вчера. Однажды глубокой осенью, уже поздно вечером, к моей бабушке пришел мужчина, с виду обычный человек. Одет он был в просторную рабочую куртку, в кирзовых сапогах, а на голове его была большая черная кепка, низко надвинутая на глаза.
Убедившись, что в доме, кроме нас с бабушкой, никого нет, он скинул с себя рабочую куртку, под которой оказался очень красивый френч военного образца, из добротной дорогой ткани, с множеством блестящих пуговиц, от которых я не могла оторвать свой взгляд. Я посмотрела на бабушку, чтобы понять, узнала она его или нет, ведь перед нами сидел человек, имеющий высокое политическое место в Советском Союзе – его нельзя было не узнать, так как его портреты печатались в то время во всех газетах.
Мужчина откашлялся и произнес:
– Могу я попросить убрать ребенка из комнаты?
– Нет, – ответила бабушка, – она должна всегда быть со мной. Если вы приехали ко мне, то вы знаете, что такие люди, как мы, растим себе замену. Она должна знать все то, что знаю я, иначе ее знания будут пусты.
Слова моей бабушки, по-моему, нисколько его не огорчили, он равнодушно на меня глянул и принялся говорить:
– Мы хорошо информированы про ваши знания, и я думаю, подобные знания нужны. Слово «колдуны» мне не очень нравится, я предпочитаю таких людей называть кудесниками. Правда, так лучше звучит? – и засмеялся. Немного помолчав, он продолжил: – Я достаточно хорошо изучил некоторые моменты истории, у меня есть такая возможность – очень старые собрания кремлевских книг. Я читал много о первых правителях Руси, и не секрет, что при каждом таком правителе был свой астролог и колдун. – Тут он засмеялся и добавил: – Кудесник. Я также читал, что и Борис Годунов, призвав к себе чародеев, сказал, что он будет рад надеть корону, хотя бы на семь дней, и тогда кудесники ему пообещали, что на его голове корона будет семь лет, так потом оно и было. У меня к тебе, женщина, есть одно дело, и ты своими молитвами мне должна помочь…
Тут этот человек стал излагать то, о чем я не должна здесь писать, но, когда он замолчал, бабушка произнесла:
– Сперва скажи мне, истинно ли ты верующий человек, и так ли ты это хочешь ради людей или же только из-за славы?
Я видела, что этот вопрос моей бабушки этому человеку не понравился. Лицо его насупилось, он сдвинул брови и почти грубо сказал:
– Я не знаю, что для тебя истинная вера, я верю только в коммунизм. Чтобы я понял, чего ты добиваешься от меня этим вопросом, ответь сама – что в твоем понимании есть вера?
Переведя с его лица взгляд на бабушку, я узнала столь мне знакомое выражение ее лица, когда она думала или говорила о Боге:
– Вера – это то, из-за чего все еще держится мир. Вера – это те истовые от сердца молитвы, по которым закончилась война. Истинно верующий и любящий Бога презирает славу, богатство и утехи мира считает за ничто. Истинная вера настолько сильна, что способна привести людей туда, куда их невозможно загнать хлыстом, а они идут добровольно. Проси Всевышнего быть всегда с тобой, и Он будет страдать с тобой вместе в твоих страданиях. Только в истинной вере ты обретешь блаженство. Ты вот сейчас просишь меня исполнить твою мечту, а в голосе твоем затаенная угроза. Так я скажу тебе: творя земной суд, бойся суда Божьего, особенно если ты грозишь сгубить истинно верующие сердца. Я смотрю на тебя сейчас и говорю тебе словами, вложенными мне в уши и уста: мне ведомо, что написано на скрижалях твоей судьбы. То, что ты сейчас просишь, недолго будет в твоих руках, они скоро будут хладными и бессильными. И это так же точно, как то, что ты сегодня ехал в целом вагоне один, не считая присутствия охраны. Сиденье, на котором ты ехал ко мне, было из красного бархата, и тем же бархатом будет оббит твой гроб. Когда ты уйдешь от меня и будешь пользоваться благами, которые ты попросил, не забывай моих слов, повернись лицом к истинной вере, так как только вера может спасти любого человека.

Кукла
Читая эту историю, невозможно остаться равнодушным, так и хочется при этом сказать: «Чудны дела Твои, Господи!» Рассказала мне обо всем, что произошло, моя читательница, наша бывшая соотечественница. Я не смогла удержаться от желания передать и вам этот поразительный рассказ.
«Я была беременной, когда парень, за которого я собиралась замуж, умер, и оказалась я не невеста, не жена, а соломенная вдова. Скорее всего, из-за того, что я много плакала и переживала, моя дочь родилась с симптомами ДЦП. Она бесконечно болела, очень плохо ходила и практически ничего не ела, поэтому совсем не росла. В возрасте пяти лет она имела рост двухлетнего ребенка. Несмотря на то, что доченька моя доставляла мне много забот и страданий, я очень сильно ее любила и боялась ее потерять. Врачи фактически ее не лечили, я просто получала по ее инвалидности копейки, и если бы не моя мама, то нам бы с дочерью не прожить. Естественно, устроиться на работу с таким больным ребенком невозможно, я не могла ни на кого ее оставить.
Когда Маше исполнилось шесть лет, моя мама взяла подработку на местном кладбище. Она убирала мусор с могил, мыла памятники и, если ей говорили, косила траву. Чтобы как-то помочь ей, я иногда тоже ходила на кладбище, а Машу брала с собой на коляске. Обычно она в ней сидела, уставившись в одну точку, или, шатаясь, ходила вокруг коляски.
Однажды я убирала старые могилы. Маме было поручено все с них убрать, так как эти могилы администрацией было решено снести и использовать их под повторное захоронение. Мест на кладбище не хватало, а заброшенным могилам было по семьдесят лет. Разбирая одну такую могилу, я увидела в провале земли старый, заплесневелый ящик, наподобие сундучка. Вынула его и отряхнула от налипшей на него земли. Не скрою, в тот момент мое сердце екнуло от наивной надежды увидеть в этом ящичке какое-нибудь добро. Прячут же иногда люди ценности или деньги, а мне бы это очень бы пригодилось, жили мы с мамой и доченькой небогато.
К моему разочарованию, я не увидела в нем ни золота, ни серебра. В ящике была какая-то старая деревянная кукла, которую нельзя было даже назвать хоть капельку привлекательной. Тело ее и голова были вырезаны вручную, из цельного куска дерева, и, глянув на нее, я подумала: „Надо же, какой-то Буратино, но только не такой, как в детском кино, а в некоторой степени даже жутковатый». Кукла и вправду выглядела ужасно. Она была абсолютно черной, видимо, из-за старого дерева, и я решила, что в этой могиле семьдесят лет назад была похоронена девочка. Возможно, эту игрушку положили ей в могилу, так как покойная ее очень любила. Подумав так, я уже собралась выкинуть эту находку в общую кучу мусора, которую чуть позже должны были вывезти рабочие мужики.
В этот самый момент случилось совершенно невероятное. Моя дочь Маша, которая никогда ничего не брала в руки и не признавала игрушек, протянула руки к найденной деревяшке и стала лепетать: „Най! Най!» – это на ее языке означало: „Дай! Дай!» А ведь Машенька моя до тех пор не говорила! Я попыталась не дать игрушку, ведь она из могилы, но по кладбищу тут же пронеслись дочкины вопли. Она кричала так пронзительно и отчаянно, что я была вынуждена отдать ей деревянную куклу, предварительно ополоснув ее водой из бутылки. Как только эта кукла попала к ней в руки, она прижала ее к груди и засмеялась. Это тоже было настолько необычно, что у меня похолодело в груди.
С этого момента моя Маша не желала расставаться со своим приобретением. Она начинала кричать, переставала кушать и спать, если только кто-то хотел ее куклу забрать. Она обожала свой чурбан и гладила его ладошкой, как гладят дети котят. Я стала замечать (да и нельзя было этого не заметить!), что моя дочь меняется на глазах. У нее смягчились и разгладились черты лица, оно стало приобретать человеческое выражение. Исчезли уродливые гримасы и туповатый, остановившийся взгляд, он стал живой и осмысленный, а движения рук и ног – скоординированными. Дочь перестала ходить под себя, она начала проситься на горшок, а затем и сама стала ходить в туалет, как все нормальные люди. Сперва она агукала и ворковала со своей куклой, затем стала все четче и четче говорить. Прекратились истерики и бесконечные слезы. Не сразу, а постепенно она превратилась в адекватного, абсолютно здорового ребенка.
Шло время, Маша научилась читать и писать. С удовольствием пела, танцевала и слушала музыку. Очень любила наряжаться и наряжала свою куклу, мы вместе с ней шили для ее любимицы красивые одежки. Однажды я заметила, что Машенькина кукла стала как бы гораздо меньше, чем была. Не веря своим глазам, я достала из кукольной коробки те первые платьица, что были сшиты мною полгода назад. От увиденного я оторопела – все прежние кукольные наряды были намного длиннее, чем те, что я шила теперь. Я старалась найти этому хоть какое-то объяснение: может, кукла усыхает, думала я, ведь она вырезана из дерева, а дерево, наверное, должно усыхать. Не придумав ничего другого, я постаралась выкинуть эту мысль из своей головы.
Шло время, и в какой-то момент, слушая, как дочка читает стихи, я поняла, что девочка наша должна учиться. Она умела считать и писать, но этого было уже недостаточно. Мы оформили Машеньку в школу, предварительно обследовавшись и пройдя комиссию. Когда мы проходили ВТЭК, все выпучили глаза. Присутствовавшие врачи выглядели обескураженными и пораженными, им было непонятно, как и кто мог дать инвалидность по ДЦП абсолютно здоровому ребенку?!
Девочка моя выглядела прекрасно. Она стала удивительно красивой и веселой. Училась наша Машенька очень хорошо, и, кроме этого, она посещала балетный кружок. Несмотря на все это, где бы она ни была, чем бы ни занималась, ее деревянная кукла была при ней. Я всячески уговаривала ее не носить в сумке куклу, и она иногда стала мне в этом уступать. В день Машиного восемнадцатилетия произошел странный, необъяснимый случай. Когда она уже ложилась спать, то не смогла отыскать свою куклу, та будто сквозь землю провалилась. Мы перерыли всю квартиру, но куклу не нашли, будто она растворилась. Я утешала дочь, говорила ей, что она выросла, и про куклы пора уже перестать думать, но Маша действительно очень переживала, она будто потеряла половину себя.
До сих пор я не знаю, куда она подевалась. Зато я уверена, что эту куклу послал нам Господь. Только Он может знать, какими путями послать спасенье. Одним оно является куклой, другим – скальпелем умного хирурга, а третьим – такой доброй книгой, как у Вас. Пути Господни неисповедимы. Возможно, Машина кукла была ее талисманом, который, выполнив свое дело, исчез, чтобы служить другим.
Милая Наталья Ивановна, я, как никто другой, верую в чудеса, и одним таким чудом являются Ваши замечательные книги. Я с удовольствием их читаю и перечитываю. Маша вышла замуж за иностранца, и мы теперь живем во Флориде. Слава Богу, я могу и здесь приобретать Ваши книги. Письмо мое, если захотите, можете напечатать, я знаю, что чудеса Господа нашего всегда прославлялись. Золотая и дорогая Наталья Ивановна, берегите себя, Вы нам очень нужны. С уважением и любовью».

Пуговица от рубашки покойника
Эту историю мне рассказал человек, которому я полностью доверяю. Да и нет, в общем-то, смысла лгать, если об этом можно узнать. Я с удовольствием передаю вам этот удивительный рассказ, а верить ему или не верить – судить уже вам.
«Мне было девятнадцать лет, когда это произошло. Однажды мы с компанией ребят поехали на рыбалку. Естественно, что эта рыбалка была лишь очередным предлогом повеселиться и покуролесить вдали от родителей, которые всегда бдительно опекают детей нашего возраста, ведь мы уже были не прочь выпить пива и вина, а наши мамы боролись с этим изо всех сил. Нас было семь человек: Леха Смирнов, Иван Капустин, Илья Лавров, Кузька, то есть Кузин Пашка, Мальцев Сергей, Антон Забродин и, конечно же, я, ваш покорный слуга.
Расположившись на берегу реки, установив палатку и натаскав хворосту, мы приготовили и разожгли костер. У нас было много еды, благодаря нашим заботливым родителям. И нарезав разных сортов колбасы и сыра, открыв походные консервы, мы с удовольствием все это ели и запивали пивком. Потом мы по очереди играли на гитарах и пели, затем наши разговоры коснулись знакомых девчат. Кузька, то есть Пашка Кузин, стал жаловаться на то, что его подружка Танька вчистую его отшила. Она так и сказала ему: „Будь мужиком, отстань и больше не ходи». Мы все стали дружно Пашке сочувствовать, и тут кто-то из нас, кажется, Мальцев Сергей, сказал: „А вы знаете, что если взять и оторвать у покойника пуговку и донести ее от кладбища до дома у себя под мышкой, то покойник этот за своей пуговкой придет, а взамен исполнит любое ваше желание. Но чтобы этот покойник вас не утянул за собой, нужно сразу же после того, как вы скажете ему о своем желании, произнести громко, вслух и без единой запинки тринадцать имен: одно имя – Христа и еще – двенадцати его учеников. Если же кто-то при этом нечаянно запнется или перепутает имена, то тот, кто загадывает свое желание мертвецу, очень быстро умрет». На наш вопрос, кто ему об этом сказал, Серега пробурчал, что, мол, читал об этом в записях своей покойной бабки, которая при жизни умела гадать и лечить людей. Разговор перешел на споры о магии и на то, какую бы задал задачу каждый из нас мертвецу, если бы тот заявился за своей пуговкой. Леха Смирнов сказал, что он бы попросил у покойника новую машину и лучше бы иномарку, желательно черного цвета. Капуста сказал, что хотел бы от армии откосить. Илюха Лавров заявил, что потребовал бы у мертвеца, чтобы тот задавил его отчима, так как этот гад уже всех достал, особенно мать, а она и так больная. Пашка Кузин, естественно, пожелал, чтобы его Танька, как собачка, бегала за ним и при всех на шее у него висла и замуж за него пошла. Мальцев Серега сказал, что покойника боится и ни за какие коврижки в дружбу с покойником не войдет. Забродин заявил, что хочет одного – денег, и ради них не только у покойника пуговку отберет, но и голову ему оторвет. Когда спросили меня, я ответил, что такой вопрос надо обдумать, а вот так сразу в голову ничего не приходит.
Слово за слово, будучи уже в легком подпитии, мы неожиданно решили все же испытать судьбу, а заодно и проверить, правда ли все это или бабкины сказки. В общем, так уж получилось, что мы, пока еще не совсем стемнело, собрались и поперлись на кладбище, прихватив с собой лопаты, которые мы брали для копки червяков. Походив немного по кладбищу, мы остановились у мужской могилы. Если честно, я до самого конца не верил, что мы это сделаем – все происходившее выглядело какой-то игрой. Но по лицам ребят я уже видел, что они, под действием вина и новой идеи, были полны решимости. Могилу копали быстро и дружно, и наконец показался красный грязный гроб. Когда крышку гроба открыли, в нос ударил тлетворный, приторный запах, и мы увидели мертвеца. Каждый из нас молча, и наверняка крепко сжав зубы, срывал пуговицу с одежды мертвеца. Затем крышку прикрыли, и гроб был засыпан землей, а крест от могилы мы не воткнули, а положили его поверху земли. Не сговариваясь, мы в полном молчании сунули пуговки себе под мышки и заспешили на берег к своим вещам. Собрав имущество, все также молча, не разговаривая, мы все отправились обратно домой.
Уже на следующий день у всех нас жизнь стала заметно меняться, и, что самое интересное, происходило все именно в той самой очередности, в которой мы спускались в могилу, чтобы сорвать у покойника его пуговку. Первая новость была такая: к Лехе Смирнову приехала тетка из города и отдала ему ключи от почти новенькой иномарки, оказывается, у них умер зять, и они решили отдать его машину ему. Машина была очень красивая, дорогая и черного цвета. И вся наша компания с откровенной завистью смотрела на нее. Вечером, когда мы с Лехой прощались, я его спросил, почему он такой смурной, ведь мечта его сбылась. Он, озираясь по сторонам, прошептал: „Покойник приходил, и я отдал ему его пуговку. Прикинь, хорошо еще, что я знал имена святых, я и ребятам их написал, могу и тебе дать, если ты хочешь». Я не знал, верить ему или нет, скорее всего, это совпадение и Леха меня разыграл, он вообще шутник по жизни, а то, что ему отдали машину, так это бывает. Тем не менее, я позвонил одному из пацанов и старательно записал имена святых, которые ему дал Леха. Сидя на кровати, я мысленно зубрил имена, глядя на свою запись: Петр, Андрей, Иаков, Иоанн, Филипп, Нафанаил, Матфей, Фома, Фаддей, Симон, Иосиф и Иуда и, конечно же, Иисус Христос.
Поздно вечером, уже за ужином, моя мама обсуждала со своей матерью, с моей бабкой, новость – у Валентины Лавровой повесился муж. Бабка моя ахала и говорила, какой это грех, вот так вот взять, да и наложить на себя руки! А я в это время пребывал в шоке, получается, что Илюха Лавров действительно попросил мертвеца задавить его отчима, и тот задавился. На меня нашел ступор, мне было так жутко и так неприятно, как будто я ожидал беду. В этот момент мне позвонил Капустин Ванька, он уже знал про Илюшкиного отчима, но звонил он мне не поэтому, а из-за своей новости. Он сказал, что его мамка через кого-то решила вопрос с армией и даже ни копейки за это не заплатила. Она ему только что про это сказала. Не выдержав, я чуть ли не заорал в телефон: „А Он за пуговкой приходил?!» И Ванька хрипло ответил: „Да!»
Утром, как гром среди ясного неба, новое и ужасное известие – Антоша Забродин умер! Его мать пришла будить, а он уже мертв. Когда мы все шестеро собрались, наверное, каждый из нас думал одно и то же – Антошка, поди, запнулся или перепутал имена святых. Мы разговаривали, а неподалеку от нас кружилась Танька, Кузина подружка, он сказал, что она от него не отходит ни на шаг. Все хмуро глядели на меня. Получалось, что из всех нас мертвец пока еще не приходил только ко мне, а я даже боялся об этом думать. Да и никто из нас не говорил о визите покойника. Рты наши были словно зашиты, а язык онемел. Когда Антона хоронили, я отделился от толпы и пошел к той могиле, которую мы разрывали. Я зарыл пуговицу в землю, у мертвеца в ногах. Попросил у него прощения и, стараясь не запнуться на слове и не перепутать имена святых, громко и четко их поочередно назвал. Вы не поверите, мне вдруг показалось, что кто-то тихо произнес, как будто шепотом: „Иди с Богом и не греши!»»

Встреча с духами утопленниц
Из письма:
«Уважаемая Наталья Ивановна, здравствуйте! На днях, совершенно случайно, я приобрела Вашу книгу и, забросив дела, читала ее, пока не прочла всю. Как только я стала читать, то с первой же страницы у меня промелькнула мысль – вот тот человек, которому я должна рассказать свою историю!
Когда я родилась на свет, умерла моя мама, а через полгода умер отец. Воспитывала меня тетя Марина, сестра моей мамы, и поскольку она была учительницей, да к тому же еще и со мной на руках, она так и не смогла выйти замуж. Жилось мне очень хорошо, тетушка заменила мне и мать, и отца. Она была ко мне ласкова и очень многому меня научила. После школы я поступила в институт, и вот там-то я и полюбила Володю. О моей любви знали моя тетушка, от которой я не имела секретов, и подруга Надя с моего факультета. Володя, может, и догадывался об этом, но никогда ко мне не подходил и знаков внимания не оказывал.
Однажды нас, студентов, отправили на работу в совхоз, и я радовалась тому, что смогу быть к любимому ближе, а может, и наедине. Никогда еще мне не было так хорошо и весело. Днем мы работали, а вечером танцевали в клубе. Несколько раз меня приглашал на танец Володя, и я от волнения горела как кумач. Но, видно, радовалась рано.
Как-то вечером, когда мы были в клубе, Володя и Надя куда-то исчезли. Подождав немного, я пошла их искать и нашла. Моя подружка и мой любимый стояли за клубом и целовались, а ведь она знала, как давно я его люблю. Что тогда сделалось с моей бедной головушкой, до сих пор не пойму, только я в тот момент решила с собой покончить. Была бы в руках петля – сразу бы удавилась, так постыл для меня был этот мир! Но петли не было, и я побежала к реке, желая утопиться, ведь плавать я совсем не умела. Добежав до берега, я плюхнулась на песок, у кустов, и разрыдалась. У меня не было ненависти ни к милому, ни к моей подруге, она всегда казалась мне умнее и красивее. Я обоих их любила, но жить я не хотела и не могла. Почему-то вдруг вспомнилось, что судьба обделила меня родителями и что по моей вине, рожая меня, умерла моя мама. Все тогда мне казалось в черном цвете, все было печально, безрадостно и безнадежно.
Мысль о самоубийстве меня не оставляла, и я уже хотела пойти к воде, как неожиданно увидела странную, поразительную картину – из глади воды, в свете луны, появились сперва головы, а затем и плечи трех женщин. Они очень медленно продвигались к берегу, постепенно их тела поднялись над поверхностью, и они двинулись в мою сторону. Учитывая воспитание тетушки, я была атеисткой до мозга костей, но в тоже время я не могла не доверять собственный глазам – только что река была абсолютно пустой, а тут, как в пушкинской сказке, из воды возникли и вышли на берег три голые женщины с длинными волосами! Бежать было поздно, да и невозможно, так как тело мое сковало страхом, как льдом – ноги и руки не подчинялись. Не зная, что делать, я закрыла глаза и лежала, не шевелясь: „Пусть думают что хотят, может, я умерла!» – так я тогда рассуждала.
Поскрипывание песка говорило мне, что эти трое ко мне приближаются. И когда их тела застили свет луны, я поняла, что они уже рядом. И вот тут-то я и услышала совершенно ни с чем не сравнимый голос. Звук его был столь чарующим, столь мягким и нежным, какой, наверное, должен быть у ангелов или диковинного, неземного инструмента. Он заставлял меня внимать и растворяться в звуке голоса, как растворяется капля дождя в воде. Не знаю, смогла ли я хоть как-то передать вам услышанный мною голос, но только я никогда уже не слыхала в жизни ничего подобного. Весь слух, весь мой мозг и все мое сознание внимали этим речам! Одна из них сказала, что я притворяюсь спящей. Вторая – что если бы не они, то я бы утопилась. А третья – ее голос был чуть ниже других голосов – произнесла: „Такая же несчастная, как и я, из-за любви хотела лишить себя жизни». После этих слов что-то мокрое шлепнулось мне на грудь, и я снова услыхала более низкий голос: „Напои его этой тиной, и он до самой смертушки будет твой!»
Затем раздался смех, и смех этот тоже был неземной. Зашелестел песок, и стало ясно, что они уходили от меня обратно в воду. Приподняв голову от песка, я наблюдала за тем, как они, не оглядываясь, шли к середине реки, до тех пор, пока над их головами не сомкнулась вода. Если бы кто-нибудь мне подобное рассказал, я бы, наверное, никогда в это не поверила, и все могло бы показаться сном, если бы на моем теле не было куска тины вперемешку с водорослями, что подтверждало то, что я в своем уме и не спала и не видела сон.
Придя в дом, где мы жили с Надей на постое, я незаметно выполоскала в чистой воде принесенные с собой водоросли и подвесила их в сенях сушиться. А потом я подсела к нашей хозяйке, к бабе Тасе, и стала ее выспрашивать про то да про се. Когда я ее спросила, верит ли она в русалок, она тут же ответила: „Это ты к тому спрашиваешь, что нынче у нас русалочий день? Не думала я, что нынешняя молодежь об этом помнит и знает, а вот мы, когда были молодые, в этот день бегали до реки, бросали в воду венки, поздравляя русалок с их именинами!»
И баба Тася ударилась в воспоминания. С ее слов, в прежние времена были русалочьи недели, или их еще называли днями духов утопленников. И в эти дни люди поминали именно тех умерших, которые утопли в воде. По рассказам своей квартирной хозяйки, я поняла, что на ее веку были люди, которым удавалось увидеть духов утопленниц – русалок, но лично ей, слава богу, такое не привелось, иначе бы она от страха умерла, так как всегда боялась покойников.
На другой день я предложила Наде пригласить Володю на чай, и она позвала. Я заварила чай из русалочьего подарка, а когда мы сели за стол, сама налила ему целую эмалированную чашку готового чая. С этого самого вечера мой Володенька не отходил от меня ни на шаг. Потом мы с ним поженились и прожили долгую и счастливую жизнь. Мой муж умер в семьдесят два года, а я вот пока еще живу и очень хочу, чтобы то, что со мной случилось, узнали и другие читатели. А если кто не поверит в мой рассказ, то дайте им мой адрес и телефон, и я подтвержу. Дорогая Наталья Ивановна, спасибо Вам за Ваш труд. Спасибо, что Вы нашли время и прочли мое письмо. Даю Вам слово, что все, что я рассказала, чистая правда!»

Как можно попросить прощенья у покойного
Из письма:
«Возможно, что Вы не дочитаете мое письмо и бросите его в корзину, но мне необходим Ваш совет, так сложилось, что у меня уже никого нет. Несколько месяцев назад у меня умерла мама – человек, который дал мне жизнь и которого я погубил. Мама жила для меня, заботилась обо мне и опекала меня, а я повзрослел и начал пить. Сперва я пил пиво, затем все подряд, а потом спился.
Мать уговаривала меня бросить пить, плакала и как-то даже встала на колени, умоляя закодироваться, но я не хотел. Теперь-то я уже понимаю, что все, кто нас любит, перед нами беспомощны, как дети, особенно матери. Жена помучилась, да и бросила меня, уехала на Украину, а вот мама за эти годы сносила и мои маты, и грубость, и даже побои. Я творил сам не зная что. Нигде не работал, пропивал не только свою одежду и вещи, но и то, что было ценное у нее. Последнее время она еле ноги таскала, а я все требовал бутылку и денег, угрожая, что что-нибудь с собой сотворю. Пил неделями, беспробудно, и ее схоронили чужие люди, соседи, без меня.
Пойло кончилось, и я, мучительно страдая, постепенно, с большим трудом протрезвел. Я лежал и злился на мать, что ее нет, что она не приходит и не приносит мне еду и деньги. Звонил ей на телефон, но она не брала трубку. Матерясь от злости, я поплелся к ней домой, а там опечатана дверь. Находясь в послезапойном состоянии, мое сознание не принимало факта того, что ее больше нет. Я пинал дверь в ее квартиру, даже тогда, когда мамина соседка, приоткрыв свою дверь, пояснила ее отсутствие. Мне было необходимо выпить, а мамы не было, и я злился. Все как сговорились, никто мне не давал денег взаймы, и только благодаря этому мой организм полностью вышел из запоя. Первые дни я очень мучился, корчился на кровати, а потом все прошло. И вот тут, когда мне никто ни разу не позвонил ни в дверь и ни на телефон, я осознал, что остался один, мамы больше нет. Память подсовывала мне различные воспоминания. Я ясно вспомнил, какая веселая и красивая всегда была моя мама до тех пор, пока я, ее сын, не начал пить. Вспоминал, как она стирала и гладила мою школьную форму, старалась повкуснее меня накормить. С гордостью хвалилась соседке моими оценками, говорила, что я самый лучший сын и что она не считает себя матерью-одиночкой, так как безумно счастлива, что у нее есть я. Много чего вспоминал и плакал и почувствовал себя такой сволочью, что нельзя отыскать слов. Чужие люди ее схоронили, а я до сих пор не знал, где она лежит.
Однажды после таких терзаний я задремал сидя в кресле и увидел сон. Мама прибиралась в доме, мыла окна, пол и говорила: „Сыночка мой любимый, что же ты с собой делаешь, опомнись. Иди работать. Будь человеком, а то совсем пропадешь». Это было так ясно сказано, и она была такая живая, что когда я проснулся, то и в правду решил, что ее видел. На другой день я пошел и устроился на работу, а в выходной день выдраил всю квартиру, выбросил кучу бутылок и решил – ради маминой памяти я вернусь к нормальной жизни. Ни за что не буду больше пить, может, хоть таким образом искуплю свою вину перед ней. С тех пор я не пью, но тоска в душе не проходит, мне так хочется попросить у нее прощения, но так, чтобы она меня услышала.
О Вас мне рассказал мужчина, которого Вы вылечили от рака. У него есть Ваши книги, и он давал мне их почитать. После этого я стал покупать всю Вашу литературу, выписал газету и „Сны Богородицы». Я стал ближе к Богу благодаря Вам. И я прошу ответить в Вашей следующей книге, как можно попросить прощения у того, кто оставил уже этот свет».
В день, когда воскрес Иисус Христос, то есть в Светлую Пасху, пойдите на кладбище, на могилку к своей маме. Господь даровал людям величайшую милость один раз в году слышать усопшим то, что им говорят живые. Но прежде чем вы обратитесь к своей маме, нужно громко сказать: «Христос воскрес!» Это отверзает слух спящим мертвым сном людям и, хоть и ненадолго, но убирает невидимую грань, разделяющую миры мертвых и живых. Старики утверждают, что когда человек похристосуется с покойником и приложит ухо к могиле, то может даже услышать ответ.

Экзамен
Из письма:
«Не знаю, может, Вы и не поверите, но то, что я расскажу, абсолютная правда. В 1976 году я поехала поступать в институт. Мама ради этого продала нашу единственную корову, и я тряслась от страха, что не поступлю. В нашей сельской школе я училась неплохо, в аттестате моем была только одна четверка, и то по физподготовке. Приехав в незнакомый город, я пошла устраиваться в гостиницу, но дешевых номеров не было, а дорогой я не хотела брать, для меня это были очень большие деньги. Я вышла, решив поискать другую, более дешевую гостиницу, и тут ко мне подошла женщина и предложила мне недорогое жилье. Цена меня устраивала, и я с радостью согласилась.
Со своей будущей хозяйкой мы долго ехали в троллейбусе, а затем на трамвае. Когда мы приехали, я увидела какие-то старые дома, похожие на бараки, и место было прямо рядом с кладбищем. Стало боязно, я вспомнила мамины слова, что в городах полно воров и бандитов, и у меня стало плохо на душе. Зайдя в свое будущее жилище, я поразилась неопрятности и ветхости жилья. Даже в нашем Богом забытом поселке и то не было такой нищеты. Стульев не было, были старые, облупленные табуретки. Не было даже простой вешалки для пальто, из стены для этой цели торчали ржавые гвозди. Пол скрипел, воняло кислой капустой, а вместо плиты была полуразрушенная, небеленая печь. Кругом, и на полу и на подоконниках, стояли и лежали пустые бутылки. На полу, на рваном одеяле храпел пьяный старик. В комнате, которая мне предназначалась, было немного чище, но кровати не было, была старая раскладушка, и не было даже стола. От вони и грязи хотелось бежать без оглядки, но, пока мы добирались, уже стемнело, и я решила дождаться утра, а потом искать другое жилье. Хозяйка взяла с меня оплату за предстоящую ночь и побежала в магазин за бутылкой, а я уселась на раскладушку, прислушиваясь к урчанию в животе. Минут через десять после того, как хозяйка ушла, пришли в дом два совершенно пьяных мужика, а дверь моя не закрывалась даже на щеколду. Когда эти алкаши стали ко мне приставать, я схватила сумку и пулей выскочила на улицу. Мне показалось, что один из них, шатаясь, пытается меня догнать, и тогда я кинулась подальше от этого дома.
Не знаю даже, как так получилось, хотя чему тут удивляться, ведь дом, в который меня привезли, был прямо возле кладбища, в общем, когда я ринулась из этого дома, то, проскочив сотню метров, оказалась среди могил. В сумерках еще хорошо были видны фотографии умерших людей, и мой взгляд остановился на лице покойницы, которой от силы было семнадцать лет. Чтобы в этом убедиться, я стала читать надпись на надгробии. По датам рождения и смерти на надгробии я поняла, что девушке действительно было семнадцать лет. Мы молча смотрели друг другу в глаза, я – на фото, а она с фотографии – на меня. Лицо девушки было красивым и очень грустным, и мне неожиданно захотелось реветь. Я заплакала от жалости и к себе, и к этой умершей. И мне было обидно, что я стою здесь, на кладбище, а мои деньги за ночлег взяли у меня на пропой. Возвращаться к алкашам не хотелось, а искать новое пристанище не было сил. Поревев и устав от слез, я неожиданно уснула. Во сне мне было тепло и уютно, и сон мой продлился до самого утра. Проснулась я от громкого гомона птиц. Поежившись от утреннего холода, я еще раз внимательно посмотрела на фото умершей девушки, а затем поднялась со скамейки и ушла.
Через день были вступительные экзамены. Придя в институт, я поняла, что волнуюсь настолько, что даже если и знаю ответы на все вопросы, то от страха и от волнения не смогу ничего сказать. В коридорах ходили какие-то парни и девушки, многие меж собой разговаривали, но только я никого не знала и стояла одна. Наконец подошла и моя очередь. Меня так бил озноб, что я стучала зубами. Неожиданно рядом со мной оказалась девушка небольшого роста. Она тихо, почти шепотом произнесла: „Ничего не бойся, ты ответишь на все вопросы. Ты сдашь все экзамены на пятерки. Иди!» Я поглядела на нее и подумала, что где-то я ее уже видела. Но дверь уже открылась, и я вошла. Отвечала я без запинки, очень спокойно и сама удивлялась, насколько я хорошо помню и знаю весь материал. Результат моих ответов был очень высокий, и я с блеском поступила в желаемый институт. Позже, когда все уже закончилось и я ехала в гостиницу, в моей памяти ясно всплыло лицо той, которая тихим голосом обещала мне победу. Вы не поверите, но я Вам небом клянусь, что это было лицо именно той девушки, у которой я проспала всю ночь на могиле накануне экзамена».

Ночные пришельцы
Из письма:
«Мне не дает покоя один случай из моей жизни. Когда мне было десять лет, мой отец убил мою маму и сел за это в тюрьму. Меня на воспитание взяла мамина сестра. Она работала в ночные смены, а я оставалась дома одна с собачкой. Однажды я проснулась ночью оттого, что собачка, которая спала у меня в ногах на диване, стоит у моих ног и жутко воет. Часы бьют четыре часа утра. Пол слегка поскрипывает, а бамбуковые шторы в проеме обеих дверей (комната проходная) колышутся. Форточки были все закрыты, и сквозняка не было. В тот моменту меня не было страха, и я никого не видела, но при этом четко знала на уровне подсознания, что по комнате идут трое, и даже знала направление их движения. Я не помню, сколько примерно все это длилось, но ясно помню, что я понимала необходимость отвернуться к стене, и я отвернулась. Самое поразительное, что я при этом про себя читала „Отче наш», а ведь я этой молитвы не знала и не могла знать, никто меня этому не учил. Откуда во мне взялась молитва, понятия не имею. Меня до сих пор мучает этот вопрос. Что это вообще было? Я точно знаю, что я не спала и не дремала. Еще раз хочу сказать Вам спасибо за все Ваши советы, которые помогают людям жить».
Подобных историй у меня накопилось уже много. Люди пишут мне о ночных неизвестных гостях. Настоящую правду о каждом таком случае знает, конечно, лишь Господь Бог, но вот мне бабушка говорила когда-то, что милостивый Господь, по Своему милосердию и по Его великой воле, отпускает иногда, на какое-то время души усопших людей. Кому-то из ныне живущих удается узреть это явление или услышать, а кто-то никогда их не слышит, не видит и не ощущает. Вот, например, какую загадочную историю сообщил мне в своем письме один довольно известный хирург, имя которого я по его просьбе не могу указать в своей книге:
«После того как моя мама умерла от рака, я решил, что обязательно стану хирургом. На всю жизнь я тогда запомнил, как она страшно мучилась и умерла. Мама у меня была очень хорошая, и я ужасно страдал, когда ее потерял. Не знаю почему, но за пятнадцать лет со дня ее смерти я ни разу не увидел ее во сне. Признаюсь, я никогда не доставал альбом с ее фотографиями, мне было больно смотреть на нее.
Однажды со мной произошел странный и, я бы даже сказал, мистический случай. Было это 30 октября. Среди ночи меня разбудил какой-то шорох, я открыл глаза и увидел напротив себя силуэт, это была женская фигура. Я повернул голову в сторону спящей жены, она спала, повернувшись ко мне спиной, и я снова стал вглядываться в неизвестно откуда взявшуюся женщину. Хорошо помню, что в тот момент я не испытывал ни ужаса, ни страха, а только недоумение и обычное любопытство. Едва разлепив губы, я задал вопрос: „Вы кто?» – и поразился тому, как тих и слаб был мой голос. Горло мое было словно под анестезией, мои руки и ноги не двигались, и я не мог ими даже пошевелить. И тут я услышал такой знакомый и такой любимый голос своей мамы, будто кто-то включил для меня магнитофон с записью ее голоса: „Сыночек, не ходи сегодня из дома. Будь дома, иначе умрешь». Сказано это было так тихо и как-то приглушенно, будто на ней была маска или она говорила со мной через дверь. Мне бы надо было сказать ей хоть что-нибудь, хоть слово, но я совсем не мог говорить. От звука ее голоса по моим щекам ручьями текли слезы, я не успевал их глотать. Я захлебывался слезами и молчал. Что это было со мной, я будто был парализован. Мама еще какое-то мгновение постояла рядом со мной, а затем двинулась к входной двери. В полумраке было видно, как она скользит к выходу, как качнулись шторки от ее движения, и она исчезла, как привидение. Я посмотрел на часы, было ровно четыре часа утра. Пролежав до шести часов, я лихорадочно думал. Сперва во мне боролись ответственность хирурга со здравым смыслом, с моим внутренним страхом за мою жизнь. Не зная, как поступить, ведь у меня как всегда была масса работы, я взял и рассказал обо всем своей жене. Светлана сразу же все за меня решила, она сказала: „Я тебя никуда не отпущу». Не слушая моих доводов и рассуждений, она взяла телефон и позвонила мне на работу, сообщила, что я не смогу сегодня выйти, так как чувствую себя не очень хорошо. А вечером нам сообщили ужасную новость: вся бригада „скорой помощи», в которой должен был ехать и я, разбилась. Никто из присутствовавших врачей не остался в живых. Про этот случай я рассказываю впервые. Об этом знают только я и моя жена. Мой разум отказывается понимать, как и что это было. Я не спал, все видел и слышал, и ко мне неизвестно откуда приходила мама, чтобы спасти меня!»

Одежда с покойника
Из письма:
«У нашей сотрудницы умерла мать. Еще при жизни умершая сама, своими руками заготовила для себя смертное (то есть одежду на смерть). Когда она умерла, ее дочь (наша сотрудница) унесла эту одежду в морг, чтобы ее надели на умершую. Привезли ее в гробу домой, и выяснилось, что одежда еле налезла на покойницу, так как она, перед тем как умереть, сильно отекла. Эту одежду сняли и надели ту, которую пришлось срочно покупать. Спустя время после похорон дочь умершей стала раздавать людям одежду умершей, а мне принесла именно то, что не подошло покойнице, когда она уже лежала в гробу. Естественно, я этого не знала, это выяснилось гораздо позже, через три месяца, а за это время моя мама, носившая эти вещи, заболела, и все идет к тому, что она умрет… Я себя чувствую виноватой перед мамой – зачем я взяла тогда эти вещи, ведь мы не бедствуем, и у мамы своей одежды много, носить не переносить. Просто мне было неудобно отказаться от предложенной вещи, ведь у человека горе и положено часть одежды раздать. К тому же одежда была новой, и сотрудница сказала, что она не ношенная, вот я и взяла, на мамину беду. Позже сотрудница сама рассказала, что ее мать была одета в гробу в той одежде, которую она потом отдала мне. Я в таком отчаянии, мама моя еще совсем молодая, ей всего сорок восемь лет!»
Относят одежду на могилу с таким же именем, как у вас, и трижды говорят:
Отдаю тебе саван свой,
Ты лежи – я пойду домой.
Мне в этом городу не бытье,
Мне (такой-то) на белом свете житье.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне, присно, во веки веков.
Аминь.

Помины в чужом доме
Из письма:
«Моя мама не смогла отказать своей соседке, когда та попросила ее справить помины в нашей квартире, оправдывая свою просьбу тем, что у нее маленькая комната. Мама разрешила, и помины были сделаны у нас. Как позже нам сказали, мы этим самым перетянули беду на себя. Не прошло и трех месяцев, как умер мой папа, затем старший брат, а следом и моя мать. Я с ужасом думаю о том, что это поветрие будет продолжаться снова и снова, и очень боюсь за своих детей. Дорогая Наталья Ивановна, прошу Вас, не откажите в моей просьбе. Научите молитве, которая бы разорвала эту страшную цепь смертей».
Пойдите к порогу тех людей, у которых был покойник и по которому в вашем доме провели помины. Дотроньтесь правой рукой до скобы двери и скажите:
Что на семью накинула,
То бы на тридевять верст откинула.
Беда моя, клубком черным клубись,
От порога моего откатись.
То, что на нас сотворено,
Будь моим словом отговорено.
На ныне, на века, на все времена.
Аминь.

Змеиная любовь
Из письма:
«Уважаемая Наталья Ивановна, вот уже много лет, как я с удовольствием и не без пользы пользуюсь Вашими волшебными книгами. Благодаря практике по ним, я избавилась не только от бесконечных болячек, но и от всех соперниц. Мой муж работает в женском коллективе, в народном ансамбле. Он баянист, хорошо поет и очень красив собой. Женщины липли к нему, как на мед, и это доставляло мне много страданий. Из-за постоянного переживания и стрессов я и потеряла свое здоровье. В Ваших книгах я нашла специальные заговоры от соперниц и на верность жене. Никогда еще я не жила так спокойно, как живу теперь. Муж перестал обращать внимание на посторонних женщин, они ему безразличны. Все свое внимание и душевное тепло он отдает мне, и это все только благодаря Вашим книгам. Низкий Вам поклон за то, что Вы делаете для пользы людей!
А теперь, с Вашего позволения, я хочу рассказать совершенно поразительную историю, которой я сама свидетель. Если Вас заинтересует мой рассказ, Вы можете напечатать его в своей книге.
Случилось это в семидесятых годах. Рядом с нашим селом было воинское местонахождение. Солдаты приходили к нам в деревню, в клуб на танцы, и знакомились с девчатами. Вот про одного из этих солдат я и хочу рассказать. Звали его Николай, сам он родом был из Горького и служил последний год. Родителей у него не было, он был из детского дома, он сам мне об этом рассказал. Однажды Коля стоял на карауле и заметил, что неподалеку от него лежит на траве серая большая змея и смотрит на него не спуская глаз. Николай, стоя на своем месте, стал с ней разговаривать, просто так, от нечего делать, боясь в душе, что она подползет ближе и укусит его. Подобное бывает, когда человек неожиданно встречает на своем пути чужую собаку и от страха начинает с ней о чем-нибудь говорить, иными словами, подлизываясь к тому, кто опасен. Через какое-то время змея уползла в кусты, а Николай облегченно вздохнул. Возможно, что парень бы забыл об этом происшествии, если бы и в его следующее дежурство змея снова бы не оказалась на прежнем месте. Все повторилось с точностью, как и в первый раз. Змея, лежа на траве, не спускала глаз с Николая, а он ее хвалил: „Ты такая красавица! Какая же красивая у тебя шкурка! Ты добрая змейка и меня не укусишь. Видишь, я тебя не трогаю, потому что ты нравишься мне, и т. д.“
Эти встречи происходили с регулярным постоянством. Взяв с ужина молоко, Николай принес его на место своего дежурства, налил в миску и поставил ее туда, где обычно лежит змея.
Змейка отведала угощения, полюбовалась на парня и уползла. Не было ни единого дня, когда она не приползла бы в его дежурство. О змее он никому не рассказывал, чтобы ее кто-нибудь не убил. Ну, может, только какому-нибудь близкому другу, да и мне, когда мы с ним танцевали в клубе. А потом случилась беда. Перевернулся грузовик с солдатами, и семь человек погибли, в том числе и Николай. Шестерых ребят увезли домой хоронить, а Николая схоронили на нашем местном кладбище. Коля мне очень нравился, вернее, я была в него влюблена и сильно плакала по своей первой любви. Естественно, я стала ходить на его могилу, и вот тут-то я и увидела на его могиле змею.
Она лежала на могильном холмике во всю свою длину, и это не давало мне подойти близко. Все дни я пыталась положить цветы на его могилку, но змея не уползала и упорно охраняла ее. Потом, через много дней, я увидела, как вокруг змеи зависают мухи и ползают по ее разлагающемуся телу. Она умерла на могиле того, кого мы с ней так сильно любили. До сих пор не могу понять, как она могла узнать о его смерти и отыскать его могилку. Все, что я рассказала Вам, чистая правда».

Письмо вдовца
Из письма:
«Уважаемая Наталья Ивановна, здравствуйте! Пишет Вам очень пожилой человек, которого Вы не знаете. Я никогда никого не лечил, не умею лечить людей, и я ничего не понимаю в ведовских делах, но вот совершенно случайно в мои руки попала Ваша драгоценная книга, и от нечего делать я стал ее листать. Дело кончилось тем, что я не отрывался от нее несколько часов кряду, читал ее и не мог начитаться, наслаждаясь написанным, как только может наслаждаться мучимый жаждой путник в пустыне. Эта книга настолько тронула мою грешную душу, что я теперь Ваш горячий поклонник до конца своих дней. Благодаря всем Вашим умным, талантливым и таким простым словам, я очень многое понял и как бы заново пережил всю свою жизнь. Прожил я долго и жил по-всякому, а на склоне своих лет я остался совсем один. Мне некому открыть свою душу, мне некого попросить обо мне молиться и, возможно, хоронить меня, когда подойдет мое время, тоже будет некому, так как дети мои от меня очень далеко, они в Америке. Не знаю почему, но после прочтения Вашей книги мне очень захотелось именно Вам рассказать о своей судьбе, которая полностью изменилась благодаря магии или, проще говоря, колдовству.
Много лет назад, когда я был еще молод, красив и силен, судьба даровала мне крепкое здоровье и отличное образование. В тридцать пять лет я уже был профессором словесности. Имел хорошие связи, друзей и множество поклонниц, несмотря на то, что я был уже женат. На меня заглядывались самые красивые дамы, замужние и незамужние, а также юные и прелестные студентки, которым я читал свои лекции. К тому времени это был уже не первый мой брак. Дело в том, что мой темперамент, горячая кровь, а также яркая внешность не давали покоя ни мне, ни моим многочисленным любовницам. Я легко и часто влюблялся и так же быстро и с легкостью расставался со всеми, кто меня любил. Моя очередная жена, с которой я жил в то время, всячески пыталась меня вразумить. Она то умоляла меня и заклинала детьми оставить все мои похождения, то горько плакала и угрожала себя убить. Я слушал ее и иногда обещал ей то, о чем она просила, лишь бы только прекратить поток ее слов и слез. Мне не было ее жалко, как не было жалко и всех тех, кто, унижаясь, плакал предо мной, пытаясь доказать мне, что именно они больше всех меня любят и никто никогда не будет меня так сильно любить. Однажды, в то время, когда я читал лекцию, меня вызвали из аудитории. В коридоре я увидел свою заплаканную мать. Она едва сдерживала себя от истерики. Когда мы вышли с ней во двор университета, она разрыдалась и сообщила мне, что моя жена пыталась совершить суицид. Ее спасли, увезли в больницу, но состояние было очень плохим. Дома я застал испуганных и заплаканных детей, а мама отдала мне прощальное письмо моей жены. В письме она просила у всех прощения за то, что подвергла нас таким испытаниям. Она писала, что понимает и умом, и сердцем, как будет нам тяжело ее хоронить, но она не в силах больше терпеть все мои измены. Ей легче умереть, чем сходить с ума от ревности и тоски. Просила она прощения и у наших детей за то, что оставляет их без матери, без своей заботы, любви и поддержки. Она благословляла их и умоляла не держать обиды и зла на меня, их отца. Просила прощения и у меня, предавшего ее мужа, за то, что она не смогла для меня быть настолько хорошей и желанной, чтобы я ради нее забыл о других. Все чернила в ее письме были залиты слезами, и я с ужасом вдруг понял, что в эту минуту мог читать письмо мертвеца, ведь то, что она оказалась жива, было чистой случайностью, и я все в этот момент осознал. Ко всему происходящему, к этому страшному письму добавлялись заплаканные лица моих детей и слезы моей мамы. Я готов был сотворить что угодно, лишь бы в дом мой возвратился покой. Я чувствовал свою вину и потому начал разговор со своей матерью. Выслушав меня, все то, чем я оправдывал свои поступки, моя мать мне сказала: „Я допускаю, что ты слаб против природы. Что тебя постоянно тянет к другим женщинам и девушкам. И если ты действительно не рад этому и искренне просишь тебе помочь, я обращусь к колдунье, которая сделает так, чтобы ты никогда не гулял“. Я заверил свою мать, что большего желания у меня нет, что буду ей благодарен, если она поможет мне в моей беде. Через день моя мама объявила мне, что она была у колдуньи и та пообещала ей уладить нашу семейную жизнь. Я заметил, что на руке моей мамы нет золотых часов и старинного перстня, который ей когда-то дарил мой отец.
Глядя на нее, я думал о том, что это совершенно невозможно – любить мою жену, ее одну и всегда одну. Честно говоря, она к тому времени уже надоела мне как любовница и как женщина. После родов фигура ее пополнела и расплылась. Изменился цвет лица, а под глазами залегли темные круги. Меня раздражал ее голос, манеры и вся она сама. И если мне так быстро надоедали молодые красавицы, то что тут говорить о той, с кем я прожил уже несколько лет. В общем, мне было жаль украшений моей доброй мамы, но ради ее покоя я промолчал.
Но позже, как оказалось, моя досада была напрасной, я и сам не заметил, как стало меняться мое отношение к жене. Сперва я стал о ней часто думать, и мне захотелось ее повидать. Что бы я ни делал, все мои мысли возвращались к ней. Я покупал ей фрукты, конфеты и цветы. Мои визиты в больницу были столь часты, что вся ее палата была в цветах. Одна сестрица, увидев меня в очередной раз с букетом, пошутила: „Не поставить ли в палату еще одну кровать, так как все равно вы почти не выходите из больницы?“ За собой я тоже чувствовал какое-то странное изменение. При виде своей жены меня тут же бросало в дрожь. Состояние юношеской влюбленности не покидало меня ни на час. Я уже требовал у врача ускорить выписку моей супруги. И она, будто чувствуя мое состояние, буквально рдела как маковый цвет.
С того времени утекло очень много воды, и я ни разу не изменил своей супруге. Что говорить об измене, если я не мог смотреть ни на кого, кроме нее! Я жутко ревновал ее, следил за ней и подслушивал разговоры. Я был очарован ею, и она была для меня красивее всех. Даже когда мы с ней состарились, я видел в ней только прелести, все в ней казалось мне совершенным, все было в ней, как ни в ком другом. Ее седина отливала тем серебром, которое притягивает и чарует глаз. Мне нравились ее многочисленные морщинки, ее воркующий голос и детский смех. Я горд был, что именно у меня есть такая шикарная женщина. И Вы знаете, я жду и не дождусь уйти вслед за ней, в великой надежде ее увидеть. Я верю в эту встречу благодаря Вашей книге. Она мне дала надежду на эту радость. Всем, кто не верит в силу магии, хочу сказать, что сила магии – великая сила! Именно она дала мне познать, что такое истинная любовь. Если бы не магия, я бы так и болтался от одной юбки к другой, разменивая свое сердце и душу и разбивая чужие сердца. Мне восемьдесят два года, я был счастливейшим из мужчин. Я счастлив, что меня околдовали любовною силой. Я и теперь не чувствую себя без моей любимой, она всегда со мной рядом, а я всегда рядом с ней. Наши дети далеко, в Америке, и они возвращаться сюда не хотят. А я никуда не хочу ни ехать, ни идти от ее могилы. Я очень ее люблю».

Превращение
Из письма:
«Мне уже семьдесят два года, и я не взяла бы грех на душу обманывать такого человека, как Вы. Случай этот произошел более полувека назад, но я все помню, как будто это было только вчера. Моя мама отправила меня за водой, я взяла санки с привязанными к ним бидоном и ведром, чтобы переливать воду. До колодца было неблизко, а у меня вдруг разболелся живот. Я остановилась на заснеженной дороге, решая, вернуться домой или добежать до ближайших кустов. Был вечер, и на улице не было никого. Добежав до кустов, я присела, и тут ко мне подошла большая черная кошка. От неожиданности я подскочила, соображая, откуда она взялась. Кошка посмотрела на меня и, повернув голову, пошла в сторону. Сделав свое дело, я вернулась к санкам, и тут я подумала, что кошка на морозе замерзнет. Эта мысль толкнула меня побежать вслед за ней. Идя по кошачьему следу, я вдруг увидела, что он оборвался и вместо кошачьих следов на снегу появился человеческий след. И действительно, там, где я видела пробирающегося в сугробах кота, шла по тропинке соседка, баба Катя, которую все в деревне называли колдуньей. Баба Катя обернулась на скрип моих шагов и с усмешкой погрозила мне пальцем. Придя домой, я не рассказала о происшедшем своей маме, будто кто-то на язык мой накинул замок. На другой день я отправилась на то же самое место, чтобы убедиться в своей правоте, так как мысли о следах кошки, а затем о следах соседки не давали мне покоя. Увиденное мной только подтвердило то, о чем судачили люди – наша соседка умела перекидываться в кошку. На снегу была довольно длинная цепочка кошачьих следов, которая в одном месте оборвалась и вместо нее появились следы человека, вернее валенок, в которых шла колдунья».

Прощание
Из письма:
«Уважаемая Наталья Ивановна, извините, что отнимаю Ваше время, но, видимо, пришел час рассказать мою историю, которая случилась очень и очень давно. Сама я уже старая, мне почти девяносто лет, но, слава Богу, из ума еще не выжила. С удовольствием читаю все Ваши книги и выписываю газету „Магия и Жизнь“. Не было дня, чтобы я не брала в руки „Сны Богородицы“, уверена, что мой долгий век – это тоже заслуга бесценных советов из Ваших книг. Вот уже пятнадцать лет у меня любовно хранятся все Ваши издания! Позвольте мне рассказать Вам о том, что со мной произошло в войну, и на мой взгляд, это было чудо, я даже не знаю, чем я заслужила это у Бога!
Перед самой войной я вышла замуж за очень хорошего человека. Моего любимого звали Михаил, мы безумно любили друг друга, будто чувствовали, что нам вместе не быть. Помню, как он уходил на фронт, и мы, не стесняясь людей, плакали с ним навзрыд, как дети. Спустя три недели после его отъезда мне приснился сон. Я увидела нашу входную дверь, ее открывали черные волосатые руки. Я слышала громкий и протяжный голос моего мужа, он звал меня по имени, и от этого голоса я проснулась. На улице уже светало, и комната, где я спала, была освещена первыми лучами солнца. Открыв глаза, я окаменела от ужаса. Прямо возле моей кровати стоял мой муж в разорванной, окровавленной гимнастерке, с растрепанными волосами и прижатыми к груди руками. Все это длилось какие-то мгновения, но я успела разглядеть мельчайшие подробности того, что происходило. Муж был бледен как снег и не побрит. Руки его были в грязи и в крови. Глаза выражали такое отчаяние и боль, что у меня оборвалось сердце.
– Миша! – воскликнула я.
– Я убит, – ответил мой муж.
И сразу же после этих страшных слов видение растворилось. Именно в тот момент я поняла, что его больше нет в живых. Не совладав с собой, я громко разрыдалась. На мой плач прибежала моя свекровь и, когда я рассказала ей о произошедшем, она как мешок рухнула без сознания на пол. Вскоре мы получили на Мишеньку похоронку, в которой дата его смерти была именно та, когда он явился мне».

Перед тем как умереть
Из письма:
«Год назад я схоронила любимую и единственную доченьку Наденьку. Накануне ее смерти произошел странный случай, о котором мне необходимо Вам рассказать. Однажды утром, а точнее в 7 часов утра 2 апреля 2012 года, моя дочь Надя отказалась от завтрака. Выглядела она ужасно, и я подумала, что дочь заболела. Когда я предложила ей измерить температуру, она заверила меня, что абсолютно здорова, а затем попросила меня присесть и выслушать ее. С ее слов я узнала следующее: примерно около трех часов ночи в ее комнате каким-то образом объявился мой первый муж, ее родной отец, с которым мы развелись и расстались двенадцать лет назад. Он стоял у окна и говорил тихим, приглушенным голосом, не глядя на дочь. Николай, то есть отец моей дочери, сказал ей, что он пришел за ней и она не должна ничего бояться, так как «там» гораздо лучше, чем здесь, на земле. После этих слов мой бывший муж исчез так же внезапно, как и появился, а моя доченька так и не смогла заснуть. Сперва Надя сомневалась, следует ли ей рассказывать про то, что случилось, она боялась своим рассказом меня напугать, но не сдержалась и все мне рассказала. Я не знала, как мне следует отнестись к ее рассказу, но от услышанного мне стало очень неприятно. Поколебавшись, я сказала Наде, чтобы она не ходила на работу и побыла сегодня дома, но дочь ответила, что у нее нет законного основания прогуливать, не может же она в свое оправдание пересказать начальству то, что она мне рассказала. В общем, Надя собралась на работу и пошла, пообещав позвонить мне, как только доберется. Оставшись одна дома, я не могла найти себе места. Тревога не отпускала меня, а сердце разрывалось от страха. Перерыв все старые записные книжки, я отыскала номер телефона Кати, сестры моего бывшего мужа. Собравшись с духом, ведь у нас с их родней после нашего развода прервались все отношения, я набрала Катин номер, не представляя, что следует спросить. Трубку взяла Катеринина дочь и на мой вопрос, как можно поговорить с Николаем, удивленно ответила, что дядя Коля умер через год после нашего развода. То есть его уже нет в живых очень давно. От услышанного я так разволновалась, что у меня затряслись руки и ноги. Я стала раз за разом набирать номер дочери, но она не брала трубку. Ближе к вечеру мне сообщили, что моя дочь погибла по дороге на работу в автокатастрофе. Все сложилось так, как и сказал мой умерший муж. Он действительно приходил к ней, вернее за ней, чтобы сопроводить ее в потустороннюю жизнь».

Как кошка спасла мою жизнь
Из письма:
«Случилось это много лет назад. С четверга на пятницу я увидела странный сон. Моя умершая мама, которую я схоронила очень давно и которая ни разу мне не снилась, явилась мне во сне в том платье, в каком мы ее похоронили. Дословно я не помню, что она говорила в моем сне, но из всего ею сказанного я поняла, что мне не надо сегодня выходить из дома. На мой вопрос почему, мама ответила: „Если сделаешь по-своему, то нынче же будешь у нас!“ Я попыталась объяснить ей, что на работе у нас строго и увольняют не только за прогулы, но и за опоздания. Проснувшись, я не могла отделаться от увиденного сна. На душе было очень неприятно и тревожно, но, боясь потерять работу, я стала торопливо собираться, чтобы успеть на спецавтобус, который возит нас на объект. Когда я уже была готова выйти из дома, неожиданно зашипела и выгнула спину моя кошка, домашнее и очень спокойное существо. Это было так необычно, что я на нее закричала. Когда я подходила к входной двери, кошка бросилась ко мне и когтями повисла у меня на подоле. С треском порвался шелк платья, и я, ругаясь, вынуждена была идти переодеваться. Как только я снова пошла на выход, Муська подпрыгнула и опять выдрала уже из другого платья клок ткани. Пока я смывала кровь с царапины и переодевалась, опоздала на свой автобус. До места работы нужно было ехать очень далеко. В те годы еще не было сотовых телефонов, и мне нечего не оставалось, как прогулять. Настроение было ужасное. Зато моя кошка сразу же успокоилась, легла на диван и задремала. На следующий день я узнала ужасную новость. Наш автобус, со всеми сотрудниками, оборвался и упал в пропасть, все без исключения погибли.
Когда я поняла, как близко была от смерти, мне стало плохо. Меня долго мучил один вопрос, как повлияла моя давно умершая мама на ход событий? Может, это ее дух заставлял кидаться кошку на меня, или она вошла в ее тело? Я не знаю, но все же то, что случилось, обошлось не без вмешательства потусторонних сил. Да и сон, который я тогда увидела, уже сам по себе является пророческим чудом!»

Визит на тот свет
За свою долгую практику я неоднократно сталкивалась с теми людьми, кого по какой-то причине Господь возвращал после смерти на землю. Все истории, услышанные мной, абсолютно разные, но всегда есть в них одно общее – возврат к жизни, возврат на землю, к близким и родным людям.
Вот, например, только одно подобное письмо:
«Здравствуйте, уважаемая Наталья Ивановна! Моя дочь очень любит Ваши книги. Я уже со счету сбилась всему тому, что она приобрела. Все книги очень полезные, учат народной мудрости и тому, как следует жить и выживать. Особенно я люблю открытки. Какие они красивые и как они помогают в любой ситуации! Зная Вашу литературу, я испытываю к Вам глубокое уважение и доверие. И именно поэтому я решила рассказать свою историю Вам. Если Вы посчитаете нужным, то можете поделиться моей историей с читателями. Я заверяю всех, что все, что я опишу, абсолютная правда!
Выросла я в очень хорошей семье. Мои родители прожили вместе, в уважении и согласии, тридцать восемь лет, и я ни разу не слышала, чтобы мой папа сказал на маму «дура» или обозвал ее еще какими-нибудь словами. У нас с братом было все, мы ни в чем не нуждались. Объездили все вместе целый мир (ну, почти весь). Несмотря на то, что мой отец был мусульманин, а мама – христианка, это никогда им не мешало друг друга понимать. Она уважала его веру, его обычаи, а он уважал ее веру и ее обычаи.
Но вот начались в нашем городе всякие беспорядки и неприятности. Было опасно жить там, где жили мы, и нам пришлось все бросить и покинуть свой кров. Переезд в Россию был очень сложным, и в связи с ним было много слез и переживаний. В России мы тоже были мало кому нужны, ехало ведь очень много народу, а где найти для всех жилье, условия и работу? У себя на родине мы жили в достатке, у нас было действительно все, а здесь начались лишения и переживания. Отец тосковал по нашему отчему крову и от всего этого заболел и умер 8 марта. Мама ушла вслед за ним, не смогла пережить сразу столько горя, особенно папину смерть, она умерла 26 апреля. Нашему горю не было утешения, мы потеряли сразу двух самых дорогих нам людей.
В то время я уже была замужем и у меня было трое детей. Старшему было семь лет, среднему – четыре с половиной, а самому младшему – полтора года. Правду говорят люди: горе по одному не ходит, а водит с собой беды и несчастья. Я сильно заболела, мне сделали операцию и занесли инфекцию. Из-за этого образовался перитонит, заражение крови. На самолете меня отправили в город, так как жили мы в районном центре и там не было возможности бороться с такой бедой. Мне было так плохо, что я не могла держаться. Я стонала и орала от боли. И я услышала, как врач со „скорой“ сказал, что мне не жить, что меня поздно привезли. Услышав это, я закричала еще больше, я не хотела умирать, мне было жалко своих детей. Что со мной делали в операционной, я не знала, но позже мне сказали, что промывали кишки. И опять я услышала, как врачи надо мной говорили, что вся работа впустую и мне не выжить. Они думали, что я сплю после наркоза, а я лежала, обессиленная от мук. Один врач настаивал на повторном промывании, на операции, а другой был против, говорил, что нечего зря мучить меня и врачей, лучше дать спокойно умереть под уколами. Но первый повысил на него голос и сказал, что у меня дети и нужно делать все возможное и невозможное. Я чувствовала, как слабо и редко бьется мое сердце. Я ясно ощущала то, как умираю, и мне хотелось об этом сказать, но тело мое словно онемело, я стала проваливаться в какую-то бездну, и последнее, что услышала, это было: „Все, она умирает, пойдемте отсюда“.
А дальше началось странное, то, чего нельзя объяснить словами. Я будто парила над своим телом, я видела всю свою палату, где находилась кровать. Дверь за врачами закрылась, и было слышно, как они уходят прочь по коридору. Мне хотелось их вернуть, потребовать что-нибудь предпринять, массаж сердца или еще что-нибудь такое, про что нам обычно показывают в кино, когда умирает пациент. Я невольно дернулась в сторону уходящих врачей и переместилась из палаты в коридор. При этом тело мое оставалось на прежнем месте, в палате на кровати. Мое незнакомое „я“ парило вверху, но тяжести своей я не ощущала. Я видела, как врач подошел к моему брату и сообщил ему о моей смерти. Брат сильно зарыдал, а я вдруг почувствовала боль и то, как я падаю, но не вниз, а вверх. Видите, подобное невозможно объяснить, это можно только почувствовать и пережить. Мое падение закончилось тем, что я уперлась ногами во что-то твердое, как будто в землю. Вокруг никого не было, и я пошла вперед. Навстречу мне шли люди, они шли как будто бы строем, как обычно идут люди на демонстрацию или на парад. Головы у людей были опущены (как я тогда поняла, они идут на Божий суд). Дошла я до какого-то огромного камня. Камень был как скала. Было очень светло, как будто светит не одно, а сразу два солнца или даже больше. От яркого света было немного больно. И вдруг я увидела: идут мои мама, папа и моя свекровь (все они умерли). Я сначала удивилась, но испуга не было. Была чрезвычайная радость. Я бросилась к ним, желая их обнять, рассказать о своих бедах. Но тут мама как закричит: „Стой!“ Я остановилась. Она взяла камень, прочертила им линию и сказала: „Не заходи за черту, тебе сюда нельзя!“ Во мне заговорила обида. Я закричала: „Мама! Мамочка, ведь это я, твоя дочь. Пусти меня тебя обнять и поцеловать!“ И с этими словами сделала шаг вперед. А она как бросит в меня камень и попала в колено. До сих пор у меня остался след от камня. От недоумения и сильной боли я как закричу: „Больно ведь!“ и стала тереть колено. А мама в ответ: „Перейдешь через черту, назад не будет пути. Иди, возвращайся, там твои дети!“ С этими словами все они трое повернулись и ушли, а я осталась одна. И вдруг, ни с того ни с сего, меня осенило, где я и что здесь делают мои родители, ведь они умерли! И пришло понимание: „Господи! Значит, я умерла! Я умерла!“ Мне стало страшно, но даже не за себя, а за деток, и я упала на колени и закричала: „Господи! А мои дети! Я здесь, а они там, маленькие сиротки, остались. Заберут их в детдом, каждый будет их обижать. Боженька, смилуйся над сиротками!“ – и заплакала.
Открыв глаза, я была в той же палате, а врачи стояли рядом с током и еще каким-то аппаратом. „Ну, ты даешь, мы думали, ты умерла!“ – и вытирают лоб. Кто-то произнес: „Это какое-то чудо!“ Я поняла, что Господь оставил мне жизнь ради моих детей. На коленке моей был кровоподтек и большой синяк – память о том, как мама бросила камень. Я раньше сильно боялась смерти, даже не могла об этом думать. Теперь я ее не боюсь, я уверена, что есть и вторая жизнь, жизнь после смерти. И я очень люблю Господа Бога!»

Если покойника похоронили головой на восток
Из письма:
«Уважаемая Наталья Ивановна, здравствуйте! Обращаюсь к Вам со своей проблемой. Недавно наша семья схоронила моего отца. Умер он скоропостижно, не болея. Отец был нашей гордостью и примером, мы очень любим его. От незнания или потому, что все были расстроены и растеряны, мы похоронили его, положив головой на восток. Когда возвращались с кладбища домой, рядом со мной сидела старушка, соседка. Она спросила, почему мы его положили неправильно, ведь теперь его душа не будет знать покоя. В ответ я ее тоже спросила, почему же она не вмешалась и не подсказала? Она пожала плечами и проговорила, что постеснялась вмешиваться, ведь все так рыдали. На другой день я пошла в храм и спросила у батюшки, что теперь делать, и он ответил: выкопайте гроб и поставьте его как положено. Мы так и сделали: выкопали папу, его гроб, и перевернули ногами на восток. Вечером я об этом сообщила соседке, но та схватилась за голову и ответила: „Бедные вы, бедные, теперь увидите, не пройдет и года, как в вашем доме будет еще один гроб. Без специальной отчитки мертвеца из земли не вынимают!“
Вчера у моей мамы обнаружили смертельное заболевание, и врач мне сказал, что она больше года не проживет. Я уверена, что все это из-за того, что мы натворили. Милая Наталья Ивановна, очень Вас прошу дать нам такую отчитку, мы не хотим, чтобы и наша мама умерла. Пришлите ее нам по почте и, если можно, напишите ее в своей следующей книге, ведь подобное может произойти и у других людей. Заранее Вам благодарны».
Читают пред иконой Спасителя:
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас! Поклонюсь я аз, раба Божия (имя) кресту Твоему, и восплачу я (такая-то) по горю своему. Позову я (имя) Матушку Богородицу, Сына Ее Христа и святых четырех евангелистов: Луку, Марка, Матфея и Иоанна. Стану я (имя) молить их, уговаривать, беду горькую отговаривать. Просить всю Верховную, небесную рать в беде моей мне (имя) помогать. Ой, вы тридевять святых апостолов, ой вы, Козьма, Домиан, Константин и святой Стефаний и все святые, кто рядом с вами. Все мученики, великомученики, страстотерпцы, откройте Неба святого дверцы. Ходят по небу Адам и Ева, вокруг оси святого древа. В том древе есть и я, (такая-то) Божья раба. Господи, помоги, подсоби, семью мою, древо мое защити. Пусть горе лихое меня минует, а счастье меня милует. Во все дни, во все года, во все светлые времена. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Ныне, присно, во веки веков. Аминь.

Ваше фото в Интернете – к чему это может привести
Из письма:
«Мой муж, успешный бизнесмен, состоятельный человек, очень тяжело заболел. Чтобы выяснить причину его заболевания и вылечить его, мы устроили мужа в лучшую больницу, с высококвалифицированными специалистами, с самой современной аппаратурой и техникой. Не буду говорить, каких денег нам это стало, скажу только, что спустя некоторое время лечащий врач моего мужа мне объявил, что, если судить по развернутому исследованию и всем анализам, мой супруг имеет организм очень старого, дряхлого человека, и причину этого они установить не смогли. Судя по тому, какое у него самочувствие, и тому, как быстро оно ухудшается, муж мой скоро умрет.
Поняв, что врачи, поимев с нас огромные деньги, открещиваются от него, я от отчаяния пошла к знахарке. Посмотрев Юру, она сказала, что его на смерть испортила первая жена. Помогать ему уже слишком поздно, разве что за это возьмется Степанова, но она не местная и живет далеко, в Сибири. Вот так я, Наталья Ивановна, впервые о Вас и узнала. Вернувшись от знахарки домой, я села возле мужа и покаялась ему в своей ошибке: Несколько месяцев назад мне в очередной раз позвонила его первая жена Галина. Она, как и всегда, потребовала его к телефону, так как он, по моей просьбе, поменял номер своего сотового телефона. Чтобы поскорее от нее отвязаться, я взяла и сказала, что мой муж находится за границей по делам фирмы и пробудет там не менее полугода. Сказала это из ревности, так как всегда боялась, что он к ней вернется из-за сына, которого он очень любил. Про звонки Галины я ему не говорила, чтобы он о ней не думал, а звонила она почти каждый день. В основном, она его всячески оскорбляла, требовала деньги и угрожала. В тот наш последний с ней разговор она сказала, что мой муж скоро сдохнет, что если он не будет с ней, то и ни с кем. В ответ на ее угрозу я рассмеялась и спросила: „Ты что, киллера наняла за его деньги?“ – „Нет, – ответила она, – я взяла с сайта «Одноклассники» его фото, ту, где ты выпендриваешься с ним за столом, и закопала на похоронах в могиле“. Еще она добавила такую фразу: „Посмотрим, как ты будешь смотреться в черном платье, когда станешь вдовой!“
После этих слов меня как будто ледяной водой окатили, ведь я действительно постоянно выставляю наши фотографии на сайте. Мне всегда доставляет удовольствие показать знакомым, как хорошо и дружно мы живем. Почти после каждого праздника и удачной покупки я делала это и уже даже к этому привыкла. После моего не вполне счастливого детства мне так хотелось, чтобы все, кто считал меня неудачницей, увидели, как я хорошо теперь живу. Теперь-то я понимаю, какую глупость я совершила, люди свое счастье от чужих глаз берегут, а я выставила его на чужие, завистливые глаза. Бабушка-знахарка, у которой я была, сказала мне, что его фотография зарыта в могилу и полита кровью черного петуха. Мне все время снится один и тот же сон, будто из нашей квартиры выносят сперва мужа, затем меня. Душа подсказывает мне, что жизни наши висят на волоске».
Вот такое горестное письмо я получила. Хорошо еще, что автор его догадалась написать в письме свой телефон, и я смогла научить ее, как выбраться из создавшейся ситуации. Сейчас ее муж пошел на поправку и уже дважды сам прилетал в Новосибирск. Но бывает, когда человек, чье фото положено в гроб и отпето с новопреставленным, не знает, к кому можно обратиться, или же обращается, но уже слишком поздно.
Дорогие мои, многие из вас даже не представляют, в насколько легкую добычу для врагов они превращаются, выставляя в Интернете свои фотографии. Говоря «у меня нет врагов», не следует забывать о том, что, к сожалению, нет людей, у которых бы не было недоброжелателей. Это, к примеру, могут быть разобиженные сослуживцы; соседи, которых вы нечаянно затопили; тайная соперница или жена вашего друга; ревнивая, злобная свекровь; вечно недовольная золовка; бывшие жены и бывшие мужья; люди, кому вы по каким-то причинам не смогли отдать долг; знакомая, у которой пропали украшение или вещь, и она почему-то думает именно на вас; завистники, считающие, что они больше вас заслужили ваше счастье; соседи по даче, с которыми у вас были конфликт или судебное разбирательство из-за метра земли или дыма, идущего от вашей бани в их окна. Перечень всех тайных или явных врагов может быть бесконечным, но мы с вами на это времени не имеем. Я просто хочу сказать: прежде чем вы решите выставить фото своей семьи на всеобщее обозрение, хорошо подумайте, а надо ли вам это? Никогда не знаешь, кому попадется на глаза ваше фото и чем для вас это может обернуться.
Способов разрушения порчи, сделанной на ваш портрет, очень много. Я предлагаю вам самый легкий и самый простой. Добудьте свечу с отпевания, ее можно попросить в храме у тех людей, кто стоял с зажженной свечой у гроба. От этой свечи зажгите три свечи, поставленные на канон. Как только свечки загорятся, нужно перекреститься и сказать:
Помяни, Господи, во царствии Твоем
Не того, кого отпевали,
Кого заживо закопали,
А помяни Ты, Боже, того,
Кто виновник дела сего.
Мать сыра земля, молю я тебя,
Живого не принимай,
А мертвого забирай.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне, присно, во веки веков.
Аминь.
После этого поставьте в трех церквях больному о здравии и закажите сорокоуст. Накажите своим близким весь год не отдавать из дому хлеб и соль, иначе вся ваша работа будет напрасной. Если вы выполните то, что я вам советую, человек, чье фото было зарыто на кладбище, выздоровеет и будет долго жить, а вот тот, кто пытался его сгубить, получит то, что уготовил другому. В следующий раз я научу вас более сложному способу избавления от гибели, сделанной через захоронение образа (фотографии).

Новогодний наряд из свадебной фаты
Из письма:
«Много лет назад, когда моя дочь еще была маленькой, я сшила ей из своего подвенечного платья и фаты костюм Снежной королевы. Когда про это узнала моя мама, она даже расплакалась и сказала, что из-за этого ни у меня и ни у моей дочурки не будет счастья. Все так и произошло. Вскоре мой муж меня бросил, и больше замуж меня никто не звал. Я всю свою жизнь жила без мужчины, они даже не замечали меня. Когда подросла моя дочь, парни так же обходили ее стороной, она ни с кем не встречалась и даже ни разу не целовалась. Возможно, что кто-то из Ваших читателей тоже допустил такую ошибку, и я подумала, может, Вы напишете в своей книге специальную отчитку от этой беды. С уважением к Вам».
Давно уже известно, то, что касается венчания, нельзя использовать в иных целях. Нельзя из обручальных колец делать себе зубы, не покрывают детскую коляску от комаров фатой. Не перешивают из свадебной одежды для себя или людей вещи. Не дают подвенечный наряд мерить никому. Не продают свадебное платье и украшения, так как тогда вы продадите свое женское счастье. Плохая примета, если свадебное платье меряет дочь или внучка. Очень плохо, когда маленький мальчик надевает фату. Нужно обязательно знать все эти приметы, чтобы не погубить ни своей судьбы, ни судьбы своих детей. Многие читатели обожглись на этом и, прочувствовав на себе всю горечь последствий, пишут в своих письмах об этом мне.
Вот, например, еще одно такое письмо:
«Когда мне было шестнадцать лет, я была очень вздорной и своенравной. Сейчас я уже совсем другая, потому что жизнь намяла мне бока. Если бы тогда мой теперешний ум да опыт, то я бы свою жизнь прожила совсем иначе. Но, как я уже сказала, в те свои молодые годы я делала все наоборот. Когда моя старшая сестра выходила замуж, ей купили красивое платье и длинную прозрачную фату. Мне так хотелось в этом покрасоваться, но мама запретила, сказала, что свадебный наряд нельзя надевать никому.
Когда она ушла из дома по делам, я вытащила из шкафа свадебные вещи своей сестры и, несмотря на то, что они мне были большие, надела на себя и кружевную белую комбинацию, и подвенечное платье, и фату и стала во всем этом вертеться у зеркала. В этот момент вошла в комнату третья моя сестра и стала просить померить фату и платье. Она сказала, что если я не дам ей нарядиться, то она расскажет про мое переодевание маме. Конечно же, и она напялила свадебный наряд, и платье на ней болталось как на пугале, ведь ей было только десять лет. Потом мы, смеясь, нарядили нашего младшего брата. Он был такой красивый и забавный в фате, что мы с сестрой падали от смеха. Этот смех и эти нарядки всем нам троим вышли боком. Ни я, ни моя младшая сестра, ни брат так никогда и не женились. От нас шарахались, как от чумных. Старшая сестра, чей свадебный наряд мы тогда мерили, вскоре тоже разошлась со своим мужем и остаток дней прожила одна, как и мы».
Тот человек, что мерил чужой свадебный наряд, должен пойти в храм в тот день, когда там венчают жениха и невесту. Как только молодые войдут в церковь, нужно подойти к храмовой двери и потереть об скобу церковных дверей сперва правую, а затем левую руку. При этом нужно трижды сказать:
Как эти жених да невеста
Друг дружку нашли,
Так бы и ко мне (имя)
Женихи со сватами пришли,
Меня (имя) к аналою в фате привели.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне, присно, во веки веков.
Аминь.

Попутчица
Из письма:
«Я рассказала свой случай батюшке, и он мне сказал, что мне довелось увидеть смерть. Было это так. Опоздав на автобус, идущий до нашего села, я решила пойти пешком, надеясь, что кто-нибудь из сельчан догонит меня и подберет. Идти было не очень далеко, примерно с час, и я пошла. В районе я купила колбасы и сыру, которые у нас в селе редко продают. Купить-то купила, да ношу свою не учла. Раньше я таскала полными кулями, а как исполнилось шестьдесят пять, так и стало уже тяжело. Иду я, в общем, по дороге и думаю. Мысли мои про моего сына Андрюшку, опять его уволили за пьянку, а он и так задолжал по алиментам. Иду, и неожиданно мне как-то стало холодно и тошно, как будто кто-то сзади смотрит на меня. Я оглянулась, а за мной действительно идет баба. Красивая такая и как-то необычно одета. Вроде платье на ней, да не платье, а широкая рубаха. Я на нее гляжу, а она на меня. Я подумала, что это не наша, таких у нас не было никогда. Разве что она идет к кому-то в гости. Я возьми ее и спроси: „Если не секрет, к кому вы идете?“ А она отвечает: „Сперва я зайду к Лукьяну, а затем к вам!“ Когда она так ответила, я подумала, что она шутит, у нас не было такой знакомой отродясь. А Лукьян тот и вовсе был старик, ему под Пасху исполнилось сто три года, а баба та молодая да дюже красивая, зачем ей какой-то Лукьян? Ну, думаю, не хочет она говорить, к кому идет в гости. Хотела я ее спросить: мол, ты тоже на автобус опоздала? Оглянулась назад, а дорога пустая! Так мне стало страшно, что я чуть ли не бегом побежала. Утром другого дня по селу прошел слух, что ночью преставился Лукьян. И вот тут-то я и поняла, что это за баба. А как поняла, то испугалась за сына, она же, эта баба, сказала, что следующий дом будет мой. Пришел Андрей, и опять поддатый. Я ему про этот случай, а он в ответ: „Я, мать, и сам знаю, что скоро сдохну. Каждый день во сне в глубокой канаве сижу. Вроде пытаюсь из нее вылезть, но ноги соскальзывают, и я снова падаю вниз“. Через неделю моего Андрюшеньки не стало. Не обмануло его предчувствие, а меня попутчица».

Встреча на кладбище
Из письма:
«Раньше, много лет назад, я жила в Кислихе, это такой поселок под Рязанью. В поселке жить не хотелось, и мы, продав отчий дом, разъехались с сестрами кто куда. Когда нашей покойной матери исполнилось восемьдесят лет, я позвонила своим сестрам и стала их уговаривать поехать к маме на могилу, положить цветов и вместе ее помянуть. Все четыре сестры отказались от поездки, у всех были уважительные причины. Подумав немного, я все-таки решила поехать одна. Остановилась я в поселке у своей школьной подруги, а в обед напекла блинов и пошла на кладбище. Придя к маме на могилу, я почистила ее от травы, вымыла памятник и оградку и достала из сумки блины. Прежде чем съесть блин, я хотела помолиться Богу о своей маме, попросить у Него прощения за нее. И тут я увидела стоящую рядом старуху, и было это так неожиданно, что я испугалась. Заметив, что я вздрогнула, бабка усмехнулась и сказала: „Ты не меня бойся, бойся свою соседку. От нее ты наплачешься, настрадаешься и примешь смерть. Что глазоньки таращишь, не веришь? Так я тебе тогда больше скажу: поедешь ты домой сегодня ночью и будешь ехать с рыжим мужиком. Когда домой приедешь, в постели твоей будет соседка. Вот ее бойся, а не меня!“
То, что сказала старуха, казалось бредом. С мужем жили мы очень хорошо. Он был работящим, добрым, не пил, не курил и с меня пылинки сдувал. Все, кто знал нашу семью, говорили, что такого уже не бывает. Мы даже никогда не ссорились, а тут какая-то бабка, которую я в первый раз вижу, такое мне говорит! Вечером, перед тем как пойти на вокзал, я спросила у своей подруги, знает ли она старую женщину в синей вязаной кофте, в черном платке и калошах, одетых на чулки в резинку, и добавила: „Она подходила к маминой могиле, но я ее видела впервые, хотя всех в поселке знаю“. Подруга ответила: „Ты уже десять лет как уехала в город, а за это время здесь многие заселялись и уезжали. Бабка, которую ты описываешь, действительно некоторое время здесь жила, но она три года назад умерла“. Видя мое недоумение, подруга предложила мне сходить на соседнюю улицу, в тот самый дом, где эта бабка жила. Она знала тех людей и с ними общалась. Когда мы вошли в ту избу, я увидела на стене портрет, а на портрете была умершая старуха. На обратной дороге подруга рассказала мне, что умершая была ведьмой и к ней приезжали из города лечиться и ворожить. Все, что произошло за тот день, в моей голове не укладывалось. Я просто не знала, что думать.
Совпадения начались уже в поезде. Со мной в купе ехал ярко-рыжий мужик. Волосы у него были рыжие, брови и борода тоже. Щеки у мужика были в конопушках, и от этого всего он выглядел как морковь. Не понимая, как могло случиться такое совпадение, я почувствовала, что меня всю трясет. Еще не попав домой, я уже верила в то, что предсказание, услышанное мною про мужа, должно сбыться. На ватных ногах я подходила к двери своей квартиры. На часах было 4.30 утра. Открыв ключом дверь, я крадучись прошла к спальне и увидела на кровати мужа в обнимку с соседкой. Не сдержавшись, я стала кричать и бросать в них вещи. Женщина, накинув халат, молча выскочила за дверь. Я была в шоке – мир, к которому я привыкла и которому доверяла, рухнул в один момент!
Соседка, с которой гулял от меня мой муж, жила в нашем подъезде недавно. Месяца три назад мой муж помогал ей внести ее багаж. Видимо, тогда они и познакомились, стали встречаться и закрутили любовь. Начались бесконечные объяснения и разборки. Муж то уходил к ней, то возвращался домой. Потом я стала болеть, и врачи не находили причину. Я пошла к знахарке, и та сказала, что у меня смертная порча. Я еле передвигаюсь по квартире и чувствую, как во мне умирает душа. Вашу книгу мне дала подруга, и я решила Вам написать. Дорогая Наталья Ивановна, все, что я рассказала, абсолютная правда – и про кладбище, и про покойницу, встреченную на нем. Видит Бог, я не лукавлю, таким не шутят. Просто я не пойму, как такое вообще может быть.
Я верующий человек и крещеный, и я Вас прошу Христом Богом мне помочь. Я хочу жить, я не хочу умирать. Пожалуйста, умоляю Вас, снимите с меня эту порчу!»
С Божьей помощью, не сразу, но я все же вылечила автора письма. Муж ее перестал встречаться с соседкой, я отвадила его от нее. Несмотря на это, семья, которой я помогала, уехала не только из этого дома, но и в другой район, чтобы уже больше не встречаться с бывшей соперницей. Что же касается увиденной на погосте старушки, то я вам скажу: в мире серьезного колдовства бывает еще и не такое. Судя по тому, что произошло, покойная знаткая обладала серьезными знаниями, которые ей позволяют время от времени, ненадолго оставлять свой загробный мир.

Конфеты, съеденные с могилы
Из письма: «Когда мне было тринадцать лет, мы с соседскими ребятишками пошли на кладбище и там таскали и ели с могил конфеты. Как сейчас помню, среди этих могил я увидела одну, на которой были на тарелочке блины и конфеты в импортных фантиках. Мои друзья лазали по другим могилкам, и эту могилу я увидела одна. Я была из небогатой семьи. Отчим пропивал все деньги, мать болела, а кроме меня в семье было еще пятеро детей. Мы жили впроголодь, и, увидев красивые конфеты и блины, я порадовалась, что рядом нет друзей и я соберу с могилы конфеты, ни с кем не делясь. Только я открыла калиточку у могильной оградки и протянула руку к конфетам, как услышала женский голос. Оглянувшись, я увидела рядом бабку, она мне сказала: „Не бери с этой могилы ничего, а то будешь несчастливой. Здесь похоронена самоубийца. У людей, которые умерли как Иуда, нельзя брать с могилы еду и есть, она не отпета, и ты себе навредишь“. Я согласно мотнула головой и сделала вид, что пошла от могилы прочь. Но я не ушла, а присела за чьей-то могилкой. У меня не хватило силы воли уйти от таких красивых конфет. Мне тогда казалось, что они наверняка очень вкусные, и я ждала, когда старуха уйдет. Как только она скрылась из глаз, я кинулась к могиле и быстро похватала все, что было на этой могилке. Чтобы не делиться с друзьями, я моментально все съела, не уходя с места, возле могилы.
У меня не осталось ни малейшего сомнения, что та бабка мне сказала правду. С того момента, как я съела блины и конфеты с могилки самоубийцы, все в моей жизни пошло кувырком. Сперва умерла моя мать, затем отчим. Всех сестер и братьев раздали в разные детдома. Потом случилось страшное, я упала с высоты и осталась калекой.
Всю жизнь я провела в коляске. В моей жизни не было ни одного светлого дня. Если бы я тогда поверила той примете, о которой меня предупредила мимо проходящая старушка, то наверняка бы я прожила более счастливую жизнь. Пишу Вам для того, чтобы Вы рассказали своим читателям о моем случае, чтобы никто из них не повторил моей ошибки. Пусть матери расскажут об этой примете своим детям и этим сберегут их от черных дней».

Заговоренный подарок
Из письма:
«Уважаемая Наталья Ивановна, здравствуйте! Думаю, что моя поучительная история может пригодиться и другим людям, и они, учтя ее, будут более осторожны. В десятом классе моя дочь Карина стала дружить с одноклассником. Сперва все было нормально, и я плохого не замечала. Девочка моя была всегда послушной и довольно усердной в учебе, четверки в оценках были редкостью, в основном она училась на „пять“. Но вот спустя полгода после начала их дружбы дочь моя стала сильно меняться в плохую сторону. Она прогуливала уроки, и пропуски занятий повлекли за собой плохие отметки. В общем, мы с мужем запретили дочери встречаться с этим парнем, но он не оставлял ее в покое и постоянно караулил во дворе.
Вышел неприятный скандал между нашей семьей и этого парня. Не знаю точно, почему и как, но этот мальчик выбросился с восьмого этажа и погиб. Я не пустила Карину на его похороны, так как опасалась, что ее будут обвинять в его смерти, а она и так очень сильно переживала. Одна родительница из нашего класса была на похоронах Антона и рассказала мне, что его мать стучала кулаком по крышке гроба и клялась, что следующий гроб будет в том доме, кто повинен в смерти ее сына. Естественно, мы с мужем очень переживали за Карину и каждый день провожали и встречали ее из школы. Но время шло и все было спокойно, и мы постепенно успокоились.
Однажды я ждала возле школы дочь, и неожиданно ко мне подошла мать Антона. Она доброжелательно поздоровалась со мной и спросила, как поживает Карина. Видя ее доброжелательность, мне было неудобно ей не ответить, и я сказала, что у дочери пока все хорошо. Мать Антона тут же произнесла: „Вы не думайте, у нас нет ни к Карине, ни к вам никаких претензий. Тем более что Антоша ее очень любил. Я искренне желаю, чтобы она прожила свою жизнь как того заслуживает, а поскольку она хорошая девочка, то и жизнь у нее будет такой же, как она“. Сказав так, мать Антона открыла свою сумку и извлекла из нее красивый браслет. Подавая его мне, она сказала:
„Пусть это ей будет в память о нашем сыне, раз он ее так любил, пусть это будет при ней“.
Мне бы следовало наотрез отказаться от этого подарка, но я почему-то чувствовала себя перед ней виноватой, ведь моя дочь жива, а ее Антона нет. Отдав мне браслет, женщина повернулась и ушла, а я осталась дальше ждать свою Карину. Но чем дольше я стояла, тем тяжелей у меня было на душе. Я боялась этого подарка, боялась даже на него взглянуть. Ноги сами понесли меня в класс к моей дочери. Когда я подошла к двери класса, как раз прозвенел звонок и из класса стали выходить одноклассники моей дочери. Я попросила Карину подождать меня в коридоре, а сама зашла в опустевший класс. Увидев нашу классную руководительницу, я вытащила из кармана коробочку с браслетом и протянула его учительнице, сказав: „Скоро 8 Марта, и я хочу сделать вам подарок. Вы заслужили его, ведь благодаря вам моя дочь с удовольствием ходит в школу, она очень вас любит и уважает. Пусть этот браслет будет для вас памятью о нашей семье!“ Учительница сперва растерялась и попыталась отказаться от дорогого подарка, но я уговорила ее, и она взяла браслет.
На другой день мне стало известно, что по дороге из школы домой Каринина учительница умерла от внезапной остановки сердца. То, что это произошло, меня почему-то не удивило, ведь я с самого начала была уверена, что этот подарок обязательно принесет смерть. Прошу Вас не осуждать меня, я просто очень боялась за свою дочь, я ее спасла, как спасла бы своих детей любая любящая мать. Написала я это письмо, чтобы люди не верили в подобные подарки, которые, пусть даже и с улыбкой, вам дарят ваши враги».

Вещий сон
Из письма:
«Дорогая Наталья Ивановна, позвольте мне отнять у Вас немного времени. Со мной произошел удивительный случай, а перед этим я увидела вещий сон. Будто я иду по незнакомому месту, а под деревом сидит очень красивая женщина, в длинном голубом платье, а на этом голубом фоне сияют золотые звезды. Возле женщины стоит детская люлька, а в люльке лежит рыжеволосый ребенок. Я остановилась и разглядываю мальчика, а он тянет ко мне ручки и улыбается. И тут эта прекрасная женщина мне говорит: „Сестра родит, а ты будешь воспитывать Ванечку. Он вырастет и тебя спасет“. Этот сон мне снился уже три раза, и поэтому я очень хорошо запомнила его. Под Новый год мне звонит моя старшая сестра и говорит, что ей скоро рожать, и она не знает, как об этом сказать маме. Я пообещала сестре сказать про ее беременность нашей маме и попыталась утешить плачущую сестру. Но пообещать легко, а сделать обещанное трудно. Дело в том, что моя сестра уехала в Москву учиться, и мы ее целый год не видели. Денег в нашей семье лишних не было, и мама не ездила к ней, а отправляла деньги на проживание и учебу. Как и от кого она забеременела, я не знаю, сестра мне об этом не говорила, видимо, боялась что об этом узнает наша мать. Возможно, она надеялась на аборт, но упустила время, а может, хотела родить и оставить ребенка в роддоме, теперь мы уже об этом никогда не сможем узнать. Как позже выяснилось, моя сестра бросила учебу, забеременев, сидела в съемной квартире и ждала родов, проживая на те деньги, которые ей высылала мать. После разговора по телефону с сестрой я несколько дней не решалась сообщить про беременность сестры нашей маме. А через неделю нам позвонили и сообщили, что сестра, получив осложнение после родов, умерла. Нянечка, отдававшая нам ребенка, сказала мне, что сестра просила назвать ее сына Иваном, в честь отца ребенка. Ваня был рыжеволосым и кудрявым, как в том моем давнишнем сне. И сон мой, получается, был абсолютно вещим. Когда я его вспоминаю, у меня даже идет мороз по коже. Вот только я пока не знаю, от чего и как меня спасет мой приемный сын».
Вещие сны – это дарованные нам небом чудеса, которые трудно объяснить, но которые многие века удивляют людей и восхищают. Благодаря вещим снам многие люди спаслись, а многие постигли истину, через которую пришли к Богу. Вот, например, один только такой пример.
Из письма:
«Я никогда особо не отличался верой, хотя мои мама и бабушка соблюдали посты и ходили в церковь. Окончив высшее военное образование, я женился и, по просьбе моей мамы, повенчался со своею женой. Примерно через семь лет после нашей свадьбы мне потребовалось вылететь по служебным делам за границу. Был уже куплен билет на самолет и собран чемодан и, конечно же, составлен список покупок, которые я должен был сделать для своей семьи за границей. За день до моего вылета моя жена Татьяна увидела страшный сон и рассказала мне его в подробностях. Во сне Таня увидела свою умершую бабушку, и та, показав рукой на часы, сказала: „Через двадцать минут после взлета самолет упадет и взорвется. Все, кто будет на борту, погибнут“. Жена страшно переживала из-за этого сна и попросила меня отложить поездку. Естественно, я отказался от ее предложения. Больше на эту тему она не говорила, но я видел по ее лицу, что она все время о чем-то думает. Утром в день отъезда, когда я побрился, попил чаю и мне нужно было выходить из дому, Таня сказала: „Делай со мной что хочешь, но я порвала билет на самолет“. Сперва я думал, что она шутит, и потребовал отдать мне билет. Жена заплакала и подала мне мелко порванные бумажки – это был билет. Я, конечно, сильно разозлился, и мы поссорились. Каково же было мое удивление и ужас, когда в новостях передали, что самолет, в котором я должен был лететь, разбился через двадцать минут после взлета. В тот же день моя жена повела меня в церковь, и я собственной рукой поставил зажженную свечу перед иконой Спасителя».
А вот еще один случай, который я никогда не забуду. Его рассказала одна женщина, обратившаяся к моей бабушке за помощью. Было с ней трое малолетних детей. Одеты они были очень плохо: в старую, во всех мыслимых и немыслимых местах штопанную одежду, больше похожую на лохмотья. Рассказала она такую историю:
«Живу я больно тяжело. Было у меня девять детей, а теперь осталось трое. Муж мой два года уже, как уехал на заработки. Вот только что с ним приключилось, я так и не знаю, сгинул он. Но к тебе, Евдокиюшка, приехала я не за милостыней, а за милостью.
Началось все со сна, и снился он мне каждую неделю, аккурат на воскресенье. Был он такой ясный, будто наяву все происходит. Вижу, будто бы приходит ко мне старец, сам он весь в черном, а волосы белые как снег. И от волос старца идет такой яркий свет, что глазам больно. Приводит меня этот старец на наше местное кладбище и останавливается у заброшенной могилы, которая и вправду есть на нашем погосте.
К этой-то могиле старец каждый раз и подводил меня. Подойдем мы с ним к оградке, и он тут же исчезает. Я к могиле наклоняюсь и вижу, что в ней будто окно сделано. В окошке этом я вижу женщину необыкновенной красоты, в богатой одежде. Сидит она, опершись на руку, и словно ждет, пока я ей окошко открою. Этот сон у меня не выходил из головы. Прикидывала и так и этак, а разгадать не сумела. Решила я тогда сходить на ту могилу. Пришла, а на надгробном памятнике нет ни имени, ни даты. Раза три потом я ходила к той могиле. Тянуло меня к ней, а почему не пойму. А потом, помню, я случайно увидела одну икону: гляжу я на нее, а на ней точь-в-точь нарисована та женщина, которая в моем сне на меня из окошка глядела. После этого я уже ни о чем другом и думать не могла. Решила я, что это Богородица мне во сне знаки подает. Отправились мы тогда с сыновьями на погост, чтобы могилу раскопать.
Бог знает, как мы боялись, но дело сделали. Дубовые доски гроба подопрели, и мы без труда открыли его. А сняв крышку, чуть разума не лишились от увиденного. В гробу был спрятан клад, а сверху лежала большая позолоченная икона. Глянув на нее, я сразу же поняла, что на ней изображен так часто снившийся мне лик. Но только в тот момент мы об иконе и не думали, а как увидели кучу монет, так и не знали – плакать нам или смеяться. В конце концов мы распихали деньги по карманам и быстро засыпали могилу. Икону мы там так и оставили. По дороге домой я своим детям строго-настрого наказала никому не рассказывать о найденном кладе. Доплелись до дому и легли тут же спать. Не было у нас сил ни раздеться, ни умыться. А ночью я увидела сон: будто все тот же старец грозит мне железной палкой. Лицо у него было строгое, даже злое. „Ты, – говорил он, – Богородицу на деньги поменяла. В гроб из гроба ее второй раз положила. И теперь весь твой род ляжет в эту землю“. Потом он стал загибать пальцы и говорить мне, кто за кем на тот свет отправится. А затем спиной ко мне повернулся и исчез, будто бы его и не бывало. На другой день я с сыновьями поехала на базар. До сих пор не пойму, как и кто вытащил у меня все деньги, вроде все время рукой за них держалась.
Но беды мои только начинались. Шли мы домой с базара пешком. На пути у нас было большое поле, на котором паслось стадо коров. Там-то я и потеряла двоих своих детей: бык ни с того ни с сего напал на моего сына, поднял его на рога и пропорол ему живот. Я страшно закричала, и второй сынок бросился к брату на подмогу – бык затоптал и его. Помню только, что после этого я с криком упала на землю. Очнулась я уже дома и целый месяц лежала в горячке. Но только я встала на ноги, как утонула моя дочь. А потом словно сама смерть пришла ко мне на порог и стала косой махать – с такой скоростью гибли мои детки. Несколько раз я ходила к той проклятой могиле. Хотела разрыть ее, да будто меня кто-то за руки держал. Такой на меня страх накатывал, что волосы дыбом становились. А ведь умирали мои детки именно в том порядке, в каком их назвал старец из моего сна. Видишь, Евдокия, трое их у меня осталось. С голоду умираем, а клад взять не могу. Тебе первой о нем рассказала…»
Я знаю много молитв, которые люди читают, зарывая клад. Молитвы эти называются зароком или же завещанным словом. Взять клад может лишь тот, кому он завещан. Иные безбожники кладут рядом с кладом крест или икону. Зная человеческую жадность, они уверены, что перво-наперво человек схватит золото, а нужно было бы взять крест или икону. Затем икону следует умыть, воздать ей хвалу и поставить в красный угол в доме. Только после этого можно вынимать из земли богатство. Утром наши гости уехали, бабушка дала несчастной женщине нужные молитвы. Я думаю, что икона возвращена храму, а дети той женщины до сих пор живы.

Поцелованный Богом
Из письма:
«Я никому никогда про это не говорила, пока не умер Алеша. Теперь, наверное, уже можно и даже нужно рассказать, ведь, может, мой рассказ прибавит кому-то веры, а значит, спасется еще одна чья-то душа.
Когда мне было двадцать семь лет, я носила под сердцем своего сыночка. В то время еще не было УЗИ, и никто не мог определить пол ребенка. Я тоже не знала, кто у меня будет, но очень ждала этого малыша. Однажды, когда я была на даче у своего шурина, они взялись делать шашлыки, но после дождя дрова были сырые и мужики не могли разжечь мангал. Мой шурин сходил в дом и принес икону Спасителя и, смеясь, сказал, что он нашел, чем разжечь мангал – икона была деревянная, сухая, и шурин взялся ее строгать. Я кинулась к нему и стала вырывать у него икону, и он задел мою руку ножом и сильно полилась кровь. Икону я ему не отдала, мы с шурином поругались, и я собралась и уехала домой. Ночью мне приснился сон. На моих руках сидит маленький мальчик, он весело смеется и играет моей косой. Неожиданно комната осветилась ослепительно ярким светом, и я увидела Спасителя в белых одеждах. Он подошел к моему ребенку и поцеловал его в головку. Затем Спаситель сказал: „Подойдет час, и этот ангел будет при Мне, он отмечен благодатью, ибо он был во чреве твоем“.
Утром я проснулась, но не смогла подняться с постели. Из головы моей не шел этот сон. Дело в том, что я и слов-то таких не знала – „во чреве“, но каждое слово запомнила навсегда. Потом я родила сыночка Алешеньку, и он прожил до семи лет. Перед тем, как ему умереть, он мне сказал: „Мама, я сегодня видел картинку на небе, как в моей книжке, цветную. Но все это двигалось и было как взаправду. Я видел Бога, который у нас на иконе, и ангела с весами, было очень много людей, и все они ждали, что скажет Бог. А еще, мама, я видел себя возле Бога, и Он мне сказал, что я буду с тобой еще один день“. На мой вопрос: „Ты это все видел во сне?“ – мой сыночек ответил: „Нет, мама, я не спал, а просто смотрел на небо и в небе увидел все то, о чем рассказал тебе“.
Через день моего Алешеньки не стало. Он умер во сне, и врачи не сумели определить причину, они только делали предположения. Но я уверена, что его к Себе призвал Бог!»

Как парень женился за один день на гулящей
Из письма:
«Пишет Вам мать. Я очень Вас прошу откликнуться на мою беду. Постараюсь рассказать Вам как можно короче. Когда мой муж умер на лесоповале от удара деревом, мне было 19 лет и я была беременна. Воспитывала сына я одна и замуж больше не выходила. Сватали меня, да я боялась, что моего ребенка кто-нибудь обидит, вот и не шла ни за кого. Так и жизнь прожила. Не буду рассказывать, как мне было трудно, в России все женщины это знают. Сама не ела яблоко, ему отдавала. Вкладывала в него совесть, честь, уважение к людям и к труду. Потом учила его 7 лет на хирурга.
Получился сын мой хорошим человеком. И как врач, и как человек. Все время проводил в больнице. И вот однажды оперировал он одну молодую женщину. Я тогда еще не знала, что она работала на трассе, продавала свое тело за рубли. Там какой-то водитель ей не заплатил за ее секс-услуги. Она вцепилась в него, а он ее порезал. В общем, как потом я узнала от одной медсестры (она была с ним на обходе), когда мой сын вошел к ней в палату, на кровати сидела ее мать. Громкоголосая, она прокуренным, грубым голосом, хохоча, при всех сказала: „Ты подходишь моей дочке, вот ты на ней и женишься!“ Казалось бы, шутка пьющей женщины (она была в палате нетрезвая), но сын мой действительно в этот же день позвал ее дочку замуж. Вся больница была в шоке. Как мог мой сын, талантливый ведущий хирург, позвать гулящую девицу замуж, зная ее всего один день!
С того самого дня он стал как зомби. На все мои вопросы он отвечал: „Я так решил!“ Они зарегистрировали брак и стали жить в квартире, которую ему выделил райздрав. Самое страшное, что она не бросила свое ремесло. На его уговоры она ему отвечает: „Я привыкла иметь много разных мужчин. Меня один не устраивает“. Все сердце мое изболелось, а мать невестки мне прямо сказала: „Я закрыла его на замок, он никуда от нас не денется“. Дорогая Наталья Ивановна, научите, пожалуйста, как можно снять с него этот замок?»
Для того чтобы снять с человека накинутый «замок», нужно сделать для него отворот от того, кто его приделал. Итак чтобы поправить душевное равновесие прикрепленного «замком» человека, нужно вывести его рано утром на восходящую зарю и поставить лицом на восток. Обойдите его трижды по часовой стрелке и, зайдя за его спину, начинайте читать заговор. Пока вы его читаете, вы не должны ни на что отвлекаться ни взглядом, ни мыслями. Смотрите в затылок того человека, кого вы отчитываете от «замка», то есть от приворота. Читают заговор так:
Добрым часом. Крепким разом.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь.
Господи Боже!
Дай доброго времени
В длину сенной веревки,
Крепости камня, черноту его,
Впереди и сзади опусти железный крест
От земли до небес
И Свое слово святое от неба и до земли.
И как влага-вода сходит с Твоих небес
С первого до последнего века,
Так бы сошел сей замок
С (такого-то) человека.
Небо ты небо! Есть у тебя Божий схрон,
Как ничто и никто на земле, силен он.
Опусти его на раба Божьего (имя). Аминь.
Чтобы был он век по веку не победим
Ни седым колдуном,
Ни младой колдуницей,
Ни злым чародеем,
Ни злой чаровницей.
Слово мое – ему стена.
Ныне, присно, во все времена.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь!

Наследство
Из письма:
«В августе прошлого года я обнаружила в своем почтовом ящике письмо из нотариальной конторы. Оно было написано на мою девичью фамилию. Придя домой, я открыла письмо и прочитала его. Меня извещали, что в деревне под Рязанью мне завещан дом площадью 80 квадратных метров, из бруса и кирпича, с участком земли 40 соток. Позвонив по указанному телефону из нотариального бланка, я услышала подтверждение тому, что прочитала. Узнав, что в связи с замужеством я сменила девичью фамилию на фамилию мужа, мне сказали, чтобы я взяла с собой свидетельство о браке и свидетельство о рождении. Уже через день вся завещательная процедура была закончена, и я вступила в наследные права.
К моему удивлению, у меня имелась тетка, сестра моего умершего отца, которого я, по сути, совсем не знала. Он умер, когда мне было пять лет. И мама, пока была жива, ничего мне о нем не рассказывала. Умирая, моя неизвестная тетка почему-то решила именно мне завещать свой дом. Об этом я особо не думала, мало ли какие могут быть обстоятельства. Может, у этой тетки не было своих детей. Поскольку я была в отпуске и дома меня ничто не держало, я недолго думая поехала поглядеть на свое наследство. В мечтах я уже продавала его, чтобы в дальнейшем расширить свою городскую жилплощадь. Добравшись до нужной мне местности, я вышла из поезда в надежде доехать до деревни на автобусе. Но, как мне объяснили на вокзале, добраться было туда не так-то просто. Последний автобус уже ушел. Местный вок зал тоже был одним названием. Было очевидно, что ночевать на нем нельзя. Обрадовавшись случайной попутке, я с радостью залезла в старый „Москвич“. Бородатый дед, сидевший на месте водителя, охотно отвечал на мои вопросы.
Он рассказал, что их деревенька небольшая и молодежи в ней почти нет. Слушая про захудалую деревеньку, мои мечты о выгодной продаже дома таяли, как прошлогодний снег. Наконец я заговорила о главном, спросив его о доме моей тетушки, смогу ли я его продать побыстрее или нет. Услышав фамилию моей благодетельницы, дед явно вошел в ступор. Не поняв его молчания, я снова задала свой вопрос. И тут он огорошил меня. Если я правильно его поняла, то дом моей тетки мне не продать никогда. Немного смущаясь того, что он говорит, он понес, на мой взгляд, полную чушь. Вроде как дом моей тетки заселен мертвыми душами и что моя тетка была далеко не простой, к ней ездили лечиться даже генералы. Слушая эту несуразицу, я стала невольно принюхиваться к нему, решив, что старик в подпитии. Но на улице темнело, на дороге не было других попуток, и я терпела его болтовню. А его будто прорвало. Он рассказывал о том, что, мол, моя тетка умела заговаривать дожди. И когда их было слишком много, то даже председатель сельсовета шел к ней и просил ее запретить дождю лить.
Потом он рассказал мне, что за день до смерти его дочери к ним пожаловала моя тетка, которая прежде никогда не ходила к ним домой. „Войдя в дом, а мы как раз ужинали, она сразу так в лоб и сказала: «Младшую завтра никуда не пускайте, а то потеряете. Возле вашей калитки ангел смерти стоит», – сказала она, повернулась и ушла. Моя жена еще тогда на это воскликнула: «Ненормальная!» А на другой день наша Настенька утонула в реке! Пошла купаться с ребятишками, и они ее проглядели. Жена моя по полу каталась, выла белугой и кричала, что это она, ведьма, накликала нам беду. А я был не согласен, ведь она, наоборот, предупредила. Но как такое скажешь обезумевшей от горя жене? Тетка твоя баба была видная, даже в старости. Пройдет бывало мимо – по шкуре мороз. Люди ее побаивались и говорили всякое, но если беда, то тут же бежали к ней“. Подвезя меня к теткиному дому, бородач попрощался и сказал, в каком он живет доме, чтобы, если что, то я обращалась к нему.
Открыв дверь ключами, которые мне передала нотариус, я вошла в довольно просторную избу. Несмотря на пыль, в доме царил порядок. Была добротная, хоть и не новая мебель. На стенах портреты неизвестных мне людей, иконы и крест. Спать в грязи не хотелось, и я принялась убирать и мыть в комнатах. Открыв все окна и двери нараспашку, я впустила в дом свежий воздух и ночную прохладу. Достав из комода постельное белье, я с удовольствием поменяла его. С собой у меня были продукты. Я нарезала сыр и колбасу, сделала себе бутерброд. Неожиданно я увидела огромную черную кошку, которая, видимо, вошла в открытую дверь и села на стул, привлеченная запахом колбасы. Я вздрогнула от испуга и подавилась. На миг мне показалось, что кошка ухмыльнулась, и я, рассердившись на нее, крикнула: „Брысь!“ Но кошка не ушла, сидела и на меня смотрела. Подумав, что вдвоем веселее, я решила ее не прогонять, все же живое существо в пустом доме. Дорога, которую я проделала к этой деревне, давала о себе знать. Сон буквально валил меня с ног. Укрывшись тяжелым одеялом, уже проваливаясь в сон, я почувствовала, как кошка запрыгнула на кровать. Немного потоптавшись по мне, она улеглась, и я уснула.
Перед рассветом я проснулась от странного стука. Включив свет, я обомлела. Все дверцы шкафов были настежь открыты. Все стулья, что до этого стояли вокруг стола, стояли теперь на столе с перевернутыми вверх ножками. Не веря своим глазам, я кинулась к двери – она была заперта изнутри на щеколду. Окна тоже были закрыты. Кроме меня и черной кошки, в доме не было никого. Не знаю, поверите Вы или нет, но все, что я рассказываю, абсолютная правда! Я нормальный, адекватный человек, к тому же не пьющий. Я отлично помню, что все дверцы шкафов и у шифоньера были закрыты, и я их не открывала. Ужас заполнил все мое существо. Я залезла на постель с ногами и замерла, боялась шевельнуться. Кто-то был в моем доме, пока я спала. И войти и выйти этот кто-то не мог, так как все комнаты были закрыты.
Пока я так сидела, кошка пробралась к самому моему лицу и уставилась мне в глаза. Это был осмысленный взгляд! Под этим гипнотизирующим, дьявольским взглядом я провалилась в сон и очнулась тогда, когда солнце было уже высоко. Закрыв все дверцы кухонного шкафа, а также дверки книжного шкафа, задвинув на место ящики комода и поставив на место стулья, я решила напиться чаю, расклеить объявления о продаже дома и уехать домой. Сев за стол, я вспомнила про кошку. Ее нужно было накормить оставшейся колбасой. Но кошка куда-то исчезла. Обшарив весь дом вдоль и поперек, я ее не нашла. Все это не укладывалось в моем сознании. Что происходит в этом доме? Кто мог открыть все дверцы шкафа и даже дверцу не включенного холодильника? Откуда появилась и куда делась эта кошка? Все эти мысли нагоняли на меня тревогу и тоску.
А дальше, хотите верьте, хотите нет, во мне стало нарастать непреодолимое желание подойти к комоду и открыть его верхний ящик. Мной словно кто-то управлял, руководил. Зачем мне нужен был этот старый комод? Ведь я бы ни за что не стала бы брать себе чьи-то ношеные вещи, тем более старого и, по сути, мне не знакомого человека. Выдвинув тяжеленный ящик комода, я еще раз удивилась тому, как и кто мог его выдвинуть, чтобы я этого не слыхала? Эта мысль совсем испортила мне настроение. Руки сами, не по моей воле, стали шарить под лежащими в ящике скатертями и наткнулись на потемневшую от времени тетрадь. Достав ее, я поняла, что это записи старинных молитв, слова которых от времени стерлись. Их невозможно было прочитать. Среди желтых листов в тетради я обнаружила конверт, на котором было написано: „Для моей племянницы Нади“. Получается, что моя тетушка при своей жизни написала мне письмо?
Вскрыв конверт, я стала читать: „Дорогая Наденька! Ты меня не знаешь, но я тебя держала на руках, когда ты родилась. Я твоя родная тетка по твоему отцу. Когда ты будешь читать это письмо, я уже умру для живых, но дух мой будет вечен, как и всех почивших людей. Оставляю тебе свой дом, больше мне завещать его некому. Продать ты его сможешь так. Пойди к Кирилловым, их дом под номером 22. Предложи им, они его купят. Не удивляйся этому, я просто, как и всякая настоящая ведьма, знаю, что будет при жизни и после смерти. На то я и ведьма, слово «ведьма» от слова «ведать». К тому же я заранее выстроила все события как надо, но проси у них не больше тех денег, которые я тебе напишу. У меня к тебе есть просьба. Сходи в своем городе в храм и оплати там мое отпевание. Раздай за меня сорок милостынь. Деньги найдешь в нижнем ящике, они твои. Я знала, когда ты приедешь, и сегодня, когда ты читаешь письмо, я немного здесь пошалила. Но сделала это не для того, чтобы тебя напугать, а чтобы вразумить тебя: Бог есть, и после смерти душа существует. Ничего не бойся. Жизнь твоя будет легкая и долгая. Я заранее об этом позаботилась. Сожги мои письма и мою тетрадь“.
Прочитав письмо, я отправилась по указанному в нем адресу, и там действительно обрадовались моему предложению купить мой дом. Они даже нисколько не торговались. Ради памяти моей тетки я написала Вам это письмо. Я очень горжусь, что в нашем роду был такой человек, как она. Благодарю Вас, что Вы прочли все, что я написала. Еще раз заверяю, что все сказанное мною в письме – абсолютная правда».

Где живет девочка
Из письма:
«Прочитав несколько Ваших книг, я понял, кому могу рассказать про то, что со мной произошло. Только говорю сразу, я ничего не выдумывал и не соврал. Думаю, вряд ли кто-то решится Вас вводить в заблуждение. Вы же, наверное, за это накажете?
Было это четыре года назад. Мы тогда с бригадой шабашили в одном отдаленном совхозе, делали для них летние коровники. Мужики после работы занимались кто чем. Кто-то пил, кто-то отсыпался, а кто-то бегал по местным бабам. Я тоже познакомился с одной продавщицей, так как был тогда в разводе. Вечером я обычно заходил за ней в магазин, и мы доезжали до ее дома на машине, закрепленной за магазином. В тот вечер она была выходная, и я отправился к ней пешком. По моей задумке, я решил пойти в обход, чтобы срезать дорогу, но, видимо, свернул не туда. Не рассчитав, вышел к какому-то леску.
Поняв свою оплошность, я уже было решил вернуться на прежнюю дорогу, как вдруг услышал жалобный детский плач. Приглядевшись, я увидел стоящего ребенка, девочку примерно пяти лет. Сперва я подумал, что она наверняка не одна, что ее родители находятся где-то рядом. Но девочка плакала, и никто к ней не подходил. Я подошел к ней и спросил, где она живет? Махнув ладошкой в сторону леска, она уставилась на меня. Злясь на то, что я теряю время из-за ее нерадивых родителей, но при этом понимая, что не могу оставить ребенка одного, я велел ей показать, где ее дом, и отправился вслед за ней.
Мы двинулись в лесок, я решил доставить ее домой для очистки совести. Когда мы с ней шли, я с удивлением заметил, что мы направляемся в сторону заброшенного кладбища, которое заросло деревьями. Не понимая того, что происходит, я ее спросил: „Так где же ты все-таки живешь?“ – „Вот где“, – сказала девочка и показала пальцем на заросший холмик могилы. Из могилы торчал старый облезлый железный памятник. Он был совсем маленький, такие обычно делают для детских могил. На этом памятнике была прикреплена потертая табличка с короткой надписью: „Валя Субботина. 1948 г. – 1953 г.“. С языка моего готовы были сорваться грубые слова в адрес той, что меня разыграла. Но я, оглядевшись по сторонам, обнаружил, что стою один. Девочка куда-то исчезла. Только тогда меня вдруг осенило, что это была покойница, вернее ее душа. Она действительно меня не обманула, а просто показала по моей просьбе то место, где она живет.
Уже на другой день я, бросив свою работу, уехал с того района. Мне было жутко находиться в тех местах. Сказать по правде, я и до сих пор не избавился от того страха. И ночами, во время сна, никогда не выключаю свет».