особый случай

Особый случай 
Душа, проданная дьяволу (как снять заклятие с души)
«Уважаемая Наталья Ивановна, пишу вам всю правду, как на исповеди. Может быть, мой случай послужит примером для других, и тем самым они не допустят такой же ошибки, как я.
В то время мне было четырнадцать лет. Однажды я сидел в гостях у своего друга: мы дурачились, смеялись, слушали музыку и покуривали тайком от родителей купленные сигареты. Мой друг по просьбе матери писал объявления о продаже недорогого холодильника, которые мы потом должны были расклеить по городу.
Я помогал ему, потому что объявлений нужно было написать много, а моему другу совсем не хотелось просидеть весь день дома. Настроение у меня было хорошее, и я, решив подурачиться, написал: “Продаю безгрешную душу дьяволу: меняю ее на миллион долларов”. Тогда шутка показалась мне удачной, и я написал еще три похожих объявления. Потом я показал их друзьям, и это их настолько насмешило, что и они решили написать что-то похожее. Один решил на деньги обменять голову, другой – ногу на новые кроссовки и т. д.
Потом мы расклеили свои “шуточные” объявления вместе с объявлениями о продаже холодильника.
А уже на другой день произошла трагедия. Один из моих друзей, тот, кто предлагал дьяволу голову, упал с лестницы, разбил голову и умер на месте. Правда, в тот момент мы не связывали нашу “шутку” со случившимся несчастьем.
Через несколько дней тот парень, который написал о продаже ноги, пытался заскочить на ходу в трамвай, сорвался, и ему отрезало ногу. Но мы снова ничего не заподозрили.
Со мной пока ничего плохого не происходило, вот только я стал путать день с ночью: по ночам бродил без сна, а днем засыпал как убитый. Родители ругали меня, но я ничего не мог с собой поделать. В школе я спал прямо на парте, положив голову на руки. Правда, учителя не ругали меня, решив, что это последствия шока после смерти одного друга и несчастного случая с другим.
Наша классная руководительница пожалела меня и, увидев, что я опять сплю, разбудила меня и отправила домой отдохнуть. Я ей был очень благодарен, потому что чувствовал себя не очень хорошо. Мой организм будто перестраивался, становился другим, и это чувство было не из приятных.
Придя домой, я открыл ключом дверь и вошел в квартиру. Родителей дома не было. Постоял немного на кухне, прикидывая, поесть или сразу ложиться спать. Обед разогревать не хотелось. Зайдя в свою комнату, я остолбенел – прямо посреди нее стоял одетый в черное человек. На нем был странный плащ, похожий на старинный, а его волнистые волосы были длинными – спускались ниже плеч. Я физически ощущал, как от незнакомца исходит сила, и не смел от страха слова произнести.
Было очевидно, что это не кто-то из знакомых родителей и даже не вор.
– Так сколько стоит твоя душа? – Голос его звучал жутко, как будто доносился из самой преисподней.
– Что? – прошептал я.
И тут в его руках я разглядел свое объявление. Я хотел было сказать, что все это шутка, но не мог произнести и слова: язык отказывался мне повиноваться.
– Ладно, – сказал незнакомец, – ты получишь свою цену. Миллион долларов.
У меня закружилась голова, и я невольно прикрыл глаза. А открыв, увидел, что в комнате никого нет. Затем я лег и уснул. Проснулся я от голоса мамы, которая зашла ко мне в комнату и разбудила меня:
– Ты опять спишь. Это просто какое-то наказание. Вставай – или я все расскажу отцу.
Я сел на кровати и задумался. Нет, решил я, этого не может быть, это просто кошмарный сон. Поднявшись, я подошел к столу, чтобы начать делать уроки, и вдруг увидел на столе свое объявление. Надежда на то, что это был сон, распалась как карточный домик.
Я позвонил одному из тех ребят, с которыми мы писали эти дурацкие объявления в тот злополучный день. К счастью, а точнее – к несчастью, мой приятель был дома. Я его спросил, не помнит ли он, что точно мы писали в тех объявлениях. Он удивился моему вопросу и спросил, почему я об этом заговорил. Не объясняя причины, я стал просить, чтобы он вспомнил: мол, мне это очень нужно. Видимо, мой голос его насторожил, и он сказал:
– По-моему, один из нас писал что-то типа “поменяю ногу на новые кроссовки”. А что?
– А не знаешь ли ты, может, кому-нибудь купили кроссовки? – спросил я.
– Да, точно, ведь тому, кто упал под трамвай, мать накануне купила новые кроссовки. – Тут мой друг замолчал – видимо, он понял, что между объявлениями и случившимися несчастьями есть какая-то связь.
– А ты-то, ты-то что написал?! – закричал я.
– Я написал, что меняю жизнь на пятерку по математике.
Тогда я ему говорю:
– Подумай, что-то тут нечисто. Одному купили кроссовки, и он лишился ноги, другой предложил отдать голову и через несколько дней разбился насмерть. А я сегодня… Лучше приходи ко мне, и я тебе все расскажу.
– Знаешь, а ведь я сегодня получил пятерку по математике. Я сейчас к тебе прибегу, – сказал Андрей и положил трубку.
Больше я со своим другом не разговаривал. Его тело на следующий день нашли на пустыре на окраине города.
Когда я об этом узнал, со мной случилась истерика, и я даже какое-то время пролежал в больнице. Мой лечащий врач, психиатр, запретил мне думать об объявлениях. Сказал, что это случайное совпадение и что я никогда не поправлюсь, если буду забивать себе голову всякой ерундой.
Под воздействием уговоров взрослых и лекарств я стал постепенно забывать произошедшее. Все несчастья казались мне теперь просто дурным сном.
Прошли годы, я вырос, выучился. Судьба была ко мне благосклонна, и я заработал много денег. К тому же у меня теперь прекрасная семья: красавица и умница жена и замечательный сын.
Решил же я написать это письмо потому, что неделю назад увидел из окна своей машины того самого человека в плаще, который приходил ко мне много лет назад. Он помахал мне рукой и пальцем показал на часы. Я уверен, что мне не показалось и я его ни с кем не перепутал. Да что там говорить, несмотря на то что минуло много лет, я до сих пор узнал бы того человека из тысячи.
Я понимаю, что это было предупреждение. Я заработал свой миллион, и теперь пришло время платить по счетам.
Вы получите это письмо в том случае, если меня не станет, но в душе я страстно надеюсь, что все будет хорошо.
У моей жены есть Ваши книги, она Вас боготворит. Я их тоже прочел, но не все. Если что, помолитесь о моей душе, проданной дьяволу за миллион долларов».
Это письмо я все-таки получила. Оно было вложено в большой конверт, где лежала еще записка от жены этого человека:
«Наталья Ивановна, моего мужа убили. Скорее всего, это было заказное убийство. После его смерти я стала разбирать бумаги и нашла это письмо. На нем было написано: переслать в случае моей смерти Наталье Ивановне Степановой».
Увы, но человек может стать жертвой нечистой силы и по глупости. Иногда мы не думаем, что говорим. Запросто можем ляпнуть в жару: «Душу бы отдал за стакан воды». И если этот человек когда-нибудь утонет, то никто не догадается, почему это произошло. Или влюбленный, охваченный чувствами, говорит возлюбленной: «Я за тебя душу отдам!» Глядишь, а она рано вдовой стала…
Если вдруг подобное сорвалось у вас с языка, произнесите заговор на снятие заклятия с души. Слова его такие:
Знаменуюсь я, раба Божья (имя),
Богом данной душой,
Искупленной кровью за ее вечность.
Господние силы со мной нерушимы.
Ангел-хранитель, преданный мне
На сохраненье души,
Запрети мне дати дьяволу
То, что сохраняешь ты сам,
Бесов гони и их царя,
С платой его и казной.
Во веки веков присягаю я вере Христа.
И славься и сияй имя Господа и Спасителя.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь. Аминь. Аминь.

Порча на смерть из-за квартиры (как поставить на себя оберег от смертельной порчи)
«Бóльшую часть своей жизни я прожила в коммуналке, и вот, когда я уже состарилась, моей молодой соседке приглянулась моя комната: ей очень хотелось заполучить ее и прописать туда своих родственников. Вначале она предложила продать ей комнату, но я, на беду, не согласилась. Тогда-то она, видно, и решила извести меня, правда, попробовала перед этим поговорить последний раз.
– Ты толкаешь меня на грех, – сказала она мне. – Ну почему ты не хочешь уехать? Мы подобрали тебе такую же комнату, как и твоя, только в другом районе. Что ты тут живешь на подселении, что там будешь жить, какая тебе разница? Пожитки твои и мебель мы перевезем за свой счет, я тебе еще дам вещей в придачу. Давай все решим миром, по-хорошему.
А я ей говорю:
– Милая, дай мне дожить в своей комнате. Я ведь здесь сорок лет прожила. Мужа схоронила, дай и мне здесь умереть. Я понимаю, что тебе будет лучше на подселении с родней, чем с чужой, но я-то здесь при чем? Я ведь раньше тебя сюда заехала, когда тебя еще на свете не было, моя мама здесь жила, дочь-покойница. Ну что ты к этой комнате привязалась? Обменивайся сама на другую, а я уж отсюда только на кладбище пойду. Подружки мои, старушки, тоже здесь живут, а там я совсем одна буду. Здесь, если заболею, так хоть знакомые зайдут, а там умру – и знать никто не будет.
Сижу перед ней и плачу, а она слез моих не замечает. Вижу, злится, сейчас опять орать начнет, а я этих скандалов всегда очень боялась. Но еще больше меня страшил переезд на новое место. Тогда я решила не отступать – и будь что будет.
Но соседка кричать не стала, а, прищурившись, стала угрожать мне тихим голосом. Она мне сказала, что если я умру, то комната все равно ей достанется, а умру я, по ее словам, очень скоро. Еще она сказала, что не хотела совершать такой грех, но я сама во всем виновата и теперь должна молиться, потому что доживаю свои последние месяцы на этой земле.
Сказав это, она поднялась и ушла. Я же тогда обрадовалась тому, что скандала удалось избежать, и решила, что соседка позлится, да и успокоится.
Тем же вечером я зашла на кухню и увидела на столе большой крест, рядом с которым лежала моя фотография и горели свечи. Помню, что эти свечи очень сильно трещали и чадили. Еще на столе стояло блюдце, на котором лежало немного кутьи. Я очень сильно испугалась и побежала к соседке из другой квартиры. Когда моя знакомая пришла, то на кухне уже ничего не было. Я говорю той женщине: мол, честное слово, было все так, как я рассказывала.
Тут мы услышали, как открылась входная дверь, а спустя минуту на кухню вошла моя соседка с полными продуктов сумками. Короче говоря, моя знакомая ушла, так мне и не поверив.
Где-то через час, сидя в своей комнате, я услышала тихое пение. Я подошла к двери, прислушалась и обомлела: песни-то отпевальные. Решилась я выйти на кухню, смотрю, опять все стоит на столе, как и раньше, а соседка в черном платке меня отпевает по какой-то книге.
Не помня себя от страха, я вернулась в свою комнату. Потом у своих дверей я обнаружила землю – видно, ее соседка принесла с кладбища.
Прошло немного времени, и вот ночью я вижу такой сон: идут мои муж, свекровь и дочь – ныне покойные. Муж подходит ко мне и говорит, чтобы я собиралась с ними. Я же в ответ говорю, что жить еще хочу и никуда не пойду. Тут я открываю глаза и вижу, что перед кроватью стоит моя соседка и что-то еле слышно говорит. Я на нее закричала, а она лишь молча развернулась и ушла. Я вскочила и бросилась закрывать за ней дверь. Когда же я обернулась, то увидела, что на кровати сидит женщина, как две капли воды похожая на меня.
Я помню, моя бабушка, когда еще живая была, рассказывала, что кто своего двойника увидит – тот не жилец. А еще я помнила из ее рассказа, что с двойником нельзя ни в коем случае разговаривать.
Тут я не выдержала и заплакала, а двойник поднялся с кровати и медленно подошел ко мне, ожидая, что я заговорю. Так мы и простояли в молчании какое-то время. Потом двойник медленно поднял руки и вытер слезы с моего лица. Я упала на колени, а в голове только одна мысль: жить хочу, голубушка, жить хочу. Двойник кивнул мне и, пройдя через стену, исчез в соседкиной комнате. В ту же секунду я услышала крик, а потом все стихло.
Утром стало известно, что соседка умерла, как сказали врачи, от обширного инфаркта, а ведь ей было чуть за тридцать.
Об этом случае я никогда никому не рассказывала, да и кто бы мне поверил?! Но и молчать больше сил нет, так хочется с кем-нибудь поделиться. Поэтому я и решила написать Вам, знаю, что Вы мне поверите».
Как это ни печально, но есть люди, готовые ради собственной выгоды пойти на любое преступление, поэтому, если кто-то стал угрожать вам, лучше заранее подстраховаться и поставить на себя оберег от смертельной порчи. Для этого отнесите в пятницу в церковь новое белое полотенце. А в субботу снова пойдите к церкви и подайте там милостыню троим нищим. Потом возьмите три горсти золы, припасенной накануне, и посыпьте ею дорожки рядом со своим домом или площадку около квартиры со словами:
И как истинно, что Иисус Христос воскрес,
Пока эта зола золотом не станет,
Травой не возрастет, соломой не завянет,
До тех пор врагам меня не сгубить
И никакой порчей ярою не убить.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Как отчитать мертвую соль
Все знают, что когда человек умирает, то в его доме ставят стакан с водой, небольшую чашку с солью, а рядом кладут хлеб. Многие также знают, что с помощью этой соли можно навести на своего врага смертельную порчу. Если же колдун умудряется собрать двенадцать чашечек соли с двенадцати похорон, то враг его погибнет через несколько часов после наведения порчи.
Я много слышала страшных историй от своей бабушки, да и по работе приходилось сталкиваться с людьми, страдающими от этой порчи. Вот один из таких случаев:
«В браке мне не повезло: муж пил, не работал, ревновал без повода и часто поднимал на меня руку. Промучившись с ним восемь лет, я сбежала от него к сестре в другой город, где устроилась на работу. Постепенно я забыла прошлое, и моя жизнь начала налаживаться. Я стала лучше выглядеть, заново научилась улыбаться и смеяться, перестала вздрагивать от каждого шороха. И если раньше я боялась, что муж может найти меня, то когда узнала, что его посадили за драку, окончательно успокоилась.
Прошел год. Я начала неплохо зарабатывать и теперь могла позволить себе покупать красивые вещи. Вдруг выяснилось, что я, оказывается, красивая женщина. Раньше я почти ни с кем не общалась – боялась вызвать гнев мужа, да и стыдно было людям свои синяки показывать, – а теперь у меня как-то вдруг появилось много друзей и знакомых. Истосковавшись по нормальным человеческим отношениям, я тянулась к людям, была рада новым знакомствам, и окружающие охотно общались со мной, чувствуя мое расположение. Однажды я познакомилась с мужчиной. Честно признаться, тогда мне было все равно, женат он или нет. Мне так хотелось любить и быть любимой, я так истосковалась по нежности и ласке, что, ни о чем не задумываясь, начала новые отношения.
Время шло, мы привыкли друг к другу и уже не могли расставаться надолго. Вот тогда и встал вопрос о его семье: сыне и жене. Он никогда не рассказывал о своей жене, но меня все сильнее и сильнее разбирало любопытство. Я хотела знать о ней все: какая она, как у них было до меня, что она варит на обед и какую одежду носит. Ему же о ней говорить не хотелось, и он всегда удивлялся, почему меня это так интересует. Разве же он мог знать, как я мучилась все это время от ревности! Ведь он о своей жене ни разу плохого слова не сказал, и мне это было неприятно. Не выдержав, я спросила его, почему же он ей изменяет, если она такая хорошая. Он ответил, что поженились они молодыми, любовь была, сына она ему родила, мать его не обижала, хорошая хозяйка, человек умный, сдержанный. Вроде все было нормально, пока он меня не встретил.
Я его спросила:
– Выходит, что это я во всем виновата? Лучше бы ты вообще мне ничего о жене не говорил, чем все время нахваливать ее. Неужели ты не понимаешь, что мне это неприятно?!
Тогда я страстно желала, чтобы они поссорились и наконец-то расстались. Я не хотела его ни с кем делить. “Неужели после всего, что было в моей жизни, я не заслуживаю счастья?” – думала я. Меня страшила сама мысль о том, что я ему рано или поздно надоем и он бросит меня. Что же тогда со мной будет? Неужели я опять останусь одна?
Поразмыслив, я решила их поссорить. Глупо это и бесчестно, теперь-то я понимаю, но тогда я ничего не могла с собой поделать, просто с ума сходила от любви. Помню, то волос ему свой накручу на пуговицу пиджака, когда он в ванной, то пиджак его духами обрызгаю, то помадой проведу по одежде…
И действительно, он стал мне рассказывать, что жена начала что-то подозревать и в последнее время стала с ним все время ругаться. Ему и невдомек было, что это все моя работа.
Дальше – больше. Я начала звонить ему, когда его не было дома. Жена возьмет трубку, а я молчу. Или спрошу моего любимого, а когда она в ответ поинтересуется, кто звонит, вешаю трубку. Он потом спрашивал меня, звонила ли я ему, но я только отнекивалась.
Он все неохотнее стал уходить от меня домой – кому же хочется возвращаться туда, где все время скандалы? Я же вела себя с ним все ласковее и ласковее, старалась во всем угодить. Однажды он сказал:
– Не хочу туда идти. Все, остаюсь!
Я ему и говорю:
– А как же твой сын? Как он будет без тебя? Потом меня станешь винить, что это я вас разлучила. Нет, любимый, иди. Я так не могу. Не хочу я лишать тебя сына.
Он тогда посмотрел на меня, и я поняла, что он мой. Я прекрасно понимала, о чем он думает: вот ведь, я его люблю, но ради их с ребенком счастья готова пожертвовать своим. И знаете, мне не было стыдно, ведь я боролась за свое счастье, а в любви каждый за себя. Здесь, как на войне, все способы хороши.
В ту пятницу я, помню, не работала. Сделала в доме уборку и собралась в магазин за фаршем, чтобы котлеты приготовить. Я вышла на площадку и только собралась закрывать дверь, как увидела, что по лестнице поднимается женщина. Я сразу ее тогда не узнала, хотя много раз видела на фотографиях, которые мне показывал мой любимый. На снимках она была молодой, красивой женщиной, а сейчас передо мной стояла больная старуха. Что ж, переживания никого не красят, уж мне ли этого не знать!
– Я к вам, – сказала она.
Мы стояли и молча смотрели друг на друга, у нее слезы текли ручьем, но она их даже не вытирала. Наконец я не выдержала и спросила:
– Что вы хотите? Так и будете молча плакать?
Тут она на колени передо мной упала, руки, как к иконе, протянула и тихо заговорила:
– Помилуй меня. Что тебе стоит? Я его сына носила. Жить без него не могу. С ума стала сходить от горя. Оставь нас, пожалуйста…
Видеть, как унижается эта женщина, мне было неприятно, поэтому я быстро обошла ее и стала спускаться по лестнице. По дороге я ей крикнула:
– Он тебя ненавидит. Меня же он любит, а ты бегаешь за ним. Ребенком прикрываешься. Это ты нам жизнь ломаешь. – С этими словами я выскочила из подъезда.
Ему я не решилась рассказать о произошедшем: побоялась, что он ее пожалеет. Она, видно, тоже ничего не сказала – наверное, стыдно стало.
Не подумала я тогда, что это она мне шанс давала, хотела по-хорошему все решить…
Прошла неделя. Однажды к нам в отдел заглянула женщина и говорит:
– Можно мне позвонить?
Я разрешила, а сама продолжала работать: сижу, пишу, головы на нее не поднимаю – у меня был на носу отчет. А она поговорила и ушла, и тут только до меня дошло, что телефон у нас полдня как не работает: что-то там чинили. И как же она в таком случае могла разговаривать?
Я решила проверить на всякий случай – вдруг заработал? Подошла к аппарату, подняла трубку, но гудка не было. И как я могла забыть о ремонте? Но в тот момент у меня словно все мысли из головы вылетели.
Тут мне стало не по себе. Смотрю, лежит узелок, думаю, наверное, деньги та женщина обронила. Я знаю, что некоторые по деревенской привычке заворачивают деньги в носовой платок и прячут в одежду. Развязав узелок, я увидела, что на платке нарисован от руки крест, под ним написано “Об упокоении” и два имени – мое и еще чье-то, – а внутри лежат соль и какая-то бумажка. У меня руки затряслись от страха, тут-то я соль на себя и просыпала.
Вечером мне стало плохо. Состояние такое, будто гриппом заболела: голова кружится, но ни насморка, ни температуры, ни кашля. Меня шатало из стороны в сторону, никак не могла на чем-то сосредоточиться, отвечала невпопад, не могла вспомнить слова и тут же забывала, о чем говорила минуту назад.
Мой любимый спросил, не заболела ли я. Вы не представляете, как я отреагировала на этот вопрос. Можете не верить, но в тот момент я была как зомби: делала не то, что хотела.
– Если я тебе не нравлюсь, иди. Она красивая и здоровая, вот и иди к ней, – заявила я.
Мой любимый опешил.
– Что я обидного сказал? – спросил он.
– А кто ты такой, чтобы обижать меня? Ты мне даже не муж! Свою женушку можешь обижать сколько хочешь, а меня не смей. А то много вас таких развелось!
У меня из глаз катились злые слезы, а сердце, казалось, застыло от ужаса. Умом я понимала, что не хочу всего этого говорить, но ничего не могла с собой поделать.
Мой любимый на мои слова лишь плечами пожал и сказал:
– Ах, нас много. Ну что ж… – И ушел, даже не зашнуровав ботинки.
Когда за ним закрылась дверь, я без сил упала на кровать. Чем объяснить свое поведение, я не знала. Я не контролировала себя, мной кто-то управлял.
Взяв веревку, я стала завязывать петлю и, видит Бог, убила бы себя не задумываясь, но тут раздался телефонный звонок.
Услышав его, я автоматически подошла к аппарату. Глухой, низкий женский голос сказал:
– Слушай меня внимательно, я не шучу. В твоих руках удавка, и это лучшее доказательство того, что я могу сделать с тобой все, что захочу. Это я принесла к тебе на работу соль от покойника. Это я лишила тебя памяти, заставив забыть о том, что телефон не работает. Это я помогла тебе поссориться с ним. Это я вложила тебе в руки веревку, и я же не дала тебе сделать последний шаг. Но я обязательно доведу дело до конца, если ты еще хоть раз встретишься с ним. За него не переживай. От него быстро уйдет тоска, да и ты его скоро забудешь. Но запомни этот урок навсегда. Возвращайся в свой город и живи там, где жила раньше.
Трубку положили, гудки были очень громкие, а может, мне это показалось.
Мой любимый так больше и не пришел. Я уволилась и уехала обратно в свой город. Сейчас я уже не могу вспомнить лица того мужчины.
А вот тот низкий и тихий голос, который управлял мной и перевернул всю мою жизнь, запомнила очень хорошо. И еще я помню цифры на определителе номера телефона. Но позвонить я так и не решилась.
А письмо вот написала…»
Как же отчитать порчу на мертвую соль? Возьмите ветку крушины (в народе ее еще называют сорочьей ягодой, волчьей ягодой или крушинником) и подвесьте ее на двенадцать дней над входной дверью внутри дома или квартиры. Затем возьмите в долг у соседей из двенадцати дворов (квартир) соли, замесите тесто, добавив туда эту соль, разомните его правой рукой, а потом безымянным пальцем левой руки с силой дотрагивайтесь до теста, читая такой заговор:
Тесто, тесто, круто замешанное,
Не на пороге, не на кровати,
Не на окне, не на стуле, не на теле,
Не для того, чтобы его съели,
А для того, чтобы повернули болезнь на здравие.
Мы благословляем, и мы желаем,
А раз мы желаем, то так и будет.
Мы благословляем все это,
Мы желаем всего этого, и будет так!
Окно закрывается, дверь открывается,
Человек выздоравливает.
Собака сдыхает, голубь падает,
Человек встает.
Ворона сдохнет, человек живет.
Кровь отпускаю, сердце отпускаю,
Разум отпускаю.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Живи! Живи! Живи!
Затем заговоренное тесто положите в платок, который завяжите крест-накрест, и отнесите на кладбище. Там оставьте его на могиле человека с таким же именем, как у вас, предварительно развязав платок.

Мерка на гроб
«В нашей семье случилась беда. Началось все с того, что у моего мужа умер сослуживец. Естественно, весь коллектив принимал участие в похоронах, и мужу поручили заказать гроб.
Когда он приехал в похоронное бюро, то обнаружил, что потерял листок с мерками. Делать нечего, поэтому муж предложил работникам похоронной конторы снять мерки с него, так как они с покойным были одного роста. Его тогда предупредили, что так делать нельзя, иначе и самому можно на тот свет отправиться, но муж только отмахнулся: мол, глупости это все, суеверия.
Что ж, как говорится, хозяин – барин: с мужа сняли мерки и сделали по ним гроб.
Во время похорон у мужа случился сердечный приступ, и его увезли в больницу, а ведь раньше у него таких проблем не было. Если бы он сильно расстраивался из-за смерти коллеги, тогда произошедшее еще можно было бы как-то объяснить, но они были почти не знакомы, и мужу, конечно, его было жалко, но он, естественно, не убивался.
А в больнице мужу приснился сон, будто умерший пришел к нему и говорит:
– Ты гроб мне заказал не по моей мерке, мне в нем плохо лежать, я его тебе уступаю. – С этими словами он развернулся и исчез.
Муж проснулся от собственного крика, настолько ужасным и реальным казался этот сон. Потом он долго еще не мог уснуть. Но пришло утро, и в свете солнца сон показался уже не таким страшным.
Но на следующую ночь мужу во сне снова явился покойный сослуживец и сказал:
– Только мои сорок дней пройдут, у тебя второй инфаркт будет. – И снова он исчез, как будто и не приходил вовсе.
Когда я пришла к мужу в больницу, он мне об этих снах рассказал. Я, решив его подбодрить, сказала, что такие сны обычно говорят об улучшении здоровья.
Муж немного успокоился, а мне же, напротив, стало тревожно, и я перед уходом из больницы заглянула к лечащему врачу супруга и спросила, есть ли вероятность того, что ему станет хуже. Врач успокоил меня, сказав, чтобы я не волновалась – прогноз у мужа хороший и нет повода ждать ухудшения.
Когда я пришла к мужу на другой день, то передала ему слова врача. Муж тогда обрадовался и сказал, что и сам чувствует себя намного лучше.
А спустя сорок дней после смерти того мужчины у мужа случился второй инфаркт.
Потом мужу снова приснился страшный сон: он заходит в подсобку на работе и видит покойного, который сидит на стуле и спокойно курит. Муж удивился и спросил его:
– А ты что, снова на работу вышел?
На что покойник ему ответил:
– Нет, я за тобой, собирайся.
Муж стал его убеждать, что не может с ним сейчас пойти, потому что у него еще очень много незаконченных дел.
Но покойный не уступал, продолжая стоять на своем:
– Один метр шестьдесят семь сантиметров, десятое ноября, в три часа двадцать минут ночи. Хорошие цифры? – С этими словами он исчез.
Думаю, не мне вам рассказывать, что чувствовал мой муж после такого сна. Я, конечно, стала его успокаивать, говорила, что кошмары ему снятся из-за болезни и, как только он поправится, страшных снов больше не будет.
– Мало ли кому что когда снилось, – говорила я ему. – Ну кому кошмары не снились хоть раз в жизни?! Чего раскисать-то? Все это глупости, игра воображения. Скоро все забудется…
Мой муж умер десятого ноября в три часа двадцать минут ночи. А рост у него был метр шестьдесят семь сантиметров. По этим меркам и заказали гроб».
Действительно, есть такая примета, что с живого человека нельзя снимать мерки для мертвого: ни для одежды, ни для гроба. Но если уж вы допустили подобную ошибку, то немедленно отчитайте ее, чтобы не случилось несчастья. Пойдите на кладбище и найдите там могилу, где похоронен человек с таким же именем, какое носил умерший, для которого снимали мерки. Положите на эту могилу три блина и ложку кутьи, а затем встаньте в ногах могилы (со стороны памятника или креста) и три раза подряд прочитайте такой заговор:
Церковь славна крестом,
Праведный монах постом,
Погост – мертвецами.
Вам, мертвым, на погосте быть,
А рабе Божьей (имя) в здравии ходить.
Слово мое никто не превозможет:
Ни воздухом, ни духом,
Ни копьем и ни огнем.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
После этого найдите могилу с таким же именем, как у допустившего ошибку человека (того, кто позволил снять с себя мерку для покойника). Положите и на нее три блина и ложку кутьи и прочитайте такой заговор:
На море-на окияне, на острове на Буяне,
На полой поляне,
Под дубом мокрецким, есть дом,
А это могильный холм.
Лежит в нем человек, молчит,
Ни слова не говорит,
Глаза не открывает, руки не подымает,
Шубы, рясы не шьет, аршин в руки не берет,
Вещей не примеряет, людей не измеряет.
– Где, мертвец, твой аршин?
– На море-на окияне, на острове на Буяне,
На полой поляне, под дубом мокрецким,
В могиле лежит, мертвец его сторожит.
Там тебе, аршин, место, там тебе бытье,
А рабе Божьей (имя) на земле житье.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
С кладбища уходите не оглядываясь.

Расторжение договора с дьяволом
Из письма:
«Я надеюсь, что мое письмо не окажется в корзине, и почему-то верю, что Вы не сочтете меня ненормальным. Клясться я ничем не буду, ведь если Вы написали все эти книги, то ни заверения, ни клятвы Вам не нужны – Вы и сами все видите.
Если Вам покажется, что мое письмо может оказаться кому-то полезным, то можете опубликовать его, только об одном прошу – не называйте моего имени. Впрочем, я полностью доверяю Вам, поступайте, как сочтете нужным. В конце концов, о подобных вещах нужно говорить, и кто-то же должен это сделать, так почему не я.
Наверное, мое письмо выйдет большим, Вы уж меня простите, но коротко, я боюсь, у меня не получится рассказать о произошедшем.
Случилось это уже давно, мне кажется, что уже лет сто прошло с тех пор. У мамы было двенадцать детей. Тот год выдался страшным для нашей семьи: отца парализовало, а маму, когда она возвращалась с рынка, на котором продавала овощи с нашего огорода, изнасиловал цыган. Ровно через девять месяцев появилась на свет я – тринадцатый ребенок в семье. Была я некрасивой, этакий гадкий утенок, к тому же неухоженной. Мать меня не любила, но я ее даже понимаю. Рожденный от насильника ребенок, лишний рот в нищей семье. Чтобы меньше получать тычков, я инстинктивно пряталась по углам: думала, чем меньше меня будут видеть, тем меньше будут бить. Не обижал меня только брат Павлик, все же остальные, видя отношение матери, изгалялись надо мной, как только могли. В доме у нас вечно стоял крик, было грязно и неуютно, поэтому Павлик часто уходил на улицу и сидел за сараем, занимаясь, например, уроками. Я тихонько сидела рядом с ним и слушала, как он читает, или смотрела, как пишет, мысленно повторяя буквы и слова. Так к пяти годам он меня научил читать и писать.
В школе я училась очень хорошо. Мне все было интересно, но с каждым годом я выглядела все хуже: нескладная, худая, с темными, жесткими волосами и некрасивым лицом…
После десятого класса сельсовет помог мне уехать в город, где я поступила в институт.
Все было хорошо до тех пор, пока я не полюбила. Зачем, спрашивается, такой уродине, как я, любовь, но все-таки полюбила. Для него я была просто сокурсница, а он для меня – целым миром. На вечера и танцы я не ходила, все равно никто не приглашал. Что бы я ни надела, какую бы ни сделала прическу, все равно выглядела как баба-яга. Но каждый день, когда я видела Андрея, становился для меня праздником.
В институте нас посылали, как тогда говорили, на картошку. С детства привыкшая к крестьянскому труду, я ловко справлялась со всеми заданиями. Мне казалось, что Андрей видит, как ловко я управляюсь с работой, и ему это нравится. В такие минуты я была счастлива. Еще бы! Природа кругом дивная: поле, лес… Ион, Андрей, совсем рядом, и я могла смотреть на него вволю.
В тот день я была дежурной и накрывала на стол к обеду. Из деревни нам привозили молоко, яйца и хлеб. А вечером в школе, где мы ночевали, нам давали горячий обед. Расставив тарелки, я стала звать ребят к столу, но Андрея нигде не было видно. Не было и Галины… Не знаю зачем, но я пошла их искать. Предлог был простой – обед стынет. На самом же деле во мне взыграла ревность. И я увидела то, чего так боялась: они стояли на улице и самозабвенно целовались. С трудом сдерживая себя, я громко сказала:
– Идите ешьте.
Галина захохотала.
– Я любовью сыта, правда, Андрюшенька?
Я повернулась и быстро пошла прочь, но успела услышать, как моя соперница с брезгливостью сказала:
– Ну и уродина! На нее поглядишь – тут же аппетит пропадет.
Какой уж тут обед! Я и думать не могла ни о чем другом, только о словах Галины, которая посмела оскорбить меня при Андрее. В тот момент я ненавидела Галину за ее красоту и счастье, ненавидела себя, за то что родилась убогой уродиной, ненавидела весь мир, который был так жесток ко мне. Мне хотелось умереть. «Кому нужна такая жизнь!» – думала я, рыдая как безумная. Я не боялась смерти. Если бы в этот момент мимо проходил поезд, я бы, не задумываясь, бросилась под него. Если бы был яд, я бы выпила его с радостью. Но даже в этой милости жизнь мне отказывала.
Не желая никого видеть, я убежала в лес. Помню, долго бежала без остановки, поскальзываясь на сырой траве, а по лицу меня беспощадно хлестали тонкие и острые ветки. В чувство меня привел холодный дождь. Оглядевшись вокруг, я поняла, что заблудилась. Впрочем, мне было все равно.
Я бесцельно побрела вперед, даже не надеясь найти дорогу назад. Впрочем, мне этого и не хотелось. Когда уже совсем стемнело, я неожиданно вышла к охотничьей избушке. Открыв дверь, обнаружила в комнате старика, который сортировал и связывал пучки трав. Я сказала, что заблудилась. Дед усмехнулся и обещал утром вывести на дорогу. Чтобы не молчать, я спросила, зачем ему травы и откуда он сам. Дед ответил:
– Все мы из одного места, из единого теста, а вот ты, красавица, черта невеста.
– Почему это я его невеста? – удивилась я.
Дед ответил:
– Потому что ты, детка, тринадцатая в семье.
Я спросила его, откуда он это знает.
– Я все знаю. Знаю, что любишь и из-за этого свою душу погубишь, – ответил дед.
Мне казалось, что он и вправду видит меня насквозь, даже мысли мои читает. Но я бала комсомолкой, считала, что все разговоры о вере, чертях и колдунах – выдумки глупых старух. Не преминула я об этом сообщить деду, но он строго оборвал меня, как только я открыла рот:
– Вот такие же фомы неверующие и храмы крушили!
А я ему опять:
– Не верю ни в черта, ни в дьявола. Вы его видели? Пока не увижу, не поверю!
– Ладно, – говорит дед. – Сегодня Иван Купала, покажу тебе кое-что. Садись и молчи, пока я не велю тебе говорить.
Он достал из мешка свечки, зажег их, начал ходить вокруг стола и что-то бормотать себе под нос. Комната постепенно стала наполняться каким-то синеватым дымом. Вначале я различила неясные тени, которые беспорядочно метались в этом дыму, потом все отчетливее и отчетливее стали проступать лица… Мать, братья, сестры, я, сидящая на корточках возле Павлика… Вот я иду в школу, вот я у здания института… А это Андрей обнимает Галину… Вот я плача бегу по лесу, вот крыльцо избушки и дверь… Затем дым стал рассеиваться, и комната приняла прежний вид. Дед погасил свечу. У меня же до сих пор кружилась голова, и я плохо соображала. Дед что-то говорил, но слова его доходили до меня с трудом.
Я заплакала и сказала:
– Дедушка, пожалуйста, если можете, помогите мне! Почему я такая некрасивая? Неужели мне всю жизнь счастья не видать? Если есть душа, то я бы отдала ее за красоту. Все равно мне не жить без Андрея.
Дед посидел молча, а затем заговорил:
– Мне твоя душа не нужна, что мне с ней делать! Знаю я много тайн, могу с мертвыми говорить и живого умертвить. Могу научить, как красавицей стать. Но тебе не советую: какой родилась – такой и живи. С лица воду не пить. Если встретится хороший человек, то и такой тебя полюбит. Не в красоте счастье, дочка.
Тут я как сдурела, давай умолять деда, плакать. Он долго не соглашался, но я его все-таки уговорила.
– Иди, – говорит, – сейчас в лес. Как раз тебе в подмогу Купала будет. Ночь сегодня сильная – во всем году такая одна. Иди и всякое большое дерево обнимай. Как попадется такое толстое, что не сможешь обнять, копай под ним руками, мажь себе лицо и тело грязью и повторяй три слова. Утром выйдешь к реке – вымойся в ней и возвращайся обратно. Дорога сама тебя доведет. Но говорю тебе еще раз: подумай. Потому что договор тот трудно будет разорвать. Дорогая за него плата, а красоты всего-то на двенадцать лет.
Как я шла и обнимала деревья, помню смутно. Так же плохо помню, как мазала себя грязью: дождь в ту ночь лил как из ведра. Потом наступил рассвет. Я увидела реку, вымылась в ней, отстирала платье, а когда вышла из воды, то забыла те три слова, будто кто-то у меня их из головы забрал.
Слышали, наверное, выражение: ноги сами привели? Так и я шла к деревне, словно за руку меня вели. Попросили бы меня вернуться к дедовой избушке, вряд ли я смогла бы объяснить, как туда дойти.
С этого дня я стала меняться. Кожа посветлела, волосы становились пышными, кудрявыми, но послушными, грудь наливалась. Тонкая, мальчишеская фигурка постепенно приобретала женственные очертания. Черты лица день ото дня разглаживались, становились все более мягкими. Я сама с трудом узнавала себя.
Каждый день я слышала: «Что с тобой, ты так похорошела?! Ты влюбилась?»
Когда я поехала на каникулы домой, то открывшая дверь мать меня даже не сразу признала и спросила: «Тебе кого?»
Затем я вышла замуж: за Андрея. Как это произошло? Да очень просто. От парней не было отбоя, и Андрей за мной увивался. Вы скажете, что все это похоже на сказку? Да, на сказку, вот только конец у этой сказки не очень счастливый.
Прошло двенадцать лет, и как быстро я стала красавицей, так же быстро стала превращаться в уродину. У нас с Андреем уже было двое детей, были и хорошая квартира, машина, на работе мы занимали не последние должности.
Сначала я думала, что приболела, да я и вправду плохо себя чувствовала. Меня то и дело кто-нибудь спрашивал: «Что с вами случилось? Выглядите вы неважно».
Через полгода я превратилась в старуху.
Я никогда не забывала о том, что сказал мне колдун, но надеялась, что все обойдется. Если честно, то я не жалею о том дне, когда встретилась с ним. Ведь я была счастлива целых двенадцать лет: муж: меня боготворил, люди мне улыбались, я родила прекрасных детей, любила и была любима.
Но, Наталья Ивановна, в тот день дед что-то сказал о какой-то шкуре в крови, но я не запомнила. Якобы эта шкура может мне помочь.
Магия могущественна, я сама в этом убедилась. Может быть, Вы знаете, что делать в моем случае? Умоляю, помогите мне и не судите меня слишком строго.
С искренним уважением, Елена Б».
Действительно, можно разорвать договор с дьяволом и остановить процесс старения, только для этого потребуется немало мужества – вам придется собственноручно перерезать горло козлу. После этого вам необходимо вымазать себя кровью (откуп на крови), а затем, стоя в защитном круге, который нужно начертить заранее, прочитать шесть раз особое заклинание: три раза правильно, а три раза задом наперед. Обряд проводят в полнолуние в полном одиночестве. Во время проведения обряда должна стоять тишина, ни один звук не должен отвлечь вас. Козла покупают, не торгуясь и не беря сдачи. Смывают кровь обычной водой, а затем уже обливаются святой. Шкуру козла оставляют на перекрестке.
Слова заклинания такие:

Сила царства, войди через нож: в жертву.
Заклинаю кровь кровью.
Исповедаю три слова:
Жизнь, смерть, воскрешение!
Яви заново превращенье!
Аралим, действуй!
Хаиот, повернись вспять!
Адонаи, верни все опять!
Я вас заклинаю, ангелы Божьи.
Умоляю тебя, святой ангел Михаэль,
Ты, который председательствуешь в воскресенье
Под обожаемым именем Адонаи,
Богом Израиля, сотворившим весь мир
И все, что он заклинает в Себе,
Перечеркни договор дьявола
От первого слова до последнего.
Ангелы четвертого легиона
Крылами своими разобьют в прах врага
И сотворят волю мою!
Есть три печати.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Есть печать у земного жреца —
Подаренная от Творца.
Утверждаю и расторгаю
Дьявола договор именем Господа Вышнего.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь!

Церковь, выколотая на заднице
Из письма:

«Не знаю, как Вы отнесетесь к моему письму. Возможно, выбросите его с отвращением. Но я надеюсь на Ваше милосердие. Буду честен, иначе какой смысл писать вообще. Кроме того, мне не с кем поделиться своей бедой, так что другого выхода у меня нет. Я погибаю, и если это письмо окажется в Ваших руках, это значит, что я уже мертв. В этом случае пусть другие, прочитав мое письмо, не повторят моих ошибок.
Вырос я в детдоме: мать умерла, когда я был еще младенцем, а отец спился. Тетка не захотела заботиться обо мне, так как у нее самой было трое пацанов. Понятно, зачем ей лишний рот! Так я и попал в детдом, а там выживают, как могут. В пятнадцать лет посадили меня в детскую колонию за кражу. Освободился, некуда было приткнуться, денег не было… В общем, я снова попался, и снова срок. А потом закрутилось, завертелось. Времени в тюрьме много, и мы от нечего делать травили байки. Один мужик рассказал, что когда-то он был на другой зоне и при нем произошел такой случай. Двое молодых выкололи партаки на заднице: на одной половинке крест, на другой – церковь, а на пояснице – черт. Этих парней не стало через месяц. Кто-то сказал, что все это муть и брехня. В итоге ему сделали такую же наколку, а через три дня парня нашли повешенным. И опять стали все говорить: вот видите, умер же. Тут еще один решил поэкспериментировать: выколол на заднице церковь и крест. После этого он не прожил и месяца – упал и разбился насмерть. После этого мужики заставили одного сильно провинившегося парня сделать такую же наколку: решили его так наказать, ведь попадаться тюремному начальству не хотелось. Хотя некоторые до сих пор упорствовали и говорили, что все это – обычные совпадения, многие были уверены, что наколки эти несут смерть. В общем, парень тот тоже умер. Как-то, выпив чифирь, мы опять вернулись к этой теме. Не знаю, что со мной произошло, но я никак не мог успокоиться. Знаете, бывает, что делаешь какую-то глупость, хотя и понимаешь, что не нужно это, а все равно ничего поделать с собой не можешь. Я тоже думал: совпадение не совпадение, а правды не узнаешь, если сам не испытаешь. Мысль эта меня и довела до беды. Так я приобрел наколку на заднем месте. В ту же ночь меня кто-то разбудил, легко прикоснувшись к плечу. Открыв глаза, я увидел человека в черном. Он смотрел на меня, а я думал вовсе не о том, откуда же он мог взяться, а о том, как ясно вижу я его лицо. В конце концов этот человек мне сказал: «Считай, сегодня пятое число. Ты умрешь двадцать девятого».
Голос его был совсем тихим, словно ветер шелестел за окном, но я отчетливо разобрал каждое слово. Мне стало жутко, и я зажмурился, когда же открыл глаза, то человека в черном уже не было.
Утром мне стало плохо, поднялась температура, начался озноб. «Заражение, что ли?» – подумал я. Днем стало чуть легче, а вечером я опять увидел человека в черном – он стоял в углу и жутко улыбался. Я постарался незаметно посмотреть по сторонам: видит ли еще кто-нибудь это ужасное существо? Но нет, мои сокамерники вели себя как обычно.
С той минуты он всегда был где-то рядом. Когда я засыпал, мне снился всегда один и тот же сон: поле с выгоревшей, почерневший травой, а посреди поля церковь, стены которой тоже были черными от копоти. Я захожу в эту церковь и вижу, как плачут иконы и святые отворачивают от меня свои лики. А на полу, куда ни глянь, везде валяются веревки с петлей на конце – бери и давись. На девятый день я уже не хотел жить. Мысль о смерти преследовала меня неотступно. Об этом я никому не говорил, хотя ребята меня спрашивали о наколке. На двенадцатый день я увидел себя во сне на руках у женщины. И вроде это была моя умершая мать. Я тянул к ней руки, а она говорила голосом человека в черном: «Скоро, совсем скоро мы будем вместе». Я же ей детским голоском отвечал: «Яне хочу умирать».
«Ты почти мертвый…» – был ответ. И я проснулся. Лучше бы я не просыпался. В ногах у меня сидел человек в черном и как будто чего-то ждал. Хотя и так было ясно, чего он ждал.
Завтра…»
На этом письмо заканчивалось. Правда, в конверте я обнаружила еще один листок, на котором другим почерком было написано следующее:

«Пересылаю Вам письмо умершего товарища. Я обещал ему это, если с ним что-то случится. О Вас он узнал от меня. У меня есть Ваша книга: жена дала ее мне во время свиданки.
Да, я не написал, что умер мой товарищ от инфаркта.
P. S. Я прочитал его письмо, и у меня засела мысль в голове: неужели это все из-за наколки? Вот уже десять дней, думаю об этом. Не знаю, может, самому попробовать? Уж больно все это странно…»

Что делать, если свадебная машина задавила собаку
Из письма:
«Мы ехали в загс – очень торопились, так как опаздывали на регистрацию, и не заметили, как на дорогу выбежала собака. В общем, собаку ту мы сбили. На обратном пути я видела, что она лежит мертвая на дороге. Дома соседка мне сказала: „Не хочу тебя в такой день расстраивать, но лучше предупредить заранее. Вы собаку сбили, а значит, либо не уживетесь с мужем, либо… Короче говоря, ничем хорошим ваш брак не закончится. – Потом она помолчала и добавила: – Знаю, что есть отчитка, которая помогает в этом случае, но вот слов ее не помню“.
Соседка дала мне Ваш адрес, но бумажку с ним я положила в вазу и забыла о ней…
Через месяц случилось страшное: мой муж погиб в автокатастрофе, а с ним и наш друг – тот самый парень, который вез нас в загс. А еще через неделю утонули наши свидетели: Лена и Максим. Лодка, в которой они катались с друзьями, перевернулась на середине реки, спаслись все, кроме них. В общем, из тех, кто в день нашей свадьбы находился в машине, осталась в живых только я. Почему-то мне кажется, что со мной тоже вскоре случится несчастье. Я боюсь спать, не выключаю в комнате свет, когда ложусь. Мне снятся ужасные сны. Например, едем мы с мужем в санях, только вместо коней в них впряжены три собаки, а вместо поводьев – красные ленты, которыми украшают свадебные машины. И вот вместо загса мы подъезжаем к кладбищу… Этот сон мне снился уже несколько раз. Я всегда просыпаюсь в слезах и долго потом не могу успокоиться.
Наталья Ивановна, если Вы знаете отчитку, которая мне может помочь, пожалуйста, напечатайте ее в своей книге. Я уже купила две книги, остальные пока никак не найду. Надеюсь, мне их вышлют. Спасибо за Ваш труд! С уважением, Бороздина О.».
Если машина сбивает собаку, машину или продают, или отчитывают.
Что же касается свадебной процессии… Многолетний опыт подсказывает: случится такое – молодые или их дети долго не проживут, если их конечно же вовремя не отчитать. Обратите внимание на то, что, когда станете читать заговор, следует назвать имена всех, кто сидел в злополучной машине. Читают заговор три раза подряд, стоя лицом к солнцу. Слова его такие:
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Чур, мое тело, чур, мою кровь!
Отведи, Матерь Божья, от Ияна,
От пролитой крови в пути.
Спаси, сохрани и оборони.
Черт-шутник, отстань шутить,
Собачью кровь мутить,
На мою лить.
Мне дорога, вам сторона.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь. Аминь.

Убийство младенца
Из письма:
«Расскажу Вам все как на духу, иначе с ума сойду – не могу больше жить с таким грузом на душе. Я училась, денег у меня не хватало, поэтому пошла подрабатывать в роддом. Моя работа состояла в уходе за новорожденными детьми. Перед тем как случилось несчастье, я дошла до критической черты: денег не хватало даже на еду, каждый день я находила на своей старенькой одежде новые дырки – просто зашивать их не успевала! Стала я думать, что придется бросить учебу, иначе можно умереть с голоду.
В один из дней на улице ко мне подошла женщина. Она назвала меня по имени и попросила выполнить ее просьбу, предложив мне за услугу огромную, как мне тогда казалось, сумму денег (где я работаю, она, как выяснилось, тоже знала). Я согласилась не задумываясь. Деньги сами шли в руки, а мне очень хотелось учиться. Девчонки из института давно уже завели кавалеров, которые их содержали, я же никогда не была красавицей, поэтому рассчитывать могла только на себя. А денег, что предлагала мне эта женщина, хватило бы надолго.
Как я поняла, у ее соперницы родилась дочь, и дочь эта лежала в моем отделении. Младенца надо было умертвить…
Новорожденного ребенка убить несложно. Можно сделать так, что никто даже ничего и не заподозрит. Я это очень хорошо понимала…
В общем, девочка умерла…
Получила я свои деньги и стала себе спокойно жить дальше.
Прошло два года, я вышла замуж, и очень удачно. В наше время мало кому так везет. Муж не пьет, не курит, хорошо получает, не жадный, спокойный и ласковый. Не таскается с друзьями неизвестно где, как другие мужики. Родители его уехали за границу, оставив нам дачу и квартиру. Все хорошо, но потом, когда мы решили завести ребенка, я не смогла забеременеть. Год прошел в бесплодных попытках.
Однажды я шла по улице и увидела старушку с протянутой рукой. Подумав, что она просит милостыню, я подала ей рубль. Она засмеялась и сказала:
– Я не милостыню прошу, я снежинки ловлю.
И правда, шел первый в этом году снег. Я взяла назад свой рубль и извинилась.
– Не извиняйся, – усмехнулась бабуля, – ведь сейчас многие просят милостыню – куда ни глянь, одни нищие. Раньше только у церкви просили, а теперь где угодно. А я живу нормально. У меня сноха хорошо зарабатывает, свое дело у нее. Правда, она теперь беременная. Ты тоже ведь беременная, правда? – неожиданно спросила она.
– Нет, у нас почему-то не получается, – ответила я.
Бабушка посмотрела на меня внимательно и сказала:
– Нет, ты еще не знаешь, что беременна, но скоро узнаешь. Только ребенок твой умрет вскоре после рождения.
Мне было неприятно слушать такие вещи, и я уже было хотела грубо ответить старушке, но, посмотрев на ее лицо, осеклась. Виду нее был странный, как будто она спала и разговаривала во сне. А потом я и вовсе потеряла дар речи от страха, услышав ее слова:
– Ты убила невинное дитя, некрещеное дитя, не испившее материнского молока. Дух его витает около тебя. Сколько бы ты ни беременела, этот дух будет забирать твоего ребенка, а потом, через восемь лет, тебя бросит муж:, потому что поймет, что с тобой семьи не будет. Род твой проклят за то, что ты взяла деньги за убийство младенца. И жить ты будешь только до полувека, а грех твой так и не будет прощен.
Откинувшись на жесткую спинку лавочки, бабушка задремала, видимо сильно устав. Я же рванула домой. От страха у меня так колотилось сердце, будто вот-вот выпрыгнет из груди. Я была уверена, что мне сказали правду. Как же теперь замолить свой грех. Неужели мне ничем нельзя помочь?»
Вам следует покаяться в монастырях. Не бойтесь, священники, которые выслушают вас, свято хранят тайну исповеди. После этого вам в течение трех лет следует каждый день читать молитвенный заговор «На милость для убийцы». Слова его такие:
Ангелы Божьи, ходатаи вечные,
Слышите вы меня, видите вы меня?
Грех меня сокрушает, кровь убиенного терзает.
Поклонитесь за меня, помолитесь за меня.
Грехи мои тяжкие,
Муки мои страшные.
Отче наш, Иже ecu на Небесех,
Да святится имя Твое,
Да приидет Царствие Твое!
Царь Неба и земли,
Судья всем судьям,
Муками Своими дал нам прощенье,
От смерти смертию Своей дал избавленье.
Господи, прости меня, грешную,
За пролитую кровь.
Матерь Божья Мария,
Помяни мое имя при суде Божьем.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Необдуманные слова
Особый случай в назидание всем
Из рассказа Зинаиды П.:
«…У меня трое детей. Мужа придавило в шахте, и он умер. Работы в нашем городе не найти, и мы с детьми, можно сказать, жили впроголодь. По совету соседки я пошла наниматься на работу к цыганке Зухре. Делала для нее все: варила, стирала, убирала, в огороде работала. Цыганка платила мне вовремя, без обмана. Иногда давала одежду для моих детей.
Черт, наверное, меня попутал, захотелось вдруг разжалобить ее, чтобы кусок побольше урвать. Стала я без конца плакаться о том, как тяжело нам живется: «Вот если бы у меня был один ребенок, я бы жила не так бедно, – говорила я без конца. – И зачем только я их нарожала…»
А между тем дела наши пошли на поправку благодаря помощи Зухры. Под мои жалобные причитания она клала мне в сумку то муку, то сало, то варенье, а то и деньжат подкидывала.
Однажды перед Пасхой я снова завела свою песню, надеясь, что Зухра даст побольше яичек и испеченных мною же куличей. Получилось их много – куда ей столько?
– Ты правда, Зина, жалеешь, что у тебя трое детей, или хитришь, подруга? – неожиданно спросила она.
– Клянусь, что не вру, – пришлось ответить. – Ведь как лошадь пашу целыми днями и ночами, чтобы их обуть и одеть. Особенно прожорливы Петька и Колька. Все здоровье на них положила, а они еще не слушаются, вон в школу опять вызывают. Да и замуж меня только из-за этой оравы не берут. А ведь мне еще и сорока лет нет. И я тоже мужика хочу. Зухра и говорит:
– Ну, если не врешь и взаправду считаешь, что дети мешают тебе жить, возьми два яйца и скажи: «Одно яйцо – Петр, другое яйцо – Николай», а потом отдай эти яйца собаке, как раз перед Пасхой. И отмучаешься, получишь, что желаешь.
Я остолбенело смотрела на Зухру, а она:
– Значит, врешь, подруга, решила побольше подарков у меня выпросить, на жалость давишь. Хитрая ты все-таки, Зинка!
Или от стыда, что она меня раскусила, или действительно черт попутал, но я разревелась и говорю:
– Зря, Зухра, ты мне не веришь, чистую правду тебе говорю, устала я от детей.
– Ну так делай, как я тебе советовала, и избавишься от своего выводка, – насмешливо сказала Зухра.
Я взяла два яйца и говорю:
– Одно яйцо – Петр, другое яйцо – Николай. – Затем скормила эти яйца собаке.
А через двенадцать дней Петя и Коля провалились под лед и утонули. Я гнала от себя мысли, что сама виновата в их смерти, сотворив этот обряд с яйцами. Но однажды ночью проснулась от того, что кто-то двигал стулья. Открыла я глаза, поднялась и пошла на кухню. За столом сидели Коля и Петя, в руках они держала по крашеному яичку. Утром дочь нашла меня без сознания. Первое, что я увидела, – яички: они так и лежали на столе. Дочь клялась, что не знает, откуда они взялись. Никто не верит мне. Поверьте хотя бы Вы, Наталья Ивановна. Вы ведь как совесть людская, я не смогла бы Вас обмануть. Если хотите, я вышлю Вам эти яички».
Мне известны случаи, когда вместо себя в обмен на желаемое отдают души родных людей. Одна женщина рассказывала мне, что у нее было пятеро детей. Как-то раз она сильно болела. Сначала с большим трудом передвигалась по комнате, а затем и вовсе слегла. У нее отнялись ноги. Но страдала она не только физически – дети-то некормленые, неухоженные… Ее не покидала мысль, что она умрет и оставит их на произвол судьбы.
«Если уж смерть придет в нашу семью, то пусть вместо меня умрут Тоня или Галя, – думала она, – ведь пропадут сиротиночки без матери. Кому они нужны?»
Через месяц произошел нелепый несчастный случай, погибла младшая дочь. Дарья не была на похоронах, так как была прикована к постели. Но недели через две она вдруг начала потихонечку подниматься, а затем и вовсе быстро пошла на поправку. Врачи удивлялись, но сама она отлично понимала, почему к ней вернулось здоровье.
– Это я, – плакала она по ночам, – отдала душу дочери вместо своей.
Наконец она не выдержала этих мук и рассказала о своих переживаниях мне.
А вот рассказ Софьи Г.:
«Когда муж мой, Кирилл, уехал в Чечню, я была беременна. Сошлись мы с ним рано, когда нам было по четырнадцать лет. Да что там «сошлись» – полюбили друг друга по-настоящему! Минутка в разлуке годом казалась. И спали мы, держась за руки. А тут ему в армию идти. Я думала, что с ума сойду от горя.
В общем, уехал он, а через два месяца я увидела сон, да такой страшный! Лежит мой Кирилл без рук, без ног, весь в крови перемазанный и меня зовет. Да так тоненько и жалобно зовет: «Софьюшка, Софьюшка…»
Я проснулась. Ночь на дворе, темно. Жуть меня обуяла, аж пот по спине потек. Почему-то я была уверена, что сон этот к беде. Сижу, плачу, на икону смотрю и причитаю:
– Если уж непременно надо кого-то забрать, так забери младенца.
Уревелась я вся и уснула, а под утро вижу другой сон. Баба – вся в черном, в руке палка, как с косою вроде – говорит мне, нехорошо так усмехаясь:
– Услышана твоя просьба, голубушка. Как Кирилл вернется, я за заменой приду. – И исчезла.
Весь день я сама не своя ходила, никому, даже маме, об этом не рассказала. Вскоре у меня сын родился, а там и Кирюшка приехал, живой и здоровый. А утром произошло невероятное. Мы нашли в постельке мертвого Левушку. Причины для смерти не было никакой, он ведь у меня родился здоровеньким. Заснул мальчик мой и не проснулся. И тогда я вспомнила и про сон свой страшный, и про свое обещание отдать ребенка взамен на возвращение Кирилла живым и здоровым».
В каком бы вы ни были отчаянии, никогда не говорите необдуманных слов. Помните, что есть в жизни такие часы, в которые что скажешь, то и сбудется. Но если вовремя раскаяться и принять необходимые меры, то, с Божьей помощью, можно отмолить, отчитать себя от беды.С детства запал мне в душу такой случай. Соседка притащила за руку свою дочь и со слезами рассказала бабушке:
– Дура-то моя сейчас такое сказанула! Если я завтра контрольную по математике напишу правильно, то черту готова все что угодно, даже жизнь свою отдать! Евдокиюшка, помоги моей Людке, отведи от нее беду, чует мое сердце, что от языка ее глупого беда может быть!
Бабушка не стала ждать вечерней зари, посадила ее на табуретку, срезала с ее косичек концы волос, сама подстригла ей ногти и все это сунула в поддувало. Скрутила из трех свечей одну, подожгла и дала в руки Людмиле. Сама стала за ее спиной и стала читать отчитку, которую я впоследствии выучила наизусть, а теперь передаю вам.
Мать Богородица, Илья-пророк!
Дайте рабе Божьей (имя) прощенье
за словесное прегрешенье.
Отчитываю сутки,
часы, минутки
от рабы Божьей (имя).
Господи, ты сказал:
«Согрешившему 77 раз прощу, грехи отпущу».
Прости, Господи, рабу Свою (имя).
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Но я должна предупредить, что есть дни, которые не освобождают от словесного греха, это первые два-три дня от новолуния. Это нужно обязательно иметь в виду.

Обещанная душа
Из письма:
«.Я виновата в смерти моей дочери. Случилось так, что меня бросил муж. От тоски за три месяца я потеряла двадцать килограммов веса. Вылетела с работы, потому что у моей соперницы очень большие связи и ей хотелось меня доконать. Я ждала его каждый день, боялась выйти за хлебом (а вдруг он в этот момент придет). Плакала сутки напролет, от бессилия кричала на маму и дочь, срывая на них свою злость. Однажды вечером я встала у иконы всех святых и сказала:
– Заберите у меня мою дочь, заберите все, что хотите, лишь бы он вернулся ко мне!
На другой день неожиданно с вещами пришел муж.
– Если можешь, прости, – сказал он. – Я знаю, что я негодяй, но все-таки, милая, я к тебе вернулся.
Счастью моему не было предела. А через три дня наша дочь трагически погибла. В горестной суете похорон я ни разу не вспомнила о своей недавней мольбе: взять дочь и вернуть мне мужа.
На девятый день мне вдруг приснился сон, будто стоит моя дочь, вся в белом в каком-то необыкновенном саду, а кругом цветы и дивные птицы. И вроде она мне говорит:
– Зачем же ты плачешь, мама? Ты ведь сама отдала мою душу, отказавшись от меня перед всеми святыми. Видишь, взамен и папа вернулся к тебе.
После этих слов я проснулась и поняла, что я сама накликала смерть для своей девочки. Как мне теперь жить, не знаю».
Еще раз хочу повторить, дорогие мои: никогда не предлагайте жизнь человека в обмен на что-то.
А если такое случилось, то, не теряя времени, исправляйте трагическую ошибку.
Есть молитва «Вымаливание слов назад». Обязательно прочитайте ее, и Господь, возможно, простит сказанные сгоряча глупые слова.
Не прибегай, Господи, к наказанию!
Не верши, Господи, Своего суда!
Да прости мне мои слова!
Горе помутило разум мой,
И я, страдая, в словах согрешила.
Милостивый Судья, не карай, а милуй,
Языку грешному не внимай.
Ибо я искренне раскаялась(-ся).
На Тебя, Господи, уповаю.
Прости, Господи, этот грех мне.
Оставь, Господи, раба Твоего (имя) на земле.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. .
Ныне и присно и во веки веков.
Аминь.

Наложница дьявола
Из письма:
«Наталья Ивановна, пишу Вам в полном отчаянии. Надеюсь, что Вы поможете мне. У меня есть три Ваших книги, там я и нашла Ваш адрес.
Меня зовут Галина, мне 27 лет, замужем, живу у мужа. Когда я к ним переехала, меня стало душить по ночам. Ездила к бабке, но это помогло лишь на месяц, потом началось все снова.
Теперь происходит вот что. «Оно» ласкает меня по ночам. Представляете, какой ужас! Когда это произошло в первый раз, я заплакала, а муж подумал, что мне приснился страшный сон.
Говорят, когда петухи пропоют, ничего такого случиться не может, но… Однажды днем открывается дверь и входит нечто человекоподобное как бы из тумана. Я попыталась вскочить и вырваться, но «оно» придавило меня за кисти рук к кровати.
Да, еще мы не ладили со свекром, он выгонял меня из дома, обзывал разными словами, а потом неожиданно умер. Может, здесь есть какая-то связь?
Представляете, Наталья Ивановна, как мне тяжело. Я улыбаюсь, разговариваю, но душа болит и трясется. Даже соседка, гадая мне на кофе, сказала:
– Ничего не могу понять, почему у тебя все черное. Неужели я такая плохая или есть еще какая-либо причина? Прошу фамилию мою изменить».
Из рассказа Оксаны Чеботаренко:
«…Я родилась на Ивана Купалу. Когда я была совсем маленькой, мою люльку как будто все время кто-то качал, так мама говорила. Она же рассказывала, что, подрастая, я с кем-то разговаривала и громко смеялась, когда была одна в комнате. С детства помню, что меня по ночам кто-то страстно целовал. Но я думала, что так бывает со всеми. Я же не могла знать, что это что-то особенное.
Как-то меня мама спросила:
– Оксана, что у тебя с губами, засос, что ли?
Я посмотрела в зеркало и ахнула: губы опухли, все в синяках. Накануне ночью я была особенно обласкана и зацелована. Не знаю почему, но маме я этого не сказала, наверное, по детской стыдливости. А может, это был чей-то запрет.
Мы живем с мамой вдвоем. Однажды, когда мне исполнилось пятнадцать лет, мне приснился сон. В золотом зале сияют тысячи свечей. Играет неземная музыка. Меня за руку ведут (кто, не видно) к трону и говорят громко и почтительно:
– Сегодня вашей новой наложнице исполнилось пятнадцать лет.
И тут кто-то толкнул меня, чтобы я опустилась на колени. Опуститься-то я опустилась, но аж сжалась вся от неловкости. Мне показалось, что я абсолютно голая. А потом. Он стал меня ласкать, да как! Словно тысячи рук меня трогали, словно тысячи губ целовали… Одурманенная дьяволом, я стонала и жаждала продолжения, но ласкам и так не было конца.
Шепот его сладкой патокой вливался мне в уши. Он говорил, что отныне я буду принадлежать только ему, что я стану одной из тысячи тысяч наложниц его земного гарема. И что теперь никогда не захочу простого смертного мужчину.
Он проделывал со мной все, что пожелал. А я видела толпы людей в черных одеждах, стоящих вокруг нашего брачного ложа. Но мне было все равно. Для меня существовал лишь он. Потом его слуги подходили ко мне и целовали мне руку.
Проснулась я вся в засосах. На моей постели были пятна крови, которые я потихоньку от мамы замыла. С тех пор я все время его ждала. От людей я слышала, что у дьявола действительно есть наложницы, причем не только красивые и молодые. «А что же с ними происходит потом?» – часто думала я и как бы невзначай заводила разговоры на эту тему. Одна женщина сказала, что ее в одно время посещал дьявол, но потом он ее оставил, видимо, она ему надоела.
Я не хочу дружить с парнями, я их всех ненавижу, я мечтаю только о том, чтобы он посетил меня.
Приходил он ко мне семь раз, и мы предавались страстной, необузданной любви. А потом все закончилось. Вот уже несколько лет он не посещает меня. Наверное, пресытился…
Можно ли его позвать, если я тоскую по нему, если весь мир без него мне неинтересен? Самой великой радостью было бы для меня, если бы я смогла родить от своего господина сына. Он говорил мне, что многие рожали от него детей. Почему же я не удостоилась этой великой чести?»
Если женщина искушаема дьяволом, а это случается не так уж и редко, необходимо искать помощи в церкви. Там нужно искренне покаяться и выполнить все, что церковь посоветует в этом горе. Некоторым придется пожить и потрудиться в святом монастыре, молясь денно и нощно о загубленной душе с другими сестрами. Есть также специальные отчитки, которые вы найдете ниже. Отчитывать надо двенадцать раз в день весь год.
Отчитка от посягательств дьявола на женскую плоть
Господь Вседержитель, Царь земли и неба,
распятый и воскресший в третий день!
Силой Своей и слугами верными,
войском Своим непобедимым
защити и укрой от дьявольской плоти
рабу Твою (имя).
Пошли к ней на помощь своих помощников:
архангела Михаила, архангела Гавриила,
апостола из двенадцати Иакова Заведеева,
апостола из двенадцати Иакова Алфеева,
сына Иосифа Обручника,
брата Твоего из плоти,
ученика апостола Иоанна Богослова Игнатия,
святителя Иоанна Новгородского,
братьев Косму и Доминиана,
исцелявших молитвами при своей жизни людей,
священномученика Власия,
святую Ольгу и Елену.
Ты, Господи, Сам во главе войска непобедимого.
Сам, Господи, повергни в прах врага моего.
Слово Твое целебно
и несравненно с врачеванием любых врачей.
Врачуй, Господи, боль души и тела
рабы Твоей (имя).
Не подпускай ее к телу лукавого.
Стражник любой и любой замок
не сравнен с Твоим заступничеством.
Верую во Единого Бога Иисуса Христа.
Ныне и присно и во веки веков.
Аминь.

От плачущего беса
Есть люди, которые просто исходят рыданиями, когда приходят в церковь, видят иконы, свечи и тому подобное. Это происходит, если семь вечеров кряду читать над головой попорченного молитвы.
Женщин лечат в женские дни, а мужчин – в мужские. Во время чтения ладони держат тыльной стороной к затылку.
Начните с молитвы «Да воскреснет Бог» (ее вы найдете в молитвослове), а затем читайте так:
Не едины уста смеются, а глаза не едины
смотрят на иконы.
Не един храм на земле,
и не едино Причастие Пресвятое.
Не един колокол, не едина свеча,
а един Бог в трех святых лицах.
Помоги, Господи, утолить плач,
не от природы пришедший,
а от дьявольской скорби восшедший.
На Тебя, Господи, уповаю.
Тобой, Господи,
рабу Твою (имя) зачищаю.
Утоли печали святой милостью Своею.
Ныне и присно и во веки веков.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь.

От покойной души за спиной
Из письма:
«…Как-то я ездила навестить тетку в деревню. Она написала в письме, что хочет перевести на меня свой дом, и просила приехать по этому поводу.
Деревня теткина стоит на отшибе, и идти надо было мимо кладбища. Я, вообще-то, до того дня ничего не боялась. А теперь вот… Но судите сами.
Со стороны леса на дорогу вышла бабка. Когда я с ней поровнялась, она сказала:
– Ты до Комаровки идешь?
– Да, – ответила я.
Бабка спросила, можно ли ей со мной пойти.
– Дорога не моя, не купленная, идите, – пожала я плечами.
И она пошла за мной следом. Мне неудобно было идти быстро, раз уж она напросилась, да и молчать было неловко. Спросила я, как ее зовут. Она в ответ:
– Щучихой всю жизнь звали.
– Почему? – удивилась я.
– Фамилия моя Щучьева, а имя Настасья.
– Вы в Комаровке живете? – опять спросила я.
– Жила, – ответила бабка.
Я решила, что она переехала из деревни в другое место.
– А ты чья? – спросила Щучиха.
– Я Григорьевой Полины племянница. Я у нее редко бываю, поэтому вы меня не знаете. Она позвала, чтоб завещание оформить.
– А зачем? Тебе на Покров помирать придется, – буркнула бабка и поотстала.
Я оглянулась, и у меня волосы дыбом встали. Сзади никого не было. Остальную часть пути я не шла, а бежала. Рассказала тетке, что произошло.
– Щучиха? Так она неделю назад удавилась, ахнула тетка. – И, вытащив пыльный альбом, нашла среди фотографий фото Щучихи.
Это была она. Я попросила тетку рассказать, в чем ее хоронили. Она описала ту одежду, в которой была моя попутчица: зеленая юбка, оранжевая кофта и белый платок.
– Надо же, – запричитала тетка, – не зря говорят, что неприкаянная душа будет блуждать по земле, пока себе замену не найдет.
Наталья Ивановна, раньше я весила под девяносто килограммов, а теперь у меня шестьдесят всего, я худею и теряю силы. Никто не знает, как мне плохо. Через несколько месяцев Покров, и я верю, что действительно умру. Мне страшно. Очень прошу, подскажите, можно ли мне помочь или уже поздно?»
Отвязаться от духа покойного можно таким образом. Во-первых, поменяйте имя новым крещением. Затем купите именную икону небольшого размера. Возьмите с собой на кладбище эту икону, а по возвращении поставьте у своей постели. Найдите три могилы с этим именем, на каждую из этих могил положите горсть пшена, немного кутьи и три блина. Затем креститесь и говорите так:
Помяни, Господи, меня о здравии,
а всех мертвых за упокой.
Как этот покойник в своей могиле лежит,
по земле не бродит, к своим родным не ходит,так чтоб дух покойника за мной не ходил,
моей душе не вредил.
Господи, Иисусе Христе,
запрети своим крестом животворящим
ходить мертвому духу.
Ныне и присно и во веки веков.
Аминь.
Уходя с кладбища, не оглядывайтесь.

Он стрелял по иконам
Из письма женщины, живущей в Славгороде: «Когда мне было восемнадцать лет, я вышла замуж за мусульманина. В первые месяцы после знакомства он очень красиво ухаживал за мной: каждый день приносил цветы, дарил подарки моим близким, был учтив и скромен. Подруги мне завидовали, а я почему-то его боялась, но, несмотря на страх, все-таки вышла за него замуж. Верно говорят, что главные ошибки мы совершаем в молодости – наверное, потому, что хитрить еще не научились, доверяем всем вокруг, себя считаем самыми умными, а зря…
После свадьбы муж забрал меня к себе. Бабуля спросила его перед отъездом, не будет ли он возражать, если она даст мне православные иконы, которые передавались в нашей семье из поколения в поколение.
Муж ответил: «Конечно нет! Как я могу возражать? Раз уж она верит в своего Бога, так пусть верит, а у нас другая вера. Веру любую нужно уважать». И я взяла с собой три иконы.
В первый же день в доме мужа все изменилось. Он стал грубым, разговаривал со мной свысока, как со служанкой. Я обязана была убирать, стирать, готовить… Права голоса я, естественно, не имела. Родительские письма мне не отдавали, и я не могла писать им. Несколько раз, правда, от меня требовали, чтобы я отбивала телеграмму с просьбой выслать денег. Когда же я отказалась делать это, муж меня жестоко избил, даже беременность моя его не остановила.
Ребенок родился мертвым – видимо, из-за побоев. Муж стал твердить, что я не женщина, что он скормит меня собакам или продаст в рабство. Иногда он бил меня просто так, без всякой причины: по голове, по груди, по животу.
Однажды я достала бабушкины иконы и, опустившись перед ними на колени, попросила помочь мне. Я больше не могла терпеть эти издевательства, даже руки на себя наложить хотела, хотя и понимала, что это грех. В этот момент вошел муж. Он стал всячески высмеивать мою веру в Бога. Затем схватил ружье и стал стрелять по иконам, крича: «Ну что, где же Его наказание?»
От страха я потеряла сознание. Вначале я ничего не чувствовала, а потом вдруг увидела сияние. Вначале это была всего лишь точка, из которой потом протянулся ослепительный луч. Свет был таким ярким, что я почувствовала резь в глазах. А потом я увидела три фигуры и поняла, что это Господь Отец, Господь Сын и Мать Богородица. Эти образы, знакомые с детства, я бы не спутала ни с какими другими. Они молчали. Уста их не шевелились, но я слышала обрывки тихих слов: «Освободить…» «Это, наверное, про меня», – подумала я. «Наказать весь род… » «А это про них», – мелькнуло в голове.
Вечером по всему дому раздались вой и причитания. Оказывается, мой муж и трое его братьев, перевернувшись на машине, погибли. В тот момент, когда об этом сообщили их матери (моей свекрови), у нее случился обширный инфаркт, и она умерла.
Вы можете мне не поверить, но с того момента, как я увидела Святую Семью, меня никто не замечал, словно меня накрыли пеленой и спрятали ото всех. Я видела, как суетятся ненавистные родственники моего мужа, но ко мне никто не обращался, не приказывал что-либо делать. Все происходило как во сне. Я подошла, постояла над телом свекрови, затем открыла шкаф, взяла деньги на дорогу и, положив в сумку иконы, вышла из дому и пошла в сторону вокзала. Меня как будто кто-то вел за руку, охраняя от расспросов и укрывая от любопытных глаз.
Когда я наконец приехала к родителям, мама пришла в ужас, лишь взглянув на меня. Несколько дней спустя, отоспавшись и придя в себя, я рассказала маме обо всем.
– Но ведь иконы-то целые, – сказала мама. – Вон они стоят. Я их из твоей сумки достала.
Вот оно настоящее чудо! Ведь совсем недавно они были изрешечены пулями – я сама поднимала их с пола.
Вера моя с тех пор стала еще крепче. Что бы ни случилось в жизни, никогда я не изменю Господу, Который встал на мою защиту, наказал обидчиков и позволил вернуться в отчий дом.
Каждый год я езжу в монастырь. Там я увидела Вас, Наталья Ивановна, во время молитвы. Книги Ваши я давно читаю и всегда с нетерпением жду продолжения. Мне так хочется быть похожей на Вас! Ведь книги Ваши многим помогают в трудный момент жизни. А трудностей, к сожалению, очень много. Спасибо Вам, что Вы есть. С уважением, Сугробова Ольга».
Дорогие мои читатели и ученики, и это письмо и другие письма я привожу в своей книге для того, чтобы вы не повторяли ошибок, которые совершили их авторы.

Плюнула на икону
Из письма:
«У наших соседей в роду все умирают от рака губы. А дело все в том, что их прабабка плюнула на икону. Мать попросила ее поклясться на иконе и дать какое-то обещание. Но строптивая дочь сказала в ответ:
– Плевать я хочу на твою икону и на тебя тоже, – и плюнула.
А через неделю у нее опухла губа. С тех пор весь род расплачивается за этот грех.
Им говорили, что можно вымолить прощение за грех предков, но они эту молитву не знают. Пожалуйста, Наталья Ивановна, научите их. С уважением, Краснова Юлия».
Грехи наши подобны долгам, которые переходят от отца к сыну, от матери к дочери. Если человек сам не сумел или не успел искупить свой грех, то за него будут отвечать его потомки. Чтобы искупить грехи родителей, дедов и прадедов, необходимо истово молиться за души усопших и при любой возможности совершать добрые дела: подавать милостыню, помогать нуждающимся и почаще заказывать в церкви молебны за усопших. Для этой же цели дарована молитва, с помощью которой можно испросить у Господа прощения за грехи усопших. «Просите и воздастся вам по вере», – сказано в Писании. Слова молитвы следующие:
Ныне я, грешник, рожденный от грешника, связанный узами греха из веков и по веку, преклоняю колени свои перед Богом Отцом, Богом Сыном и Богом Святым Духом, перед Матерью Иисуса Христа, Святой Матерью и Приснодевой. Вымаливаю прощение для себя и всего моего рода, который был прежде меня и после меня будет. Прости, Господи, грехи рода моего, ради всего святого, ради всех святых, преданных Тебе. Ради Иоанна Крестителя, Иоанна Предтечи, сорока святых великомучеников, ради молока, которым был вскормлен Ты, Господи, Царь земли и Неба! Ради Креста веры Твоей, ради церкви Твоей, освободи, Господи, род мой от наказания за грехи наши. Ибо Ты сказал, что прощаешь должникам Своим, как и мы будем прощать должникам нашим. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Опасно ли наряжаться бесом
Из письма:
Мои несчастья начались с того, что моя подруга задумала устроить карнавал, но всех заранее предупредили, кто кем должен нарядиться. Меня решили сделать бесом: дескать, ты шустрая, будешь всех веселить. Стала я шить себе костюм. Вывернула наизнанку шубу свекра, подогнала ее по своему размеру и пришила сзади хвост. Для головы сшила шапочку с рожками, а к ней прикрепила маску – страшную рожицу с пятачком. Мне очень нравился мой костюм, и я заранее веселилась в предвкушении отличного праздника.
С костюмом я возилась долго и легла спать с чувством глубокого удовлетворения.
Уснула и вижу сон: будто в полном одиночестве я плутаю по лабиринту. Наконец нашла выход, ведущий в какой-то зал. Вхожу я туда и вижу, что прямо посередине стоит трон, а на нем сидит демон – настоящее чудовище. Куда моей картонной карнавальной рожице до его страшного лица! Демон посмотрел на меня и сказал:
– Если ты будешь над нами насмехаться, я тебя накажу! Никому не позволю смеяться над могущественными духами, ясно тебе?!
И стало мне так страшно, что я пообещала дьяволу – а это, как я поняла, был именно он – не наряжаться бесом. На это дьявол сказал:
– Тогда иди.
Тут двери открылись, я бегом кинулась прочь из жуткого зала и проснулась. Лежу и думаю: правда, зачем мне все это, к чему этот дурацкий маскарад? Надену лучше новое платье, еще ведь никуда в нем не ходила, а тут такой повод. И что я в бесовском наряде буду скакать, не девчонка ведь!
Но к вечеру мои страхи прошли, а про сон свой я попросту забыла.
Ох, и повеселилась я в тот вечер в костюме беса, просто как никогда. Только был это мой последний веселый денечек. Прошел уже год со дня того праздника, а сколько я пролила слез уже и не вспомнить. Муж мой погиб в автокатастрофе. Сын стал наркоманом и попал в тюрьму. Дочь родила неизвестно от кого, да еще и ребенка, больного ДЦП. В том же году нас обокрали и я потеряла любимую работу. Денег нет совершенно, а какие появляются – уходят на покупку передач и на лекарства внучке.
Можно ли как-то избавить себя от бед, а если да – то как?»
Чтобы избавиться от дьявольских происков и отцепиться от нечистой силы, в полнолуние читают особый заговор. Встают у окна, спиной к луне, лицом к иконе Спасителя. Руки должны быть скрещены на груди. Читают заговорные слова без остановки, вполголоса. Двери в этот момент не открывают, не реагируют на стук и звонки. После прочтения обязательно делают омовение святой водой и ложатся спать. До утра нельзя ни в коем случае разговаривать. Слова заговора следующие:
Творец и Создатель Господь,
Помилуй меня,
Избавь меня от лукавого,
Беса ночного, беса полуденного,
От царя-дьявола и его семьи,
От его слуг и послушников.
Крестами Своими меня огороди,
Ратью святой укрепи, церковью защити.
Сотвори щит Твой
Непобедимый и непоколебимый.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Кормщие вампира (как от него отцепиться)
Из письма:
«Когда мне исполнилось тридцать пять лет, я неожиданно заболела. Да только, как и многие женщины, к врачу не спешила обращаться: боялась услышать что-нибудь плохое. А когда все-таки пришла, врач мне сказал, что у меня рак в последней стадии. Страдания мои невозможно описать. Боли были невыносимые. Запах от белья был настолько отвратителен, что я сама собой брезговала. Порой было так плохо, что в голову лезли мысли: поскорее бы уж все закончилось. Но ночью меня охватывал страх смерти. Я плакала, представляя, как меня опускают в могилу и засыпают землей. О дочерях думала, все пыталась представить, что они без меня будут делать, на что жить. Грустные мысли не давали мне покоя, добавляя к физическим мукам муки душевные, и я уже не могла понять, какая боль меня мучает сильнее.
Старшей дочери было всего шестнадцать лет. Каждый день я втолковывала ей, что им с сестрой следует продать в первую очередь, чтобы были деньги, и по какой примерно цене. Я замучила ее советами на все случаи жизни. Дочь по моей просьбе читала вслух объявления о купле-продаже: я надеялась выгодно продать дачу, которая мне досталась от родителей. Вот в этой-то газете мы и увидели объявление: «Гадаю, умею все, помогу в безнадежном случае». Оказалось, что это объявление дала цыганка.
Ехать к нам на дом она отказалась, и я, заказав такси, кое-как добралась до нее сама.
Лишь взглянув на меня, она сказала:
– У тебя рак. Нужно было давно лечиться, а теперь не гарантирую.
Я стала плакать и пообещала ей отдать дачу, если все получится.
Нина (так звали цыганку) сказала:
– Я не скрою, мне хочется получить твою дачу, но ведь ты сама упустила время. Есть много способов избавиться от рака, но тебе они не помогут. Правда, есть еще один способ, но ты вряд ли согласишься, ведь болезнь придется перекладывать на кровных родственников, а у тебя только дети и есть – больше никого. Так что лучше тебе другого мастера поискать, может быть, он на скотину твою болезнь скинуть сможет, а я только на родных умею.
В общем, что уж теперь скрывать, я согласилась испробовать цыганкин способ и стала подпитываться от кормища. А кормище – мои собственные дети. Ночью я подходила к спящей дочери и, подняв над ней руки, как учила цыганка, читала заклинание. Затем ложилась в постель и засыпала как убитая.
Утром, проснувшись, я первым делом прислушивалась к своим ощущениям. Мое состояние с каждым днем улучшалось, и болей уже практически не было. Вскоре я стала выходить на улицу, сидеть на лавочке возле дома, с наслаждением вдыхая в себя свежий воздух. Мне казалось, что я наконец-то постигла тайну бытия. Люди-то, пока здоровы, не понимают, что в любой момент могут умереть. А я это знала.
Шло время, силы прибавлялись, я даже помолодела. Участковый врач, увидев меня, не удержался и принялся расспрашивать, как мне удалось победить болезнь.
– Да чем только не лечилась, вот и поправилась, сама не знаю, что помогло, наверное, все сразу, – ответила я ей.
Однажды я спросила у дочери, как она себя чувствует, и, не услышав ничего плохого, успокоилась. Подпитывалась я их энергией раз в месяц, как и учила цыганка. Сначала от одной дочери, потом от другой. Реже нельзя было: один раз попробовала и сразу стала хуже себя чувствовать.
Вскоре моя старшая дочь вышла замуж и уехала с мужем в другой город. «Мамочка, мамочка, – писала она, – я здесь поправилась и похорошела. Видно, климат на меня так действует». Но я-то знала, что теперь никто не отбирает ее жизненные силы – вот и весь секрет. Дочь звала нас к себе, и я стала подумывать о том, чтобы и впрямь переехать к ней. Стала готовить для продажи квартиру, но тут моя младшая дочь призналась мне, что беременна. И сказала, что не уедет никуда, так как любит своего парня. Потом они поженились и стали жить у меня. Осенью дочка родила мертвого ребенка. И я уверена, что произошло это только из-за меня. Если бы жили как прежде, я бы подпитывалась только от старшей дочери в период беременности младшей. В итоге я возненавидела зятя, ведь это из-за него дочь не захотела переезжать в другой город. Тогда я решила разлучить их и подложила зятю в карман фотографию девушки и любовное письмо.
Когда моя дочь это обнаружила, она решила, что он ей изменяет. Зять кричал, что он в глаза не видел эту девушку, что фотографию ему подкинули. Дочь простила его, но в конце концов они все-таки развелись.
После развода младшенькая моя выглядела ужасно. Я решила дать ей окрепнуть и на время прекратила обряды. Но уже через четыре месяца совершенно ослабла. Тогда я вновь подключилась к дочери. Через семь лет она умерла. К тому времени старшая дочь развелась с мужем, и я переехала жить к ней.
«От кого же я буду подпитываться, если и старшенькая уйдет?» – все чаще думала я. Опасаясь за собственную жизнь, я покупала ей фрукты, помогала по дому, невольно обращалась мыслями к внучке: смогу ли заряжаться от нее, если что-нибудь случится с ее матерью?
Однажды в полнолуние я потихоньку подошла к дочери и, подняв руки, начала шептать заклинание.
– Мама, что ты делаешь? – вдруг раздался ее голос. – Немедленно объясни, что происходит! Я уже не в первый раз вижу тебя у своей кровати, но раньше думала, что после смерти сестры ты молишься за меня. Однако на молитву это не походит. В чем дело?
Дочь включила свет и загородила мне выход, требуя объяснений. Оказывается, она стала болеть, но, не желая меня расстраивать, не говорила об этом. Врачи, кроме малокровия, ничего не обнаружили. Тогда дочь сходила к экстрасенсу, и тот ей сказал:
– Ты – кормище вампира. Кровь кровью поишь. Кто-то из близких живет за счет твоих сил, сокращая твою жизнь.
Я конечно же стала кричать, что дочь слушает всяких аферистов, а мне, матери, которая родила ее и вырастила, не верит.
Не разговаривали мы неделю, но потом дочь извинилась передо мной. И в тот момент, когда она произнесла: «Прости меня, мама», – я вдруг поняла, что не смогу больше забирать у нее жизнь.
Вот уже три месяца я не провожу обряды и чувствую, что погибаю. В памяти стоит лицо умершей дочки, а в ушах звучат ее слова, которые она сказала незадолго до кончины:
– Мам, к чему снится пиявка? Я ведь каждую ночь вижу во сне пиявку.
Я тогда ей ничего не сказала, – да и что я могла ей сказать? Что ее сон вещий?
Почти каждый день я хожу в церковь и буду ходить, пока хватит сил. Прошу у Бога прощения. Там я и узнала о Вас, Наталья Ивановна. Женщина, ставившая свечку за Ваше здоровье, помогла мне выйти на свежий воздух (плохо мне стало в тот день). Мы разговорились. Я купила Вашу книгу и решила написать Вам о том, что даже в церкви на исповеди не сказала батюшке, не посмела. Не судите меня строго и, если можно, помолитесь о моей грешной душе. Если решите опубликовать мое письмо, я не против, пусть оно поможет другим и убережет их от такой же ошибки. Только не сообщайте моих данных, ради моей дочери».

И еще одно письмо на ту же тему:
«Когда я выходила замуж, все говорили, что не видели невесты краше меня. И действительно, я не хочу хвастаться, но в то время у меня были нежная белая кожа, алые пухлые губы, белокурые пышные волосы и сияющие голубые глаза. Многие даже называли меня ангелом. Не думайте, что я хочу похвалиться, просто то, как я выглядела до свадьбы, очень важно.
До того как пожениться, мы с мужем встречались очень недолго. Да что там говорить, прошло всего две недели, как мы уже подали заявление. Я полюбила мужа всем сердцем, жизни без него не представляла, и мне тогда казалось, что и он меня любит и ценит. Никто меня не останавливал: ни друзья, ни родные. Жених-то был завидным: и машина, и дача, и четырехкомнатная квартира, доставшаяся от родителей, умерших очень рано, – все у него было. А буквально через полгода родные перестали меня узнавать. У меня посинели губы, появились морщины, моя некогда белая кожа приобрела землистый оттенок, ясные голубые глаза, которыми так восхищались парни, теперь стали какими-то водянисто-серыми. Уверена, что незнакомые люди считали меня пожилой женщиной, а ведь я еще молода. Зато мой муж хорошел не по дням, а по часам. Про таких говорят: кровь с молоком. Я не могла понять, что происходит, но мне все время почему-то очень сильно хотелось уйти из дому. Все мне там было не мило.
У моего мужа был прекрасный аппетит, а мне кусок не лез в горло, особенно когда он смотрел на меня. Когда он дотрагивался до меня, мне казалось, что меня стошнит от отвращения. А после близости с мужем на меня накатывали такие усталость и апатия, словно я смертельно больна и жить мне осталось совсем немного.
Но стоило мне выйти из дому, как я менялась на глазах. Ко мне тут же возвращалось хорошее настроение, я с аппетитом ела даже самые простые блюда, с радостью общалась с людьми и готова была целый день гулять по городу или в парке, болтая с подругами. Постепенно я поняла, что причина всех моих несчастий – мой муж и чем дольше я буду жить рядом с ним, тем большая опасность мне грозит.
Потом он стал все время со мной ругаться. После ссор он словно расцветал: на щеках появлялся румянец, глаза горели, на губах играла кривая ухмылка. Я же, наоборот, без сил падала на диван. У меня было такое ощущение, будто муж присосался ко мне и теперь не остановится, пока не высосет все мои жизненные силы и не уничтожит меня.
Однажды, когда муж уснул, я вскочила с кровати и начала метаться по комнате. В тот день как раз произошла очередная ссора, и я отчетливо поняла, что долго так не протяну. И тут я приняла решение – бежать! В ту же секунду я бросилась к шкафу, стараясь двигаться как можно тише, покидала вещи в чемодан и выскочила из квартиры».
Многие из вас слышали о вампиризме – часто умерший человек (чаще всего неотпетый или самоубийца) тянет за собой следующего члена семьи, и вот рядом с могилой недавно почившего появляется еще одна. Однако и среди живых людей существуют энергетические вампиры. Если в коллективе появляется такой человек, все начинают чувствовать дискомфорт. Люди невольно становятся раздражительными, чаще ссорятся, выходят из себя, теряют работоспособность. А энерговампиры, заряжаясь, чувствуют себя прекрасно, питаясь силами и здоровьем тех, кто находится рядом с ними.
Браки, в которых энергетика одного из супругов преобладает над энергетикой другого, не редкость. Тот, кто слабее, не может вырваться из подчинения и страдает, фактически принося себя в жертву более сильному супругу. Но в основном энерговампиры не отдают себе отчета в том, как они влияют на окружающих. Однако встречаются люди, прекрасно осведомленные о своих способностях. Они специально выискивают себе жертву и планомерно уничтожают ее, укрепляя собственное здоровье. Брак с подобным человеком может закончиться гибелью – вспомните сказку о Синей Бороде.
«А существует ли защита от подобных людей?» – спросите вы. Да, существует, и способы такой защиты следует знать каждому. Любой из вас может столкнуться с энергетическим вампиром и пострадать от него.
Чтобы защититься от него, в среду, в ясную лунную ночь, очертите землю вокруг себя осиновым колом. Поднимите лицо и, глядя на звезды, скажите громко, как если бы вы хотели, чтобы вас услышали:
Господи, помоги!
Так нужно сказать сорок раз подряд, а затем вернуться домой, переломить осиновый кол и прочитать следующий заговор:
Величие, мощь и слава Бога единого,
Бога Христа в Божественной Троице:
Отца Бога, Сына Иисуса и Святого Духа,
Соединенные и слитные в слове «Иисус».
Господи, Царь Неба и земли,
Благословенна звезда на небе,
Указавшая место Твоего рождения.
Благословен путь Твой, Господь,
Приведший с земли на Престол.
Благословенна Матерь Твоя,
Пресвятая Богородица и Приснодева.
Благословенны войско Твое
И ангелы Твои небесные.
Благословенно слово Твое —
Оружие против врагов.
Благословен щит Твой,
Незримый и нерушимый.
Укрой меня, Господи, Своим щитом,
А оружием Своим защити.
Я ныне к Тебе прибегаю,
На Тебя надеюсь я,
Как на щит и убежище мое.
Не подойдет ко мне зло, если Ты со мной,
Не разрушит плоть мою враг, если Ты со мной,
Не испьет крови моей никто, если Ты со мной.
Благослови, Господи, меня, мою душу,
Мою плоть, мою кровь.
Благослови, Господи, расположение планет,
Чтобы они покровительствовали мне
Во все годы, во все месяцы,
Во все недели, во все дни,
Во все часы, во все минуты,
Во все секунды и в каждый миг.
Когда планеты в своих домах:
Сатурн в Козероге и Водолее,
Юпитер в Стрельце и Рыбе,
Марс в Овне и Скорпионе,
Солнце во Льве, Венера в Весах и Тельце,
Меркурий в Близнецах и Деве,
Луна когда будет в Раке.
Благослови, Господи, стрелки часов,
Когда будут соединение,
Квадратура и оппозиция!
В руках моих ключ!
Я снимаю и отцепляю от астрала,
От крови и плоти именем Бога Христа.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Затем следует сжечь обломки осинового кола.
Пояснение
Квадратура – это соответствие положению часовых стрелок, образующих прямой угол (в три и девять часов); в астрономии – долгота планет по отношению к Солнцу с разницей в 90 градусов.
Соединение – стрелки часов сходятся на двенадцати часах; планеты в данном случае имеют одинаковую долготу.
Оппозиция – стрелки показывают шесть часов; между планетами разница в долготе – 180 градусов.
Приведенный выше заговор отпугивает от вас энерговампиров. Обратите внимание, читая заговорные слова, вы не произносите имя человека, который питается вашими жизненными силами. Это обережный заговор, который спасет вас даже от того человека, чье имя вы не знаете, ведь Господу известны все имена.

Сватовство колдуна
Эту историю я услышала в монастыре, куда почти каждый год езжу помолиться. Женщина, рассказавшая мне о том, что с ней произошло, в миру носила совершенно другое имя. По понятным причинам я буду называть ее Таней. Изменены и другие имена. У меня нет ни малейшего сомнения в правдивости рассказа и совсем не потому, что она поцеловала свой крест в знак подтверждения ею сказанного. А потому, что я просто знаю, что подобное в мире существует.
Я сохранила ее рассказ в той форме, в которой слышала от нее самой. Начала она свою исповедь с восклицания:
«Если бы мне кто-нибудь такое раньше рассказал, я бы, наверное, и сама никогда не поверила. Конечно, я много и раньше слышала о колдовстве, но никогда не думала, что именно со мной может случиться такая история.
Мне было 16 лет, когда к нам в село переехала семья из четырех человек: муж с женой, бабка и их сын. Дом, который они купили, стоял по соседству с нашей хатой. Бывшие владельцы этого дома были очень зажиточные люди, и их дом был самый большой и красивый. Они очень долго не могли продать дом, так как много за него просили. А вот приезжая семья у них этот дом купила. По селу пошел слух, что купили новые соседи дом за смешные копейки. Сама бывшая хозяйка дома Елизавета лично при мне говорила об этом моей маме:
– Не знаю как вышло, только дом-то мы свой приезжим задарма отдали, не иначе они какое-то слово знают. Умом понимаю, а сказать против них ничего не могу. Три раза приходила к калитке бывшего своего дома, чтоб расторгнуть покупку, хотя бы с отступной, а войти в ограду не могу, страх нападает, аж волос поднимается дыбом.
Новые соседи быстро обзавелись хозяйством. Надо отдать им должное, в ограде у них была чистота и очень много цветов. Нас с ними разделял забор, и через него все хорошо было видно. У Александры (так звали новую соседку) в огороде все росло как на дрожжах. Однажды я пропалывала морковь и почувствовала на себе чей-то взгляд. Оглянувшись, я увидела у забора Александру Филипповну. Та стала меня хвалить и тут же научила:
– Пропалывай морковь с середины грядки, да сперва перед этим скажи: “Расти, моя морква, высока, широка, как у церкви купола. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь”. Будешь так делать, будет у тебя морковь, как у меня.
Сказав так, соседка вырвала из своей грядки огромную морковь. В жизни я такой морковки не видала. Стала я ей спасибо говорить, а она мне:
– А вот спасибо за нашу науку не говорят.
Потом она зазвала меня отведать своего варенья. Не хотела идти, а ноги сами понесли. Налила она мне чаю, а он какой-то травой отдает, аромат прямо райский. Пью, а она напротив сидит и на меня смотрит. И вот тут началось то странное, что меня пугало, удивляло, но и уйти не давало.
Вижу я: из-под стола вышел огромный черный кот, прыгнул на стул, сел и сидит. Морда у него кошачья, а облик вроде как человечий.
Я понимаю, что вам трудно меня понимать, но и мне тоже нелегко это объяснить. Следом за этим котом еще три кота попрыгали на стулья и сидят вокруг стола. Сели все четверо и уставились на меня. Голова у меня закружилась, и стены как живые заколыхались. Но я старалась вида не подавать, приличия соблюдаю, хозяйку спрашиваю:
– А что это за коты, какие-то они странные, как их звать?
Александра Филипповна, улыбаясь, ответила:
– Это мои помощники, бесы.
Я глянула, а котов-то и нет. Тут мне сделалось так жутко, что я готова была встать и бежать без оглядки. Но двинуться не могла, так вот и сидела, будто во сне. Потом она меня по голове гладила и говорила:
– Нынче председатель умрет. Жалко, молодой еще мужик.
Она еще что-то говорила и все так, как бы между прочим, ни к кому не обращаясь, потом почему-то упомянула про пропащую корову инвалида с нашей улицы. Мол, возле болота она ходит.
Чтобы поточнее описать свое состояние в тот момент, могу сказать только, что я была как будто сильно пьяная и сквозь оглушенное вином сознание слышала, как кто-то разговаривает.
Потом она меня вывела за калитку. Дома я легла и сразу уснула. Пришла мама с дойки и стала рассказывать новости: будто в четыре часа (я в это время пила чай у соседки) умер наш председатель Егор Кузьмич, сердце у него прихватило. Даже фельдшерица не успела прибежать и сделать укол.
Мама охала и жалела Кузьмича, а я соображала: как это Александра могла знать, что председатель умрет. Ведь получается, что, когда я к ним пришла на чай, он еще жив был. Следующей новостью была пропажа телки у инвалида войны Лопатина. Мама сочувствовала ему. “Она у болота”, – промелькнула у меня в голове фраза Александры. Но самое, пожалуй, странное то, что я ничего не рассказала своей маме: ни о том, что была в гостях у соседей, ни о моркови, ни о корове и ни о председателе. Словно кто-то повесил мне на рот невидимый замок.
Потом я стала замечать, что Михаил (сын новых соседей) старается за мной ухаживать. В клубе на танцах он всегда стоит там, где я, смотрит и улыбается. Много он со мной не говорил, только однажды сказал: “У тебя очень длинные косы. Девушки теперь редко такие носят”. И добавил: “Ты в этом селе самая красивая”.
Под Покров пришла к нам Александра Филипповна спросить, есть ли у нас красные нитки. Пока я их искала в коробке, она мне говорит:
– Таня, а ведь мы хотим тебя засватать за Мишу, он тебя очень любит. Выходи за него, будешь как сыр в масле кататься. Он у нас непьющий и добрый, только молчун. Ради сына мы ничего не пожалеем. Что скажешь, Танюша?
Я сказала ей, что люблю другого, что звать его Никита, он сейчас в армии и что я буду его ждать. Наверное, Миша хороший, но замуж я выйду только за Никиту.
Через неделю родителей Никиты известили, что их сын погиб при боевой подготовке. Тогда я это еще никак не связывала с колдовством Александры. Две недели я плакала и никого не хотела видеть. Однажды мама сказала:
– Александра дала мне водички тебя от тоски умыть, а то страшно на тебя смотреть, извелась ведь вся.
Я не хотела умываться, но мама уговорила, конечно же, ей было меня жалко. Вы можете не поверить, но утром я была абсолютно спокойна. В голове не было мыслей о погибшем женихе. Я подкрасила ресницы и пошла на танцы с Мишей. Наверняка меня в селе многие осуждали, но это было мне безразлично.
Я все чаще и чаще забегала к своим соседям. Всякий раз чему-то удивлялась в их доме. Например, я видела, как Александра Филипповна из одной горсти муки намесила целую чашку теста, из которого потом напекла гору необычайно вкусных пирогов. Иногда их бабка расплетала мне косы и перебирала мои волосы своими корявыми, длинными руками. И снова комната вокруг меня двигалась и шатались стены. Было ощущение, что она шарит не в моей голове, а в моих мозгах, в моих мыслях.
Ощущения такие у меня были потому, что бабка говорила именно о том, о чем я в этот момент думала. К примеру, однажды я подумала: “Фу, как от бабки воняет”. И она тут же вслух сказала:
– Доживешь, как я, до сотни лет, и от тебя не молоком запахнет.
И захихикала.
Придя от них домой, я всегда напряженно вспоминала, о чем мы разговаривали у них в доме, но вспомнить не могла, будто кто-то стер мою память.
И вдруг однажды меня как жаром обдало, неожиданно мне вспомнилось, что по их просьбе я раздевалась догола и они все вчетвером молча разглядывали меня, как разглядывают лошадь, которую хотят приобрести. Смутно всплыл в памяти смешок отца Михаила и его голос:
– Мишка, полапай девку, она сейчас этого даже не заметит, пользуйся моментом.
Во вторник зашла Александра, по-хозяйски достала из сумки фату и платье, велела примерить, и я примерила. Она рассказала, как ездила в райцентр, в магазин для молодоженов, и спросила, какой я ношу размер обуви. В этот момент вошла моя мама, она была выходная. Увидев меня в одежде невесты, мама опешила. А потом маму возмутило, что никто ее согласия не спросил, а ведь я считалась еще несовершеннолетней, к тому же единственной дочерью. Мама моя характерная и стала кричать на соседку, гнать ее из нашей хаты вон. Но в какой-то момент она вдруг осеклась и замолчала, будто кто-то невидимый заткнул ей рот. Но не это привело меня в дрожь, а то, что рядом с мамой сидели черные коты и, подняв морды, глядели прямо на нее. Никто не убедит меня в том, что коты пришли в наш дом вместе с их хозяйкой. Ведь перед этим Александра сама говорила, что зашла к нам прямо с электрички, после поездки в райцентр, в свадебный салон.
На другой день к нам пришли наша фельдшерица Козыхина, дядя Федя и наш директор школы. По их виду стало понятно, что что-то случилось ужасное. Мне сообщили, что моя мама упала на вилы и что у меня больше нет мамы.
Во время похорон Александра Филипповна и Миша не отходили от меня ни на шаг. А когда после поминок все разошлись, Александра мне сказала:
– Если еще раз хочешь увидеть мать, посмотри в окно в 12 часов ночи. Другого раза свидеться у тебя больше уже не будет.
Сперва с испугу я села в тот угол, где не было ни одного окна, но к 12 ночи я встала и ноги сами привели меня к окошку. Страх не давал мне раздвинуть занавески. Но мысль, что я уже никогда не увижу маму, придала мне решимости. Переборов страх, я отдернула одну занавеску. Прямо напротив меня за окном стояла мама. Она была в том, в чем я ее похоронила. Кивком головы мама вызывала меня на улицу. Все тело мое покрылось мурашками. В голове у меня помутилось, я осела на пол. Было желание забиться под кровать, но я не могла сдвинуться с места.
А через два дня, ночью, пришли ко мне Александра, ее муж, Миша и старуха. Они объявили сватовство, сами накрыли на стол, усадили меня рядом с Мишей, а затем уселись сами. На столе был церковный кагор, кутья, две рыбины и каравай черного хлеба.
Я стала мямлить, что односельчане станут меня осуждать, нельзя делать свадьбу, пока маме год не выйдет. В ответ я услышала, что свадьба будет в их узком кругу, а людям, если что, скажем, что ты беременна, вот и перешла к нам жить снохой.
Как они сказали, так все и было. Наша свадьба была ночью. Нас было пятеро и еще были… коты. Да, еще забыла сказать, что благословляла нас их бабка не иконой, а печной кочергой. Они смеялись при этом детским смехом.
Вот еще что странное было. Они мне каждый день казались разными, то есть как бы лицо у них становилось другое. То вовсе они молодые, а то старые, как бабка. Однажды я вошла в свинарник, а там моя свекровь стоит рядом со свиньей на четвереньках и ест с нею помои. Я не удержалась, вскрикнула:
– Что вы делаете, это же свиньям.
Она ответила:
– Пробую, чтоб не было горячим.
Спрашивала ее, как это она с одной горсти муки целый таз пирогов печет. В ответ услышала: “Вот поживешь, заслужишь и тебя научим”.
За Михаилом первые месяцы ничего сомнительного не замечала, зато потом он удивлять меня начал больше своей матери.
Однажды я проснулась ночью, Михаила рядом нет, а надо сказать, скучала я по нему безумно. Сейчас-то я понимаю, что это их заслуга была, а тогда я встала с постели, прошлась по дому, нет его. И было у меня такое чувство, если его не найду, умру. Метель была в ту ночь ужасная. Вышла я за порог на улицу, вижу два следа рядом, как бы человек на этом самом месте долго стоял, а ни вперед ни назад следов больше нет. Подняла я голову, а на крыше ямы от следов. Закричала: “Миша!” И тут же столб снежный рядом образовался, воронкой крутит, гляжу, а это муж мой в фуфайке, весь в снегу стоит и хохочет.
Потеряла я счет времени. И чудные дела, в зеркало на себя смотрю – то старуху вижу, то школьницу.
Однажды свекор со свекровью и с бабкой в город уехали, я вроде как от сна проснулась. Гляжу вокруг себя, стены вроде как знакомые, а где я, не помню. Неожиданно про маму вспомнила, расплакалась. Надо сказать, Михаил всегда знал, о чем я думаю, как и его семья. Вот тут-то мне муж мой и говорит:
– Хочешь, я тебе твою мать вызову?
Обрадовалась я ужасно, обещала, что не заговорю с покойницей, только лишь посмотрю, полюбусь на свою мамочку.
Ночью Миша зажег много-много свечей, закрыл все зеркала и стеклянные дверки у шкафов, сел в угол и стал читать какую-то старинную книгу. Меня он в очерченный круг на колени поставил. Слышу, кто-то в сенях идет, смотрю: мама моя родненькая в дверь заходит. Встала возле круга, глаза пустые, как стекляшки немытые, смотрит и губы кривит. Вдруг я поняла по губам, что она говорит: “Церковь, церковь”. Захлопнул книгу Михаил, и все, как будто и не было моей мамы.
На другой день ластилась я к мужу, как все их четыре кота. Уговорила его свозить меня в город. Едем мы с ним в электричке, а он морщится. Я его спрашиваю:
– Болит что-нибудь?
А он:
– Нет, мать сердится, что поехали.
Чем дальше мы уезжали от села, тем светлее у меня было в голове и тем хмурее становился мой муж. Думала я обо всем, что раньше мне и в голову не приходило: на что живут мои свекор со свекровью, почему не работает мой муж, сколько ему лет на самом деле и сколько уже мне лет. Ведь фактически я потеряла счет времени и не помню, как давно пребывала в их доме.
Неожиданно я вспомнила о своем доме. Кто в нем живет? Может, свекор его продал и на то мы и живем? Почему до сих никто из сельчан и подруг не интересовался мной и не ходил ко мне. И снова всплыли слова, сказанные моей свекровкой, что если она захочет, то люди будут ходить вокруг нее, а ее не замечать. Это она говорила, когда убеждала меня выйти за Мишу замуж, через три дня после маминой смерти, в ответ на мои переживания, что в селе об этом скажут.
А теперь о том, как я попала в монастырь.
В городе мне удалось сбежать от мужа. Я стремилась в церковь, помня шепот маминых мертвых губ. Как сбежала? Обманом. Пошла в женский туалет, а он в мужской. Я и бежать. После меня отправили в монастырь. Здесь я нахожусь уже несколько лет. Я никогда не покину монастырь. Лучше я послужу Богу, чем четырем дьяволам. Да и страшно оставлять стены монастыря. Знаю, стоит мне отсюда выйти, я встречу их, и они меня покарают».
Молитва от плена колдуна
Господи Иисусе Христе, Боже наш,
Связавший сильного и расхитивший все вещи его,
Давший нам власть
Наступать на змея и скорпиона и
На всю силу врага, передавший нам
Человекоубийственного змея связанным,
Как воробья – детям.
Ты, которого все страшится
И трепещет перед лицом силы Твоей,
Свергший Сатану, как молния с неба на землю,
Свержением не с одного места на другое,
Но от чести в бесчестие за добровольную злобу его.
Ты, которого взор иссушает бездны,
Которого гнев расплавляет горы
И истина пребывает вовек.
Ты, которого восхваляют младенцы
И благословляют седые старики,
Которого воспевают
И которому поклоняются ангелы.
Ты, взирающий на землю
И делающий, что она трясется,
Прикасающийся к горам, и они дымятся,
Запрещающий морю
И иссушающий их и самые реки.
Ты, все опустошающий и все наполняющий,
Которому и облака – прах ног Его.
Ты, ходящий по морю, как по суше.
Единородный Боже, сын Великого Отца.
Сам запрети злым духам
И избавь творение рук Твоих
От действия враждебного духа,
Избавь от плена дьявола.
Освободи Твоего раба (имя)
От всякого действия нечистого духа,
Повели злым и нечистым духам
Отступить от души и тела раба Твоего (имя).
Слава тебе, честь и поклонение,
Через Тебя Твоему Отцу, во Святом Духе.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Перед тем как покончить с собой
Из письма:
«Дорогая Наталья Ивановна. Я думаю, что Ваши книги мне послал Сам Господь Бог. И случилось это так. Я поехала на кладбище, чтобы, перед тем как покончить с собой, попрощаться с близкими моему сердцу могилами. Мое решение умереть было твердо, осознанно и, как тогда казалось, непоколебимо, потому что так жить, как я жила до тех пор, у меня просто не было сил.
Обойдя могилы своих родных, я возвращалась домой, намереваясь перед своей смертью помыться и помолиться в последний раз о своей грешной душе. Я не села в автобус, а шла пешком, несмотря на боль во всем теле: мне хотелось последний раз посмотреть на живых людей, на деревья, на солнышко – на все то, что я больше уже никогда не увижу. Я уже не думала о грехе самоубийства, меня больше это не пугало. Хотелось обрести покой и избавиться от страданий, которые я испытывала ежедневно, ежечасно и ежеминутно. Наступил предел моему терпению, пришла пора покончить со всем, что столько лет приносило мне страшные мучения.
Хотя я и шла еле-еле, я стала задыхаться и вынуждена была присесть на скамейку, чтобы перевести дух. На скамейке сидела какая-то женщина, и я опасливо на нее посмотрела: из-за хронического недержания мочи от меня всегда неприятно пахло, и люди часто отворачивались от меня с брезгливым выражением. Но женщина спокойно сидела, читала книгу и не обращала на меня внимания. Я посмотрела на обложку книги. “Я вам помогу”, – прочитала я и неожиданно для себя непроизвольно громко хмыкнула, так как подумала, что мне уже вряд ли кто-нибудь поможет. Наверное, Сам Господь заставил меня так поступить, стараясь спасти мою жизнь, а вместе с ней и мою грешную душу, так как женщина оставила чтение и повернулась ко мне. На лице ее застыло удивленное выражение, она не понимала моего странного поведения.
Мне стало неловко, ведь в сущности я человек очень деликатный. И как бы оправдываясь за свое нетактичное поведение, я сказала незнакомке:
– Мне-то уже вряд ли кто поможет.
Произнеся это, я вдруг почувствовала такую острую жалость к себе, что горько расплакалась, не стесняясь своих слез, не желая замечать взглядов проходивших мимо нашей скамейки людей. Ведь завтра меня уже все равно не будет на этом свете, так какое мне до всех них дело?
Вот тут-то, утешая меня, Лена (так звали мою случайную знакомую) стала меня убеждать, что нужно бороться до конца и что следует хвататься за любой шанс, хотя бы за эту книгу. Лена стала приводить примеры из Вашей книги и говорила, что ей лично она очень помогла. В подтверждение своих слов моя новая знакомая даже перекрестилась.
– Мне тоже, – говорила Лена, – было так плохо, что я думала, уже не выкарабкаюсь, но подруга дала мне одну из книг этого автора. Подумав, я начала себя лечить. И вот, как видите, слава богу, я вполне здорова, хотя, наверное, об этом нельзя никому рассказывать.
И Лена стала плевать через плечо, чтобы не сглазить своего счастья.
– Возьмите, – протянула мне Лена книгу, – у меня их двенадцать штук. Бог даст, и вам они тоже помогут.
Вот так, Наталья Ивановна, Ваша книга попала ко мне в руки, и я усмотрела в этом Промысел Божий. Прочитала я ее дома и решила Вам рассказать обо всем, что со мной произошло много лет назад и из-за чего я превратилась в инвалида, в жалкую развалину, человека, для которого самоубийство – единственный выход.
Наталья Ивановна, клянусь Вам, что все, о чем я сейчас расскажу, святая истинная правда. Я бы не осмелилась Вам лгать. Да и вряд ли человек, который собирается наложить на себя руки, станет хитрить и лукавить.
Началось все в день, когда мне исполнилось пятнадцать лет. Моя мама после многолетнего одиночества наконец встретила подходящего мужчину и собиралась выйти за него замуж. Для того чтобы я не мешала ей, так как у нас была однокомнатная квартира, она отправила меня к тетке на Урал. Провожая меня на поезд, мама виновато смотрела мне в глаза, но я видела, что она счастлива. Вы не представляете, как ее изменила эта встреча, как она похорошела. Я понимала, что вряд ли тетка мне обрадуется, так как вот уже несколько лет она не отвечала на наши письма. Понимала это и мама, но у нее не было другого выхода, ведь дядя Жора (так звали ухажера мамы) весело поглядывал на меня и в его взглядах не было ничего отеческого.
Естественно, мама все замечала, боялась за меня, а может быть, даже и ревновала.
Наконец мой поезд тронулся. Сидя в общем вагоне, я жевала вареные яйца и думала, что не пропаду. На худой конец буду мыть полы, устроюсь куда-нибудь: к тому моменту я закончила восемь классов и казалась себе взрослой. К тому же многие в те годы заканчивали восьмилетку, а потом устраивались куда-то работать – это было нормально.
Через два дня пути я добралась до тетки. Деревня оказалась небольшая, какая-то серая и грязная. Найдя нужный дом, я постучалась, но мне никто не ответил. Я толкнула дверь, она отворилась, и я вошла. Вначале я подумала, что изба пустая, но потом услышала, как кто-то горячо и быстро что-то шепчет. Тихо заглянув в соседнюю комнату, я увидела стоявшую на коленях перед иконой пожилую женщину, она молилась. Заметив меня, она не прервала своей молитвы и встала с колен, только проговорив все до последнего слова.
Я спросила ее, где тетя Валя, представившись и сказав, что приехала к ней жить. Женщина назвала себя Катериной и добавила, что теперь она живет в этом доме. Дом ей отписала моя тетка за то, что Катерина ухаживала за ней, пока та не умерла.
Узнав, что моя тетя умерла, я растерялась, так как не знала, ку да мне теперь податься.
– Сходи к председателю, – посоветовала мне Катерина.
В сельсовете был телефон, и мне разрешили позвонить домой. Услышав, что тетка умерла и я собираюсь обратно, мать буквально зашлась от злости.
– Так и знала. Из-за тебя теперь мне не будет счастья. Да что же это такое, не могу же я из-за тебя опять жизнь себе портить! – орала она в трубку.
Слушать до конца я не стала. В тот момент я решила, что домой не ни за что вернусь. Мне было обидно, что мать даже не поинтересовалась, как у меня дела, как я доехала, а сразу же начала гнать меня.
Выслушав меня, председатель сельсовета сказал:
– Ладно, оставайся. Работы в селе много, так как все бегут в город за легкой жизнью, людей не хватает. Изб брошенных навалом. Живи – не пропадешь. Вон я вообще с семи лет живу без родителей и, как видишь, не помер.
Дом, в котором я стала жить, стоял как раз напротив дома моей умершей тетки. Все перемыв в нем, я сидела на крыльце и смотрела на котенка, который прибился ко мне. Он жадно лакал воду и смешно тряс лапой, отгоняя многочисленных мух. Председатель мне вы дал подъемные, в сельском магазине я получила продукты в долг, так что голодная смерть мне точно не грозила.
Работа у меня была разная, по разнорядке. То ездила с бригадой в поле полоть, то помогала в коровнике, а если болела почтальонша, то я ее заменяла.
Постепенно я перезнакомилась с деревенскими жителями, и моя жизнь стала потихоньку налаживаться. Осенью я влюбилась в одного из студентов, приехавших на уборку урожая. Познакомились мы с ним на танцах в старом полуразвалившемся клубе, куда студенты притащили свой катушечный магнитофон. Пойти в клуб меня уговорила Женя, моя новая деревенская подружка. Слава пригласил меня на танец, но я отказалась: так красиво, как студенты, я танцевать не умела и очень этого стеснялась. Но в конце концов он меня уговорил. Первый раз я танцевала с мужчиной, первый раз меня обнимали крепкие мужские руки, и мне казалось, что мое сердечко сейчас выскочит из груди. Смотреть на Славу я не решалась. Меня охватило какое-то странное волнение, мне было и страшно и хорошо одновременно, мысли путались, и мне казалось, что на все его вопросы я отвечала глупо и неинтересно. Потом мы всю ночь с ним гуляли и целовались. Он спрашивал, был ли у меня парень, и я врала, что был, чтобы он не посчитал меня слишком маленькой. Я боялась, что он может уйти к взрослым девушкам. И еще я наврала ему, что мне уже восемнадцать лет. И вообще в тот вечер я много врала. Например, о том, что моя мама работает директором магазина. Мне казалось, что это звучит очень солидно.
Он приходил ко мне каждый вечер, а потом стал у меня ночевать. Жизнь моя приобрела какой-то особый смысл, как будто я родилась именно для этой любви. Вся прежняя жизнь казалась мне серой, как будто и не со мной все происходило. Все люди вокруг казались красивыми, добрыми и понимающими. Я простила маму. Мне уж не казалось, что она предала меня ради чужого мужика, отправив бог знает куда. Я поняла ее, осознав, что значит любовь и какое это сильное и прекрасное чувство.
Часы казались мне веками, я не могла дождаться, когда наступит вечер и придет он, мой господин и повелитель. Ведь я готова была сделать для него все, чего бы он только ни попросил. Даже больше: я готова была целовать землю, по которой он ходил.
Наверное, все люди любят по-разному. Но я в тот момент я, не задумываясь, умерла бы за него, как когда-то Джульетта умерла из-за любви к Ромео.
Однажды вечером Слава стал мне рассказывать про своего друга, который встречался с девушкой, и та решила схитрить и раз и навсегда привязать его к себе, родив ребенка. Рассказывал он это таким тоном, употреблял такие слова, что я сделала вывод: Слава не собирается в ближайшие несколько лет обзаводиться детьми. А еще, что он бы перестал уважать девушку, которая прибегает к таким нечестным уловкам, чтобы выскочить замуж.
С этого момента я стала с ужасом думать о возможной беременности, уверовав в то, что если такое случится, то Слава тут же меня бросит. И еще я понимала, что подходит время расставания. Приближалась осень, а значит, скоро мой любимый уедет домой.
И вот пришел день расставания. Доехав с ним автобусом до вокзала, я посадила его в поезд. Почти все время, что мы ехали в автобусе, да и на вокзале тоже, из моих глаз лились слезы. Сперва Слава меня утешал, а потом сидел отвернувшись. Я понимала, что уже никогда больше не увижу своего любимого.
Со станции я возвращалась пешком и ревела всю дорогу. Вечером ко мне пришла Женька. Посмотрев на то, как я убиваюсь, она вдруг предложила сходить погадать к местной колдунье.
– А что, разве такая у вас есть? – спросила я.
– Так это же Катя, которая живет в доме твоей тетки, – ответила Женя.
Неожиданно я вспомнила, как впервые увидела Катерину, стоявшую на коленях со свечой у иконы. Через пять минут я уже была у своей соседки, зажав в руке деньги – награду за гадание.
Разложив карты, Катерина сказала:
– Забудь, он никогда не будет с тобою вместе. Видишь шестерки – это дороги, они в разных местах и далеко друг от друга. Дома ваши с ним тоже не вместе. А вот и бубновая дама. У него есть невеста, и дело у них идет к свадьбе.
У меня вдруг зашумело в голове. Очнулась я на полу – Катя мне плеснула в лицо холодной водой. Поуговаривав меня и поняв, что это бесполезно, Катерина сказала:
– Ладно, не реви. Я тебе помогу, приедет он к тебе и женится. Как миленький женится, но только знай, ни ты и ни он не будете виноваты в будущих ваших бедах. Взять-то он тебя замуж возьмет, но все равно не дадут вам нормально жить. Подведут вас под погибель.
– Кто? – спросила я.
– Дед Пихто, – огрызнулась Катя. – Нельзя мне рассказывать то, что я вижу, все, что можно, уже сказала. А лучше бы, чтобы ты послушалась меня да забыла своего Славку, не стоит он всех мук, что тебе предстоят. Ни один мужик этого не стоит. Пусть бы он лучше женился на своей крале, а тебе судьба другого жениха отыщет. Любая девка, хоть рябая, хоть кривая, рано или поздно выскочит замуж, а ты вон ладная какая. Кстати, девка, ты часом не беременна? Больно шустро ты в обморок упала.
Потом она растопила в бане печку и, стоя на коленках у открытой дверки, прочитала какой-то заговор, а встав с колен, сказала:
– А теперь жди жениха.
Через неделю приехал Слава. Сказал, что не может без меня жить. Велел собирать вещи, и мы поехали к нему домой. Я боялась встречи с его матерью, ведь Слава учился в институте, а у меня было только восемь классов за спиной. Но будущая моя свекровь оказалась доброй и приятной женщиной. Сына она своего любила и считала, что ему надо со мной жить, раз любит.
Перед отъездом из деревни я призналась своему жениху, что мне еще нет восемнадцати лет и что моя мама – не директор магазина, а контролер на чулочной фабрике. Слава сказал, что теперь это не имеет никакого значения, он любит меня такой, какая я есть. Потом он тоже мне признался, что до меня у него был роман с одной девушкой, встречались они долго и собирались 7 ноября пожениться. Не сказал он мне только, что девушка ждет от него ребенка. Я тоже побоялась признаться, что беременна, помня наш с ним разговор. Так уж случилось, что поженились мы 7 ноября. Наша свадьба получилась хорошая. Было весело, студенты нарисовали забавные плакаты. Нам вручали медали и подарки. Хором кричали “Горько!”, вокруг пели и танцевали.
Когда мой муж вышел на балкон с друзьями покурить, я осталась сидеть за столом, вокруг грохотала музыка, поэтому подошедшей ко мне женщине пришлось наклониться к самому моему уху, чтобы я ее услышала. Она попросила меня выйти на лестничную площадку. Среди гостей не было ни одного моего знакомого, поэтому я не удивилась просьбе женщины, решив, что это кто-то из приглашенных. Выйдя на площадку, я увидела там обратившуюся ко мне женщину, а с ней беременную девушку. Живот у нее был уже большой. По ее заплаканному лицу я сразу поняла, что это бывшая невеста моего мужа. Они вежливо попросили меня подняться двумя этажами выше, чтобы шум, долетавший из квартиры, не мешал нам разговаривать.
Поднявшись, мы стояли друг против друга, девушка казалась совершенно обезумевшей от переживаний, невозможно было не заметить, как ее сотрясала нервная дрожь.
Наверное, ей было больно видеть меня в фате и белом подвенечном платье. Неожиданно Таня (Слава говорил мне, как зовут его невесту) схватила меня за руку и стала умолять отдать ей Славу. Она грузно повалилась на колени, хватая меня трясущимися руками за подол, умоляя, чтобы я ради ребенка пожалела ее. Пожилая женщина не вмешивалась и стояла тихо, как бы ожидая, чем закончится наш разговор. Испугавшись и разозлившись на женщину, решившую отнять у меня любимого человека, я сильно дернула подол платья, за который держалась беременная Таня. От этого она потеряла равновесие и упала, сильно ударившись головой о пол. Испугавшись еще больше, я кинулась вниз. Вслед мне летели страшные проклятия. Не знаю почему, но я не рассказала о случившемся ни мужу, ни свекрови. Наверное, боялась лишний раз упоминать об этой девушке, ведь у Славы могло проснуться чувство жалости к ней и к их будущему ребенку.
Приблизительно через неделю после свадьбы я была одна дома. Муж ушел в институт, а свекровь – на работу. В дверь позвонили, а когда я ее открыла, то увидела женщину, приходившую вместе с Татьяной. Думаю, она знала, что в это время я должна быть одна в квартире, именно поэтому она так решительно вошла в квартиру. Тогда я очень испугалась и не помню в точности, что она говорила, но смысл сводился к следующему: я влезла в жизнь ее внучки, не пожалела ни ее, ни еще не рожденного ребенка и теперь меня справедливо накажут колдовством. Она пообещала превратить мою жизнь в кромешный ад, и я сама буду молить о смерти, только чтобы избавиться от мук. Я, мол, недостойна быстрого конца и страдать буду долгие годы, помня каждую секунду о том, как поступила с Татьяной. Еще она сказала, что мужа меня лишат, и если не Тане, то и никому он не достанется. С этими словами она ушла, не тронув меня и пальцем, хотя я этого очень опасалась.
После ее ухода я долго пребывала в шоке. Но подходило время возвращения мужа из института, я взяла себя в руки и стала готовить ужин. Позвонила свекровь и спросила, чем я занимаюсь. Услышав, что я жарю котлеты, она меня похвалила и сказала, что заедет за сыном в институт и часов в восемь они уже будут дома. Но в тот вечер я их так и не дождалась. Случилась страшная авария, Слава погиб мгновенно, а свекровь – по дороге в больницу, не приходя в сознание.
Я стала вдовой всего через неделю после замужества. От пережитого у меня случился выкидыш. Но и выписавшись из больницы, я не почувствовала себя лучше. Напротив, с каждым днем мне становилось все хуже и хуже. Не было врача, у которого я не стояла бы на учете. Закончилось все тем, что мне дали первую группу инвалидности. И действительно, у меня не было ни одного органа, который бы не болел. Ощущение было такое, словно меня поджаривают на медленном огне.
Пыталась я лечиться и у бабушек. Но все, будто сговорившись, отказывались мне помогать, те же немногие, кто брался, сильно заболевали и тоже отказывали мне, говоря, что хотят еще пожить.
Вы не поверите, но в комнате у меня стоит запах смерти, по ночам все время что-то стучит и скрипит, я слышу шорохи и тяжелые вздохи. В квартире неуютно и грязно. Состояние моего здоровья настолько плохое, что я не могу заниматься хозяйством, и квартира у меня запущенная. У людей, наверное, половая тряпка чище, чем у меня шторки на окнах. Умом я все понимаю, а сил ни на что не осталось. Я писала тете Кате в деревню, но мне ответили, что ее уже нет. Порой я сильно жалею, что не вняла ее предостережениям и уговорам.
Наталья Ивановна! Если Вы не ответите на мое письмо, я совершу грех самоубийства. Простите меня».
Вот такая горькая история случилась с женщиной, которую я благодаря Господу сумела вылечить от порчи, наведенной на муки и страшные страдания.
Научу я и вас, мои дорогие читатели и ученики, способу, помогающему избавить человека от этой воистину коварной порчи. Для этого сорок дней подряд, стоя лицом на восток, читайте специальный заговор. Каждый раз перед тем, как читать заговор, отрубайте курице голову, после того, как произнесете слова отчитки, курицу сварите и отдайте нищему.
Будьте внимательны: нельзя лечить эту порчу мастеру, у которого такое же, как и у больного, имя.
Слова заговора такие:
Царь Соломон, в мире твои проповеди знают,
В Евангелии о тебе читают,
За милость тебя и за мудрость твою почитают.
Помяни и ты рабу Божью (имя)
О здравии и на долгую добрую жизнь.
А кто рабу Божью (имя) будет уничтожать,
Того царь Соломон будет за упокой поминать.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Оберег от погибели
Из письма:
«Мне двадцать восемь лет, но у меня уже очень много грехов, так как долгое время я занимался криминалом. Моя мать часто плакала и умоляла меня бросить такую жизнь и найти себе нормальную работу. Мне и самому было иногда так тошно, что хоть пулю в лоб пуская, хоть на край света беги. Я чувствовал себя древним стариком и ничто меня уже не радовало, так я от всего устал.
Однажды, вернувшись после одного дела, я не мог найти себе места – меня мучило какое-то странное беспокойство. У меня даже появилась мысль покончить с собой. Я представил, как придет домой мама, увидит меня мертвого и испугается, но и это меня не остановило. Я решил написать ей записку, в которой попросить прощения за все свои грехи. Начал шарить в шкафу, разыскивая бумагу, и тут мне на голову упала какая-то книга. Я ее поднял, не понимая, откуда она выпала. Полистав ее, я понял, что в ней напечатаны молитвы, и горько усмехнулся: “До чего я довел мать, она, как попадья, стала верить во всю эту чепуху”. Пробежав глазами содержание, я удивился, что молитвы существуют не только от болезней, но и от всяких бед. Вы не поверите, но я не смог оторваться от Вашей книги, пока не прочитал ее полностью. Пришла мать, постучала ко мне в комнату, я сказал, что сплю, и не открыл дверь. Мне было неловко, что она застанет меня за чтением молитв и заговоров. Когда я читал Вашу книгу, мне казалось, что я слышу Ваш голос. На душе у меня творилось что-то невероятное. Я, как пацан, сидел и плакал, а ведь последний раз я лил слезы в первом классе. Потом я уснул и увидел сон, будто с иконы сошла женщина и сказала мне:
– Твоя молитва услышана, и поэтому ты завтра не умрешь.
А я будто ей в ответ говорю:
– А разве же я молился? Я ведь и молитв никаких не знаю.
На это она мне ответила:
– Но ведь ты читал молитвы по книге, а это одно и то же. Живи и более не греши.
Утром когда я проснулся, то долго лежал и думал о своем странном сне. В конце концов я пришел к выводу, что вчера невольно читал слова молитв и заговоров. Мне снова захотелось взять Вашу книгу в руки. Но тут позвонил мне один парень (извините, имени я не буду писать) и сказал, что на сегодня назначена очередная сходка. Не поехать я не мог, это было равносильно самоубийству.
Я не могу описать свое состояние. Когда-то в детстве я наблюдал такую картину: в паутине дергалась муха, а к ней подкрадывался паук. Так вот и я себя чувствовал такой мухой.
Я снова взял Вашу книгу, нашел в оглавлении оберег от беды, и пока не прочитал его сорок раз, как там было написано, из дому не вышел. В эту ночь погибло много ребят, а из наших я один остался. Очнулся я в больнице, в реанимации, а врачи потом долго удивлялись, как я вообще жив остался.
Обещаю Вам, что больше никому не причиню зла.
Мы с мамой уедем, я попробую начать жизнь заново. Я Вам очень благодарен за книгу. Не обижайтесь, пожалуйста, что не пишу адрес и фамилию. Берегите себя, Вы нужны людям».
Я научу вас еще одному оберегу, который обязательно защитит вас и отведет от вас беду. Как ангелы берут под свое крыло самых достойных, тех, кто слезно просит их о помощи, так и этот оберег, подобно невидимому щиту, укроет вас от бед и отведет от вас гибель.
Заговор этот читают перед выходом из дому, прежде чем пойти в опасное место, или переписывают на бумажку и всегда носят с собой. Слова его такие:
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Как Иисус Христос был на Иордане,
Так не появись, кровь, в моей ране.
Рана, не приди к моему телу.
Поеду или пойду по любому делу,
Врагам меня не сгубить, в воде меня не потопить,
Огнем не жечь, саблей не сечь,
Предателю не предать, пытателю не пытать.
Каких только гибелей не бывает,
А меня, раба Божьего (имя),
Ни одна из них не поймает.
Бог мне щит, Бог моя рать,
Никакой погибели меня не взять.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь. Аминь.

А вот еще один обережный заговор:
На острове Буяне, в ледяном океане
Лежит камень латра,
На латре спит, лежит беда.
Ты, латра, беду ко мне не пускай,
Пусть она на тебе лежит,
Пусть она веком век спит,
Пусть она про меня забудет
И никто никогда ту беду не разбудит.
Заговариваю я себя первым разом, Божьим часом.
Век по веку, отныне и до веку.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь. Аминь.

Ребенок, рожденный от насильника
Из письма:
«Пишет Вам несчастная мать и бабушка. Моя единственная дочь была изнасилована. Долгое время после этого она пролежала в больнице. Вначале она была в коме, так как ее зверски избили, а затем очень медленно и тяжело выздоравливала.
Хотя моя дочь забеременела от насильника, но по медицинским показаниям ей не разрешили делать аборт.
Вот так и появилась на свет моя внучка. Моя дочь люто возненавидела девочку и даже не стала ее кормить. Я сама выхаживала ребенка, кормила детским питанием, купала, короче говоря, возложила заботу о ребенке на свои плечи.
Однажды я гуляла с внучкой в городском саду, и ко мне подошла цыганка. Она сказала:
– Эта девочка – отродье дьявола. Она пришла в этот мир, чтобы принести горе тебе и смерть своей матери.
Услышав такие я очень испугалась и схватила внучку за руку, порываясь уйти, но цыганка закричала мне вслед:
– Если хочешь, чтобы твоя дочь осталась жива, отдай эту чертовку в детдом, а лучше удуши ее ночью подушкой. Я знаю, что ты не веришь мне. Так вот, чтобы поверила, я скажу тебе еще кое-что. Через три дня в твой дом придет известие о смерти, но этот человек умрет из-за старости, а вот твоя дочь умрет от рук собственного ребенка, рожденного от насильника!
Наталья Ивановна, после этих слов у меня волосы встали дыбом, потому что никто в городе не мог знать о несчастье, которое случилось несколько лет назад с моей Ритой: мы специально с ней переехали, чтобы моя дочь поскорее все забыла, выздоровела и, даст Бог, вышла замуж. Мы все хранили в тайне, вот почему слова цыганки прозвучали для меня как гром среди ясного неба.
Пока я шла домой, решила ничего не рассказывать дочери, чтобы она не расстраивалась. Да и внучку было жаль – она и без того была обделена материнской лаской. Через три дня почтальон принес телеграмму, в которой было сказано, что на Украине умерла моя свекровь. Прочтя известие, я разрыдалась и не могла успокоиться. Но плакала я не из-за смерти свекрови, которая, слава богу, прожила восемьдесят пять лет, да и не виделись мы с ней довольно долго, а плакала потому, что слова, сказанные цыганкой, сбылись, а значит, нужно было задуматься и над остальным пророчеством.
С этого момента я все гадала, как поступить. Сдать ребенка в детский дом я не могла, а убить и тем более.
Прошли два месяца, я постепенно успокоилась. Так бывает, когда увидишь страшный сон и целый день не можешь места себе найти. Но пройдет время, и все забывается.
Несчастье случилось в день рождения моей внучки. Я испекла печенье к праздничному столу и пошла будить дочь. Когда я зашла к ней в комнату, то увидела страшную картину. Внучка сидела на полу и играла в куклы, а моя дочь лежала в кровати с проломленной головой. Все было в крови, рядом с ней лежал окровавленный молоток, которым внучка ударила дочь в висок, когда та спала.
Так не стало моей доченьки. За что и почему внучка убила свою мать – не знает никто. Сейчас она находится в детском доме. Возможно, ее кто-то удочерил, я о ней не хочу ничего знать. Одно меня мучает день и ночь, почему я не поверила той цыганке и не отдала внучку в детдом, может быть, моя доченька теперь была бы жива.
Пишу я Вам вот почему. Однажды я сидела на лавочке у могилы своей дочери, и ко мне подошла какая-то нищенка.
Она спросила, почему так рано умерла моя дочь, и я ей все рассказала без утайки. И об изнасиловании, и о ребенке, который родился от этого насильника, и о том, что этот ребенок лишил жизни мою дочь. Женщина выслушала меня и сказала, что ребенок, который рожден от насильника, должен быть обязательно заговорен от зла, иначе он причинит людям много горя. Она сказала, что заговор забыла, помнит только первые и последние строчки. Она их даже сказала, но я, к сожалению, не запомнила.
Вот я и подумала, если Вы, Наталья Ивановна, знаете этот заговор, обязательно напечатайте его в своих книгах – мало ли, не дай бог, с кем-нибудь произойдет такое же несчастье. Так пусть хоть кто-то избежит беды, если уж мне в этой жизни так не повезло.
Ваши книги мне помогли выжить, я их читала днями и ночами, после того как осталась одна, а так бы, наверное, умом тронулась.
С искренним уважением, Лидия Григорьевна (имя изменено)».
Действительно, есть такой заговор. Его сорок раз подряд читают до родов и сорок раз подряд после рождения младенца, зачатого от насильника. Слова заговора следующие:
Очисти, Господи, и помилуй,
Укроти, Господи, зло во чреве,
Укроти, Господи, зло во плоти,
Укроти, Господи, зло души нарожденной,
Ангела-добродетеля ниспошли,
Возлюби душу и укрась ее благочестием,
Укрепи ее молитвами Богородицы
И избавь ее от всякого зла и греха,
Запрети ей стать добычей дьявола.
Духом Божьим водим, духом Божьим крепим,
Духом Божьим выводим,
Духом Божьим дьявола победим.
Ключ, замок, язык. Аминь.

Как вынудить колдуна отступиться
Из рассказа Коптеловой Эллы:
«Летом 1993 года я ездила с дочерью в отпуск. Отдых выдался чудесный. Место проживания было отличное, а погода как на заказ: ни одного дождливого или пасмурного дня. Все свободное время мы находились на природе, на свежем воздухе.
Однажды мы с дочерью Наташей сидели у моря, и к нам подошла старушка. Мы разговорились, и она предложила нам брать у нее в саду бесплатно сколько угодно фруктов. Я отнекивалась, говоря, что это не совсем удобно и что деньги на фрукты у нас имеются, но бабушка стала меня уговаривать. Сказала, что у нее все деревья очень хороших сортов и фрукты очень вкусные. А год выдался урожайным, и ей одной все не съесть. В общем, спустя немного времени мы оказались в прекрасном саду нашей новой знакомой. Там на красивой белой террасе, увитой плющом, нам предложили чай с розовыми лепестками. Мы пили чай и любовались на цветы.
Слово за слово, и вот уже старушка предложила нам переехать к ней. Поскольку денег она запросила намного меньше, чем мы платили за номер в гостинице, я быстро согласилась. К тому же мне очень понравились дом и чудесный сад.
Примерно через пару часов мы переехали из гостиницы в дом Ренаты, который мне показался раем на земле. Комнат в доме было очень много, и нам предложили выбирать то, что мы захотим.
Мы с дочерью выбрали себе место на разных этажах.
Из рассказа хозяйки я поняла, что в их роду был богатый князь, драгоценности которого удалось сохранить, а потом выгодно продать. Но честно говоря, я не поверила в эту красивую легенду и решила, что хозяева просто выгодно торгуют фруктами и пускают к себе на постой отдыхающих, отсюда и зажиточный дом.
На следующий день к хозяйке пришел ее брат. Он остался ночевать и больше уже никуда не уходил. Нам он не мешал – места было много. Рената готовила вкусные национальные блюда, и мы ели все вместе, за одним столом. Потом я стала замечать, что ее пожилой брат (ему шестьдесят пять лет) пристально наблюдает за моей шестнадцатилетней дочерью. В конце концов меня это стало раздражать, и я мягко сказала об этом хозяйке. Но та спокойно ответила, что во взглядах ее брата нет ничего обидного, он человек холостой и вправе приглядываться к девицам, чтобы иметь возможность выбрать для себя жену. Выслушав ее, я опешила, думая, что Рената просто пошутила. Но она, будто услышав мои мысли, добавила:
– Зря ты так волнуешься. Мой брат может осчастливить твою дочь. Он обладает не только деньгами, но и тайными знаниями. Поэтому никто и никогда не посмеет обидеть твою дочь. Все ей будут только завидовать и угождать. Не думай о его возрасте, это для женщины возраст, а мужчина в шестьдесят пять может еще родить ребенка. У тебя будут внуки, если захочет твоя дочь и пожелает мой брат.
В голове у меня промелькнула мысль, что нужно съезжать из этого дома как можно быстрее, но только я об этом подумала, как Рената тут же вслух сказала:
– Не думаю, что ты сможешь увезти свою дочь из этого дома. Неужели ты еще не поняла, что все будет так, как захочу я и мой брат? Даже скажу больше тебе. Я ведь пошла на берег не просто так, а потому что знала, где искать невесту своему брату. Нам духи говорят то, что мы хотим знать.
После ее слов я хотела вскочить со стула и позвать Наташу, чтобы тут же покинуть этот дом и навсегда забыть о ненормальной семейке. Но подумать-то я подумала, а вот встать со стула не смогла. Все мое тело будто превратилось в камень. Я осязала, слышала, видела, думала, но вот телом своим управлять не могла. Со стороны, наверное, казалось, что женщина отдыхает за столом, уставленным яствами. И вряд ли кому-то в этот момент могло прийти в голову, что я нахожусь во власти неведомой силы. Чуть повернув голову – это все, что я могла сделать, – я видела, как по ступенькам спускались моя дочь и старик. Он держал ее за талию и что-то шептал на ухо. Моя дочь вся светилась от счастья и казалась кошкой, которая угодливо выгибает спину перед хозяином.
Они прошли мимо меня, и я поняла, что Наташе абсолютно все равно, что я скажу. Главное, чтобы мужчине было хорошо. Умом я понимала, что он околдовал ее и что она не владеет собой. Они сели за стол напротив меня. Он спросил ее вслух, но не очень громко:
– Ты хочешь быть моей женой?
И Наташа ответила:
– Да, я хочу быть только твоей женой.
Тогда старик поднял на меня глаза и спросил:
– А ты, мать, благословляешь нас на брачный союз?
И я ответила:
– Благословляю!
– Тогда надень брачные одежды на свою дочь, и мы приступим к церемонии.
После этих слов Рената внесла в комнату, видимо, заранее приготовленную ими одежду для невесты. Я могу поклясться всем святым, что в тот момент я искренне радовалась за свою дочь. Я ликовала, и счастье переполняло меня. Все, что тогда происходило, я запомнила до мельчайших подробностей. Видимо, силы, которые подчинялись моему будущему зятю и его сестре, поработили меня и мою дочь.
Я подошла к ней, раздела ее догола и переодела в новые одежды. Наконец я надела на нее фату. Моя дочь всегда отличалась редкой красотой. Об этом говорили все мои знакомые, об этом знала и я. У нее удивительно белая и нежная кожа, о какой можно только мечтать, волосы, густые и кудрявые, волной падали на спину. Фигурка у нее точеная, как у фарфоровой статуэтки. В общем, все в ней было прекрасно, и говорю я это не потому, что я ее мать. А в наряде невесты она и вовсе была похожа на ангела.
Я автоматически поднимала бокал, пила, ела, желала молодоженам счастья и детей.
Если бы мне кто-нибудь раньше сказал, что такое возможно, вряд ли я поверила бы. Раньше я видела фильмы, в которых, видимо, было больше правды, чем вымысла. Например, фильм про Аладдина: там злой колдун обманул принцессу и гостей и сел на место жениха. Вот что-то подобное происходило и со мной.
Не знаю, сколько прошло времени, старик встал из-за стола, тут же следом за ним поднялась и моя дочь. Всю ночь мне снился один и тот же сон: я убегала по вязкому болоту, с трудом вытаскивая ноги из трясины. На руках я держала Наташу. Она была маленькой и беспомощной девочкой. Проснулась я поздно, но подняться не могла. Так же, как тогда за столом, тело мне совершенно не подчинялось. Я решила, что меня парализовало. Иногда в комнату заходила Рената. Она кормила меня с ложки и давала пить.
На мой вопрос, где моя дочь, ответ был всегда один и тот же:
– Она уехала с мужем, а куда – не знаю.
Несколько раз я пыталась кричать, звать дочь, но вместо крика из горла лишь вырывались хрип и шипение. Не знаю, сколько прошло времени, так как я потеряла счет дням. Дело в том, что все время я находилась как будто под действием наркотиков: ничего не запоминала, ни на чем не могла сосредоточиться, мысли путались. Однако были дни, когда разум мой прояснялся. Тогда я старалась расспросить Ренату о судьбе дочери. Я всячески пыталась ей понравиться, чтобы втереться к ней в доверие. Я делала вид, что теперь абсолютно счастлива и случившееся меня не расстраивает. Говорила, что нам крупно повезло, так как Бог послал мне на жизненном пути такого хорошего зятя и его достойную сестру. Я делала ей всяческие комплименты. При этом я помнила, что нужно сосредоточиться на том, что я говорю, и искренне верить в сказанное, иначе она может прочитать мои мысли. Надо было очень постараться, чтобы она не раскусила моего притворства. Не знаю, или мне действительно удавалось обмануть колдунью, или Рената скучала без собеседника, только она перестала меня “стол бить” (как она это называла). Мы стали спускаться с ней в сад и, как истинные родственники, разговаривали, поливали розы и варили варенье из их лепестков.
Я стала видеть свою дочь каждый день. Мне было ясно, что она все еще находится под властью своего мужа. Она была все так же хороша собой, каждый день я видела на ней новые наряды и дорогие украшения. Моя дочь превратилась в игрушку стареющего колдуна. Тем не менее смотреть на все это мне было неприятно, и сердце мое буквально выскакивало из груди от острой жалости к ней.
Рената привыкла к моему присутствию. Думаю, ей было веселее со мною, чем одной. Как-то зять вошел в мою комнату, лицо его сияло, и он сказал мне, что хочет сделать мне подарок, так как моя дочь беременна. Я взяла из его рук дорогое кольцо и затем стала просить разрешения поговорить с ним. Он благосклонно кивнул и обещал в честь такого радостного со бытия исполнить любую мою прихоть. Изо всех сил стараясь изображать счастливую мать, гордую за зятя и дочь, я ему сказала:
– Ты наша опора, мне и моей дочери. Я каждый день благодарю Бога за то, что именно ее, а никого другого ты избрал себе в жены. Но ради будущего здоровья еще не родившегося ребенка было бы разумно, чтобы ты, мой дорогой зять, не тратил без нужды столько энергии на колдовство, так как и без того Наташа любит тебя, да и кому она нужна беременная, кроме как своему мужу.
Я просила его не гневаться на меня за мою неразумную речь, просто я очень хочу, чтобы мой внук родился совершенно здоровым, а для этого нужно, чтобы он снял с Наташи чары, ведь она молода и слаба, а выносить ребенка непросто. “Конечно, – говорила я, – все будет, как ты захочет, но я уверена, что если не прибегать к силе чар, то и так моя дочь всегда будет с тобой, и только с тобой”. Пока я все это говорила, мне казалось, что колдун смотрит мне прямо в душу. Я почти физически ощущала, как он просматривает мои мысли, словно руками перебирает, но я уже давно научилась притворяться и показывала ему то, что он хотел увидеть. И мне удалось обмануть его. Напряженное его лицо смягчилось. Он увидел во мне лишь почтение и обожание. Подумав немного, он согласился, что действительно девочка нуждается в отдыхе.
– Пусть отдохнет, – сказал он. – Она беременна и никуда уже не денется.
Уже на другой день взгляд Наташи прояснился. Я чувствовала, что она испугана всем произошедшим. Да, наверное, любой человек испугался, окажись он в такой же ситуации: в незнакомом месте, замужем за стариком, да еще и с ребенком под сердцем. Я всячески старалась ее отвлечь и утешить, все время говорила о том, как нам повезло.
– Вспомни, Наташа, – говорила я ей, – раньше вообще было много таких браков, и ничего.
Болтала я всю эту чушь не просто так: я все время помнила о том, что нас могут не только подслушать, но и прочитать наши мысли. Шло время, и нам стали доверять по-настоящему. Возможно, это было еще и оттого, что моя дочь уже была на последнем сроке беременности, а это было серьезным препятствием к побегу.
Как-то мы взяли у зятя деньги на покупку детских принадлежностей, а также на новые платья. На самом деле мы поехали на вокзал, сели в скорый поезд, и он нас помчал подальше от прекрасного дома и двух страшных людей, которые, я уверена, могут убить даже на расстоянии».
В этой истории, какой бы невероятной она ни показалась на первый взгляд, нет ничего вымышленного. Я лишь изменила имена, назвав только имя девушки – Наталья, да и то потому, что взялась опекать ее и стала ей крестной матерью, посоветовав взять мое имя.
Не стану описывать, с каким трудом мне удалось оградить двух женщин от притязаний колдунов. Мне пришлось встретиться с Ренатой и ее братом. Господь мне помог в моем нелегком труде. Помогли мне и духи моих умерших предков. Я счастлива, что смогла вернуть свободу, здоровье и чувство безопасности Наташе, ее сыну, а также ее маме.
Теперь же мне бы хотелось научить вас простому способу, благодаря которому можно заставить колдуна отступиться. Конечно, в случае Ренаты и ее брата я вела войну другими средствами, но для вас такие обряды пока еще очень трудные. Но придет время, когда и вы овладеете этим сильнейшим методом.
А пока я вам посоветую поступить так: возьмите смолу, налейте ее в ведро, стоящее на костре, и подождите, пока она не закипит. Начертите вокруг костра круг осиновым колом и прочитайте заговор-оберег для мастера, затем отрубите голову черному петуху и слейте кровь, бьющую из его шеи, в ведро с кипящей смолой. Потом поочередно бросьте туда сухой кал козла, лебеду, сорванную на могиле, корень папоротника и камнеломки, шкуру ящерицы и, наконец, пыль из колеи от машины, в которой провезли покойника. Снимите ведерко и вылейте варево в яму. Яму эту ройте лопатой, которой прежде кто-нибудь рыл могилу (обычно такую лопату покупают у могильщиков).
Итак, яма вырыта. Вылейте в нее из ведра варево, затем закопайте яму и уходите. Когда будете выливать варево, читайте такой заговор:
Анаэль, внимай.
Я (имя), недостойная служанка Бога,
Но любящая Его всем сердцем,
Повелеваю и заклинаю,
Но не своей властью,
И не своей силой, и не своей волей,
А волей, и властью, и силой Триединого Числа:
Отца, Сына, Святого Духа.
Заклинаю тебе прервать безвозвратно
Всякую связь Гигиема и раба Божьего (имя колдуна)
С этой минуты и навсегда.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.
А кто связь эту возьмется восстановить,
Повелеваю и заклинаю Анаэля
Прервать и во веки веков запретить.
Есть Бог, есть Сын, есть Святой Дух.
И я есть та, кому известна абара! Аминь.

Если человек сам себе смерти просил (отчитка)
Бывает, что мучимый душевными или телесными страданиями человек восклицает: «Лучше бы я умер». Несчастный молит о смерти, забывая о том, что все проходит, пройдут и неприятности, а человек уже привлек к себе внимание духов смерти. Мои дорогие читатели и ученики, пожалуйста, запомните, что никогда не нужно просить себе плохого, как бы тяжело и горько вам ни было. Слова незримы, но, тем не менее, обладают огромной силой. Прося смерти, вы отрекаетесь от жизни. Духи смерти, услышав призыв, посылает человеку то, о чем он просил. Но милость Божья безгранична, и у человека всегда есть шанс исправить свои ошибки и избежать беды. Шанс этот дарует искренняя, идущая из самого сердца молитва Господу нашему, Милостивому Судье.
Если вы совершили подобную ошибку, пожелали себе дурного, но раскаялись в своих необдуманных словах и теперь желаете избежать несчастья, прочитайте такой заговор:
Свят, свят, свят!
Снизойди на меня, святая сила.
Господь наши грехи Крестом искупил,
Бог Отец Его за это весь мир простил.
Прости и меня, Господи, за мои грехи,
Гибель, раннюю смерть от меня отведи.
Спаси, Боже, сохрани и оборони.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Заговор от петли в роду (если в роду было много самоубийц)
Если в вашем роду было много самоубийц, то 1 марта вам необходимо прочитать следующий обережный заговор:
Заговариваю я кровь родную, кровь родовую
На все вековечные века от Иудиного греха
Бабок, прабабок, дедов, прадедов,
Теток, дядьев, сестриц, братьев,
Внучек, правнучек, племянников и внучат
И всех тех, кто еще не зачат.
Отвязываюсь я от Иудиной петли,
Господи, спаси мой род, сохрани.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь. Аминь.

Если беременная женщина пыталась совершить самоубийство
Из рассказа Анастасии Г.:
«Я была беременна, когда узнала, что муж изменяет мне с моей лучшей подругой. В отчаянии я решила покончить жизнь самоубийством. Но врачи меня спасли. С того времени прошло уже пять лет. У меня есть дочь Инночка. Она инвалид, и, глядя на нее, я каждый раз испытываю не выносимое чувство вины перед ней.
Я обращалась к знахарям, и они, глядя на ребенка, сразу же говорили мне, что болезнь моего ребенка – это наказание за совершенный мною грех, и отказывались лечить Инну, напоминая мне, что даже Церковь отказывается от таких, как я. Теперь моя дочь вынуждена страдать за мои грехи».

Из письма Жанны Б.:
«В школе я встречалась со своим одноклассником и была страшно в него влюблена. Потом я забеременела и обо всем ему рассказала. По его лицу я сразу поняла, что он испугался, так как не знал, что следует предпринять. Его родители вряд ли разрешили бы нам пожениться в шестнадцать лет. Мы поссорились, и он напоследок сказал мне, что сомневается в моих словах: якобы, скорее всего, не он отец ребенка, а парень, с которым я встречалась раньше.
Придя домой, я попыталась поговорить с мамой, но она тут же стала кричать, что знать ничего не желает о моих любовниках и о беременности. “Как нагуляла, так чтобы и избавилась от ребенка”, – орала она.
После разговора с мамой я впала в такое отчаяние, что поехала на дачу с твердым намерением покончить жизнь самоубийством (повеситься). Пока я ехала в электричке, все время представляла, как все случится: вот я открываю ключом дверь, нахожу веревку, делаю петлю, сую в нее голову, отталкиваю табуретку… Я сравнивала себя с героинями фильмов и книг, расставшихся с жизнью из-за несчастной любви, и смерть казалась мне прекрасной.
Но потом я подумала, что лучше все сделать не в доме, а в сарае, иначе маме после моей смерти тяжело будет там жить.
Я снова стала фантазировать, но уже представляла себя в сарае. Тысячи раз я прокручивала в мыслях картину своего самоубийства и когда наконец оказалась в сарае, то силы окончательно покинули меня.
Несколько раз я влезала на стул и накидывала петлю, но так и не ре шилась довести свой замысел до конца.
Не знаю, чем бы это закончилось, но неожиданно открылась дверь, и в сарай вбежала заплаканная мама. Оказывается, когда я ушла из дому и поехала на дачу, мама стала всюду меня искать: конечно, ей было жаль меня, просто в тот момент она не сдержалась, разозлившись на мою глупость. Ее можно было понять: кто же обрадуется, если узнает о беременности шестнадцатилетней дочери! Сама не зная почему, мама первым делом кинулась на дачу, где и нашла меня сидящей на стуле и с петлей на шее.
Короче говоря, я родила, и теперь я – мать ребенка-инвалида. Однажды, когда я с ним гуляла во дворе, к нам подошла одна незнакомая бабушка и сказала, что мой ребенок вынужден искупать грехи своей матери. Сказала она и о попытке самоубийства. Откуда она обо всем узнала – ума приложу, ведь после всего случившегося мы переехали в другой город, так как мама боялась пересудов. Когда я спросила бабушку, откуда она все знает, старушка лишь ответила: “Бог дает знать”.
Я, конечно, слышала, что Бог карает за самоубийство, но ведь я не довела задуманное до конца».
Я уже писала о том, что грех самоубийства – это тяжкий грех. Но отдельно нужно сказать о беременных женщинах, пытавшихся совершить самоубийство. Дело в том, что ребенок, находящийся во чреве самоубийцы, после своего рождения возьмет на себя грех матери и должен будет своей кровью искупить его. Если даже ребенок родится здоровым, то все равно век его будет недолог. То же самое касается и тех, кто, будучи беременной, тайно мыслил (мечтал) умереть. Можно ли вымолить прощение за этот грех и как это правильно сделать? Пойдите на кладбище, найдите могилу с ямкой, которую вырыли хорьки или мыши. Таких ямок очень много. Сбросьте в нее мелочь и скажите:
Откупаюсь от своего греха.
Откупаю от греха свое дитя.
Кто эту мелочь возьмет,
Тот и грех мой на себя заберет.
Затем произносят то имя, которое значится на памятнике. После этого нужно уйти не оглядываясь.

Икона с выколотыми глазами
Из рассказа Шаповаловой Д. С.:
«Может быть, сам Сатана внушил мне греховные мысли, за которые впоследствии я была так сурово наказана.
Случилось все зимой. Мама привезла меня на каникулы к бабушке в деревню. Как-то вечером я осталась одна в хате: бабушка зачем-то ушла к соседке, – и я от безделья стала рыться у нее в сундуке. Там среди бумаг я нашла завязанную в новый белый платок икону Иисуса Христа. Глядя в строгие и будто живые глаза, глядящие на меня с иконы, я вдруг почувствовала необъяснимый страх. Мне казалось, что Он следит за мной и упрекает за то, что я осмелилась без спросу рыться в чужих вещах. А потом я страшно на Него разозлилась. Схватив молоток и гвозди, я со всей силы стала колотить по иконе, пытаясь выколоть Христу глаза. Неожиданно по моему телу пробежала резкая дрожь, как от разряда электричества. Мне стало плохо, и я наспех побросала все в сундук вместе с молотком и гвоздями.
В ту ночь мне приснился сон, который я почему-то до сих пор хорошо помню, будто красивая женщина в сияющих одеждах закрывала перед моим носом дверь со словами:
– Ты Моего Сына обидела, а твой сын за это ответ держать будет.
Когда я проснулась, то стала вспоминать, где я видела лицо этой женщины, а потом вспомнила – на иконе. Это была Матерь Божья. Еще я не понимала, про какого Сына Она мне говорила во сне, ведь я еще слишком маленькая.
Потом меня мама увезла домой, так как новогодние каникулы закончились. Вскоре моя бабушка умерла. Я так и не узнала, видела ли бабушка изуродованную икону или нет. О произошедшем я так никому и не рассказала.
Спустя некоторое время погибла моя мама, а меня отдали в детдом. После детдома я вышла замуж и родила сына Володю.
Мальчик родился слепым. Я уверена, что это наказание за мой грех. Ведь сказано в Писании: за грехи родителей ответ держать будут дети».

Вражда между мастерами
«Матушка наша наставительница, прошу Вашей милости и Вашего суда. Как когда-то Ваша высокочтимая и мудрая бабушка Евдокия разбирала споры мастеров, так и я ради Христа прошу, стоя на коленях у иконы святой Евдокии, рассудить наш спор прилюдно. Меня знают истинные мастера, и я очень хочу узнать их мнение.
Рассказываю Вам как на исповеди все, как было, а уж Вы рассудите и мастера, которые читают Ваши, столь необходимые нам книги. Пусть они либо осудят меня, либо помолятся, чтобы я вышла победителем в нашем споре.
Пишу, а слезы так и льются, и рука дрожит от обиды и страха, что вы осудите меня и не поддержите.
Мне известно, что по чину своему Вы разбираете конфликты, которые случаются между мастерами, и по Вашему слову любая война прекращается, в каком бы она ни была состоянии.
Нo одно дело, когда мастера воюют, отстаивая интересы своего подопечного (один портит, другой лечит, и перекидка идет годами), а мой случай необычный и, можно сказать, из ряда вон выходящий. Воюю я со своим супругом, который так же, как и я, мастер. Я сама происхожу из рода Овражных (если решите печатать мое письмо, так и укажите, я хочу, чтобы было все, как положено). Мои родичи были знахарями, от них я в первый раз и услышала про Ваш род Степановых. Муж мой Кирилл из рода Сташко, хороших и известных мастеров. Познакомились мы с ним много лет назад. Пришел он ко мне в первый раз за корнями, которые ему нужны были для человека, которого он в то время лечил. Я всегда делилась со знахарями, так как заготовляла очень много трав и корней. Не ленива была, и мне нравилось искать травы по лесам и полянам.
Я не удивилась тогда, что он пришел. Вы ведь сами знаете, что все мы слухом пользуемся. Засиделся он тогда в разговорах допоздна, и я оставила его ночевать. Утром, когда ко мне стали приходить люди, он попросил разрешения посмотреть, как я принимаю, ну как бы опыт перенять. То, что он сильный мастер, я сразу поняла – дельные советы давал. Двум-трем посетителям сам сказал, что и где у них болит, и даже имена их назвал. У меня не было мысли, что он покрасоваться решил. Было видно, что он очень любит нашу работу, аж руки зудели, так ему хотелось участвовать в приеме. Мне он глянулся. Когда народ разошелся, стали мы чай пить, и он сказал, что вот бы ему жену такую, как я. Вот была бы пара – оба хорошие знахари, могли бы людям помогать, да и легче вдвоем. В общем, мы с ним сошлись и стали жить. Все бы хорошо: и старателен, и технику мне соорудил, чтобы я корни и травы через мясорубку не крутила, ведь руки от этого в мозолях кровавых, вот только нрав у него оказался очень тяжелый. Все чтоб было только по его. Например, стала я подумывать родить, он мне и говорит в тот же вечер:
– Я знаю, ты задумала забеременеть, но ведь ты хочешь девочку, а я хочу сына. Так вот я буду заговор читать, чтоб не девка народилась, а парень.
Для Вас, для уважаемых мастеров, не секрет, что наши тайные знания разрешают не только проблему бесплодия, но и проблему пола. Я стала уговаривать мyжa уступить мне в моей сокровенной мечте и сказала, что я всегда мечтала о дочке, умнице, помощнице, которой я и науку свою смогла бы передать. Ведь в нашем роду только женская кровь принимает избрание. Как он это услышал, заорал, затопал, сказал, что в его роду только мужская кровь передает ремесло знахаря.
Решила я его перехитрить. Дала ему сонной травы, он три дня проспал, а мне как раз столько и нужно было, чтобы выпросить через матерь плодородия семя женское, а потом уже его заклинания о мужском семени будут пустыми. Ну да правила-то Вы, матушка, знаете. Муж, конечно, свое шептал. Только когда я уже забеременела, поздно было колдовать, дело то мною было сделано.
Наступил день родин. Как узнал он, что я дочурку родила, не поверил. Стал пытать, что да как. Я, понятно, молчу, говорю: мол, у тебя что-то не получилось. Может, слово какое в заклинании пропустил или день перепутал. Но он хитрый, не поверил, пошел ночью на кладбище и у своих мертвых спросил. Утром пришел белее снега, злее злого кобеля цепного. Говорит:
– Так вот почему я три дня отсыпался! Не потому, что силы на больного отдал, как ты говорила, а потому, чтобы не помешал тебе семя женское выпросить. Ну гляди, ты еще пожалеешь! Не по-моему, так и по-твоему не будет.
Через день наша доченька померла. Я заговаривала и вымаливала, а она на глазах истаяла, как свеча, потухла. Оказывается, он все это время крест под правой пяткой держал да про себя отпевал нашу дочь. Это же надо иметь такое сердце волчье! Про крест и его труд против моей дочушки он потом рассказал, когда время ушло. Горевала я сильно, да он от тоски меня зашептал, я и одыбалась, отошла.
Шло время, и поняла я, что, кроме денег, нет у него ничего святого. Иногда дает человеку траву или корень совсем не от той болезни, с которой пришел человек. Я ему говорю:
– Зачем ты Бога гневишь, ведь не помогут ему эти корни.
А он говорит:
– Хуже все равно не будет. Я что, виноват, что у нас нужные корни закончились, а так ей все какая-то надежда, а мне денежки.
Еще злее стал, когда деньги пропали при обвале, дефолте, что ли, боюсь соврать. Берется лечить даже те болезни, которые не знает, как следует править. Я, если не знаю, открываю Вашу книгу и ищу нужное или советую купить Ваши книги. А он злится, все швыряет, говорит больным, что жена не умеет лечить, заходите, мол, в мою комнату, я пособлю, а Степановой, говорит, нет, все это выдумки. Я потом стыжу его, говорю, чтобы он хоть Вас не трогал, ведь Вы нам всем матушка, еще Ваши прабабки были ведьмы коронованные, а он смеется:
– До Бога высоко, до Степановой далеко, а нам нужны деньги на старость.
Я ему говорю:
– Тебе и так много лет, иные так долго не живут.
Дело дошло до того, что я решила от него вовсе уйти к своей племяннице. Люди меня и там отыщут, кому надо. Бог приведет. Помогать я умею и делаю это с совестью. Губернатор наш приходил, просил, и я его жену от рака вылечила. Нет больше терпения видеть его лицо злое, и так с ним столько лет промучилась, слово против не стерпит, все чтоб было по его. Да и дочь не пожалел, чтоб только по его было. Не могу простить ему.
Ушла, а через день он заявился и все в своем духе. Нет, чтобы поуговаривать, ведь старый, один остается. Нет, пришел и рявкнул:
– Быстро собирайся, там люди сидят, ждут королеву хренову, а она характер свой выдерживает.
От обиды я перед иконой встала и поклялась, что отрекаюсь от мужа, который был всегда жаден, груб и с совестью живет поврозь. Знала ведь характер его, что просто так от него не уйти, да все же надеялась, ведь не один десяток лет жили вмеcтe. Думала, уйдет бескровно, должна быть жалость хоть кaкaя-тo, но он как закричит:
– Копеечки не возьмешь из нажитого, метра жилья не получишь. Будет тебе ровно два метра могилы.
Собралась я с духом и говорю: “Да оставь все себе. А в чужую еще никто не лег, и у меня своя будет рано или поздно. Сколько проживу, столько и проживу”.
И тут, на мое удивление, он говорит, да тихо так, почти шепотом (а ведь мы с ним вдвоем в доме были). Именно этот тихий шепот меня в шок привел. Смотрю на него, а он медленно встал на колени и перекрестился:
– Ты забыла, видно, а может, по глупости не поняла, что я не простого роду-племени. Мой отец был всемогущ и меня научил. Сейчас я буду читать молитву, а ты будешь медленно умирать, и никто знать не будет, от чего ты умерла. Дам я тебе жизни ровно триста дней. Если ты одумаешься, приди и поцелуй мою правую руку, и только тогда я сниму свое заклятье. И не больно надейся и гордись. Ведь ты поняла, что я никого не пощажу, если даже свою кровь, единственную дочь, не пожалел. А в доказательство тебе, все в этом доме, кто тебя, приблудную корову, приютил, вымрут, и гораздо раньше, чем ты успеешь их отчитать.
С этого момента на меня напал столбняк. Я стояла, видела, понимала, слышала, но ни рукой, ни ногой двинуть не могла. Застолбил он меня, видно, чтобы я не помешала ему читать заклинание на смерть. Потом встал и ушел, а вечером пришли с работы племянницы и сказали, что Людмила упала с крана и разбилась. Она была крановщицей. Еще сорок дней не прошло, как разбились ее сын со снохой. Осталась я одна. Дивные и страшные дела творятся вокруг меня, видно, послал он черта ко мне в хату: двери сами открываются и закрываются. Посреди ночи просыпаюсь от того, что огромный черный кот лапой мое лицо трогает. Свет сам собой включается и выключается. Сама я не живу, а доживаю. Ни одна моя молитва не действует. Читаю, слова путаются и забываются. Ноги и руки распухли, и сделалось мне страшно. И знаю: два века никто не живет, но и так умирать тоже не хочу. Молю Вас всеми святыми и пaмятью Ваших предков и славными делами моего рода, будьте судьей в моем споре, будьте подмогой и защитой. И пусть все, кто из мастеров меня знал и знает, помолится за меня.
Снимите силу его заклятья! Спасите меня, ради Христа.
Низко кланяюсь Вам, Богу раба, а Вам верноподданная Клава из рода Овражных. Возможно, Ваша бабушка поминала нашу фамилию перед Вами.
Во всяком случае, мои-то знавали славнейшую Евдокию Мудрую. Напоминаю фамилию рода моего мужа, а ныне погубителя моей души и тела – Сташко.
В миру он Кирилл, а по кресту Филарет».
Поскольку Клавдия М. просила ради Христа, а этому имени нет у меня отказа, я напечатала ее письмо полностью, не выкинув из него ни единого слова. Знающие ее могут помолиться за нее. А я со своей стороны разрубила сей узел по чести и совести, как меня и учили.

Круг несчастья
Из письма:
«Из-за нехватки денег я сдавала комнату квартирантам. Вначале все было хорошо: они вели себя вежливо и спокойно. Но время шло, и начались неприятности. Например, я варила суп, а они втихаря вынимали из кастрюли все мясо и съедали. Я промолчала один раз, второй, а потом мое терпение лопнуло. Когда я им высказала все, что думаю об их поведении, они стали отпираться и заявили, что ничего не делали.
Потом стало только хуже. Обычно в то время, когда я уходила из дому, они копались в моих шкафах. У меня стали пропадать вещи. Квартиранты принялись устраивать застолья, во время которых напивались и орали до утра, не давая мне покоя. Когда же подходил день расплаты за комнату, они заявляли мне, что отдадут в следующем месяце.
Наталья Ивановна, я живу на пенсию, которой еле-еле хватает, чтобы свести концы с концами. Очень уж дорого нынче обходятся коммунальные услуги. А квартиранты мои свет жгут нещадно, а платить за него и не думают. Комнату изгадили так, что заходить противно.
В конце концов я сказала, чтобы они уходили, но они лишь посмеялись надо мной, ведь поняли, что заступиться за меня некому. Пошла я к участковому, он выслушал меня, пришел ко мне домой, а они ему говорят:
– Врет она все, мы ей деньги за год вперед отдали, только зря вот расписку с нее не взяли.
Ну участковый тогда ко мне с вопросом:
– А как вы докажете, что они деньги вам не отдали?
Стало мне так обидно, плачу и чувствую себя такой беспомощной, такой слабой, что жить не хочется. А квартиранты уже мне в глаза смеются. Мы, говорят, у тебя навсегда поселимся, а замок поменяешь – скажем, что ты нас обокрала.
Потом стало еще хуже: они не открывали мне дверь, когда я приходила домой, унижали меня, обзывая последними словами. Знаете, просто словами не описать, что я тогда чувствовала.
Как-то я шла по улице, и меня окликнул парень. Не сразу, но я его признала – это был друг моего погибшего сыночка. Стали мы сына вспоминать, я расплакалась, а потом о своей беде ему рассказала. Вечером он пришел к нам с двумя крепкими парнями. Спрашивают они моих наглых квартирантов:
– За сколько месяцев за квартиру заплатили?
Они говорят – за год! Тут я в слезы, но друг сына им не поверил и сказал мне:
– Не плачьте. Дайте мы с ними поговорим.
Я замолчала, только стою в уголке, слезы вытираю. Достает Сашин (так звали моего сыночка) друг из кармана деньги и кладет их на стол со словами:
– Вот деньги, завтра квартира должна быть пустая. Если мы придем в двенадцать часов дня, а вы еще будете здесь, на руках вас вынесем, но вперед ногами, ясно?
Те только головами кивают: мол, ясно, куда уж яснее. Видно, что ребят этих они испугались.
Я тут опять встряла, говорю:
– Сынок, не давай им денег, ведь они мне давно уже ни копейки не платили!
На это мне Сашин друг ответил:
– Мать, я знаю, что они не платили, но да черт с ним, так быстрее будет. И пусть только они попробуют нынче же не съехать, завтра об этом будут горько жалеть, недолго, правда. А деньги, что про них говорить, дело наживное! Мне Сашка в Афгане жизнь спас, теперь вот моя очередь помогать, не ему, так его матери.
Уходя, он дал мне денег, хоть я и отказывалась.
Вечером мои квартиранты съехали, о чем я немедленно сообщила по телефону Сашиному другу.
А пишу я Вам, дорогая Наталья Ивановна, вот почему. После ухода квартирантов я стала убирать комнату и обнаружила в шифоньере круг из земли, которая была прикрыта куском ткани. На ткани был нарисован квадрат, а в нем – три круга, один меньше другого. В этих кругах были написаны какие-то непонятные слова. Прочитать я смогла только одно – «смерть». Мне стало как-то не по себе, но пришлось взять себя в руки и убрать землю, ведь больше сделать это было некому. Только я землю выбросила – упала как подкошенная: у меня отнялись ноги. Пролежала я так три дня, вначале пыталась кричать, но дом у нас старый, стены толстые, и меня никто не слышал. Не знаю, что бы со мной было, если бы соседка не заметила моего исчезновения. Вначале она постучала в дверь, потом позвала своего мужа, который и услышал мой хрип (кричать к тому моменту я уже не могла – сорвала голос). Они вызвали участкового и “скорую”, те сломали дверь и отвезли меня в больницу. Сейчас я нахожусь на лечении, но мне становится только хуже. Совсем отчаявшись, я решила написать вам, но так как не могу уже и рукой пошевелить, письмо пишет под диктовку моя соседка по палате. (Кстати, это она купила мне в больничном киоске Вашу книгу, за что я ей безмерно благодарна.) Наталья Ивановна, на Вас моя последняя надежда, умоляю, не откажите мне в помощи. Мне кажется, что причиной моей болезни стала именно та земля с тканью, которую я нашла в шифоньере. Очень бы хотелось вылечиться от порчи, но как – не знаю. И еще: если позволите, то мне хотелось бы попросить опубликовать свой ответ в следующей книге. Дело в том, что я не знаю, где буду находиться в ближайшее время – в больнице или дома, – а книгу мне обязательно купят. Надо сказать, что сейчас рядом со мной очень хорошие, добрые люди, дай Бог им здоровья.
С уважением к Вам, Захарова Варвара Филовна».
Судя по тому, как вы описали подклад, скорее всего, это порча, именуемая «Круг несчастья». Человек, на которого навели такую порчу, внезапно тяжело заболевает.
Отделывать эту порчу следует так: берут воду из семи дворов (квартир) и сливают ее в одну посуду через нож (льют воду на острие ножа так, чтобы она стекала в посуду). Эту воду мешают ножом против часовой стрелки, а в это время читают особый заговор:
Отче Боже, взойди на гору Сионскую.
Та гора никакой горе не вредит,
От той горы горе ко мне не идет, не бежит.
Никому та гора не поклоняется,
Никакой ведьме гора та не покоряется:
Ни ведьме рожденной,
Ни ведьме обученной,
Ни черту, ее помощнику,
Ни первому и ни последнему.
А тот, кто первый меня тронет,
Кто последний меня заденет,
Тот сам рубище белое наденет.
Святою водою не отольется,
Честным крестом не отмахнется,
Перстом не открестится,
Молитвою не освободится.
Будьте вы, мои слова, крепко-накрепко,
Дело плотно-наплотно.
Моим словам ключ,
Делу моему замок.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Заговоренной водой моют лоб, живот, правое плечо, а затем – левое. Таким образом вы словно осеняете себя крестным знамением.

Мусульманское колдовство (письмо женщины из гарема)
Из письма:
«Очень Вас прошу не указывать место, где я живу, а также мои имя и фамилию. Ответить письмом Вы мне не сможете. Единственная моя надежда, что, пожалев меня, Вы помолитесь за меня. И тогда, может быть, Господь вспомнит обо мне, страшной грешнице, предавшей христианскую веру, и простит меня.
За отправку этого письма я заплатила одной женщине (отдала ей золотое кольцо), так как сама из дому выходить не могу. И если Вы держите в руках мое письмо, то это значит, что она не обманула меня и исполнила свое обещание.
Я родилась и выросла в России, в городе Ленинграде. Мой отец был морским офицером и умер очень рано, мне тогда исполнилось всего восемнадцать лет, причем несчастье произошло прямо в день моего рождения. Спустя полгода умерла мама: медленно истаяла, так и не смирившись со смертью отца.
Потом я познакомилась с мужчиной, он был мусульманин. Имя его я, конечно, не называю. Будущий мой муж ухаживал за мной необыкновенно красиво. Мы с ним катались на яхте ночью. Он платил певцам, которые пели для меня песни о любви. Он дарил мне шикарные подарки, был внимательным и очень нежным.
Постепенно я уже не могла без него обходиться.
Потом мы поженились, и через месяц он привез меня на свою родину. И только тут я узнала, что у него уже есть несколько жен. Я плакала, просила отпустить меня домой, но он уговаривал меня, утешал, говорил, что, если у матери, например, много детей, все равно она никого из них не обидит и всех будет любить одинаково.
Я слушала его, кивала, но в душе никак не могла смириться с тем, что я не единственная его жена. Да и выходя на улицу, я должна была закрывать лицо, а это было для меня так дико.
С тех пор я много раз вспоминала фильм “Белое солнце пустыни”. Меня бесили все их порядки и обычаи, казавшиеся мне совершенно нелепыми. Даже еду их я есть не могла.
Муж меня вначале уговаривал, убеждал, но потом ему, видно, надоело возиться со своенравной женой и он решил преподать мне урок, который я запомнила на всю жизнь. Я поняла, что совершенно бесправна и никто никогда за меня не заступится.
Жизнь в гаремах красива только в кинофильмах. По существу же там идет беспрерывная и беспощадная война и женщины плетут за спиной друг друга интриги. Не знаю почему, может быть, из-за того, что мой муж уделял мне внимания больше, чем другим, меня стали травить, как собаку. Впрочем, понять его можно: белокурая северная красавица, я выделялась среди смуглых восточных женщин.
В общем, меня возненавидели все остальные жены, говорили мужу, что я ворую их украшения, а сами мне их подбрасывали. А однажды я увидела, как другие жены жгли куклу. Я сразу поняла, что эта кукла изображает меня: моя одежда, мои волосы и т. д. Кукла лежала в круге, на начерченной звезде, а они все сидели вокруг этого круга и дули на пылающую огнем куклу – моего двойника.
В этот же день мне стало плохо: я очень сильно заболела. Потом я находила у своей постели иголки и клубки шерстяных и шелковых ниток.
За месяц у меня сильно изменилась внешность: зашатались передние зубы, появились круги под глазами и морщины на коже. Мои волосы потеряли блеск и стали похожи на свалявшуюся паклю. Язык начал неметь, и я уже не могла членораздельно произносить слова.
Из России я привезла Вашу книгу (муж разрешил). И вот я, понимая, что умираю, погибаю от мусульманского колдовства, в полном отчаянии пишу Вам.
Я должна Вам признаться в том, что сменила веру и стала мусульманкой – так захотел мой муж, – и теперь я не знаю, помогут ли мне Ваши заговоры и молитвы. Если Вы смилуетесь надо мной и решите сами мне помочь, то тогда, возможно, у меня появится шанс побороть болезнь.
Я очень молода, не дайте мне погибнуть! Мои муки и страдания ужасны. Я верю и надеюсь, что это письмо попадет к Вам в руки и Вы помолитесь о моей погибающей душе».
Колдовской обряд, описанный в этом письме, чрезвычайно действенный и очень страшный. Чтобы избежать гибели, жертва подобной порчи должна немедленно заново окреститься именем Анна. Это имя вызывает отклик у всех без исключения ангелов (если его будут произносить в молитвах), так как его носила матушка Самой Богородицы. После крещения необходимо купить именную икону и, стоя перед ней на коленях, дать обещание соблюдать всегда все посты и постараться ни разу не согрешить за всю свою жизнь. После этого необходимо сорок дней во время умывания читать над водой особый заговор, который вернет умирающего от порчи человека к жизни. Заговор следующий:
Господи, помоги, Господи, благослови!
Мать Пресвятая Богородица,
Все ангелы, все архангелы,
Все двенадцать святых,
Все двенадцать апостолов,
Выпросите, вымолите святую Анну,
Пусть она ко мне,
К Божьей рабе Анне, придет,
Под святую опеку возьмет,
Нетленной ризой своей укроет,
Врагов моих успокоит.
Матушка святая Анна,
Возьми мои муки на свои белые руки,
Прелюби дух мой, рабы Божьей Анны.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Рассказ о подсаженном духе (случай с читательницей)
Из письма:
«Я долго думала перед тем, как написать это письмо. Я боюсь, что, прочитав мою историю, Вы решите, что я не совсем нормальный человек. Но поверьте мне, дорогая Наталья Ивановна, все, что я Вам расскажу, святая правда.
Мне тридцать шесть лет, защитила диссертацию, работаю… Умоляю, поверьте мне, я совершенно нормальна и расстройствами психики не страдаю.
Дело в том, что в меня вселился дух мертвого человека. Он (дух) сказал мне, что его зовут Шура. Этот дух разговаривает со мной, причем он знает то, что мне неизвестно, и поэтому я даже пользуюсь его подсказками.
К примеру, один раз я не могла найти вещь, которую по телефону попросил отыскать мой муж. Я всю квартиру перерыла, но вещь так и не находилась. И у меня в голове раздался голос Шуры: “Скажи мужу, что то, что он ищет, находится у него в гараже, в металлическом ящике на второй полке углового стеллажа”. Я перезвонила мужу на сотовый и передала ему то, что сказал мне голос. Естественно, я и слова не сказала про то, что слышала голос. Муж нашел потерявшуюся вещь и, естественно, очень долго удивлялся, откуда мне было знать, где она лежит, ведь в гараже у него я никогда не бываю.
Или вот, например, еще один случай. Тороплю сына в школу, а голос мне говорит: “Не кричи на ребенка, все равно они сегодня не учатся, через двадцать минут он вернется домой”. И действительно, ровно через двадцать минут мой сын вернулся, так как у них не было уроков.
Предупреждает меня также голос о неприятностях. Так, например, Шура известил меня о смерти моего близкого родственника буквально за полчаса до того, как нам позвонили.
А теперь о том, как он сумел в меня вселиться. Если рассказывать обо всем с начала, то надо сказать, что это был самый обычный день. Я шла с работы и, проходя мимо бани, увидела небольшую толпу зевак. Они окружили бившегося на земле мужчину. “Эпилепсия”, – подумала я и хотела пойти дальше, но неожиданно меня схватила за руку какая-то старуха. Надо признать, что я из числа тех людей, которые не терпят фамильярности, и потому я попыталась высвободить свою руку из ее цепких пальцев.
– Ты крещенная? – непонятно почему спросила она меня.
Я еще раз попыталась выдернуть свою руку, но у меня ничего не получилось.
– Да, – резко ответила я.
– Помоги мне, – цеплялась ко мне бабка.
И я недоуменно спросила:
– Почему я? Я не медик. Вам нужен врач, а от меня вы вряд ли дождетесь профессиональной помощи.
Не знаю, как получилось, но стоявшие рядом зеваки мгновенно разошлись, и мы с бабкой, которая продолжала крепко держать меня за локоть, остались вдвоем возле лежащего на земле мужчины. Я хотела уже извиниться и уйти, но посмотрела на бабку… Я не могла отвести взгляда, а она словно гипнотизировала меня.
Бабка сказала два-три слова и затем тихо произнесла:
– Подчиняйся.
В ту же секунду меня бросило в жар, голова стала тяжелой и появилось такое чувство, будто я наблюдаю за всем со стороны. Я помню каждое свое движение, которое мне было продиктовано старухой, отлично помню все ее слова.
– Шура! Выйди из Павла, – тихо произнесла старуха. – Выйди, это не твое место, вот твоя невеста.
И тут она неожиданно назвала мое имя!
Наталья Ивановна, я могу Вам поклясться, что не говорила ей своего имени. Повторив трижды эту фразу, она отпустила мою руку и сказала:
– Ирина, иди и Шуру с собой забери!
Я медленно пошла прочь. И тут мне захотелось оглянуться, но я не могла повернуть голову. Нечеловеческим усилием мне все же удалось слегка повернуться, и боковым зрениям я увидела, как быстро уходят бабка и только что лежавший на земле мужчина.
Вечером того же дня я впервые услышала голос, который теперь говорит со мной постоянно. Вы не подумайте только, что он болтает беспрестанно. Нет, иногда он может молчать несколько часов, а то и суток подряд. И конечно же никогда не мешает мне, если я не одна или нахожусь на работе.
Я уверена, что Вам интересно, спросила ли я его, кто он и как долго будет находиться со мной. Конечно, я спрашивала его, и он ответил, что он дух мертвого Александра, но мать его всегда называла Шура, и это ему нравилось, потому-то он и представился мне как Шура. Еще он мне сказал, что до меня он пребывал в теле Павла, того самого мужчины, которому стало плохо на улице. Шура рассказал мне о том, что мать Павла обратилась за помощью к знахарке и та переселила дух в меня.
Я никому никогда не говорила об этом, так как прекрасно понимаю, что подобные разговоры могут закончиться психушкой. Но Вам, Наталья Ивановна, я решила написать. Вы именно тот человек, который мне поверит. Я пишу Вам не для того, чтобы попросить изгнать дух Шуры. Я уже и не представляю, как смогу жить без его советов и предостережений.
Пишу лишь для того, чтобы Вы опубликовали мое письмо в своей книге, тогда другие люди, столкнувшиеся с подобной проблемой, прочитав его, перестанут бояться и думать, будто с ними что-то не так.
Наталья Ивановна, я говорила с духом Шуры о Вас, и он сказал, что Вы действительно обладаете редким и сильным даром.
Мое письмо получилось длиннее, чем я ожидала. Простите меня за потраченное на него время и спасибо Вам. Ирина».

Колдовство старого таджика (случай с читательницей)
Из письма:
«Однажды я возвращалась из магазина и увидела во дворе нашего дома нескольких таджиков, наряженных в толстые стеганые халаты. Среди них крутились дети и хватали всех подряд за руки, выпрашивая денег.
Я заметила старика, сидевшего на лавочке возле нашего подъезда. Я молча прошла в дом и вошла в квартиру. Не успела я еще разобрать сумку с продуктами, как в дверь позвонили. Я решила, что это мой внук вернулся раньше времени из школы, и, не спросив, кто там, открыла дверь. На пороге стоял тот самый дед-таджик. Он протянул руку и попросил кусок хлеба. Я хотела прикрыть дверь, чтобы пойти за булочкой, но было как-то неудобно, поэтому я скрепя сердце предложила ему войти.
Из кухни я ему принесла булку и пакет молока. Но он мне сказал:
– Давай так. Я тебе помогу в том, в чем ты никогда не сможешь себе помочь, а ты мне за это отдашь то, что я попрошу.
Я вытаращила на него глаза, поражаясь его наглости. Ну что он может мне дать и что может взять?
Золота у нас не было отродясь. В кошельке – последние сто пятьдесят рублей, оставшиеся от моей пенсии.
Я одна воспитываю внука (моя дочь и зять разбились на машине семь лет назад, когда Илюшечке было всего полгода).
Я смотрела на него молча, и меня душила злоба.
“Сволочь, – подумала я, – понаехали к нам в город и, как паразиты, живут за наш счет, выпрашивают еду, одежду и деньги. Нет чтобы идти работать”.
Мне нестерпимо захотелось вытолкать его за порог, ведь я, дура, от внука оторвала это молоко и булку, а деду все мало, еще и хитрить начал.
Все это быстро промелькнуло у меня в голове, и я сказала:
– Знаешь, дед, давай-ка топай отсюда.
Но он усмехнулся и тут же слово в слово повторил все, что я только что подумала. Правда, говорил он с небольшим акцентом.
Я так и остолбенела:
– Откуда ты, дед, знаешь, о чем я думаю?
В ответ он сказал:
– А я все знаю. Хочешь, я тебе покажу на воде все, что ты пожелаешь?
Меня поразило то, что он прочитал мои мысли, и я уже не артачилась, а делала все так, как он говорил.
Принесла табуретку, налила в чашку воды и по его приказу села напротив чашки.
Терять мне было нечего, и я захотела поглядеть, на что он действительно способен.
Он положил в воду четки и крест и спросил:
– Говори, что бы ты хотела увидеть в воде.
Я не задумываясь сказала, что хотела бы увидеть свою дочь.
Мне было велено внимательно смотреть на воду. На какую-то долю секунды мне показалось, что я сплю. Я видела дорогу, ведущую к кладбищу, где были похоронены мои дочь и зять. Затем я увидела их оградку и памятник. И вдруг передо мной промелькнуло лицо дочери, лежащей в гробу. Оно было отвратительного зеленого цвета, и по ее лбу ползали какие-то мелкие черви. Мне стало плохо, и я вскрикнула. Дед быстрым движением вытащил из воды свои четки и стал меня ругать за то, что я не сдержалась.
Потом я уговорила его показать будущее моего внука. И снова поверхность воды заколыхалась, и передо мной стали проплывать лица людей. Кого-то из них я знала, кого-то – нет. Неожиданно я увидела лицо моего внука: оно менялось, становилось все старше и старше. Я видела, как он идет пьяный и грязный, и снова я не выдержала, и слезы полились у меня из глаз. На этот раз дед не стал меня ругать и лишь сказал:
– Ты отдашь мне десять лет своей жизни, а я помогу тебе и изменю судьбу внука. Он никогда не будет пьяницей, станет жить нормальной человеческой жизнью. Сама ты не сможешь изменить судьбу. Я знаю, что у тебя нет денег и драгоценностей, поэтому ты отдашь мне десять лет своей жизни. Я проживу девяносто лет, а ты всего лишь шестьдесят. Но ты сама должна этого захотеть и без сожаления отдать мне свои годы, иначе ничего не получится.
Конечно же я согласилась на все условия. Зачем мне долгая жизнь, если мой внук, смысл моей жизни, все, что осталось у меня от погибшей дочери, сопьется и загубит свою жизнь?
Потом дед читал какие-то заклинания, ходил вокруг меня раскинув руки, а я чувствовала, будто от моего тела отрывают кусочки мяса. Мне было больно, но боль была тупая и чувствовала я ее словно сквозь сон.
Позже он ушел, а я легла спать. Все, что я смогла, я сделала для своего Илюшечки. Единственное, о чем я жалею, – это о том, что я никогда не увижу его детей, не успею я, ведь скоро уже отправлюсь на тот свет».

Посмертное завещание колдуньи
Из письма:
«Дважды я начинала писать Вам письмо, но, как только бралась перечитывать, рвала в клочья. Коротко у меня не получается, а много писать боюсь, вдруг Вы не захотите читать, а главное, мне страшно, что Вы усомнитесь в моей искренности. Поэтому я клянусь всем, что есть святого на этом свете, что говорю Вам истинную правду.
История моя такая. Мне довелось увидеть свою бабушку (мамину мать) только тогда, когда мне исполнилось двадцать пять лет. Жили мы с ней в разных городах, очень далеко друг от друга. От своей мамы я знала, что ее мать – колдунья. Именно она когда-то, еще до маминого замужества, сказала ей:
– Езжай в Ростов, там ты выйдешь замуж за военного. А о том, чтобы вы жили с ним в мире, согласии и достатке, чтобы он не изменял тебе, я позабочусь. Первой у тебя родится дочь, так ты обязательно назови ее Катерина. Я знаю, что ты редко будешь навещать меня, а внучка моя и вовсе приедет ко мне только перед моими похоронами. Когда я соберусь на тот свет, то дам тебе знать. Плакать ты обо мне не будешь – я заранее заговорю твои слезы, да и тосковать тебе я тоже не дам. Хоть и характер у меня суровый, но тебя я очень люблю.
Мы действительно о бабушке редко говорили, но из этих разговоров я поняла, что мама не очень-то скучает по ней. Как-то я задала ей вопрос:
– Почему мы никогда не ездим в гости к бабушке?
И вот что я услышала в ответ:
– Ну, у нее всегда полно людей, так что она не скучает. Знаешь, меня раньше очень раздражали больные, которые бесцеремонно стучались в двери нашего дома и днем и ночью. А бабушка твоя не может жить без своего знахарства. Вот мы и решили с ней разъехаться. Потом я вышла замуж за твоего отца – опять же мать моя расстаралась, чтобы он с меня пылинки всю жизнь сдувал. Да и по служебной лестнице он поднялся благодаря ей. Но что поделаешь, к матери я, тем не менее, равнодушна. Ей же всегда было не до меня: она возилась с чужими болячками. Я и тебя к ней не возила – боялась, что втянет она тебя в свою работу. Да и к тому же перед твоим отцом было неловко. Приедем, бывало, к ней, а во дворе подводы стоят, чисто табор. Хочешь – суди меня, хочешь – нет, но мать свою, а твою бабку я не очень люблю.
Вот такой у меня однажды был разговор с моей мамой о бабушке.
Надо сказать, что я часто видела во сне пожилую женщину и всегда считала ее своей бабушкой.
И вот как-то снова мне приснилась та самая старая женщина и сказала: “Катя, я сколько раз уже во сне приходила к твоей маме, говорила ей, что скоро умру, но она все не едет. Так вот, говорю теперь тебе: внучка, срочно приезжай, мне нужно тебе свое завещание отдать. А дочь моя пусть не едет ко мне, обидела она меня, так ей и скажи”.
Утром я говорю маме:
– Мама, сегодня я видела сон, но все было как наяву, бабушка вроде сердится на тебя за то, что ты не едешь, говорит, что зовет тебя, а ты не слушаешься ее. Что бы это значило?
– А то и значит, – отвечает мама, – умрет она скоро. Ко мне являлась, звала, да ведь ты сама знаешь, мы с папой на Кипр собрались. Целый год мечтали съездить, а теперь что, поездке пропадать? И тебе ехать не советую – всю жизнь она о чужих только и думала, о своих не заботилась, вот пусть чужие теперь ее и хоронят.
Когда я поняла, что моя мама не собирается ехать к бабушке, то, если честно, подумала: “Зачем я-то поеду, ведь я ее и в глаза ни разу не видела. Если умрет, то все равно ее похоронят, а по завещанию, если оно есть, и так мне все достанется”.
Но ночью я снова увидела сон: комната и в ней сидит старая женщина. Женщина это подняла взгляд на меня и сказала: “Катенька, душа моя ненаглядная, вот мы и свиделись”.
Я во сне каждую морщинку на ее лице разглядела и слезинки в уголках глаз, и уже во сне, пока я еще не проснулась, такая у меня к ней жуткая жалость появилась, как будто это моя мать вот-вот умрет.
Проснулась я, а тоска меня не отпускает. Целый день промаялась так, а к вечеру села в самолет и полетела к бабушке.
Когда я вошла в ее дом, то у меня сразу возникло ощущение, что я уже была в этом месте. На кровати лежала старая женщина, возле нее на стульях сидели две старухи. В углу у иконы горела лампадка. Больше всего меня поразило, что это лицо именно той женщины, которая являлась ко мне в моих снах, и я поэтому ее сразу же узнала. Первыми ее словами, обращенными ко мне, были: “Катенька, душа моя ненаглядная, вот мы и свиделись”.
Старушки ушли, и я, поев с дороги, уселась возле умирающей и стала отвечать на ее вопросы. Сама я в тот момент думала: “Не больно-то она похожа на умирающую”.
Бабушка же, словно прочитав мои мысли, сказала:
– В сознании буду до последней минуты, умру завтра утром. Прости меня, что не занималась с тобой в детстве, что не баловала тебя, не играла, не пела колыбельных и не читала на ночь сказки. Мама твоя всегда меня стыдилась, а ведь кормила ее моя работа. Да Бог с ней, все равно хорошо, что уехала она – тут бы она себе такого мужа не сыскала. Ты не серчай, что я на тебя тоску нагнала, иначе ты бы тоже не приехала. Слушай меня. Люди могут про меня говорить всякое, но Бог знает, что я помогла очень многим. Умею ведь я немало. Ты вот, к примеру, не ведаешь, что я у вас дома не раз бывала. Не веришь? Хочешь, расскажу, где у вас что стоит, какие у вас шторы и ковры, где что лежит?
И она и вправду перечислила то, что у нас было в квартире.
– Я, – говорит, – тебя всегда на ночь благословляла и всегда молилась за тебя и твоих родителей. Ты, Катенька, кровь от моей крови. Если бы меня не было, то и тебя бы не было никогда. Поэтому, умоляю, исполни мою последнюю волю. Когда я умру, тебе ни о чем и думать не придется, похороны мои уже оплачены. Меня вымоют, оденут и отпоют.
Помины тоже сделают, ты ни о чем не беспокойся. Теперь же слушай мой наказ. Как я умру, вытащи из-под моей подушки свиток. Не читай его, а положи мне его в гроб, прямо под подушку, но так, чтобы никто этого не увидел. Я знаю, что тебе будет любопытно, что это за лист такой, поэтому что можно, то скажу сразу. На этом листе я клялась своей прабабке, что посвящу свой век нашему ведовскому делу. Лист этот из Книги жизни и смерти. И коль мама твоя не хотела учиться моему ремеслу, брезговала больных лечить, крови и гноя боялась, не смогла я ей свои знания передать. Она и тебя ко мне не пускала только из-за этого. Я ее понимаю, она ведь хотела, чтобы у тебя жизнь легкая была, а такие, как я, отдыха не знают. Вот теперь я должна забрать с собой в могилу этот свиток, потому что у меня не было преемника. Листу этому ни одна сотня лет. Помогал он мне делать то, чего без него бы я сделать не смогла. Если хочешь знать, то это самое настоящее оружие. Только тебе доверяю его взять, ведь ты плоть от плоти моей, кровь от крови моей. Ни о чем прежде я тебя не просила, а тут прошу. Обещай мне, что исполнишь мою волю!
И я конечно же ответила, что обещаю.
Утром бабушка умерла, ее обмыли, одели и положили в гроб. Когда ее мыли, я вытащила из-под подушки деревянную шкатулку, открыв ее, я увидела свернутый лист, перетянутый тесемкой. На листе были какие-то слова, написанные на старославянском. В комнате я была одна довольно долго и изо всех сил старалась расшифровать смысл текста.
От времени бумага кое-где истерлась, и слова я разбирала с большим трудом. Вот что я сумела прочитать: “… пророк в белом одеянии святыми устами изрек: кто сие учение Господа знает, тайное слово со святого листа прочитает и, все слова прочитав, что-нибудь возжелает, то всякое и любое желание исполнится ему… истины. Бог знал, апостолам свои знания завещал. Апостолы от Господа знания взяли, больных этим словом исцеляли, засим знания эти другим передавали”.
Первые слова на листе были: “Господь мне сии знания передал. У кого этот святой лист будет, с тем Господь во всех его делах во веки веков пребудет. Кто против Иисусова ученика восстанет, того Господь Бог во весь век зрить перестанет. Милостью Своей того обойдет, на Своем суде в защите его слова не произнесет… любая рана заживет… умирающий на десять лет дольше проживет. Истинно то, что ученик Иисуса Христа после смерти в открытую дверь рая войдет…”
К сожалению, я не все слова разобрала на этой странице. В итоге я переписала те слова, которые сумела разобрать, на другой листок бумаги. Внимательно прочитав все еще раз, я поняла, что моя бабушка была самой настоящей потомственной колдуньей, впитавшей в себя мудрость веков. Да и вся ее жизнь доказывала это. Бабушка отказалась от личной жизни, самоотверженно помогая другим. Даже нас с мамой она не видела, потому что беды других не давали ей спокойно спать и наслаждаться жизнью.
В последние минуты ее жизни я сидела рядом с ней и, внимательно разглядывая бабушкино лицо, задавала всевозможные вопросы. Лицо у нее как словно светилось изнутри и, несмотря на морщины, было прекрасно.
Я задала ей вопрос, страшно ли ей умирать, и она ответила:
– Нет, мне даже радостно, потому что я скоро увижу Бога.
Тогда я набралась смелости и спросила ее:
– Почему ты думаешь, что попадешь к Богу, а не к дьяволу?
Она улыбнулась и сказала:
– Ко мне Ангел приходил и сказал, что я под защитой Самого Господа, так как отдала жизнь людям, лечила их Божьим словом. Я ведь знаю много молитв, но все уношу с собой.
Потом она помолчала и добавила:
– Не забудь положить святой листик ко мне в гроб под подушку. Я вижу, что у тебя будет искушение этого не делать, но ты побори свой соблазн.
Теперь же пришла пора рассказать о том, из-за чего я решилась написать Вам письмо.
Я ведь не положила в гроб тот лист, потому что подумала, что его можно продать за большие деньги.
Только когда бабушка была похоронена, я смогла частично расшифровать то, что было написано на листке. Тут я и поняла, что благодаря этому листку может исполниться любое желание. Тем не менее, прежде чем искать покупателей, я решила проверить, правда ли этот листок обладает такой чудодейственной силой. Подумав, я решила прочесть сорок раз текст (как и было написано на листке), а затем загадать желание.
И я пожелала, чтобы мой парень немедленно приехал ко мне. Каково же было мое удивление, когда он действительно приехал. Сказал, что узнал у моей мамы, где я, и решил сделать мне сюрприз. Он говорил, что не выдержал со мной разлуки. Мне тут же немедленно захотелось еще поэксплуатировать листок, и я, прочитав сорок раз текст, сказала, что желаю, чтобы Лариска, моя приятельница, ослепительная красавица, стала намного хуже меня. Признаться, меня постоянно раздражало то, каким успехом она пользовалась у парней. Даже надев самые шикарные наряды, возле нее я казалось облезлым чучелом.
Вечером я позвонила маме, чтобы сказать ей, что задержусь еще на неделю, так как занимаюсь оформлением документов по бабушкиному завещанию. Тут мама мне и сообщила новость. Оказывается, моя подруга Лариса попала в автокатастрофу, машина от столкновения загорелась, и она получила обширные ожоги лица и тела.
Этой же ночью я увидела сон, будто в комнату вошла бабушка и сердитым голосом сказала: “Как ты посмела не исполнить мою последнюю волю? Ты украла святой лист и пользуешься им не во благо, а во вред. Ты не принимала моего ученья, я не благословляла тебя на труд, почему же ты так бесчестно поступила? Я забираю свиток – и знай, что при встрече на том свете я тебе даже рукой не махну. Отрекаюсь от тебя, как ты отреклась от меня в тот момент, когда решила получить деньги за то, чем дорожили все знахари моего рода”.
А утром я, проснувшись, обнаружила, что свиток исчез. Хотите – верьте, хотите – нет, но его нет. Взять его не мог никто. Вечером он был, а утром пропал бесследно.
Наталья Ивановна, научите меня, как я могу вымолить у покойной своей бабушки прощения за то, что не ездила к ней, никогда не поддерживала ее, ни в чем не помогала. Как умолить ее простить мою мать, которая думала только о себе. Что сделать, чтобы бабушка простила меня за то, что я сделала, за то, что осквернила святой лист, за то, что, увидев ее впервые в жизни, так и не сказала ей ни одного ласкового слова, которых она наверняка от меня ждала. А еще за то, что, сидя у постели умирающей бабушки, я думала лишь о том, есть ли у нее деньги и где они могут лежать.
Как мне можно искупить свою вину, я ведь действительно раскаиваюсь и постоянно думаю об этом…»
Вот такое письмо. Я конечно же отправила покаянные молитвы внучке женщины, которую очень хорошо знала моя бабушка.
Отрадно то, что она осознала вину, а Господь всегда принимает искреннее раскаяние.
Следует также помнить, что воля умирающего должна быть обязательно исполнена, тем более если Вы дали обещание.
Вымолить же прощение у покойника можно с помощью особого заговора. Читают его перед Страстной субботой. Заговор такой:
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Нет начала без конца.
Именем Творца, именем Иисуса Христа,
Встану я, перекрестясь,
Выйду я за порог, благословлясь.
Пойду я к святой церкви, к золотому кресту,
К Божьей Матери и Ее Сыну Иисусу Христу.
Вымолю поклонами и крестами,
Выплачу покаянными слезами.
В мертвом царстве, покойничном государстве
Среди тьмы – тьма мертвых людей,
Царей, палачей,
Судей и государей, лихих и добрых людей.
Есть одна мертвая душа,
Перед этой душой есть моя вина.
Ради Господа Иисуса Христа,
Ради Его тернового венца
Прошу и молю меня, рабу Божью (имя), простить
И моей живой душе грех отпустить.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Порча, сделанная на трех девятинах
Из письма:
«Нагрешила я много, но и наказана за свои грехи сполна. Надеюсь, что в реальности Вы так же добры, как я себе Вас представляю, читая Ваши книги. И потому мне кажется, что Вы не будете меня судить слишком строго.
Расскажу я Вам обо всем честно, не стараясь себя оправдать или, упаси Бог, обмануть Вас. Да и какой теперь смысл во вранье, ведь я умираю. Сил у меня уже совсем нет, и мне остается лишь надеяться, что, прочитав мое письмо, Вы, возможно, пожалеете меня и помолитесь обо мне. Если меня уже не вылечить, то хотя бы о душе моей грешной помолитесь, чтобы Бог меня простил и не наказывал слишком строго.
Началось все с того, что после института я приехала по распределению в небольшой город. Общежития мне не дали, но обещали через год выделить жилье. Меня это предложение обрадовало, и я решила, что поживу пока на съемной квартире, благо средства позволяли. Мне повезло, и я быстро нашла жилье. Сорокалетняя женщина пустила меня к себе на квартиру. Плата была небольшая, комната чистая и светлая. Муж хозяйки квартиры плавал по три месяца в море – он был капитаном. Да и нашла я квартиру легко. Стала расспрашивать старушек, сидящих на лавочке в сквере, не сдает ли кто комнату, и одна мне сказала: “Иди попросись к Надежде, и ей будет веселее, и ты в хороший дом попадешь”.
Надя (так звали хозяйку квартиры) оказалась доброй и веселой женщиной. Заметив мое волнение, она рассмеялась и сказала: “Проходи, и то правда, мне веселее будет. Дочка моя рано замуж выскочила: только семнадцать стукнуло – тут же выпорхнула из гнезда. Слава богу, что зять хороший попался. А муж у меня в последний рейс ушел, даже и не верится. Поживи пока, а там, может быть, и получше жилье отыщешь”.
Стали мы жить с ней бок о бок, и я все удивлялась, как сильно она любит своего Николая, ждет его не дождется, только про него и говорит. Порой мне это даже на нервы действовало, сама я в то время о любви как-то не думала и подобные чувства казались мне неискренними.
И вот однажды я, вымывшись в ванной, вышла из нее голая, легла к себе в постель да и уснула. Надя в тот день была на дежурстве. И вот среди ночи я проснулась от горячих жадных поцелуев. В комнате было абсолютно темно, и я поняла, что это вернулся из плавания муж Надежды. Он не знал, что жена пустила в дом квартирантку. Она все еще смеялась, что это будет для Коли сюрприз. Видимо, в темноте он решил, что это Надя лежит в постели.
Впервые в жизни меня ласкали сильные мужские руки. Все произошло так быстро, что я ничего не успела сказать, а потом я уже и не хотела его останавливать, потому что так хорошо мне еще не было никогда.
Видимо, Николай не изменял своей жене, потому что он явно изголодался и буквально безумствовал в постели. Потеряв голову, я отвечала на его ласки и хотела только одного – чтобы это никогда не кончалось. В тот момент мне было все равно, чем это все может закончиться, что он подумает, когда зажжет свет. Наконец-то и для меня наступил долгожданный пир любви, которого я слишком долго ждала.
Наконец все закончилось, и он поднялся, чтобы включить свет. Идя к выключателю, он радостно говорил, что покажет подарки, которые он для меня привез. А я замерла в ожидании, что вот включится свет и он увидит меня.
Не могу описать выражения его лица, когда мы смотрели друг на друга.
– Ты кто? – спросил он.
Я попыталась улыбнуться, но вышло у меня это как-то неестественно.
– Твой сюрприз, – брякнула я, вспомнив Надины слова. И тут же добавила: – Ваша квартирантка.
– Почему же ты не призналась мне, когда я…
– Потому что ты набросился на меня, как голодный волк… – И, немного помолчав, я добавила: – Мне понравилось.
Узнав, что жена на работе, Николай лег ко мне снова, и мы до утра предавались любовным утехам.
Я поняла, что никому и ни за что не отдам этого мужчину. Это было как безумие, как какое-то наваждение. Потом пришла Надя, и мы, естественно, скрыли все то, что произошло между нами. Но не проходило ни одного дня, чтобы мы не были близки с Николаем. Он, к примеру, специально отправлял жену в магазин за сигаретами или выдумывал еще что-нибудь, и только она выходила за дверь, как мы кидались в объятия друг к другу. Мы целовались украдкой, даже когда его жена выходила на кухню или выносила мусор. Пока она мылась в ванной, мы бросались в постель, не думая о том, что она может выйти в любой момент. В конце концов так оно и случилось. Правда, мы с Колей не видели ее, а она, увидев нас, благоразумно вернулась в ванную, и только на другой день, когда Николая не было дома, она расплакалась и стала просить меня подыскать себе другое жилье и съехать с квартиры.
Когда я поняла, что Надя все знает, то даже обрадовалась, так как мне надоело ревновать Колю, видя, как он заходит к ней в спальню и остается там до утра.
Когда Коля вернулся домой, я сказала громко, чтобы слышала его жена, что ей все известно и мне предложено немедленно уйти из дому. Говоря это, я была абсолютно уверена, что он уйдет вместе со мной. Я прекрасно понимала, что Коля любит меня и не захочет потерять. К тому же я была почти на двадцать лет моложе и намного привлекательнее его жены.
Я не ошиблась: он стал собирать свои вещи, чтобы мы могли вместе покинуть этот дом. Через час мы уже были в гостинице, решив, что жилье можно найти, главное, что мы с ним теперь вместе и не нужно больше ни от кого прятаться и притворяться. Я была несказанно счастлива. Меня пьянила мысль, что он оставил ради меня не только свою жену, но и дочь. Ведь вряд ли теперь Аня (так звали дочь) простит своего отца.
Прошло три недели, и мне дали обещанное жилье. Теперь у нас с Колей был свой дом.
Однажды, подкараулив меня после работы, ко мне подошла Надя. Я была поражена, насколько сильно она изменилась. Было очевидно, что она сильно страдает и никак не может смириться с уходом мужа. Сначала она, горько рыдая, упрашивала меня выгнать Колю. Потом, осознав, что все слезы и уговоры бесполезны, она принялась мне угрожать: “Если ты не выгонишь его, я не побоюсь страшный грех на душу взять, но тебя уничтожу, а потом и себя порешу. Все равно мне без мужа не жить. Ты ведь такая молодая, ты найдешь себе другого, вы будете счастливы вместе. Умоляю тебя, верни мне мужа!”
Потом дело дошло до безобразной драки. Когда Надя, растрепанная, в порванной одежде, вся в слезах, уходила, она прокляла меня.
Где-то через неделю Николай пришел домой сильно расстроенный. Он сообщил мне, что Надя покончила с собой, об этом ему сообщила Аня, его дочь.
После похорон я получила заказное письмо, которое, видимо, Надя отправила мне перед самой своей смертью. Вот что она писала в письме: “Через час я умру, но и ты долго не заживешься на этом свете. Я заплатила за твою смерть не только деньгами, но и грехом, который взяла на свою душу. Бабка-колдунья при мне положила в гроб девять записок, на каждой из которых трижды написано твое проклятое имя. Потом мы с ней на кладбище нашли девять могил, в которых похоронены женщины с таким же, как и у тебя, мерзавка, именем. Скоро, скоро мы увидимся с тобой на том свете. Но я ушла быстро, а ты помучаешься перед смертью, и это несказанно радует меня. Если бы ты только знала, как я тебя ненавижу за то, что ты мою жизнь разбила. Ты подтолкнула меня к этому страшному шагу, и потому за каждую мою слезинку ты заплатишь потоком кровавых слез. Колдунья поклялась мне на Библии, что, подыхая, ты будешь выглядеть хуже древней старухи. Я отдала ей все, что заработала за свою жизнь, и она пожертвует эти деньги на монастырь и помолится о том, чтобы душу мою не слишком сильно мучили и Господь не стал бы меня сурово наказывать за совершенный грех. И знай, я тебя ненавижу!»
Вот такое письмо я получила от человека, который уже лежал в гробу. Главное же, я прекрасно понимала, что если бы не я, то веселая Надя жила бы еще много лет и была бы счастлива с Николаем.
Письмо я порвала и выбросила, но на душе было муторно, меня мучило предчувствие беды. Николаю я все же не стала рассказывать о произошедшем.
Не прошло и месяца, как я почувствовала себя невероятно плохо. Началось это неожиданно: у меня пошла носом кровь и я потеряла сознание. Сперва я думала, что беременна. Сходила к врачу, но он сказал, что беременности нет.
Дальше было только хуже. Я с катастрофической скоростью теряла силы и вскоре еле-еле ползала по квартире, держась за стенку. Когда я поднималась с постели, на подушке оставались пучки волос – я лысела на глазах. Кожа сморщилась и пожелтела. Я стала ходить под себя, и от меня теперь все время отвратительно пахло.
Я вызвала письмом маму. Увидев меня, она ужаснулась – выглядела я отвратительно и была похожа на столетнюю старуху. Мама тут же кинулась лечить меня, постоянно приводила ко мне каких-то бабок, но тех как ветром сдувало, стоило им лишь посмотреть на меня. Ничего не объясняя, они уходили, не пытаясь даже хоть чем-нибудь мне помочь. Врачи же лишь делали вид, будто лечат меня, но было видно, что они не верят в мое выздоровление. А главное, мне так и не смогли поставить диагноз.
Только одна бабка, которую в очередной раз привела ко мне мама, в ответ на ее мольбы сказала: “Порча сделана на три девятины. Не знаю, кто решится ее отчитать, жить-то всем, чай, охота”.
Потом она пришла еще раз и принесла Вашу книгу. “Вот, возьми, – сказала она. – Там есть адрес Евдокииной внучки. Если кто и возьмется лечить, то только она. Ее бабка коронованная ведьма была, моя бабка даже когда-то к ней на поклон ходила”.
Так я и узнала о Вас. Вы пишете, что если кто-то попросит ради Христа спасти ему жизнь, то нельзя отказывать такому человеку. Не знаю, может, я и недостойна имя Бога произносить, но Господом прошу Вас, помогите мне избежать ранней смерти. Я уже так измучилась, что сил никаких нет, умоляю, помогите! Если бы только Вы знали, какие боли я терплю: такое чувство, будто какой-то зверь грызет меня изнутри.
Коля бросил меня – видно, та бабка и здесь что-то сделала. Или вид мой ужасный его оттолкнул. А может быть, его мучило чувство вины, он жалел Надю и считал меня виновницей всех бед. Короче говоря, я не знаю, что и думать.
Милая Наталья Ивановна, я призналась Вам во всем, была честной с Вами, так умоляю, не отталкивайте меня, поверьте, я раскаиваюсь всем сердцем. Ради Бога Иисуса Христа, помогите мне, я очень жить хочу. Если поможете мне, я всю жизнь буду искупать свой грех. Буду молиться, уйду в монастырь. Я так боюсь умереть, спасите меня, пожалуйста».
Автор письма, слава Богу, выздоровела, хотя лечение это и далось мне не просто. Молодая женщина сдержала свое слово и ушла в монастырь.
Но давайте же поговорим о том, как можно отчитать эту страшную порчу. Порчей на трех девятинах называют сразу три вида порчи. Наводят их по-разному, и, соответственно, для каждого случая существует специальная отчитка. Сегодня я вас научу самому простому способу излечения от порчи, сделанной на трех девятинах.
Для того чтобы помочь больному, нужно прежде всего узнать, в каком доме умер человек. Если больной живет не в деревне, а в городе, это, конечно, все усложняет. Выход может быть такой: пойдите к моргу и подождите, когда приедет похоронная процессия. По поверью, пока в доме находится покойник, нельзя никому садиться под божницу, так как считается, что там сидит Ангел умершего человека. Так вот, следует заранее договориться с родными покойника. Заручившись их согласием, нужно привести больного, поставить его на колени у божницы, то есть у ног Ангела умершего человека. Затем, читая особый заговор, нужно попросить Ангела умолить Господа отсрочить гибель несчастного, страдающего от страшной порчи. Потом обведите больного вокруг гроба новопреставленного и отвезите на кладбище. Найдите там девять могил, в которых похоронены люди, носившие такое же, как и больной, имя. На этих могилах оставьте откуп, а потом в трех церквах закажите сорокадневный молебен о здравии больного. Слова заговора, который вы читаете у божницы, следующие:
Во имя Господа нашего Иисуса Христа,
Милосердствуй надо мной,
Над грешной рабой Божьей (имя знахаря).
Да святится имя Твое
И Ангел усопшего услышит меня.
Я, Божья раба (имя),
Прошу тебя, Ангел, молю Богом, крестом,
Святым церковным постом,
Двенадцатью апостолами и их честью
И их младостью,
Двенадцатью их радостями,
Двенадцатью надеждами,
Двенадцатью днями,
Двенадцатью ночными часами,
Двенадцатью Христовыми учениками,
Их силой и их подмогой,
Пусть все они двенадцать тотчас придут,
С рабы Божьей (имя больной) погибель возьмут,
В царство мертвое унесут.
Господи, Иисусе Христе, Ты был на Кресте,
Муки терпел, на Материнские муки глядел,
Ради Своих и Ее мук исцели рабу Божью (имя).
Слова тяжелей камня, крепче булата.
Кто этот камень разобьет,
Только тот раба Божьего (имя) в могилу сведет.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Фата на голове ребенка
Из письма:
«Моя мама подрабатывала уборщицей в свадебном салоне. Мне было тогда девять лет, и она меня часто брала с собой, чтобы не оставлять дома одну. Там я постоянно примеряла фату: то одну, то другую… Я казалась себе принцессой и очень радовалась, глядя на себя в зеркало, а зря. Прошло время, мне уже сорок лет, а я еще даже ни разу не целовалась с мужчиной. Одна женщина мне как-то сказала, что я свое счастье раздала чужим невестам, которые покупали фату после моих примерок.
А вчера я была у знакомой и случайно увидела, как ребенок надел на голову фату, а все смеялись этой его проделке. Я ничего им не сказала – испугалась, что меня засмеют. Но я уверена, что подобные детские игры впоследствии приводят к неустроенной личной жизни и одиночеству.
Евгения Скворцова, г. Бердск».
Я полностью согласна с Евгенией в том, что ребенок не должен надевать фату невесты. Тем более если эта фата потом будет продана.
Чтобы избежать неприятности, пойдите к реке, зачерпните воду по течению и, прочтя над этой водой специальный заговор, выплесните ее наотмашь в реку. Заговор такой:
Мать быстрая река,
Ты моешь свои берега,
Камни речные, пески золотые,
Приступи ко мне, Божьей рабе (имя),
Смой, сполощи все мои грехи.
Мать чистая вода,
Понеси их туда, где стоялая вода.
А мне твое очищенье
И Божье благословенье.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь. Аминь.

Для чего ложатся на постель самоубийц
Из письма:
«Моя сестра покончила свою жизнь самоубийством, и ее сын лег на то место, где она умерла, чтобы узнать, из-за чего она решилась на такой страшный поступок. И узнал. Мы провели частное расследование, все проверили, и выяснилось, что все было именно так, как рассказала ему во сне покойница. Но теперь мой племянник сильно заболел и совсем не встает с постели. Врачи нам сказали, что ему недолго осталось.
Можете ли Вы как-то прокомментировать этот случай? Можно ли племяннику хоть чем-то помочь?»
Действительно, если лечь на то место, где человек испустил дух, прочитав перед этим специальное заклинание, то покойный расскажет все, что с ним произошло, как, когда и из-за чего он умер.
Видимо, вашему племяннику не давал покоя вопрос: почему его мать наложила на себя руки, что же это за такое великое горе заставило ее забыть о сыне? Думаю, что кто-то научил его этому способу. Но он не прочел необходимый в этом случае защитный заговор. Судя по всему, у него не было с собой никакого амулета или оберега, которые могли бы отвести от него беду. А ведь такие обереги крайне необходимы, если мы вдруг решили обратиться с тем или иным вопросом к духам усопших (к этой теме мы еще вернемся).
Что касается вашего второго вопроса – можно ли чем-то помочь племяннику? – то хочу сказать: да, можно. Существует много различных обрядов, к которым можно прибегнуть в вашем случае, например такой.
Пусть ваш племянник наберется сил и пойдет к двенадцати часам ночи на кладбище. Ровно в полночь у кладбищенских ворот он должен зычно крикнуть (конечно, больному человеку это сделать не просто, но он должен постараться):
Вам, покойнички, под землей лежать,
А мне семь лет по земле гулять.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Говорят «семь лет» в том случае, если врачи сказали, что не сегодня завтра человек умрет.
Прокричав заговор, ваш племянник должен тут же уходить не оглядываясь.

Фотография нерожденной души
Из рассказа Хохловой Ларисы:
«Я была беременна первым ребенком, и мне предложили сделать УЗИ, а потом предложили выкупить фотографию плода. Врач не скрывала, что таким образом она подрабатывает. “И вам приятно – память о беременности останется, и мне лишние деньги не помешают, – сказала она. – Вот вырастет ваш ребенок, и вы покажете ему фотокарточку, когда он еще в вашем животе был!”
Мне это предложение почему-то не понравилось, но я постеснялась ей отказать и согласилась взять снимок.
Мне было страшно смотреть на эту фотографию, и я ее спрятала в шкаф под детские пеленки.
Спустя три дня плод замер, а потом… Короче говоря, я потеряла ребенка. К тому же после операции по извлечению плода у меня начались осложнения, и врач мне сказала, что детей у меня больше не будет.
Долгое время после этого я болела, и муж повез меня на курорт.
Однажды, когда я сидела на берегу моря, ко мне подошла цыганка и предложила погадать. Я ее спросила:
– Расскажи мне что-нибудь о моих детях.
Цыганка взяла меня за руку и внимательно стала разглядывать линии на моей ладони, а потом сказала:
– Фотография твоего ребенка лежит у тебя в шкафу. Этот снимок убил твоего единственного сына. Бог наказал тебя за то, что ты захотела посмотреть на еще не родившуюся душу. Хорошо еще, что ты не успела родить своего ребенка и привыкнуть к нему. Было бы куда хуже, если бы твой сын умер тогда, когда ты бы уже полюбила его всем своим материнским сердцем. Мне нечего тебе больше сказать, и мне жалко тебя, но ты сама во всем виновата.
От слов цыганки у меня волосы на голове зашевелились, а она тем временем встала и, отказавшись от денег, ушла прочь.
Я не знаю, как эта цыганка могла узнать о том, о чем мы с мужем никогда и никому не рассказывали. Знаете, на УЗИ мне действительно сказали, что у меня будет мальчик.
Пишу это письмо, чтобы читатели Ваших книг не повторили моей трагической ошибки. Беременность – это великое таинство, и, наверное, не стоит фотографировать еще не родившуюся душу.
Наталья Ивановна, если можно, прочтите какую-нибудь подходящую молитву о моем загубленном мальчике.
С искренним уважением, Хохлова Лариса».
В этом случае необходимо читать такую молитву:
Господи, Заступник душ нерожденных, как око хранящий их в Своем Царстве, возлюби души детей наших безвинных, величием Своим спаси и не сокруши. Владыко Человеколюбче, не смерть, а жизнь вечную даруй им в Своем Царстве. Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Матере Твоей, Пречистой Девы, отцов ради богоносных и преподобных святых всех, возславивших Тебя и Твою жизнь, спаси меня (имя), спаси и сохрани нерожденную ангельскую душу. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Нарушение предсмертной клятвы
(особый случай)
Из письма:
«То, что я расскажу, похоже, скорее, на бред сумасшедшего, чем на правду. Тем не менее умоляю, дочитайте мое письмо до конца. Я читал Ваши книги и верю, что именно Вы поймете меня и поверите мне, а значит, я могу рассчитывать на Вашу помощь. Больше мне надеяться не на кого.
Одно меня волнует: мой рассказ будет долгий, а судя по Вашим книгам, у Вас нет лишнего времени. Но ради бога, наберитесь терпения: если я не расскажу обо всем произошедшем со мной подробно, то боюсь, что Вы чего-то можете не понять.
Летом мы с женой ездили в Индию. Жара стояла страшная – градусов пятьдесят, не меньше. Уже там Лена почувствовала себя плохо, а когда мы вернулись, то стало очевидно, что жена серьезно заболела.
После обследования врач сказал, что у нее опухоль, но отчаиваться не следует, так как возможности современной медицины, слава богу, практически безграничны и врачи успешно лечат такие болезни. Но потом, когда жена вышла в коридор, врач сказал мне совершенно другое. Он выразил мне соболезнование и сказал, что у жены, судя по всему, скоротечная саркома и медицина в этом случае бессильна.
Да и жена чувствовала себя очень плохо, поэтому врачу не поверила. На столе появились медицинские энциклопедии, куча всевозможных рецептов, трав и корней. Подруги доставали ей сулему, яд мухомора, болиголов, морозник. Так утопающий хватается за соломинку. Лена боялась смерти и искала выход из создавшегося положения.
Я не говорил ей того, что сказал мне онколог – просто не мог этого сделать!
Когда стало ясно, что конец близок, она перестала разговаривать. Я сидел в кресле рядом с кроватью и ничем не мог ей помочь.
Смотреть телевизор она отказывалась – видимо, ее раздражало, что где-то поют и смеются, рекламируют “Орбит” и всякую чепуху, а она, претерпевая мучительные боли, умирает в возрасте тридцати лет.
Пятого октября Лена очнулась от забытья, в котором она пребывала последнее время постоянно. Участковый накануне сказал: готовьтесь, она уходит.
В больницу таких не берут, родителей у нее не было, подруги последнее время перестали навещать – видимо, их пугал ужасный вид Елены. Мы были с ней одни.
И вот, очнувшись, жена заговорила. В голосе ее звучала такая мука, такая мольба, что я просто не знал, что ей ответить.
“Давай умрем вместе, – сказала она. – Ты ведь всегда говорил мне, что без меня жить не сможешь, что если со мною что-нибудь случится, то нас будут сразу двоих хоронить. Костенька, – шептала она слабеющим голосом, – я боюсь одна умирать. Ведь и ты все равно когда-нибудь умрешь, так давай сейчас вместе – не так страшно будет”.
По ее бледным щекам непрерывно лились слезы, она смотрела мне прямо в глаза и уговаривала “сопровождать” ее.
На минуту мне показалось, что по-другому и быть не может, ведь я действительно до безумия любил свою жену. Фактически, я отбил ее у своего лучшего друга и сам тогда был на грани самоубийства. Если бы она не выбрала меня, то кто знает, как бы все обернулось.
Я гладил ее лицо, вытирал слезы и обещал ей, что не буду без нее жить.
“Но только кто нас с тобой похоронит? Я не могу допустить, чтобы тебя похоронили как попало. Если уж так, то я должен купить хорошее место, где мы с тобой будем лежать вдвоем. Я закажу памятник, на котором выгравируют наши портреты, и всем станет понятно, что в могиле покоятся два любящих сердца. Я куплю самое красивое платье и сам наряжу тебя, ведь ты же не хочешь выглядеть плохо, а также обговорю собственные похороны. Подстрахуюсь, обращусь к нотариусу, и все будет так, как мы хотим”.
Я видел, что она успокаивается, слушая мои слова, и уже не мог остановиться. Я сулил ей прекрасную могилу, которая будет засыпана лепестками роз. Говорил, что нам ни к чему эта квартира, ведь она отойдет государству, говорил, что продам ее, чтобы похороны наши были самыми красивыми.
Она, наверное, представляла все именно так, как я ей описывал: могилу, которая была усыпана одуряюще пахнущими лепестками роз, мраморный памятник и скульптуры.
Слушая меня, она улыбалась, а потом уснула. Когда она проснулась, первыми ее словами были: “Ты ведь не обманешь меня. Поклянись на иконе, которая досталась мне от мамы, что ты все сделаешь так, как мне обещал вчера, что не задержишься долго на этом свете без меня. Поклянись Богом, всеми святыми и молоком Богородицы, что все, что ты мне обещал, обязательно исполнишь”.
Я поклялся, а через час ее не стало. Сперва я думал, что она уснула, но сон ее оказался вечным.
За те месяцы, что жена болела, я сильно вымотался и, несмотря на постигшее меня горе, где-то в глубине души почувствовал облегчение.
Конечно, я не продал квартиру, так как мне негде было бы жить, а жить я хотел. Думаю, все, кто так или иначе в своей жизни видел рядом с собой смерть, ясно осознают, что жизнь может окончиться в любую минуту, и потому начинают дорожить ею больше, чем раньше.
Обратившись в похоронное бюро, я возложил на них все заботы о похоронах. Лену вымыли, одели и увезли на кладбище чужие люди. Помины я устраивать не стал: это Елене уже не поможет, а мне были нужны деньги. А потом, решив немного отдохнуть и набраться сил, я уехал в санаторий.
Все началось с прогулки после ужина. Я шел по до рожке и впереди увидел женскую фигуру, напомнившую мне жену. Не соображая, что делаю, я крикнул: “Лена” – и увидел, как она обернулась и махнула мне рукой. Я ускорил шаг, a потом побежал.
Она стояла и ждала меня. На какой-то миг я отвел взгляд, а когда снова посмотрел на то место, увидел, что аллея пуста. Мне сделалось плохо, я оглядывался по сторонам – вокруг не было ни души. Спрятаться было негде: аллея состояла из молодых, тоненьких и довольно редко посаженных деревьев, на которых уже и листьев не было.
Никто не смог бы переубедить меня в том, что это не был призрак моей покойной жены. К тому же и одета она была так же, как одевалась моя жена, выходя в это время года на улицу. Обратно к корпусу я бежал, не чуя под собою ног. И только когда вошел в освещенное шумное здание, немного ус покоился.
Часа через три происшедшее показалось мне нереальным. Я уже и сам сомневался, было это на самом деле или нет.
После ужина отдыхающие потянулись в актовый зал, где должна была проходить развлекательная программа. В зале было не очень много народа, я сел в последнем ряду – мне хотелось немного подумать.
Хор пенсионеров пел занудно и жалостно, тем не менее пение завораживало.
“Ни один певец не сможет спеть, как хор”, – подумал я.
“Это потому, что поет не одна душа, а сразу несколько”, – услышал я сбоку от себя и повернулся на голос, который тотчас узнал. Рядом со мной сидела Лена. С этих пор раз или два раза в неделю она приходит ко мне.
Я долго терпел, но потом понял, что она меня ждет, она приходит за мной.
Я решил уйти из жизни, это письмо Вы получите, когда меня уже не будет.
Помолитесь о моей грешной душе. Видимо, и вправду, кто поклялся в чем-то Богом, за тем Господь пошлет гонца даже с того света.
Пишу это письмо, a Лена сидит напротив, ждет и не сводит с меня глаз».
Покаяние на миру
Раньше на Руси считалось, что, прилюдно покаявшись, человек освобождается от любых грехов, даже смертных.
В этом нет ничего удивительного. Только подумайте, как должен был мучиться человек, сколько страдать, чтобы решиться на подобное покаяние и открыто рассказать людям о своем грехе. Да и сможет ли живой человек без трепета и страха подойти к тому, кого он, например, обокрал, чтобы во всеуслышание заявить о своем преступлении? Для этого нужно раскаяться в своем поступке и всей душой возненавидеть свой грех.
Читая покаянные письма, я не могу сдержаться от невольного восклицания: «Господи, прости эту грешную душу, ибо Ты Сам говорил: “Кто из вас без греха, первый брось на нее (грешницу Марию Магдалину) камень”».
Мы все грешим вольно или невольно, и мне искренне хочется помочь тем людям, которые, исповедуясь в своих грехах с помощью моих книг, желают заслужить прощение Милостивого нашего Судьи – Господа Бога.
Мы никогда не станем лучше, если не научимся прощать чужие ошибки и помогать тем, кто невольно оступился. Так сделайте же первый шаг, прочитайте чужую исповедь и постарайтесь не осудить человека и понять его, а если получится, то и простить того, кто открыл вам свою грешную душу.
Прежде чем вы прочтете покаянные письма отчаявшихся людей, я хотела бы вам напомнить, что Иисус Христос, позволивший распять себя на Кресте, так как желал искупить грехи других людей, сказал: «Не судите да не судимы будете!»
Письмо-исповедь Володиной Людмилы:
«Дорогая Наталья Ивановна, я совершила тяжкий грех и боюсь, что, не дочитав мое письмо до конца, Вы выбросите его с отвращением. Но мне кажется, и я верю в это всей душой, что если я обо всем расскажу Вам честно, без утайки, то Господь простит меня и не покарает за грехи. Поверьте, я всем сердцем жалею о том, что совершила.
Родилась я и выросла в селе. Сколько себя помню, я никогда не ела досыта. Нас у мамы было шесть человек детей. Отцу же – законченному алкоголику – до нас и дела не было. Я не могу о маме сказать ничего плохого, она очень добрая, но зачем же было рожать столько детей, да еще и от такого человека!
У меня никогда не было не то что хороших, но хотя бы более или менее приличных туфель и платьев. Несчастных заколок для волос и тех я не имела. Я всегда стыдилась своего вида и нашей убогой семьи.
Как-то к соседке из города приехала знакомая, которая помогла мне устроиться на работу к так называемым новым русским.
В мои обязанности входили уборка в доме, стирка и глажка белья. К кухне меня не подпускали – у них была профессиональная повариха. Мне выдали рабочую одежду: платье, фартук, кружевную наколку на волосы, беленькие туфельки и даже колготки. Никогда у меня еще не было такой красивой и нарядной одежды!
Работать в их большом и красивом доме мне очень нравилось: широкая лестница, паркетные полы, яркая мозаика на дне бассейна… Красота да и только.
У меня была своя просторная комната с мягкой и широкой кроватью и двумя тумбами по бокам. Я вы двигала и задвигала ящички и думала, какое счастье иметь все это великолепие.
В доме нас хорошо кормили. Первое время я так наедалась, что мне потом каждый раз становилось плохо. Повариха это заметила и сказала: “Не лопай так много, не жадничай, иначе испортишь себе желудок. Еда здесь шикарная, всего не перепробуешь. Ешь понемногу, иначе так и будешь маяться”.
Постепенно я привыкла к хорошей жизни, фигура моя обрела женственные формы: грудь и бедра округлились. Намного лучше стала кожа, на лице заиграл румянец, глаза светились. И каждый раз, глядя в огромные зеркала, я не могла на себя налюбоваться.
Всем в доме управляла экономка Роза Мустафовна. Я ее жутко боялась, впрочем, как и вся остальная прислуга.
Шли дни, и я усвоила все уроки, которые мне преподавала Роза: “Не шуметь, не крутиться у хозяев перед глазами, убирать быстро и хорошо, не подслушивать, не задавать вопросов и ничего не пред принимать без моих указаний”.
От других я узнала, что мой хозяин засматривается на молоденьких девушек, а хозяйка моя молода и удивительно красива. С прислугой она никогда не общалась и все приказания отдавала через экономку. Та в свою очередь информировала хозяйку о том, что происходит в доме, кого следует поощрить, а кого – выгнать вон.
И вот как-то, когда я отработала уже месяцев пять, экономка велела мне подняться в комнату Елизаветы Петровны, моей хозяйки. Не знаю почему, но у меня затряслись колени: я боялась, что меня вызвали для того, чтобы дать расчет.
Но хозяйка приняла меня с улыбкой и предложила присесть. Я присела на краешек стула и услышала от нее, что она довольна моей работой: в доме чисто и я не даю никаких поводов к сплетням, – по этому моя зарплата будет увеличена. Услышав такие слова, я невольно покраснела и начала глупо улыбаться. Хозяйка усмехнулась и сказала, что уже давно не видела такой искренней улыбки, как у меня. Затем попросила: “Расскажите мне о себе”.
И я стала рассказывать про свою прежнюю жизнь. Не знаю зачем, но я говорила о том, о чем не хотела никогда вспоминать: о стоптанных, рваных туфлях, о вонючем мыле, которое моя мать варила бог знает из чего, потому что наши шесть вшивых голов нужно было по вечерам чем-то мыть, о том, что я не очень хорошо училась, так как от слабости и голода засыпала на уроках.
Я говорила, потому что хоть раз человеку необходимо облегчить душу.
У Лизы было такое лицо, будто она сейчас встанет, подойдет ко мне и погладит по голове своими красивыми, ухоженными руками. Но она не подошла, а только сказала: “Ладно, ты сейчас иди. Я уверена, что у тебя все будет хорошо. Если тебе что-нибудь потребуется, то ты можешь ко мне обратиться лично, и я думаю, что всегда смогу тебе помочь”.
С этого дня Елизавета Петровна стала довольно часто вызывать меня к себе. Она просила меня расчесать ей волосы или просто помассировать плечи. Всякий раз моя хозяйка угощала меня конфетами или отдавала какие-нибудь старые вещи, которые ей, видимо, уже надоели. Все ее безделушки, как она их называла, были необыкновенно изящны и красивы. Это могли быть заколка для волос, украшенная красивыми стразами, музыкальная шкатулка, открыв которую, ты слышал красивую и немного грустную мелодию, или же духи, которые не очень ей нравились, а по мне так пахли божественно, да и флакончик казался мне настоящим произведением искусства.
Постепенно в моем шкафчике скопилось множество таких подарков, которые я перед сном перебирала, удивляясь тому, что все это богатство принадлежит теперь мне.
Я думала, как, должно быть, счастлива моя хозяйка, если у нее в каждой комнате навалом таких красивых вещей.
Каким-то женским чутьем я угадывала, что моя хозяйка скучает в этом огромном красивом доме.
“У него всякие дела”, – говорила Лиза о своем муже, махнув изящной, красивой ручкой.
И я радовалась отсутствию хозяина, так как кто знает, прижилась бы я в этом доме, если бы он был домоседом? Вряд ли в этом случае Лиза стала бы звать меня к себе почти каждый вечер, а так я все время болтала со своей хозяйкой, и она уже не могла без меня обходиться.
Однажды я случайно услышала, как наша экономка Роза сказала Лизе:
– Я прошу прощения, но я думаю, вы зря переходите границу и так мягко обращаетесь с прислугой. Люди, которые делают грязную работу, не ценят добро и впоследствии всегда садятся на шею.
Я, затаив дыхание, ждала, что ответит Розе хозяйка. Впервые за все время я услышала ледяной и высокомерный тон моей покровительницы. Она отчеканила:
– Я попрошу вас впредь никогда не сметь пытаться делать мне замечания. В следующий раз я вас просто выставлю из моего дома.
После этого случая Роза перестала меня задевать, стала заискивать передо мной, будто я и вправду могла повлиять на хозяйку.
Прошло еще полгода, и мы с Лизой разговаривали уже как самые близкие под руги. К тому времени я узнала, что она старше меня всего на четыре года! Я поняла за это время, что она безумно любит своего мужа и ревнует его к бесчисленным друзьям и подругам. Как я уже сказала, наши отношения с Лизой стали столь близкими, что она велела Розе взять еще одну помощницу по дому, чтобы немного освободить меня от дел.
Мы часто ездили по магазинам, где она покупала красивые платья не только себе, но и мне.
За это время я многому научилась и легко могла нанести макияж, сделать прическу себе и Лизе.
Правда, кое-что отравляло мне жизнь, но рассказать об этом Лизе я не могла. Ее муж, мой хозяин, когда заявлялся домой, всегда улучал момент для того, чтобы зажать меня где-нибудь под лестницей и поцеловать. А однажды, когда Лиза плавала в бассейне, он зашел ко мне в комнату и принудил меня к тому, чтобы я переспала с ним.
Потом это повторилось. Я научилась скрывать свои чувства, чтобы меня не выгнали с позором – я уже слишком привыкла к определенному образу жизни.
Однажды я без стука вошла к хозяйке и мельком увидела, как она под несла к губам и поцеловала какую-то маленькую куклу, которую тут же спрятала за иконкой, стоявшей на ее туалетном столике. Я сделала вид, что ничего не видела.
В этот вечер мы с ней никуда не поехали, хотя обычно по средам Лиза ездила со мной во французскую кондитерскую, где всегда заказывала маленькие пирожные и ароматный кофе.
Видя, что Лиза грустит, я ее спросила:
– Что-то случилось?
Помолчав, Лиза сказала:
– Ничего, если не считать новой любовницы моего мужа. Конечно, их у него было много, но всякий раз мне очень больно. Он говорит, что все это ничего не значит и я не должна даже думать об этом. Но не всегда это получается.
Я слушала ее и молчала, да и что я могла ей сказать? Мой отец тоже без конца путался то с одной, то с другой деревенской бабой. Мамка потом дралась и с бабами, и с отцом, а он лишь говорил: “Что ему в моих штанах зря болтаться без дела, когда кругом столько обделенных баб?!”
– Лиза, – спросила я ее, – а что будет, если он тебя бросит?
Я страшилась нищеты, поэтому вопрос этот очень меня мучил. Но Лиза, видимо, поняла мой вопрос иначе, решив, что это я за нее переживаю. Она благодарно и ласково улыбнулась мне и сказала:
– Не бросит, никогда не бросит.
– Почему ты так в этом уверена? – спросила я.
Тут-то я и узнала тайну хозяйки.
– Я расскажу об этом только тебе. Ведь если честно, то у меня никого больше нет, только он и ты. Мама моя умерла, когда мне было всего три года. Меня воспитывала тетка, сестра моего отца. Потом и она умерла. Замуж за Филиппа я вышла, когда мне едва исполнилось семнадцать лет. Один художник пристал ко мне на улице и уговорил меня стать его натурщицей. Мне нужны были деньги, и я согласилась. Художник нарисовал портрет и выгодно его продал. Потом этот портрет увидел Филипп и уговорил художника сказать ему, где я живу. Ты бы знала, как он умеет ухаживать, когда захочет. Вскоре мы поженились. Остальное ты и так знаешь.
– Почему ты так уверена, что он тебя никогда не бросит? – не сдавалась я.
И Лиза продолжила:
– Ладно, слушай дальше. Однажды у Филиппа появилась очередная любовница. Он отправил меня за границу, чтобы я там отдохнула и не мешала ему и его новой пассии. Я плохо переношу жару и, чтобы передохнуть, вошла в один магический салон. Там было тихо и прохладно. Мне сказали, что Дэви берет за прием много денег, но уверили, что деньги эти окупаются и дело она свое знает – может сказать, что было и что будет. Мне не хотелось выходить из этого прохладного помещения, и я отдала приличную сумму, совершенно, впрочем, не жалея. Меня ввели в полутемную комнату, по углам которой стояли какие-то статуи, изображавшие странных существ. Огоньки в цветных подсвечниках таинственно мерцали. Посреди комнаты на круглой подушке сидела вычурно наряженная женщина. Я села напротив и попыталась ее рассмотреть. Вот что удивительно. Сколько я ни пыталась рассмотреть ее лицо, так и не смогла. В неясном свете свечей она мне казалась то старой, то молодой, а то и вовсе девочкой. Голос ее тоже менялся и был то высоким, то низким, как у мужчины. А потом меня неумолимо стало клонить в сон, и я даже задремала. Проснулась я оттого, что колдунья сильно дунула мне в лицо. Голова моя стала ясной, и я принялась слушать то, о чем она говорила. Рассказала она обо всем, что произошло в моей недолгой жизни, будто все это время неотступно следовала за мной и знала, во что и когда я была одета, как я стала любовницей художника, а потом вышла замуж за Филиппа. Рассказала она и о новой пассии моего неверного мужа. Закончила свой рассказ она такими словами: “Я вижу, век твой короткий, но в моей власти уберечь тебя от беды. Если ты заплатишь мне столько, сколько я скажу, то ты получишь заговоренную куклу, она и станет твоей защитницей, подарит тебе любовь мужа, богатство и здоровье. И пусть даже у твоего мужа будут другие женщины, все равно он тебя никогда не оставит ради них. Но муж будет с тобой ровно столько, сколько ты будешь хранить эту куклу. Не будет куклы – потеряешь не только мужа, но и жизнь. Береги ее как зеницу ока – в ней твои счастье и долголетие. Не пожалей денег, ведь ты покупаешь себе жизнь, а это самое ценное”. Потом я ей действительно отдала много денег, а она мне – куклу. Все, что она мне тогда предсказала, сбылось. Поэтому я ей верю и думаю, что только благодаря ее кукле мой муж до сих пор не оставил меня и никогда не оставит…
Я слушала Лизу, и, наверное, дьявол шептал мне – вот оно, я должна взять куклу себе, иначе всю жизнь буду жить либо приживалкой, либо нищей.
Когда Лиза пошла в ванную, я вытащила из-за иконы чудесную куклу. А на другой день, когда мы с Лизой поехали в магазин, случилась страшная авария. Все произошло в одно мгновение. Неожиданно нам навстречу вылетел самосвал. Водитель и Лиза погибли на месте, а меня выбросило из машины на газон, и я не пострадала.
Я уверена, что меня спасла кукла, которую я взяла с собой.
После похорон ко мне подошел Филипп и сказал: “Я хочу, чтобы ты стала хозяйкой моего дома. Лизу не вернуть, она тебя любила. Я тоже тебя хорошо знаю (он намекал на то, что я с ним сплю)”.
Теперь мой бывший хозяин стал моим мужем. Думаю, не ошибусь, если скажу Вам, что на Филиппа все это время воздействовала заговоренная кукла.
А теперь расскажу о том, из-за чего я потеряла покой и сон. Сразу после того, как я согласилась выйти замуж за Филиппа, мне стало казаться, что Лиза ходит за мной по пятам. Я слышу ее вздохи и шаги, вижу ее тень, и мне становится так больно и страшно, что это невозможно передать словами. Я без конца думаю, что именно из-за меня она погибла. Порой мне кажется, что я схожу с ума.
Совесть ли мучает меня или ее загубленная душа преследует – не знаю, но только я извелась вся и больше ничего не хочу: ни денег, ни нарядов, ни лживых обещаний Филиппа.
Я хочу только одного: признаться в том, что я натворила. Наверное, мне нет прощения, но умоляю, помолитесь о моей грешной душе и простите меня, пожалуйста, добрые люди…»
Письмо из тюрьмы
Из письма:
«Не знаю, захочется ли Вам читать мое письмо, когда Вы увидите обратный адрес на конверте.
Здесь, на зоне, тоже есть Ваши книги. Знаете, они уже затерты до дыр. Кто-то читает по ним молитвы, кто-то надеется удержать с их помощью жену, а я вот решился Вам написать.
За свою жизнь я ни разу не ходил на исповедь. Но, видимо, припекло, если я, читая Ваши книги, плачу как малый ребенок. Я не рассчитываю на ответ, я ничего у Вас не прошу.
Возможно, я пишу в никуда и мое письмо будет порвано и забыто. Таких, как я, – миллионы. Нас презирают и ненавидят, и надо сказать – за дело. Но мы тоже, как и все остальные люди, когда-то бегали в школу, отвечали уроки, влюблялись… Только вот потом наделали глупости и совершали преступления. Матери наши отдали бы за нас свои жизни, а это значит, что и нас кто-то любил.
Теперь я хочу покаяться в своем преступлении. Ничего нельзя исправить, но мне будет чуточку легче, если кто-то из нормальных людей, таких, как Вы, прочтет мое письмо и, я надеюсь, помолится за меня.
Родился я в Ленинграде – это самый красивый город на земле. Знаете, если я даже закрою глаза, то все равно пойму, что нахожусь дома – даже воздух там пахнет по-особому.
Дом наш стоял недалеко от реки, в ней-то и утонула моя мать, когда мне было девять лет. Случилось это у меня на глазах. Отец, как обычно, пришел домой пьяный. В очередной раз был скандал, и я спрятался под своей кроватью.
Мать кричала, каталась по полу, а он ее бил в живот ногами. А час спустя она бросилась в реку. Я за ней прыгать побоялся.
Отца к ответственности не привлекали, ведь мама сама утопилась, он в это время си дел на кухне и ел жареную картошку, приготовленную руками матери.
Я боялся и ненавидел отца, но мой детский мир имел свои определенные границы – это был наш дом, и мне идти было некуда.
Потом отец стал приводить новых “мам”, которые менялись каждую неделю. Отец в очередной раз заявлялся пьяным домой и говорил: “Вот тебе новая мама”, заставляя меня так называть своих собутыльниц. Но через неделю очередная бабенка сбегала от моего папаши. Никто не мог вынести его пьянок и побоев.
Школу я забросил, а отец даже ни разу не поинтересовался, почему я не учу уроки и целыми днями околачиваюсь во дворе. Лодырем я не был, просто уроки дома учить не было никакой возможности, да и появляться там мне лишний раз не хотелось.
Да и в школе, до того как я ее бросил, меня стыдили и ругали за то, что опять не сделал уроки, вот только почему-то никого не волновало, почему я опять пришел весь в синяках, почему у меня нет денег даже на самый дешевый пирожок.
Зато я научился воровать. Сперва я тащил у отца – так, по копейке, на булку. Он спал пьяный, а я хотел есть, вот и лез к па паше в карман. Потом как-то украл у одной бабки сумку. Меня соблазнил поджаристый батон, который аппетитно торчал из ее авоськи. Я прикинул, что она вряд ли за мной побежит, народа рядом не было, и я, выхватив у нее из рук сумку, стрелой полетел прочь. В сумке был не только ба тон, там нашлись колбаса, ириски и маленькая стеклянная бутылочка молока. Теперь таких уже нет.
В общем, я наелся, и мне не было стыдно. Голод не тетка, и я стал искать возможность украсть что-нибудь из еды.
Охотился я за старушками – знал, что они не смогут меня догнать, а я был шустрый как веник.
Моего отца устраивало то, что меня не бывает дома: он в очередной раз привел новую маму.
Потом к нам приехала бабушка, мать моей мамы. Она поговорила с отцом и, собрав мои вещи, увезла к себе в далекую северную деревню.
У нее я быстро набрал вес, посвежел и подружился с простыми деревенскими пацанами.
Прожил я у нее шесть лет, и неизвестно, как бы дальше сложилась моя судьба, может быть, из меня и вышел бы толк, стал бы я трактористом или землепашцем, но однажды вес ной умерла моя бабушка, и я снова остался один.
Когда я вернулся в Ленинград, ничего в доме не изменилось: тот же ободранный диван, та же железная кровать, те же засаленные коврики на стене. Только с пьяным отцом за столом сидела пьяная, но очень красивая женщина. Она была полураздета, и все ее пышные формы вываливались из грязной розовой комбинации. Отец, пьяно икнув, сказал: “Вот и сынок объявился. А я вот тебе новую маму привел”.
Новая “мама” была старше меня всего на несколько лет. Мне быстро стало ясно, что в жизни она многое повидала, потому что, несмотря на красоту, вид у нее был потасканный.
Ночью она залезла ко мне в постель. Это была моя первая женщина. Сказать, что я ее любил, – значит не сказать ничего, я с ума по ней сходил.
Отец ничего не замечал. Он, как и прежде, напивался и отключался, а Зина перебиралась из его постели в мою.
Чтобы ей угодить, я начал снова воровать, деньги уходили на вино, конфеты и еду.
Однажды Зина сказала: “Все, ухожу я от вас. Обрыдло мне жить в этом клоповнике. Молодость уходит, а я так ни одной шубы и не поношу. Уйду к Кузьмичу, он меня давно зовет. Обещает одеть, как королеву”.
От ее слов я потерял дар речи и понял, что готов на все, лишь бы только удержать возле себя эту женщину. А она играла со мной, и ей, видимо, доставляло радость меня мучить.
Она садилась к папаше на колени и демонстративно целовала его. Я вставал и уходил из дому, потому что боялся, что могу в тот момент убить их обоих.
Однажды я влез в чужую квартиру, мне повезло, и я унес много ценных вещей. Зинка радостно крутилась в новой шубе, нацепив на пальцы четыре кольца, которые оказались среди моих трофеев…
В тот вечер мы перепили и не соображали, что с нами находится отец. Зинка хохотала и тянула меня в постель, скидывая с себя одежду. Отец возмутился, произошла драка. Он стал меня душить, и Зина стукнула его по затылку пустой бутылкой.
Отец упал, потом мы поняли, что он мертв. Зинка выла и кричала, что не хочет в тюрьму. Да я бы этого и не допустил.
В общем, вину я взял на себя. На зоне мне еще добавили срок, такое случается.
А потом мне поставили диагноз – туберкулез.
В общем, жизнь моя на закате. Самое обидное, что я никому не сделал ничего хорошего, ничего полезного. Сдохну – и вспомнить меня будет некому.
Если бы мама тогда не утонула, если бы она не прыгнула в реку, каким бы я мог быть…
По ночам реву – подыхать неохота, да все идет к этому.
В общем, может быть, хоть Вы попросите за меня Бога, чтобы он простил меня.
Мою молитву вряд ли святые угодники услышат. Слишком уж много, наверное, я грешил в этой жизни.
Простите меня и прощайте».

Чрево, заклятое на обжорство (исповедь сиделки)
Из письма:
«Мне двадцать два года. Мой вес так велик, что я даже стесняюсь о нем писать. Обращаюсь к Вам за помощью и надеюсь, что мое письмо будет опубликовано в Вашей книге. Если так случится, то это значит, что я прилюдно покаялась в своих грехах и могу рассчитывать на прощение. Может быть, тогда Господь поможет мне избавиться от заклятия, которое на меня наложили в наказание за то, что я решилась обворовать умирающего человека.
Я обо всем расскажу Вам, как на исповеди, ни слова лжи я не произнесу, не буду пытаться оправдываться. Ведь я хочу только одного: чтобы Господь меня простил.
Два года тому назад я окончила медучилище. Пошла работать мед сестрой, но в больнице платили такие копейки, что мне даже не хватало на то, чтобы оплачивать съемную квартиру. Сама я из села, а очень хотелось жить в городе.
Как-то мне предложили поухаживать за лежачим больным. За это пообещали хорошо платить, и я согласилась. Я приехала по указанному адресу, где меня встретила пожилая, приятная и, видимо, очень состоятельная женщина.
Она объяснила, что сама она живет в Израиле, а ее мать не смогла к ней приехать и осталась одна в России.
Агния (так звали хозяйку, которая меня наняла) сказала мне: “Я очень люблю свою мать, но мне необходимо вернуться в Израиль. Я буду вам хорошо платить, более того, я даже отдам вам деньги вперед, чтобы не связываться с переводами. Вы напишете мне расписку. Я очень надеюсь на то, что поскольку вы дипломированная мед сестра, то будете хорошо ухаживать за мамой. Я знаю, что вы живете на съемной квартире, так вот, вы можете жить здесь и таким образом сэкономите деньги. Еще я вам оставлю деньги, на которые вы будете покупать продукты и кормить маму. Покупайте ей все самое хорошее и свежее, денег оставлю много, и вы их, пожалуйста, не экономьте”.
Я заверила Агнию, что буду ухаживать за Раисой Максимовной как за родной матерью.
Вечером Агния улетела в Израиль, а я осталась в трехкомнатной квартире со своей подопечной и кучей денег, о которых еще вчера не посмела бы даже мечтать. Сварив кашу, я покормила Раису Максимовну, которая была так слаба и стара, что сразу же уснула или сделала вид, что спит.
Квартира была обставлена красивой старинной мебелью, и я весь вечер глазела на статуэтки, картины и вазы. Потом я стала перебирать книги – их было очень много…
Неожиданно больная зашевелилась и застонала. Я приподняла одеяло и с досадой обнаружила, что бабка была вся мокрая. Подумав, я подсунулa под нее простынь – мне не хотелось ее ворочать.
Прикрыв дверь и не обращая на нее внимания, я уселась смотреть телевизор.
Не знаю, что на меня тогда нашло. Ощущение власти над беспомощной старухой пьянило меня. “Да пошла ты”, – подумала я про себя и включила телевизор погромче.
Утром я умылась, заварила ароматный кофе и стала с аппетитом жевать вкусную колбасу. Запасов в холодильнике было много. Раньше я не могла себе позволить никаких деликатесов, а теперь все было в моем распоряжении. После сытного завтрака я развела кипятком “Доширак” и покормила им больную. Лицо ее выражало недовольство и обиду, но я делала вид, что ничего не вижу. Я сняла с нее мокрую рубаху, сменила постель, а через полчаса она снова была мокрой. Мне не хотелось с ней возиться, так как я собралась за покупками, ведь теперь у меня была куча денег.
Я закрыла квартиру и молча ушла. Мы вообще с первого дня не разговаривали: я – от нежелания, а она, видимо, от обиды.
Вернулась я с полными сумками обновок. Кофточки, юбки, платья были изумительными, и мне хотелось, чтобы кто-нибудь меня в них увидел.
Снова покормив Раису Максимовну “Дошираком”, я нарядилась, за крыла квартиру и поехала к девчатам в общежитие – похвастаться. Ни у кого из них не было таких шикарных шмоток, как у меня.
Вечером мы отправились на дискотеку, и домой я вернулась только утром, часов в одиннадцать. Меня бесили обгаженные простыни, и я вовсе не желала отстирывать эту грязь. Все я сложила в мешок и выбросила в мусоропровод. В шкафу было навалом постельного белья.
Перед дискотекой я ходила в салон, где мне нарастили гелиевые ногти. “Не могу же я портить свой шикарный маникюр”, – думала я тогда.
И вот я стала выкидывать изгаженное белье в помойку. Готовить для старухи мне тоже не хотелось, и я разводила ей кипятком пюре и лапшу быстрого приготовления, а сама ела деликатесы, пила соки и компоты.
Мне стала нравиться моя жизнь, и я тратила деньги налево и направо. Я с радостью думала, что теперь могу многое себе позволить. Вся моя комната была завалена туфлями, босоножками, одеждой и бижутерией. Одно меня злило – то, что, имея кучу денег и нарядов, я должна была сидеть рядом с Раисой Максимовной.
От всей той гадости, которой я ее кормила у нее приключился запор, и она корчилась в коликах, а я ей зло говорила: “Ничего, меньше гадить будешь, а то уже почти простыней не осталось”.
Вечером я поехала к девчатам, там я познакомилась с одним парнем, и мне было так хорошо, что совершенно не хотелось возвращаться к боль ной старухе. Была пятница, и мы всей компанией поплыли на остров “Кораблик”, там мы пробыли до понедельника.
Мне очень хотелось понравиться своему новому другу, и я изображала из себя богатую девушку. Сорила деньгами, покупая на всю компанию французское шампанское и фрукты.
Когда я наконец пришла домой, Раиса Максимовна тихо стонала. Я подсунула под нее тряпки и попыталась напоить кефиром. Но она обрыгала постель и мою новую кофточку.
Не знаю, как так случилось – видимо, я сильно разозлилась, – но я отхлестала ее по щекам. В квартире стояла вонь, и мне хотелось все бросить и сбежать.
Потом я переоделась и ушла, сказав ей: “Я тебя проучу, коза старая”.
Я не думала не возвращаться, но опять все сложилось так, что я не пришла домой. Себя я утешала мыслью о том, что нет ничего страшного в том, что бабка поголодает немного, ведь некоторые люди даже лечатся голодом.
Через два дня, когда я открыла дверь, Раиса Максимовна лежала тихо, будто в глубоком обмороке. Я испугалась и стала ее трясти. Неожиданно она открыла мутные глаза и совершенно четко сказала: “Как я тебя ненавижу, ты же не человек, а самое настоящее скотское отродье. Я проклинаю твое чрево, жри и давись. Жри и давись, будь свиньей, ведь ты и есть свинья…”
Больше она ничего не сказала. Может быть, я и плохой медик, но отличить мертвого человека от живого могу.
Раиса Максимовна умерла. Я переодела ее во все чистое. Убрала в комнате и стала думать, как мне теперь быть.
Потом я решила. Бабке восемьдесят пять лет, вряд ли ее будут анатомировать, чтобы узнать причину смерти. И если ее даже вскроют, я ведь ее не травила, а что желудок пустой, так пусть еще докажут, что это я ее не кормила, может, она сама не желала есть.
Я позвонила ее дочери в Израиль и сказала, что ее мать умерла во сне, без мучений. А еще сказала, что мы очень друг к другу привязались и что я не могу себе найти места от переживаний.
Утром из Израиля прилетела Агния, чтобы похоронить свою мать.
Она и вправду решила, что я была последней опорой и отдушиной для ее матери. Трехкомнатную квартиру она отдала мне, оформив дарственную.
Поплакав, Агния улетела назад, в Израиль.
С этого дня каждую ночь мне стала являться покойница, она мне мерещилась то в одном, то в другом углу.
Что-то невероятное произошло с моим организмом, я стала есть так много и так жадно, что вес мой рос не по дням, а по часам. Я уверена, что это на меня действует проклятие покойницы. Я погибаю, я заплываю жиром, и вот я решила снять со своей души груз. Если мне суждено умереть, то я не хочу умирать с грехом, который терзает мою душу.
Помолитесь обо мне и не осуждайте меня, ведь я искренне раскаиваюсь в том, что натворила».
Красавица, мне тебя будет не хватать
(исповедь)
Из письма:
«Пишет Вам совершенно отчаявшийся человек. Несколько раз я уже пыталась Вам написать, но потом рвала свое письмо.
Если бы Вы только знали, как трудно рассказать о том, что искалечило мою жизнь, а потом превратило ее в кромешный ад.
Богом прошу прочитать мое письмо и не осуждать меня за то, что произошло.
Мне двадцать три года, зовут меня Аня, так же, как звали Вашу маму (об этом я узнала из Ваших книг).
У меня есть ребенок, инвалид с рождения, и больше, пожалуй, уже нет ничего и никого. Каждый мой день и час наполнен страданием, я выдохлась, и я совершенно не хочу жить. Если Вы не откликнетесь, я просто уйду из этого мира, забрав с собой свою дочь, чтобы и она тоже не мучилась.
Иногда мне кажется, что это просто страшный сон и когда-нибудь я проснусь и весь этот ужас уйдет вместе с ночью.
Когда мне было шестнадцать лет, мы с отцом поехали к бабушке. Она прислала письмо, в котором умоляла папу приехать к ней проститься, так как она тяжело болела и врачи сказали, что жить ей осталось примерно месяц.
Мама с нами поехать не смогла: не на кого было оставить скотину.
До бабушки нам нужно было ехать на поезде три дня. Папа мой служил в нашем городе и здесь познакомился с моей мамой. После армии он к своим родителям не вернулся. И вот че рез много лет мы ехали к его маме, чтобы она могла перед смертью повидать своего сына.
Чтобы осуществить эту поездку, наша семья влезла в долги.
Ехали мы с отцом в купе, так как других билетов не оказалось. Впервые в жизни я поехала так далеко, и мне было радостно от ощущения чего-то нового.
Бабушку свою я не знала и не испытывала сильных переживаний по поводу ее скорой смерти. А может быть, всему виной была безрассудная молодость.
Дорогой я читала журналы, пила чай с конфетами и смотрела в окно, замечая, как быстро мелькают березы.
С нами в купе ехал парень. Он искоса поглядывал на меня, и это меня смущало. Я старалась делать вид, что не замечаю, как он меня разглядывает.
Мой отец – любитель спиртного, и с первого же часа поездки он стал пить вино, а выпив, надолго уходил в купе к проводнику: там они с ним играли в карты.
Если бы я тогда была постарше, поискушеннее, что ли, я бы ни за что не осталась в купe ночью одна с посторонним мужчиной. Я не представляла, что ни с того ни с сего может случиться то, что произошло.
Я спала, когда сосед по купе набросился на меня спящую и буквально всю истерзал, зажав мне при этом рот своей потной рукой. Я билась, но, конечно, ничего не могла сделать. Всю ночь он издевался надо мной, глупой и доверчивой школьницей. Вряд ли ему было меня жаль, а ведь наверняка у него тоже была или дочь, или сестра…
Мой отец заявился только утром, завалился на полку и захрапел, а я плакала и не знала, как мне поступить.
Проводник был мужчина, да и стыдно было рассказать о произошедшем чужим людям. Еще я боялась, что отец, узнав о том, что приключилось, кинется на моего обидчика: я ведь его дочь и он меня любил. Он вряд ли справился бы с этим молодым парнем, и я боялась, что с папой может что-то случиться.
Выспавшись, отец снова ушел. Я сперва думала, что он вышел в туалет, но он так и не вернулся в купе до самого утра.
Я вышла в коридор и там долго стояла – возвращаться обратно было страшно. Потом вышел тот парень, втащил меня в купе и снова изнасиловал. Так продолжалось три дня.
Потом мы наконец-то приехали. Когда мы выходили из купе, мой проклятый обид чик помахал мне рукой и сказал: “Эй, красавица, жалко, что уходить, мне будет тебя не хватать!”
Это было хуже всякой пощечины. Хуже тех его щипков, от которых на моем теле остались черные синяки.
Мы опоздали – бабушка уже умерла. Когда мы вернулись домой в свое село, я вначале думала, что заболела, и лишь позже поняла, что беременна. Я стала пить всякие таблетки, надеясь, что от этого случится выкидыш. В итоге у меня родился ребенок-инвалид.
С самой первой минуты я лютой ненавистью возненавидела свою дочь.
Еще до родов я вынесла бесконечные истерики матери, которая все допытывалась, кто отец ребенка. Но я так ничего и не рассказала, пожалев отца: он бы стал винить себя в случившемся, да и мама бы ему жизни не дала.
Вскоре случилась новая беда – умерла моя мама. Как-то утром она пошла доить Зорьку и долго не возвращалась. Когда я вошла в сарай, то увидела, что она лежит на полу и рядом валяется опрокинутое ведро. Смерть наступила в результате сердечного приступа. Я знаю, что это из-за меня.
Отец после смерти мамы окончательно спился. А я с грудным ребенком ничего не успевала. В результате корова околела.
Девочка была больной и все время, не переставая, плакала. Я не любила ее. Мне казалось, что это я держу на руках того урода, который изнасиловал меня.
Однажды она во сне заулыбалась, и мне вдруг померещилось, что ее улыбка – точная копия улыбки ее проклятого отца, когда он, помахав мне на прощание рукой, сказал гадость и ухмыльнулся.
С этого момента я желала только одного, чтобы девочка умерла. Я перестала ее кормить, и она кричала как резаная. Так было два дня, а потом она затихла. Я подошла и стала смотреть, дышит она или нет. И вдруг я увидела, что глаза у ребенка открыты и она смотрит прямо на меня. Может быть, я все придумала, но в тот момент произошло что-то странное: мне стало так жалко ее, просто сил нет. Я поняла, что уже совсем немного отделяет мою несчастную дочь от могилы.
Сперва я ее трясла, потом поила, растирала, и наконец она заплакала, но так тихо, словно котенок новорожденный замяукал.
Тогда я поняла, что никто в моей беде не виноват, только тот мерзавец, но он-то как раз и не страдает. С этого времени во мне что-то изменилось, я чувствовала себя взрослой, нелюбимой, несчастной, но все же матерью, которая необходима этой беспомощной и больной девочке.
Шло время, я делала все, что могла, для того, чтобы моя дочь выздоровела. Врачи назначали ей лечение, и я спустила на это последние деньги. Но моему несчастному ребенку ничего не помогало.
Потом я поехала по монастырям, чтобы вымолить своей Алене здоровье, которое она утратила по моей вине.
И вот в одном монастыре я разговорилась с отцом Петром. Он выслушал меня с большим сочувствием, и было видно, что моя горькая история его очень тронула. Тут он мне и рассказал о Вас, Наталья Ивановна, и затем даже показал Вас, когда Вы проходили мимо нас на молитву.
“Эта женщина, – сказал он, – творит чудеса, и хоть многие священники выступают против целителей, я уверен, что таких людей, как она, нам посылает Сам Господь”.
Еще отец Петр сказал мне, чтобы я к Вам в монастыре не подходила, так как Вы приезжаете сюда только для молитвы, и посоветовал мне купить Ваши книги. Я нашла в них Ваш адрес и решилась написать и рассказать о своей несчастливой доле.
Наталья Ивановна, Бог видит, как мне тяжело и стыдно просить помощи, но иначе мне с дочерью-инвалидом не выжить.
Простите меня за еще одну просьбу: не пишите моей фамилии – стыдно перед односельчанами.
Не осуждайте меня, люди, может быть, вашим детям Бог в трудный час за это дарует Свою помощь. Аня».
Знаете, дорогие мои, я никогда не забуду урок, который когда-то преподала мне моя бабушка. К ней пришла несчастнейшая из женщин и рассказала о своей беде. По щекам моей бабушки текли слезы, когда она слушала страшный рассказ. В конце женщина упала бабушке в ноги и спросила ее:
– Вы мудры. Я пустилась в дальний путь, чтобы вас увидеть и услышать ваш совет: что же мне делать?
И тогда моя бабушка ей сказала:
– Иди и твори посильное и непосильное добро. Помоги тому, кто страдает, как ты, или больше, чем ты. Вставай и иди. Не теряй ни одной минуты. И чем больше ты поможешь другим, тем быстрее Господь ответит на твои молитвы.
Когда она ушла, я спросила у бабушки, почему она ей так сказала. В ответ я услышала:
– Ничто так быстро не открывает дверь к Господу, как искренняя помощь тому, кто тяжко страдает.
Другими словами, иногда следует забыть о своей невыносимой боли ради боли чужой, ибо сказано в Святом Писании: «Дающий нищему не обеднеет, а кто закрывает глаза свои от него, на том много проклятий». Или, как говорят в народе, да не оскудеет рука дающего.
Порча на варево
(особый случай)
Из письма:
«Дорогая Наталья Ивановна. Я хочу поделиться с Вами своей бедой. Все, что произошло в нашей семье, не поддается здравому смыслу. Если бы мне прежде кто-нибудь рассказал о чем-нибудь подобном, то, возможно, я бы тоже этому не поверила.
Когда я была молодая, то сделала аборт, после которого никак не могла снова забеременеть. Муж у меня был очень хороший и, чтобы меня утешить, уговорил взять ребенка из детского дома.
Нам тогда повезло: мы усыновили замечательного мальчика. Первое время я, конечно, опасалась, вдруг он будет больной или умственно отсталый, ведь мы не знали, кто родители Валеры. Но, к счастью, наш приемный сынишка рос очень смышленым и красивым, прямо как ангелочек.
Маленькие дети обычно болеют, а вот наш Лерочка был совершенно здоров.
В школе он учился на одни пятерки, на собраниях его всегда ставили в пример, а еще у него было доброе сердце и он никогда не огорчал ни меня, ни отца.
Шло время, он поступил в институт, стал встречаться с девушкой. Марина нам нравилась, и мы всегда ее принимали как родную. Честно говоря, я тогда думала, что Валера на ней женится.
Но этого не произошло. Марина перестала к нам приходить, и я спросила сына, что случилось, почему она к нам не приходит. Сын мне ответил так: “Мама, я полюбил другую девушку, ее зовут Снежана. С Мариной я больше не встречаюсь, я не виноват, что мне приглянулась другая”.
Я тогда не стала приставать к сыну с расспросами. Было очевидно, что он и так сильно переживает.
Для себя я сделала вывод, что Снежана не любит Валеру, а вот Марина звонила нам каждый день, хотя сын всякий раз ей говорил: “Я же просил тебя больше не звонить. Пойми, я тебя не люблю, за чем ты мучаешь себя и меня?”
После этого сын клал трубку, а у меня всякий раз появлялось чувство неловкости, мне было очень жаль Марину.
Однажды Валера сказал: “Мама, я через полчаса приду”. И ушел.
Его не было целых семь часов. Меня почему-то охватил дикий страх, и я стала обзванивать всех его друзей, но сына нигде не было. В записной книжке я нашла телефон Снежаны и, собравшись с духом, набрала ее номер. Снежана равнодушным голосом сказала, что у нее Валеры нет и никогда он к ней домой не приходил, так как они с ним не встречались и не встречаются. На мой вопрос, может ли она предположить, где он может быть, девушка сказала: “Послушайте, я же вам сказала: я понятия не имею, где ваш сын, он меня не интересует”. И она положила трубку.
Я знала, где живет бывшая девушка сына, и ноги сами понесли к ней. Дверь мне открыла Марина и очень вежливо уговорила зайти. Мы раз говаривали с ней о Валере, и неожиданно она сильно расплакалась. Я пыталась ее успокоить, но тут из другой комнаты вышла женщина. Увидев плачущую Марину и поняв, кто я такая, она словно взбесилась.
Я, конечно, понимаю, ей ведь тоже жалко свою дочь, которая каждый день ревела из-за нашего сына, но вы бы слышали, как она на меня орала.
Из ее слов я тогда поняла, что она угрожала нашему сыну отомстить за слезы дочери и довести его до дурдома.
Сказала она примерно следующее:
– Я проучу его раз и навсегда. Привык морочить девчонкам голову, умник! Я ему так заморочу голову, что из дурдома выходить не будет. Имя свое и то позабудет, кобелина!
Я опешила от ее угроз и сказала:
– Послушайте, мой сын не обещал на Марине жениться, он не давал ей слова и не виноват, что больше не любит ее.
– Полюбит, еще как полюбит! – кричала мать Марины. – Мы еще поглядим, как оно сложится!
Когда я вернулась, сын был уже дома. Узнав, что я сильно волновалась, он попросил у меня прощения.
Я, конечно, не стала ему рассказывать про звонок Снежане и про скандал в доме Марины. Сын был дома, а мне больше ничего и не нужно.
На другой день мне позвонили из института и сказали, что Валеру увезли в больницу, в неврологическое отделение.
В больнице меня к нему не пустили. Из разговора с врачом я поняла, что сын неожиданно сошел с ума. Конечно, врач выражался мягче, сыпал медицинскими терминами, но смысл его слов мне быстро стал ясен. Я поняла, что произошло большое несчастье, теперь мой сынок стал невменяемым и даже не может назвать свое имя.
Целый месяц я ходила под окнами больницы. Продукты у меня не брали и к сыну не пускали. Я была в отчаянии.
Потом мне позвонила Марина и сказала:
– Я этого не хотела, но мама с бабушкой все-таки сделали то, что вам обещали. Но если он будет со мной, то тогда они все исправят – и он поправится!
Услышав ее слова, я воскликнула:
– Марина, что ты несешь! Как это можно сделать так, чтобы Валера заболел или выздоровел? Ты ври, да не завирайся.
В ответ Марина оказала:
– Можете мне не верить, но я точно знаю, что мама и бабушка сделали ему порчу “на варево”, чтобы он ничего не соображал – голова не варила. Если не верите, приведите его к нам, и у нас он будет здоров, но стоит ему только переступить порог нашего дома, как он снова превратится в сумасшедшего.
Выслушав ее, я сказала:
– Допустим, что ты говоришь правду и он будет здоров, если станет жить у вас, – но зачем тебе это надо?! Получается, что он всю жизнь будет сидеть в вашем доме. Ведь, по твоим словам, только он выйдет за порог, как опять станет ненормальным. Кто же вас тогда будет кормить, если он не будет учиться, а потом и работать? Зачем твоей маме зять-нахлебник?
Марина помолчала и положила трубку.
Прошел еще месяц, и я уговорила главврача отпустить нашего сына на амбулаторное лечение, пообещав, что буду хорошо ухаживать за ним, а в случае необходимости привезу его снова в больницу.
На самом же деле я решила испытать судьбу – сводить его домой к Марине. Во мне боролись два чувства. Я боялась скандала и ухудшения его состояния, если поведу сына в тот дом. С другой стороны, я просто не видела выхода из создавшегося положения.
Как следует подумав, решила все-таки ехать. Во всяком случае, если Марина мне солгала, то я уже не буду надеяться на чудо.
Но чудо произошло. Пока я везла Валеру в такси, он был явно не в себе, но как только мы переступили порог Марининой квартиры, его глаза стали осмысленными, а речь – нормальной. Но самое главное, он вел себя так, будто никогда не лежал в психиатрической больнице и бывал в этом доме каждый день. Он ласково смотрел на Марину, от которой совсем еще недавно бегал, и даже не хотел подходить к телефону.
Я смотрела, как Марина, ее мать и бабушка сажают его за стол, потчуют пельменями и чаем.
Мой сын не смотрел на меня, он не мог оторвать своего взгляда от Марины.
Потом я уехала, а Валера остался в их доме. Он позвонил мне и сказал, что будет жить у Марины, что очень ее любит и не может без нее.
Примерно через час после этого, не вытерпев, я снова позвонила туда. Попросила к телефону Маринину мать и задала ей вопрос: как быть с институтом и, вообще, зачем они сотворили такое с моим сыном?
Ответ был коротким, но ясным: “Как только они повенчаются, он снова будет ходить в институт, а потом и на работу. И вообще, пока он муж Марины, вы можете не опасаться за его психическое здоровье”.
Вот так, ясно и понятно. Сын больше у нас не бывает. Они с Мариной повенчались, и он ходит в институт.
Мне больно и обидно, ведь я вырастила ребенка, воспитала хорошего и доброго человека, который попал в сети к трем наглым бабам. У меня украли не только любимого сына, но и душевный покой.
Уважаемая Наталья Ивановна! Напечатайте мое письмо в своей книге, потому что матери должны знать о том, что может случиться с их сыновьями лишь потому, что какие-то девицы посчитают себя обиженными.
Если есть способ снятия этих чар, то очень прошу Вас научить ему меня. Низко Вам кланяюсь.
С уважением, Безусова Н. Ф.».
Вот такая история. Я знаю не только о том, как можно навести порчу на разум человека (для этого варят свинячьи мозги, читая особый заговор), но и как от нее избавиться.
Хочу сразу предупредить, что душевнобольного нельзя лечить на похоронах родственников, обычно это делают на могиле чужого ему человека.
Ни в коем случае не просите подождать и не опускать гроб в могилу до тех пор, пока вы не прочитаете молитву. Вообще никто, кроме вас, не должен знать о том, что вы собрались проводить этот обряд.
Не проводят его и в святые праздники и в дождливую, ненастную погоду, а также в воскресный день.
Мой опыт показывает, что с помощью этого обряда можно раз и навсегда избавить человека от порчи на разум. Больной довольно скоро выздоравливает, речь его становится ясной и разумной, исчезают раздражение и агрессия. Человек становится общительным, и к нему быстро возвращаются все те положи тельные качества, которые присущи здоровым людям.
Читать следует молитву святителю Иоанну Златоусту. Слова ее такие:
О святителю великий Иоанне Златоусте! Многая и различная дарования от Господа приял еси и, яко раб благий и верный, вся данныя тебе таланты добре умножил еси, сего ради во истину вселенский учитель был еси, яко всяк возраст и всяко звание от тебе поучается. Мы же грешнии (имена), по единому кийждо свое дарование имуще, единение духа в союзе мира не имамы, но бываеши тщеславни, друг друга раздражаще, друг другу завидяще; сего ради дарования наша разделенная не в мири спасение, но во вражду и осуждение нам являются. Темже и тебе, святителю Божий, припадаем, раз дором обуреваеми, и в сокрушении сердца просим: молитвами твоими отжени от сердец наших всяку злобу, недоб рожелательство, гордость и зависть, нас разделяющия, да во мнозех удех едино тело церковное невозбранно пребудем, да по словеси твоему молитвенному возлюбим друг друга и единомыслием исповемы Отца и Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную. Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Вселение в ребенка духа дьявола
Из письма:
«Началось все шесть лет тому назад, когда я училась в старших классах школы. Тогда я встречалась со своим одноклассником, но сильных чувств к нему не испытывала, а со временем я и вовсе поняла, что мне с ним скучно.
Отношения с ним начали меня тяготить, но разорвать их я не решалась – я была молодая и глупая и надеялась, что все разрешится как-нибудь само собой. Я начала избегать своего молодого человека, старалась с ним не встречаться, рассчитывая на то, что ему надоест такое отношение и он от меня отстанет. Однако я быстро поняла, что так просто он не отступится. Вскоре уже всем стало очевидно, что я вожу его за нос, а он словно ничего не понимал. Я четко осознала, что разорвать с ним отношения будет не так-то просто и на мирное расставание рассчитывать не приходится.
Начались ссоры, во время которых я уже напрямую заявляла ему, что не люблю его и что больше не хочу встречаться. Казалось бы, ну что тут непонятного?! Сердцу ведь не прикажешь, как же можно в таком случае объяснить природу своих чувств?! Но мой парень всякий раз требовал от меня объяснений, почему же я его все-таки разлюбила, и подолгу не отставал от меня с расспросами. Наверное, он и сам не знал, что хотел услышать, но меня все эти бессмысленные выяснения отношений очень раздражали. После ссор он всегда приходил ко мне на следующий день, умолял его не бросать и уверял, что стоит лишь немного потерпеть, и все наладится и мы будет счастливы вдвоем.
Он ничего не хотел слушать, ничего не хотел понимать, и мне в конце концов стало казаться, что меня закрыли в клетке, ключ от которой выбросили. Я так хотела отвязаться от него, что решила его обмануть. Я сказала, что беременна от другого, но он согласился взять меня в жены с ребенком и обещал, что будет любить его как своего.
В тот момент я готова была его убить – мне стало ясно, что я никогда от него не избавлюсь.
Сейчас я жалею о своем поступке, но тогда я просто не соображала, что делаю. Я орала как ненормальная, говорила, что еще не встречала никого тупее, чем он, и что он для меня хуже всех, что я скорее наложу на себя руки, чем буду с ним встречаться.
Он ушел со слезами на глазах, но меня не огорчили его страдания. Я надеялась, что он наконец-то отстанет от меня.
Два дня я о нем ничего не слышала, и, несмотря на то что, немного успокоившись после ссоры, почувствовала себя виноватой, я все же была рада освободиться от тяготивших меня отношений.
А потом ко мне пришла его бабка. Я сразу почувствовала, что произошло что-то страшное. Она была вся в черном, и по ее лицу было видно, что она еле жива от горя.
Она не кричала на меня, не ругала, но в ее голосе слышалась такая безграничная ненависть, что от страха я не могла и слова вымолвить и как-то возразить ей, оправдаться.
Из посмертного письма моего уже бывшего парня родственникам стало известно, что причиной его ухода из жизни стала ссора со мной. Он просил у своих родных прощения за то, что своей смертью приносит им столько горя, но писал, что жить он больше не может и не хочет. Его нашли повесившимся в кладовке.
После этого его мама попала в больницу с обширным инфарктом, и ее жизнь висела на волоске.
Рассказав мне все это, бабка добавила:
– Убить бы тебя, гадина, но это было бы слишком легким для тебя наказанием. Но подожди, я сделаю так, что ты умоешься кровавыми слезами. Вот родишь бесенка и сама от него в петлю полезешь. И запомни: если ты даже уедешь на край света, то все равно от моей мести тебе нигде не укрыться. Я знаю твое имя, у меня есть твоя фотография, и я клянусь на гробе своего любимого внука, что сделаю все так, как я тебе сказала!
После ее ухода у меня была истерика. Ну чем же я была виновата в произошедшем? Я же пыталась много раз поговорить с ним по-хорошему, объясняла, что не хочу за него замуж. Почему же я должна была идти под венец с нелюбимым человеком?
Конечно, ей жалко своего внука, но разве я не человек, разве я не заслуживаю счастья?! Ведь люди сходятся, а потом расстаются, да, кому-то бывает больно, но зачем же в петлю-то лезть?!
Но мне все равно было жутко, ведь из-за меня умер человек. Да, я не хотела быть с ним вместе, но и смерти ему не желала. А еще мне было очень жаль его мать, которая от горя находилась на волоске от смерти и не могла присутствовать на похоронах горячо любимого сына.
Но больше всего, конечно, я плакала от страха. Мне тогда казалось, что его родственники решат отомстить мне и могут даже убить или сильно покалечить.
Когда пришла с работы мама, я ей все рассказала, и меня отправили в Ленинград, к моей тете. Там я и познакомилась со своим будущим мужем. Постепенно я стала забывать все страхи и моего бывшего парня, покончившего из-за меня жизнь самоубийством.
Все у меня было хорошо, я вышла замуж и вскоре родила сына.
Когда мне его впервые принесли кормить, я вдруг почему-то вспомнила слова старухи. Я стала внимательно разглядывать ребенка, но ничего особенного не увидела, вел он себя нормально, поэтому я быстро успокоилась и вскоре и думать забыла о пустых, как мне тогда казалось, угрозах.
Первый раз я забеспокоилась, когда сыну исполнилось два месяца. У него вылезло сразу четыре зуба, два внизу и два вверху. Детский врач мне сказал, что особенно волноваться не стоит, потому что такое хоть и редко, но бывает. Он успокоил меня, сообщив, что дети иногда даже рождаются с зубами.
Тогда я обрадовалась: надо же, мой малыш необычный, не такой, как все. “Может быть, он вообще гениален”, – улыбаясь, думала я.

Когда сыну исполнился год, он стал драться: бил всех, кусал, царапался как одержимый. Если его брали на руки, то он начинал вырываться и дико кричать, стараясь ударить побольнее. Извернувшись, он впивался зубами в щеку, руку или плечо. У моей мамы он вырвал серьгу из уха, разорвав ей мочку, и было непонятно, откуда в его маленькой ручонке взялось столько силы.
Я знаю, что многие маленькие дети дерутся, но тут было другое, поверьте мне. Когда он дрался, его лицо становилось злым и очень взрослым, как будто это и не младенец вовсе.
Я решила срочно окрестить сына. Когда мы вошли в храм и стали ждать батюшку, сын вдруг вырвался у меня из рук и стал быстро-быстро крутиться волчком на одном месте, не теряя при этом равновесия. Все присутствующие в крестильне ошеломленно смотрели на него – его движения были очень странными, не детскими. Вошел батюшка, и мой сын остановился как вкопанный, и его даже не повело в сторону, как это обычно бывает, если долго крутиться. Взглянув на священника, он оскалился и начал корчить жуткие рожи. В его облике не было ничего человеческого.
Батюшка опросил:
– Как зовут этого мальчика?
И тут мой сын громко крикнул нецензурное слово. Сказать, что мне стало стыдно, – не сказать ничего. Ума не приложу, откуда он мог узнать подобное слово, ведь в нашей семье никто так не ругается даже в присутствии взрослых, не то что при маленьком ребенке.
А батюшка вдруг упал и захрипел!
Стоявшие рядом старушки стали говорить, что в ребенке сидит дьявольский дух!
Короче говоря, окрестить его так и не удалось. Батюшку увезли на “скорой”, а ребенок после этого впал в неистовство. Мы с мужем еле-еле справились с ним: когда его выносили из церкви, он вырывался с нечеловеческой силой.
Дома сын уснул как убитый. На его лице выступили мелкие капли пота, как будто его кто-то облил водой. Я потрогала его, но жара у него не было.
Ночью я вдруг проснулась от чувства внезапно охватившего меня страха. Открыв глаза, я увидела, что мой сын стоит рядом с кроватью и молча смотрит на меня. Увидев, что я открыла глаза, он полез ко мне. Было неясно, каким образом ему удалось вылезти из своей кроватки.
Но и это еще не все. Мой сын иногда говорит кому-нибудь: “Умри!” – и вскоре этот человек действительно умирает. Так было с нашим соседом. Как-то мы с сыном пошли в магазин и у выхода из подъезда чуть не столкнулись с соседом. Он поздоровался со мной, а сыну сказал: “Привет, казак!”
В ответ мой сын сказал ему четко и ясно: “Умри!” Сосед погрозил ему пальцем и сказал: “Нельзя такое людям желать”.
А сын снова повторил: “Умри!”
Через три дня наш сосед умер.
Второй раз точно такой же случай произошел с моим младшим братом. Он сказал моему сыну: “Поставь мои кроссовки на место. Сними их – или упадешь и разобьешь нос”.
Сын как раз ползал по полу, нацепив на ножки огромные кроссовки брата. Когда же брат велел ему разуться, он подскочил и крикнул: “Умри!” И снова его пожелание сбылось.
Я стала бояться своего сына. Я многое Вам не рассказываю – и так я заняла у Вас слишком много времени.
Наталья Ивановна, известны ли вам подобные случаи? И чем можно мне помочь, если действительно из-за проклятия безумной старухи в ребенка вселился нечистый дух?
Я уже не сомневаюсь, в чем причина необычного поведения моего ребенка».
Мне известно много подобных случаев. Я неоднократно общалась с такими несчастными людьми и лечила их. Бывает, что нечистый дух сам избирает себе жертву, и в этом случае его нетрудно изгнать, чего не скажешь о тех случаях, когда человек становится жертвой злых сил вследствие проклятия. Такие люди тяжелее всего поддаются лечению.
Существует в таком лечении и еще одна сложность: мастер должен верно поставить диагноз, не перепутав случай подселения с нервным или психическим расстройством.
Как правило, нечистый дух не переносит святых имен – и одержимый бесом человек тут же впадает в неистовство.
Существует несколько способов изгнания дьявольского духа. Я научу вас самому несложному способу отчитки. Но не думайте, что этот способ малодейственный, с его помощью можно эффективно отчитать одержимого человека.
Итак, больного сажают под иконой Святой Троицы. Встают напротив и, глядя ему в зрачки, читают заговор на изгнание нечистого духа. Слова заговора следующие:
Господи, Иисус Христос, Сын Бога живого,
Ты, Который свершил столько много чудес,
Ты, перед Которым демоны обращались в бегство,
Ты, перед Которым слепые прозревали,
Ты Тот, перед Которым мертвые воскресали,
Ты Тот, Который был распят и воскрес,
Ты Тот, Кто восславил Своим подвигом Крест,
Господи, Сыне Божий,
Ты Сам гляди, смотри в эти глаза,
Найди в них дьявольские образа,
Выгони, изгони, а тело это и душу сохрани.
Спаси и оборони на ныне, на вечно и бесконечно.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Чревовещание
Из письма:
«То, что я Вам расскажу, я еще никогда и никому не рассказывала, даже своим родителям, так как не хотела, да они могли бы и усомниться в моем психическом здоровье.
Не знаю, как можно объяснить то, что со мной произошло, но и мучить себя догадками я больше не могу.
Дело в том, что мой ребенок заговорил со мной, когда еще находился у меня в утробе.
Наверное, я должна рассказать вам все подробно, хотя и не вполне уверена, поможет ли это Вам разобраться в произошедшем.
С отцом моего ребенка я прожила в браке всего несколько месяцев, после чего мы с ним расстались. Дело в том, что я забеременела и уговорила его заключить брак. Но штамп в паспорте действительно не играет никакой роли, когда речь заходит о счастье и понимании. Прожив некоторое время, мы поняли, что не нужно было идти в загс. Человек он сложный, и когда мы расстались, я вздохнула с облегчением, так как мы ссорились без всякой причины каждый день. Я так устала от конфликтов, что даже не задумывалась о том, что мне будет нелегко одной с маленьким ребенком.
Но вскоре моя радость ушла безвозвратно, и я впала в депрессию. Началась томительная хандра, мне было жалко себя и еще не родившегося ребенка. Я переживала из-за того, что из роддома меня не будет встречать, как всех, муж, и начала чувствовать вину перед своим ребенком за то, что навсегда лишила его отца. Возможно, это так действовала на меня беременность. С каждым днем, который приближал меня к родам, мне все больше становилось жалко себя и ребенка.
Как-то раз я проснулась очень рано от какого-то неприятного ощущения. Я лежала и прислушивалась к себе, думая, что начались схватки. Беспокойство нарастало откуда-то изнутри, и вдруг я совершенно отчетливо услышала тоненький голосок: “Мамочка, не плачь”.
У меня волосы встали дыбом. Я замерла, боясь пошевелиться, а голос все повторял и повторял фразу: “Мамочка, не плачь”.
Возможно ли, что со мной говорила душа моего нерожденного ребенка?
Когда-то я читала о том, что иногда беременные слышат внутриутробный плач своего ребенка. Но я слышала не простые звуки, ребенок говорил со мной.
До сих пор я не знаю, был это голос Ангела-хранителя нерожденной души или мой ребенок был настолько умным, что, слыша слова и звуки, еще в моей утробе научился говорить.
В общем, я слышала его голос, и никто и никогда не сможет меня разубедить в этом!
Но это еще не все. Второй раз я слышала его не одна, со мной была моя тетя, папина сестра. Сын мой был еще грудным младенцем, когда я находилась у тети в гостях.
В нашем районе отключили горячую воду, а у тети была вода, вот она меня и позвала погостить.
“Я хочу домой”, – ясно услышали мы голос ребенка. Тетя, видимо, решила, что ей померещилось. Вряд ли кто может поверить в то, что младенец может сказать хоть слово, не то что целое предложение. Сама я, естественно, не стала обсуждать с тетей произошедшее, и не только потому, что трудно в это поверить, но из-за боязни, что пойдет молва и о моем ребенке станут судачить, да еще, не дай бог, заберут куда для изучения такого феномена.
Вообще к ребенку я испытывала непростые чувства. Естественно, я его любила, как любая мать любит своего малыша, но в то же время я боялась его, не понимая, дар ли это от Бога или уловки нечистого. Успокаивала я себя мыслью о том, что он лучше, совершеннее других. Но стоило ему снова что-то сказать, как страх охватывал меня с новой силой. Когда он изредка вскрикивал: “Скорее, я хочу есть”, я убеждала себя в том, что это он просто запомнил мои слова. Ведь когда я его кормила грудью, то всегда приговаривала: “Есть хочет мой маленький. Давай кушай…” Но иногда, когда он плакал, я слышала: “Спать, спать”.
Потом все как-то сошло на нет, и где-то до двух лет он рос самым обычным ребенком. Ни знакомым, ни врачам я ничего не говорила – по-прежнему боялась, что ребенка у меня могут забрать. Из-за этого я никуда с ним не ходила, боялась, что его необычные способности могут проявиться в любую минуту.
Как-то он мне сказал:
– Мама, я не Слава, я Дима.
После этого он перестал откликаться на имя Слава. Интересно, что не только мне, но и всем он говорил, что его зовут Дима. В итоге я стала его звать Дима. Когда сыну исполнилось три года, пришел в гости мой брат. Никогда не смогу забыть тот день. Дима подошел к Володе и сказал:
– Ты же умер, зачем пришел?
И так он повторил несколько раз, несмотря на то что я его одергивала:
– Нельзя так дяде говорить, видишь, он живой.
– Нет, он умер, умер, – со слезами восклицал Дима, – я вижу, он сгорел, он в своей машине сгорел.
Через два дня после этого Володя действительно сгорел в своей машине.
А однажды сын сказал:
– Папа идет!
Я удивилась, так как он никогда и слова этого от меня не слышал. Через час к нам действительно пришел его отец, мой муж, с которым я развелась.
Оказывается, он пришел только для того, чтобы я подписала ему документы, что не возражаю против его отъезда за границу и не имею претензий по алиментам.
Так вот я и спрашиваю: откуда мог знать мой ребенок, что погибнет мой брат и появится его отец, которого он даже ни разу не видел?
Теперь о самом главном.
За неделю до своей смерти Дима залез ко мне на колени, обнял меня, прижался и сказал:
– Я не хочу, чтобы ты плакала, когда я умру. Я не хочу от тебя улетать, но меня ждут.
От его слов мне стало так страшно, что я вся затряслась и заплакала. Плакал со мной и Дима, громко, по-взрослому, будто прощался со мной навсегда.
С того момента я не отходила от него ни на шаг, клала спать рядом с собой и все время держала его за руку. Но я не могла постоянно бодрствовать и не услышала, как он меня покинул.
Утром десятого февраля его не стало. Я проснулась, когда он уже был холодный. Я его не боялась. Я смотрела на него и целовала каждый его пальчик.
Я знаю, у меня был необычный ребенок и, видимо, Бог его забрал к себе. Мне легче так думать, и это помогает мне жить дальше.
Пишу Вам, чтобы Вы напечатали мое письмо – возможно, с кем-то еще произошло что-то подобное. Я прошу, пусть Вам об этом напишут, и я из Ваших книг узнаю, как жили и живут такие дети, как мой Дима.
Прошу Вас также не печатать мое имя и фамилию, думаю, Вам понятно почему. С искренним уважением к Baм».
Я исполнила просьбу моей читательницы, напечатав ее письмо в своей книге. Если кто-нибудь сталкивался с подобными случаями, пишите, и я опубликую ваши истории, сохранив в тайне ваши имена и фамилии.

Покойник приходит на рассвете
Из письма:
«Купила Вашу книгу и уверена, что это сама судьба дала мне ее в руки, а возможно, Ангел мой направил меня к книжному лотку – не знаю. Я вообще несведущий человек в этих делах.
Это такое чудо! Да, именно так можно назвать Вашу книгу. Пока я ее читала, наревелась досыта, потом стало на душе так светло и спокойно, как будто кто-то мне с Небес шепнул: все у тебя будет хорошо.
Возможно, Вы сейчас подумаете: только купила книгу и уже пишет, отнимает время. Но, пожалуйста, не торопитесь с выводами. Сейчас я Вам расскажу историю, которая произошла с моим прадедом, по вине которого в каждой семье нашего рода случается трагедия.
Клянусь Вам всем святым, что у меня есть в этой жизни, – памятью мамы, которой уже нет в живых, но которая была для меня самым любимым и дорогим человеком на свете.
Прадед мой воевал и, естественно, убивал людей. Но, видимо, не всех можно безнаказанно обижать. Есть люди, такие как Вы, которые могут спасти доброго человека и уничтожить злого.
В общем, когда мой прадед пришел с фронта, то он рассказал своей жене, то есть моей прабабке, о том, что с ним приключилось. Потом эту историю стали передавать из поколения в поколение, и наконец она дошла и до меня. Сразу хочу сказать, что прадедушку я буду называть “дед Андрей” – так удобнее.
Итак, был бой, полк деда Андрея стоял под деревней Чернушкой. Бой был удачным, и наши заняли деревню, взяв в плен неубитых врагов.
Время тогда было сложное, брат воевал против брата, сват против свата. И вот стали допрашивать одного пленного парня. Деду Андрею было приказано заставить пленного говорить, а как – это уже его дело.
Приказ есть приказ. Стал дед пытать пленного. Тот умолял деда его убить. Но дед мой издевался над ним до последнего, фактически замучил его. А перед пытками он взял у пленного крест и положил его в карман. Маленький медный крестик, раньше такие были у всех простых людей.
Что самое интересное, как потом рассказывал дед Андрей, когда он велел пленному снять с себя крест, тот сильно испугался и начал умолять деда оставить ему крест. Он говорил, что это мать надела на него крест и велела никогда его не снимать. Пленный поклялся матери никогда не расставаться с крестом.
Когда дед все же забрал у него этот крест, тот сник и тихо сказал: “Теперь я пропал…”
В общем, никаких сведений он деду так и не выдал. Видимо, ничего этот парень не знал, а был такой же вояка, как и наш дед Андрей.
Последние слова умирающего были: “Не сдержал, мама, я слово, вот и помираю…”
Тело того парня осталось лежать во дворе.
А на третий день в село, в котором стоял полк деда, пришла старуха, одетая во все черное. Смотреть на нее было страшно, но что в ее облике навевало на людей ужас, дед так и не сумел объяснить. Страшно – и все!
Так вот эта женщина подошла именно к деду Андрею и сказала: “Ты два дня назад замучил моего сына. Я пришла его схоронить”.
Когда ее спросили, откуда она пришла, она назвала населенный пункт, который находился так далеко, что добраться из него до деревни за три дня было просто невозможно. И главное – откуда ей стало известно о страшной смерти сына? На все вопросы она лишь отвечала, что видела все на поверхности воды и Господь помог ей добраться.
Больше всего дед Андрей удивлялся тому, что ей беспрекословно отдали тело сына. Она погрузила тело на неизвестно откуда взявшуюся подводу и уехала. Но откуда у старухи, пришедшей в деревню пешком, вдруг взялась подвода, никто даже не поинтересовался – видно, оморочила она всех.
Разговор с ней он вспомнил много месяцев спустя. А в тот момент он видел только ее цепкий взгляд из-под черной шали и слышал вопрос: “Зачем ты отнял у моего сына заговоренный крест? Пока он на нем был, ни ты и ни одна гадина его бы не убила! Запомни мои слова раз и навсегда: отныне в каждом вашем поколении будет потеряно то, что ты силой отнял у моего сына. Жить вы все будете только до того возраста, сколько ты дал прожить моему сыну, а ведь ему было только двадцать весен!”
Когда она это говорила деду, он все слышал, все понимал, но не мог не то что ответить, а даже пошевелиться.
Со стороны могло показаться, что стоит мужик и беседует с бабой. Но если бы только кто-нибудь глянул ей в глаза…
Дед говорил, что, пока он с ней разговаривал, у нее трижды поменялся цвет глаз.
Полностью он вспомнил все, лишь когда вернулся с войны. Войдя в дом, он первым делом увидел свою покалеченную дочь – девочка наткнулась на вилы и выколола себе глаз.
С той поры каждый раз перед очередной бедой дед видел, как перед рассветом по его комнате проходила тень. Он понимал, что это дух матери замученного им парня.
В нашем роду во всех семьях одни инвалиды, и в каждой семье обязательно умирает один человек, не дожив до двадцати лет.
Я очень боюсь за свою жизнь, ведь мне скоро исполнится девятнадцать лет. Я боюсь ложиться спать – вдруг я проснусь перед рассветом и увижу тень женщины, которая когда-то прокляла наш род?»
Я написала автору письма и пригласила ее к себе. Мне, слава богу, удалось отчитать и Аллу (так звали автора письма) и весь ее род от проклятия колдуньи.

Грех церковнослужителя
Из письма:
«Я знаю, что Вы глубоковерующий человек – это видно по Вашим книгам. Но боюсь, что именно поэтому Вам может не понравиться мое письмо и Вы его не захотите печатать. Но тогда где же мне искать правду, если даже Вы, призванная Богом помогать тем, кому тяжело, отвернетесь от меня?!
Пишу Вам за столом, на котором стоят фотография моей дочери и стакан воды с хлебом – помин по усопшей.
Сегодня ровно девять дней, как моя девочка наложила на себя руки. Муж обнаружил ее в нашем гараже висящей в петле.
Прочитав дневник дочери, я узнала причину, которая привела ее к самоубийству.
Примерно полгода назад моя дочь решила окреститься. До этого наша семья жила в селе, где церкви не было.
Девочке моей было всего пятнадцать лет, когда ее совратил священник. Из ее дневника я поняла, что он до крещения пригласил ее на исповедь. Он был с ней очень внимателен и ласков, время от времени брал ее за руку, гладил по плечам и голове.
А после ее крещения отец Леонид сказал, что она должна приходить к нему на духовные беседы, которые будут открывать ей глаза на мир.
Далее в дневнике дочь писала: “Я еще никогда не встречала такого умного и доброго человека, как батюшка Леонид. Он так ласково на меня смотрит, говорит мне «милое чадо» и интересуется тем, кто мои друзья и как я живу. Он спрашивал, целомудренно ли мое тело, то есть девственница я или нет.
Мне было стыдно, и я чувствовала, что сильно краснею. Еще он мне сказал, что я очень красива в своей стыдливости. Его рука такая белая, красивая и горячая”.
Далее дочка писала, что они виделись очень часто, и однажды отец Леонид сказал: “Милое чадо, дай я послушаю твое сердце, оно мне расскажет обо всех твоих тайнах, которые ты по младости своей, возможно, пытаешься утаить от своего духовника”.
И он приложил свою голову к моей груди и долго слушал, как бьется мое сердце. Я стеснялась и волновалась, и мое сердце билось все сильнее и сильнее. Мой духовник сказал: «Ты мало грешила, об этом мне поведало твое сердце. И я хочу за это тебя отечески поцеловать и тем самым передать тебе милость Божью!»
И он поцеловал меня в щеки и лоб и обе мои руки”.
На следующей странице я прочла: “Мы видимся почти каждый день, и мне кажется, что я его уже люблю и он тоже любит меня, потому что у него даже руки дрожат, когда он их кладет на мои плечи или голову. Завтра мы с ним встретимся на природе. Он сказал, что духовник обязан уделять много времени тому, за кого отвечает перед Богом. Он имел в виду меня! Я так счастлива, что даже не могу сказать и написать об этом.
Да, вот еще что, какое мне завтра надеть платье? Может быть, новое, в зеленый горошек, или же лучше юбку с кофтой? Если бы у меня было такое платье, как у Риты…”
“Вчера я была с ним целый день. Он был одет, как обычно одеваются все мужчины. Это так не подходит ему. Все-таки в церковном облачении он более загадочен, и тогда я перед ним просто благоговею. Но и в свитере он тоже очень красив.
Отец Леонид поблагодарил меня за то, что я не опоздала на нашу встречу. На его машине мы ездили в пригородный лес. И там, среди природы, он мне рассказывал всякие притчи. И снова он мной восхищался и просил позволения выразить свое восхищение через отеческий поцелуй. На этот раз он коснулся моих губ и сказал мне, что я пахну райскими яблоками, как Ева, которая ввела во грех Адама. И еще сказал: «Как мне жаль, что я не могу вкусить сладость твоих губ, ведь у меня есть жена, матушка Ольга».
Потом он стал рассказывать грустным голосом о том, что совсем не любит свою жену и что в свое время он просто покорился воле своих родителей.
Я поняла, на что он намекает: я – его первая и истинная любовь! В конце нашей прогулки он меня спросил, не разочарована ли я нашей встречей и не утомил ли он меня своими разговорами. Я сказала, что готова слушать его целыми днями, что еще никогда у меня не было такого замечательного друганаставника и что я очень ценю его заботу и искренне благодарна ему за эту встречу”.
Лист следующий: “Он спросил меня, говорила ли я кому-нибудь, что он является моим наставником и духовником. Но ведь я прекрасно понимаю, что об этом не нужно говорить, все равно не поймут.
Сегодня он был со мной строг и не назначил день встречи. Я его спросила, не нужно ли мне прийти завтра, и тогда он ответил: «Я страдаю после наших встреч. Мне стало трудно, когда ты, милый ангел, уходишь. Мне все больше хочется к тебе прикоснуться, и я мучаюсь и страдаю от желания вкусить сладость твоих губ. Вот и сейчас я с трудом борюсь с собой, со своей плотью, и поэтому мы с тобой больше не будем встречаться».
Я испугалась, что он больше никогда не скажет мне своим красивым голосом «мой чистый ангел» и не поцелует мою ладонь. У меня из глаз полились слезы. Тогда он крепко обнял и целовал меня, и мне было так хорошо, как, наверное, бывает только в раю…
Я стала женщиной, мы теперь встречаемся каждый день. Я поняла, как он ревнив. Он выпытывает у меня, с кем и о чем я говорю, целуют ли меня мальчики в школе. Он больно сжимает мои груди и говорит, что готов раздавить меня в своих объятиях.
Он заставил меня поклясться на иконе, что я буду принадлежать только ему и никто не прикоснется ко мне. Потом он все твердил, что мусульмане намного мудрее христиан, ибо они имеют право жить с несколькими женами, а он должен спать с нелюбимой”.
Из дневника дочери я поняла, что они встречались полгода. Он ее использовал везде, даже в храме. Потом по тону записей мне стало ясно, что он к ней по какой-то причине охладел, а может быть, нашел себе другую молодую дурочку и стал тяготиться отношениями с моей дочерью. Из последней записи в дневнике мне стало ясно, что дочь была беременна. Она обо всем рассказала своему любовнику, на что тот ей ответил: “Я тебя вижу насквозь, хитрая, развратная дрянь. Не вздумай болтать, что этот плод от меня, никто тебе не поверит. Решай сама свои проблемы, деньги на аборт я тебе не дам, и больше ко мне не приходи. Забудь навсегда дорогу к моему дому!”
Наталья Ивановна, я Вам клянусь: все, что я Вам пишу, истинная правда. Моя дочь была честна и чиста. И она не виновата в том, что с ней произошло. Просто наглый и коварный мужчина обманул глупую девчонку, прикрываясь саном и благими намерениями.
Я знаю, что бессильна и не смогу ему ничего сделать. Единственное, что мне осталось, – это написать Вам письмо, чтобы люди знали: нельзя никуда отпускать своих детей одних, даже в церковь.
Если Вы честный человек, то опубликуете это письмо, если нет – то Бог Вам судья».
Обережный заговор от коварного соблазнителя
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Спаси, Господи, и помилуй.
Не подпусти, Владыко, к рабе Божьей (имя)
Соблазнения, искушения и гибели.
Избавь Сам и даруй обойти тернии
Всех согрешений от лица дьявола.
Яви, Господи, защиту Твою,
Ибо на Тебя я надеюсь и уповаю.
И да святится достопоклоняемое имя Твое.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Порча на число дьявола
Из рассказа Клочковой В. А.:
«У моей мамы есть сестра, они с ней близнецы. Тетя Марина так же, как и моя мама, родила дочь, и они назвали нас одинаково. Потом мамина сестра уехала со своей семьей жить в Киев, к родне мужа. Там ее дочь Катя заболела астмой.
Состояние Катиного здоровья стало резко ухудшаться, и мы сильно за них переживали, особенно моя мама. Не зря говорят, что близнецы очень привязаны друг к другу.
Маме было жалко племянницу, и она систематически отправляла сестре лекарства и деньги на Катино лечение.
Однажды тетя Марина и Катюша приехали к нам в гости без предупреждения. Мы очень удивились, так как знали, что у них нет лишних денег. Странно было также и то, что они не дали нам знать о своем приезде ни звонком, ни письмом, ни телеграммой.
Пробыли они у нас всего лишь сутки и сказали, что у них уже взяты билеты на обратную дорогу и им необходимо вернуться домой.
Мама стала уговаривать их погостить, ведь какой смысл был приезжать только на один день при таких ценах на билеты.
Но тетя Марина словно и не слышала наших уговоров.
Потом она попросила меня положить им в дорогу шесть яиц, шесть помидоров и шесть огурцов.
Когда она мне это говорила, из другой комнаты выскочила ее дочь Катя и крикнула:
– Мама, что ты, не надо!
На что тетя Марина зло прикрикнула:
– Заткнись и не лезь не в свои дела. Выйди из комнаты!
Я очень удивилась тогда, ведь тетя всегда была ласкова с дочерью и никогда я от нее таких грубых слов не слышала. Они вообще очень любили друг друга. Я же из вежливости промолчала.
Через несколько дней после их отъезда я стала задыхаться. Врачи поставили диагноз – приступ астмы – и не поверили, что он у меня первый. Мне сказали, что, судя по анализам, я болею уже давно.
Все, что пытались сделать для моего выздоровления, было бесполезно. Мне становилось все хуже и хуже.
Потом мама повела меня к знахарке, а та, увидев меня, сказала: “На этой девочке подлечился кто-то из близких родственников, причем решился на самый отвратительный обряд, так как только он действует настолько быстро. У вас в семье кто-то был болен астмой, а теперь этот человек абсолютно здоров! Девочку мне вашу жалко, но я не возьмусь снимать порчу, сделанную на числе дьявола. Если хотите, я дам вам телефон Степановой. Если сможете ее уговорить, она вам поможет или разъяснит, как снять с себя эту порчу”.
Когда мы с мамой шли от знахарки, я вспомнила о случае с тетей и рассказала ей обо всем. Мы быстро пришли к выводу, что шесть яиц, шесть помидоров и шесть огурцов вместе составляют не что иное, как три шестерки – число дьявола. Видимо, Кате стало жалко меня, когда она поняла, что ее мать все-таки решилась меня угробить, а ее вылечить.
Вечером мама позвонила на рабочий телефон мужу тети Марины и спросила, как себя чувствует Катя.
– Представляешь, Катя наша выздоровела, – сказал он.
Вот и получается, что знахарка сказала нам правду: теперь
Катя здорова, а я погибаю».
Я не уверена, что вы сами сможете снять эту порчу, но и ко мне вам ехать далеко. Тем не менее попробуйте поступить следующим образом: выпросите что-нибудь (любую мелочь) у горбатого, глухого и слепого. В крайнем случае купите у них что-нибудь. Главное – чтобы они отдали вам эти вещи из рук в руки.
Предвидя ваш вопрос, хочу сразу успокоить: эти люди никак не пострадают.
Я и сама при необходимости иду к храму и там беру у слепого пуговичку или еще какую-нибудь мелочь, которая может пригодиться в лечении. Про глухого и горбатого человека я узнаю у людей – кто-нибудь да знает таких.
Эти три, условно говоря, вещи отнесите на кладбище, туда, где уже давно не хоронят покойников. Положите принесенное на три могилы, в которых похоронены люди, носившие такое же имя, как и у больного (в вашем случае это имя – Екатерина).
А теперь будьте внимательны! На пятках обойдите каждую могилу против часовой стрелки. Затем встаньте в головах у покойника, трижды перекреститесь и скажите:
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
В понизовском терему, в еловом дому
Рука лежит на руке,
Уста на мертвом замке.
Крест, вертись,
Мертвец, проснись.
Душа мертвая, качнись,
Очнись, поднимись,
Встань, пойди, обидчика моего найди,
Что у меня забрано, верни,
А что мне навязано, возврати.
Слепой, глухой, горбатый весь век плачут,
Страдают, здоровья желанного не знают.
Так бы и мои враги меня не видели,
Не слышали и имя мое никогда не поминали.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.
После этого поклонитесь пониже и скажите:
Замок, ключ в руке,
Тайное слово в уме,
Во мне, в Божьей раба (имя).
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь. Аминь.

Вода для цветов на кладбище
Из письма:
«В родительскую субботу ко мне зашла одна знакомая. Сказала, что идет на кладбище, но забыла взять с собой воду для поливки цветов. Сославшись на то, что не хочет возвращаться, она попросила налить ей воды в три бутылки. Как только она ушла, до меня неожиданно дошло: если она забыла дома налить воду, то как же она взяла с собой три бутылки? Тем более что у нас на кладбище есть место, где можно налить воды.
На другой день, придя домой с рынка (я занимаюсь торговлей), я увидела на кухонном столе тарелку с яйцами. Мы живем с дочерью вдвоем и никогда не варим за один раз так много яиц, поэтому я ее спросила: “Откуда столько?”
Дочка ответила, что приходила тетя Валя и принесла нам яйца вроде как в благодарность за то, что мы дали ей налить воды.
Не знаю зачем, но я стала считать яйца. Их оказалось тринадцать штук! Мне стало не по себе. Несмотря на наше знакомство, эта женщина прежде к нам никогда не заходила, а тут вдруг заявилась, и целых два раза подряд. Да и вообще мне кажется странным, что за такую пустяковую услугу она решила рассчитаться.
Но пишу я Вам вот почему. Мы с дочерью после этого сильно заболели, причем обе сразу. У нас обнаружили рак. Врачи предложили нам химиотерапию, сказав, что смысла в операции уже нет.
Тогда я пошла к знахарке. В приемной нас было пять человек. Вышла знахарка и, посмотрев на нас, сказала, что не примет меня и мою дочь Оксану.
Я спросила ее, почему она нам отказывает, а она ответила, что наша порча связана с водой, которую вылили на могилу. Сказала, что она не может снять такую порчу, а если бы даже умела, то не стала бы этого делать – боится, так как порча эта опасна даже для знахаря.
Наталья Ивановна, приехать к Вам мы не можем, так как чувствуем себя очень плохо.
Просим Bac предупредить читателей, чтобы не повторили нашей ошибки и не давали воду для чужих могил».

Что делать, если человек изводится по покойнику
Из письма:
«Матушка Наталья Ивановна, пишет Вам несчастная мать. Я похоронила свою единственную дочь, и чует мое сердце, что я не переживу этой беды. Что бы я ни делала, чем бы ни занималась, ни о чем не могу думать, только о ней. Рыдать хочется, а слезы уже не текут, глаза сухие, будто колючим песком засыпаны. Меня уже не только чужие, но и родные сторонятся, потому что все мои разговоры только о покойной дочери.
Я Вам писала год назад, может быть, Вы не помните мое письмо, ведь Вам, наверное, пишут много писем. Писала я Вам о своей неудавшейся личной жизни, о том, что у меня пьет и гуляет муж, что он частенько распускает руки и фактически не спит со мной как с женой уже восемь лет.
После того как я Вам написала, где-то через три недели я получила ответ. Вы писали мне, что та беда, о которой я Вам сообщила, меркнет по сравнению с тем, что может случиться очень скоро. Вы предупреждали меня о моей дочери Татьяне и обещали попытаться отмолить ее. Вы написали мне также, что если я не смогу к Вам приехать, то тогда мне следует немедленно найти рядом с собой хорошего мастера, который бы умел сделать переклад на скотину, а если этот мастер не знает каких-нибудь тонкостей в этом деле, то пусть он позвонит и Вы ему все объясните. Писали, что сами Вы не знаете в нашем крае такого мастера, но думаете, что найти можно.
Все это я тогда прочла, но поехать к Вам не смогла, так как не хотела оставлять своего алкаша – боялась, что он опять в мое отсутствие свяжется с соседкой. Я его почему-то всегда очень ревновала.
Мастера я, конечно, не нашла, да и если быть честной (а с Вами, я уверена, по-другому нельзя), я особо тогда и не старалась: как-то не обратила внимание на Ваше предостережение.
Спустя два месяца после этого моя дочь погибла в автокатастрофе. Сидя у ее гроба, я с мукой в сердце разглядывала ее лицо, на котором навсегда застыло выражение ужаса.
А мой муж не пришел на похороны. Он в это время пьянствовал у соседки Гальки. Я к ним заходила, они были абсолютно невменяемы. Я теперь, наверное, всегда буду ненавидеть себя за то, что из ревности побоялась оставить своего мужа и не поехала к Вам. Почему я тогда не подумала о том, что уж если такой занятой человек решил меня пригласить, то у меня действительно будет беда.
Пишу Вам для того, чтобы Вы научили такому заговору, который бы поскорее помог мне забыть об этом страшном горе.
Я окончательно решила уйти от своего мужа, ведь это из-за него я потеряла дочь. Да и детства у нее не было из-за его пьянок.
Квартира останется ему, так как она досталась мужу от его матери. Я пока не знаю, где буду жить, но постараюсь покупать Ваши книги, поэтому прошу ответить мне на страницах одной из них.
С искренним уважением к Вам, Раиса Пронько, г. Кемерово».
Действительно, такой заговор существует, только вначале необходимо прочитать молитву, которая называется «Молитва родителей за умерших детей». Вот ее слова:
Господи Иисусе Христе, Боже наш, Владыко живота и смерти, Утешителю скорбящих! С сокрушенным и умиленным сердцем прибегаю к Тебе и молюся Ти: помяни, Господи, во Царствии Твоем усопшего раба Твоего, чадо мое (имя), и сотвори ему вечную память. Ты, Владыко живота и смерти, даровал еси мне чадо сие, Твоей же благой и премудрой воле изволися отъяти е у меня. Буди благословенно имя Твое, Господи. Молю Тя, Судия Неба и земли, бесконечною любовию Твоею к нам, грешным, прости усопшему чаду моему все согрешения его, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением. Прости, Милостиве, и наша родительская согрешения, да не пребудут они на чадех наших: вем, яко множицею не соблюдохом, не сотворихом, яко же заповедал еси нам. Аще же усопшее чадо наше, нашея или своея ради вины, бяже в житии сем, работая миру и плоти своея, и не паче Тебе, Господу и Богу своему, аще возлюби прелести мира сего, а не паче слово Твое и Заповеди Твоя, аще предавшеся слабостем житейским, а не паче сокрушению о гресех своих, и в невоздержании бдение, пост и молитву забвению предавше, – молю Тя усердно, прости, Преблагий Отче, чаду моему вся таковая прегрешения его, прости и ослаби, аще и ино злое сотвори в житии сем. Иисусе Христе! Ты воскресил еси дщерь Иаира по вере и молитве отца ея, Ты исцелил еси дщерь жены-хананеянки по вере и прошению матери ея: услыши убо и молитву мою, не презри и моления моего о чаде моем. Прости, Господи, прости вся согрешения его и, простив и очистив душу его, изми муки вечныя и всели со всеми святыми Твоими, от века благоугодившими Тебе, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная: яко несть человек, иже жив будет и не согрешит, но Ты Един еси кроме всякаго греха: да егда имаши судити мирови, услышит чадо мое превожделенный глас Твой: приидите, благословенни Отца Моего, и наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Яко Ты еси Отец милостей и щедрот, Ты живот и воскрешение наше, и Тебе славу возсылаем со Отцем и Святым Духом. Ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Теперь же вы можете прочитать заговор. Встаньте на порог своей входной двери, три раза перекреститесь и дотроньтесь до дверных косяков. После этого вполголоса читайте следующий заговор:
Стою я, раба Божья (имя), в косяке,
Святой Божий крест на мне.
Косяки не ноют и не ревут,
По имени покойницу не зовут,
Не тужат, не страдают,
Каждую минуту не вспоминают,
Кутьей, блинами не поминают.
Так бы и я, Божья раба (имя),
Не ныла, не выла, не страдала,
Каждую минуту не вспоминала,
Рабу Божью (имя) забывала
На ныне и навечно и бесконечно.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Заговор от мщения кровных родственников
Из письма:
«Уважаемая Наталья Ивановна. Если будете использовать наше письмо в Ваших книгах, мы не против, но только, пожалуйста, поменяйте имена и фамилию.
То, что произошло в нашей семье, не пожелаешь даже злейшему врагу. В 1998 году младшая сестра Катерина переспала с мужем старшей сестры Веры, после чего они стали любовниками. Сперва об этом никто не знал и не догадывался, но вскоре Катя забеременела и родила сына Рому. Мы не знали, от кого у Кати ребенок, а она задумала уничтожить свою соперницу, несмотря на то что та была ее родной сестрой.
Когда умерла наша бабушка, Катя положила ей в гроб фотокарточку Веры. После этого у Веры погибла ее единственная дочь Лариса, наша племянница. Когда прошло девять дней, умерла наша мама, на девятый день после смерти мамы умерла другая сестра – Полина.
Из дома выносили гроб за гробом, и даже соседи стали обходить нас стороной, шепчась, что в нашей семье поселилась погибель!
Вот тогда-то мне и приснился вещий сон, будто наша бабушка плачет и говорит:
– Скоро весь наш род сгинет, и в этом виноваты я да Катя!
Я будто во сне тогда ее спрашиваю:
– Бабушка, а при чем здесь ты и Катька?
В ответ слышу:
– У меня под кофточкой фотокарточка нашей Веруськи, я гнию, и фото ее гниет, и из-за этого весь наш род пропадет.
Вот так и сказала, а я слово в слово запомнила. Проснулась я утром и рассказываю этот сон. Гляжу, а Катьке стало плохо, побледнела вся, прямо сознание теряет. Мы ее в чувство привели, а она давай реветь. Кричит:
– Это я виновата во всех смертях, скоро мы все, все умрем, и мой Ромка тоже!
Она покаялась в том, что решила отбить у сестры мужа, Михаила, и действительно положила Веркину фотографию в гроб к бабушке; видно, по крови эта порча на весь наш род перешла!
Когда мы это услышали, то от ужаса просто онемели. И ругать ее, дуру, без толку, и страшно стало. Действительно, после смерти бабушки мы уже пятерых схоронили. Причем все мы стали болеть и ссориться без причин. А главное, мы не знаем, чья следующая очередь, кто из нас умрет в этот раз.
Умоляем Вас подсказать, как можно исправить то зло, которое причинила нашей семье глупая сестра.
С уважением, семья Бурденко».
Среди самых сильных знахарских заговоров есть так называемые Богородицыны сны. Некоторые из них уже были опубликованы в предыдущих моих книгах. Сны эти непостижимым образом помогают в самых страшных и безнадежных ситуациях. Тот человек, который однажды испытал на себе действие этих сильнейших обережных заговоров, навсегда перестает сомневаться в великом знахарском искусстве.
В случае, который описала семья Бурденко, должен помочь заговор из этой серии. Каждый раз, когда человек просыпается, его сон (даже самый страшный) постепенно забывается. Так и Сон Пресвятой Богородицы забирает все, что мешает человеку жить счастливо, и постепенно предает все беды и несчастья забвению. Слова этого заговора такие:
В поднебесной, при луне, в святой стороне
Божья Матушка спала, ночевала и сон чуден видала:
Будто к Ней Ее Сыночек зашел,
К лебяжьей постели подошел и спрашивает:
– Матушка Моя, Ты спишь или не спишь?
– Не сплю, Я все вижу и все слышу, Сыночек Мой.
Ходишь Ты, Сыночек, меж горами,
Меж разбойниками и врагами.
Вот они Тебя окружили и поймали,
Руки, ноги Твои, Сынок,
К Кресту прибивали,
На Кресте Тебя распинали,
Острым копьем Твои ребра ломали,
Уксус пить в битые губы давали.
Петр и Павел на эти муки глядели,
В жалости зарыдали, не стерпели.
– Петр и Павел, не плачьте,
Не глядите на Мои муки,
А берите Мои молитвы в свои руки,
По свету идите и говорите.
Кто умеет, пусть молится,
Кто не знает, пусть учится.
Ибо кто этот сон будет знать,
В тяжкую минуту читать,
Тому будет Сам Иисус Христос помогать.
Смерть остановит, врагов разобьет,
На Свои руки возьмет,
И тот человек дольше других проживет.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Недопустимые ошибки
Из письма:
«Хочу сообщить Вам о том, как батюшка в церкви перепутал во время молебны записки “О здравии” и “За упокой”.
Я стояла на службе и вдруг с ужасом услышала, что моих родственников и близких, записки о здравии которых я недавно подала, батюшка поминает как покойников. После этого в нашей семье все стали сильно болеть. А ведь я после той службы подходила к священнику и указала ему на ошибку, но он лишь ответил: “Ничего страшного, это все суеверие. Бывает, что и мы ошибаемся, мы ведь тоже люди!”
Что теперь нам делать?»
Да, вы правы, к сожалению, церковные служители нередко допускают различные ошибки, некоторые из которых бывают поистине роковыми. Поскольку я хорошо знаю церковные правила и молитвы, то не раз становилась свидетелем того, как батюшка пропускает при чтении текст или сильно его искажает.
Одна из самых распространенных ошибок – это венчание за один раз нескольких пар. Этого нельзя ни в коем случае делать, так как венчание – Божье таинство, в котором могут участвовать лишь двое. Если же венчается сразу несколько пар, то священник уподобляется пастуху, который бегает от одной скотины к другой и никому не может уделить должного внимания.
Когда я сама венчалась, то настояла на том, чтобы батюшка Леонтий венчал только нас с мужем.
Считаю, что церковнослужители должны прислушиваться к просьбам своих прихожан и подобные нарушения недопустимы.
Знахари знают, как можно исправить допущенные ошибки. О некоторых отчитках я уже писала (смотрите мои книги).
* * *
Из письма:
«Моя дочь наводила в доме порядок и, не подумав, вместе со старыми вещами выкинула в мусоропровод семейную старинную икону. Когда я об этом узнала, то было уже поздно: мусор забрали и увезли на свалку.
Можно ли что-нибудь предпринять, чтобы не случилось беды?»
Вашей дочери необходимо покаяться в храме, а семья во искупление греха должна поститься в течение срока, какой вы сами установите на семейном совете. Это может быть месяц, три месяца, полгода, год или три года. Все зависит от состояния вашего здоровья. Но если вы договоритесь о сроке бескровного поста, то тогда должны его соблюдать неукоснительно. Кроме того, непременно пожертвуйте храму на новый оклад для иконы, такой же по названию, какую выбросила ваша дочь.
Господь не только Судья, но и милостивый, добрый Отец, а родитель всегда прощает ошибки своих детей.
* * *
Из письма:

«Была в храме и видела, как женщина сломала свечу и, вытащив из нее длинный фитиль (нитку), обмотала им себе запястье левой руки.
Что она делала, могли бы Вы сказать?»
Вы допустили ошибку. В храме нельзя разглядывать людей, вы ведь не за этим ходите в церковь, a чтобы молиться Господу Богу. Такое поведение в стенах храма неуместно, а главное – вы рискуете перетянуть на себя чужую беду.
Церковь считается Божьим домом, вы идете к Богу, а не на экскурсию в музей. Помните это, когда идете в храм, и тогда Вы перед Богом не согрешите и чужого негатива на себя не перетянете.
* * *
Из письма:
«Мы возили сестру к знахарке под Киев. Она отказалась нам помогать, когда узнала, что мы говорили людям по дороге, к кому и по какой нужде едем. Знахарка сказала, что теперь сестру отчитывать бесполезно, а всему виной наша ошибка. Правда, она посоветовала другую знахарку, строго наказав нам идти к ней молча и не оглядываясь. Еще советовала останавливаться на постой в гостинице, а не на квартире.
Неужели это были существенные ошибки с нашей стороны, которые могли повлиять на лечение?»
Я уже писала в своих книгах о том, что еще в прежние времена на Руси существовало правило, которому все следовали неукоснительно: тот, кто собрался идти к знахарю-ведуну, нигде и ни с кем не говорил об этом. Даже своим домочадцам ни о чем не рассказывал. Конечно, близкие могли о чем-то догадываться, но никто не расспрашивал человека, не выпытывал, куда и зачем он собрался, ни до, ни после его возвращения домой. Дверь перед уходящим не открывали и не закрывали. Грамотный в своих делах знахарь обязательно спрашивал пришедшего к нему человека, ел ли он нынче мясо (любое), говорил ли кому-нибудь, что идет или едет лечиться, остановился на постой у чужих людей или кровных родственников, и только в последнюю очередь задавал вопрос, крещен ли человек или он другой веры.
Почему знахарь задает подобные вопросы?
Первое – ел ли человек мясо перед приходом к знахарю? Этот вопрос очень важен, так как мастер в постановке диагноза не только обращается к его Ангелу-хранителю, но еще и проводит анализ, в основу которого ложится состояние крови человека. Если человек ел перед приходом к знахарю мясное, то мастер может неверно «считать» (провести анализ) и поставить неправильный диагноз.
Второй вопрос – говорил ли человек кому-нибудь о том, что собрался к знахарю? Скажу так: существуют таинство крещения и таинство венчания, таинство исповеди и таинство исцеления. Кто-то называет это суеверием, но закон знахарства существует давно, и современные мастера не властны менять или отменять то, чему их обучили.
Третий вопрос – где человек остановился? Многие ошибочно полагают, что уж это мастера касаться никак не должно. Тем не менее и тут есть свои правила и приметы. Казалось бы, для приезжего очень удобно остановиться у своих родных или знакомых, если у него таковые есть в городе, где живет знахарь, ведь можно сэкономить деньги на гостинице, пропитании и такси. Однако следует останавливаться в гостинице, а не у родных и знакомых. Дело в том, что гостиница считается не жилым, а казенным домом. А как вам известно, в казенных домах нет домовых, потому что их туда никто не зазывал и не приглашал. А вот в домах и квартирах домовые обязательно есть. Не секрет, что домовой должен служить своим домочадцам, соблюдать только их интересы. Вот и получается, что когда человек после приема у знахаря идет в жилую квартиру или дом, а не в гостиницу, то всю положительную энергию, которую он получит у знахаря, домовой ночью заберет и отдаст своим хозяевам. Следовательно, поездка к знахарю оказывается бессмысленной!
Знахарь заинтересован, чтобы его работа не пропала даром, поэтому ставит все эти условия тому, кто собрался к нему на прием.
Кроме того, чтобы не нарушить святое таинство лечения, знахарь обязан предупредить своего клиента, чтобы он не рассказывал ни в пути, ни в гостинице о том, куда и для чего он приехал. А вот слушать знахаря или нет – дело больного. Хотите, чтобы все получилось, молчите, не хотите – хоть к каждому столбу подходите и рассказывайте о своих делах.
Я ответила на ваш вопрос и считаю, что знахарь, к которому вы обращались, был абсолютно прав, когда отказал вам в лечении и указал на вашу ошибку.
Судя по тому, что вам было отказано в помощи, вы ездили к грамотному мастеру. Жаль только, что не написали мне его имя.
* * *
Из письма:
«Я человек активный и эмоциональный. Мне уже за сорок, а веду себя до сих пор как девчонка. Недавно вот одна старушка сделала мне замечание в метро, когда я в разговоре оживленно жестикулировала. Она сказала: “Зачем, дочка, машешь руками, когда о плохом говоришь?”
Если бы та женщина не была такой старой, я бы обязательно огрызнулась в ответ. Хотя дело, наверное, было не в возрасте, просто у нее было доброе и одухотворенное лицо, глядя на которое совершенно не хотелось злиться.
Когда та бабушка вышла из вагона, я задумалась над ее словами: может быть, я и вправду допускаю ошибку, когда размахиваю руками?»
Действительно, когда человек говорит о чем-нибудь плохом или пересказывает трагический случай, не следует поднимать руки и тем более ими размахивать, как говорят старики – звать к себе беду. Даже когда вы рассказываете страшный сон, не нужно жестикулировать, так как потом беду будет очень тяжело отчитать.
* * *
Из письма:
«В Вашей книге я прочла, что на кладбище, возле могил, нельзя фотографироваться. К сожалению, я не нашла в той книге заговора, помогающего отчитать эту ошибку. Возможно, что она у Вас есть в других книгах, но у меня их только шесть. Конечно, я буду искать недостающие, потому что они – мои основные советчики во всем. Но поскольку я допустила ошибку, сфотографировавшись на могиле своих родных, то меня произошедшее очень беспокоит. Тем более что фотографировалась я, будучи беременной.
Очень Вас прошу научить меня, как исправить ошибку».
Не откладывая, пойдите на то место, на котором вы стояли, когда вас фотографировали, и, перекрестившись три раза, скажите:
Матушка-земля, не зови меня до Божьего срока.
Ангел мой, отмоли меня у Бога.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.
* * *
Из письма:
«Купив недавно Ваши книги, я стала читать для себя и своей семьи сохранные молитвы и заговоры, и с того дня я стала видеть один и тот же сон. Снится мне, будто подходит ко мне мой Ангел-хранитель и, плача, показывает на антресоль, расположенную в прихожей.
Этот сон не выходил у меня из головы, и вот вчера я поставила стул на тумбу и влезла на него. Думаю: дай-ка я посмотрю, зачем он мне показывает на нашу антресоль. Открыв дверцу, я стала передвигать на полке все, что там лежало, и вдруг увидела урну с прахом отца, о которой я уже давно забыла.
Полгода назад к нам приехала папина сестра, она и привезла урну с прахом. Сказала, что стала старой и больше не сможет к нам приезжать из Украины. Мой отец просил своих родных похоронить его в России, возле мамы. Но тетка не смогла исполнить его волю. Она кремировала тело отца, а прах хранила в их местном склепе на кладбище.
Мама с моим отцом разошлись давно, и отец уехал к своим родным на Украину, но больше так и не женился. Когда мама умерла, он приезжал на ее похороны, а затем снова вернулся к сестре.
Вчера, благодаря вещему сну, который, видимо, я увидела после чтения Ваших заговоров, я нашла урну. А ведь о ней я после отъезда тетки забыла и так и не похоронила прах отца.
Вот почему мы все стали сильно болеть и, возможно, даже погибли бы, если бы не вещий сон.
Как мне исправить свою ошибку? Урну я захороню, но какую отчитку нужно применить в моем случае?»
Девять дней подряд читайте такой заговор:
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Матерь Божья молитвы читала,
День и ночь читала и приустала.
Глазоньки ясные закрывала,
Уснула и чуден сон увидала:
Иисуса Христа, Сына Ее, терзали,
Святую кровь Его проливали,
Огнем колени Его прожигали.
У Матушки горючие слезы по личику бежали.
Кто сон этот знает,
Кто его девять зорь прочитает,
Тот избавится от всех бед.
Вся Божья рать будет тому помогать,
Спасать, защищать и долголетье давать.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Порча на пристрастие

Из письма: «Уважаемая Наталия Ивановна, здравствуйте. Пишу Вам письмо и отрываю Ваше время, потому что больше мне обратиться не к кому. Родилась я 17 ноября 1949 года. Теперь я на пенсии. 31 мая я ходила в церковь. Когда мы все стояли в очереди на причастие, позади меня встала какая-то бабушка и четыре раза стукнула меня кулаком в спину. Я оглянулась, увидела, что это очень старый человек, и не сделала ей замечания. Я как дура премиленько ей улыбнулась и, слегка отодвинувшись, пропустила ее вперед себя.
В тот же вечер мне стало худо. Впервые в жизни у меня так болела голова, давление подскочило до 220. Я не знала, куда себя деть. Вызвали «скорую». Но лекарство снизило давление только до 180. С этого дня я стала жить, как в аду. Таблетки и уколы совершенно не помогали. Все время давление 180 на 120 и выше. И тут мне приснилась икона «Спаса Нерукотворного», и было мне этой иконой сказано, что я скоро умру. Буквально на другой день случился инфаркт. После инфаркта – ишемическая болезнь сердца, а следом сахарный диабет. Я поняла, что сон мой вещий и что век мой истекает. Еще я знаю, что испортила меня в церкви та бабка, которая стукнула меня по спине. Кстати, она ведь тогда так и не стала стоять в очереди, несмотря на то что я ее пропустила вперед. Видимо, та бабка подлечилась на мне, и я не знаю, как себе помочь.
С искренним уважением,
Ваша читательница Юшкова».
В четное число любого месяца найдите в лесу одиноко стоящую осину. Надкусите у этой осины ветку и тут же скажите:
Духовица шересперь,
Открой мне осиновую дверь.
Если ты не будешь мне помогать,
Я буду твою мать-осину кусать.
Шересперь, тать,
Не дай меня, рабу Божию (имя),
Взять ни первому, ни второму,
Ни третьему врагу и никакому.
Приказываю тебе, тать,
С меня, рабы Божией (имя), взять:
Порчу, маету, сухоту, изворот, укорот,
Пусть вся моя порча сойдет
С этого часа, с Божия наказа.
Ключ, замок, язык. Аминь. Аминь. Аминь.
Если вы все сделаете правильно, то уже на следующий день вам станет намного легче. Повторить нужно будет через месяц, в то же число, в какое вы делали снятие порчи в первый раз.

Уничтожение через «Псалтырь»
Из письма: «Уважаемая Наталия Ивановна, я прочитала Ваши книги и поняла, что только Вы мне поможете. Вы мудрый и добрый человек – это видно из Ваших книг, и я искренне верю, что Вы меня не осудите за грех, в котором я раскаялась и за который непосильно наказана.
Я не утаю от Вас ничего. И ничего не прибавлю, как на исповеди, чтобы Вы поняли всю меру моей вины и тяжесть расплаты.
Моя мать умерла на третьи сутки после моего рождения от кровоизлияния в мозг.
Через полгода после ее смерти мой отец нашел себе женщину, которая решилась пойти на такого маленького ребенка, как я.
И она действительно заменила мне мать. Все неудобства и тяготы, которые ложатся на материнские плечи, она несла как настоящая мать.
Я часто болела, и она проводила бессонные ночи со мной.
Училась я в школе хорошо, но не потому, что я такая умная, а из-за терпеливости моей мамы. Она всегда мне разъясняла буквально на пальцах задачи на листочках.
Она привила мне усердие и уважение к учебе. Даже когда она болела, я была у нее на первом месте. Горячие булочки с кремом, которые я обожала, были у меня всегда.
Видимо, она преданно меня любила. Только теперь я поняла, что я натворила. Когда мне было 12 лет, мой отец загулял и буквально бросил меня на мачеху, а вернее сказать, на приемную мать. Она не отдала меня в детский дом и продолжала воспитывать меня и заботиться обо мне, как и прежде.
Отец не давал ей денег на мое содержание, наоборот, забрал у нас все самое ценное.
Мне даже не было предложено выбрать отца или мачеху. Меня оставили ей, как ненужную вещь. Никогда она не вымещала на мне злости за то, что я – дочь предавшего ее мужчины, и я ни разу не слышала от нее слов упрека. Все, что мне было нужно, она зарабатывала своим трудом.
Я слышала, как она часто по ночам плачет. Видимо, она страдала из-за предательства моего отца. Она еще тогда не знала, что яблоко от яблони далеко не падает и что главное предательство ее ожидало впереди.
В 38 лет моя мачеха полюбила снова. На ее жизненном пути встретился мужчина, и они поженились.
Перед их регистрацией она зашла ко мне в комнату и сказала: «Доченька, я хочу с тобой поговорить. Ты у меня большая девочка. Тебе уже 18 лет. Когда я выходила замуж за твоего отца, мне было 20 лет, я была чуть старше, чем ты теперь. Когда я увидела тебя в первый раз, ты была в пеленках и громко кричала. Мне стало тебя жалко, и я взяла тебя на руки. Ты затихла на моих руках и уснула. Именно в этот момент я решилась выйти за твоего отца. Это ты повлияла на мое решение – мне так тебя было жалко.
Потом меня ругали родители и друзья.
Все говорили, что у меня будут свои дети, а чужой ребенок может вырасти неблагодарным и жестоким.
Я никого не хотела слушать, видимо, Бог избрал меня тебе в мамы.
Я ведь и детей не имела, чтобы не было у тебя соперников в моей любви к тебе. Если честно, я всегда помнила слова моей мамы: «Вот родишь своих, и эта постылой станет!»
Я этого боялась и не стала искушать судьбу. Потом твой отец меня бросил, а я боялась, что он заберет тебя и в другой семье тебя будут обижать. Только поэтому я молчала, когда он позабирал все, что у меня было: дачу, машину, которые мне оставили мои родители. Мне 38 лет, а тебе уже 18. Ты у меня взрослая и хорошая девочка. Но если ты скажешь «нет», то я не пойду замуж за Колю и все будет по-прежнему.
Я не буду скрывать, что очень люблю этого человека, но и тебя я люблю не меньше».
Я сказала своей приемной матери, что мне все равно. Если она хочет выйти замуж, то это не мое дело, а ее.
У мужа моей мачехи была огромная квартира, а нашу мы продали.
Мы стали жить в центре Москвы. Николай занимал высокую должность и имел серьезные связи. У меня появились шикарные вещи: норковые шубки, свой автомобиль, дорогие украшения. Мачеха же моя не стремилась щеголять, у нее было врожденное чувство скромности.
Я вдруг поняла, что во всем этом великолепии я выгляжу порясающе красиво. И стала замечать восхищение в глазах своего отчима Николая.
Как-то я гуляла с подружкой по Новому Арбату и встретила одноклассницу.
Прежде она одевалась круче всех в нашем классе. А теперь передо мной она была бледная, как моль. Таня спросила: «Ты что, вышла замуж за миллионера?» «Нет, у меня отчим миллионер», – ответила я гордо.
«Отчим, – ехидно проговорила Танька. – Сегодня он есть, а завтра новую жену найдет. И снова ты будешь ходить не в норке, а в дубленке».
Ее слова запали мне в голову. Я стала думать – мать моя не умеет себя подать, принарядиться. А вдруг он ее бросит, и я буду снова нищей?
Я не хотела терять все, что теперь имела. Ведь если родной отец, уходя от нас, все забрал, то что можно ждать от чужого дяди?
В общем, у меня в голове созревал план по утверждению себя в этой непредсказуемой жизни.
Я думала: «Если бы Николай был моим мужем, уж я-то знала бы, как правильно распорядиться его деньгами». В своих мечтах я уже видела себя в сногсшибательных нарядах и украшениях.
С этого часа я пустила в ход все свое обаяние и всю хитрость.
Как бы ненароком, взвизгивая, пробегала полуголая, притворяясь, что не знала о его возвращении домой. Я бросала на него взгляды и делала вид, что смущаюсь. Всем своим видом я давала ему понять, что в него влюблена.
Наконец я своего добилась. Мы с ним переспали. Но моя мачеха об этом не догадывалась. На душе у меня от этого стало неуютно, и хотелось поскорей разрубить этот узел.
Однажды я разревелась при Николае и сказала, что наложу на себя руки, потому что не могу делить любимого человека с другой женщиной.
Сцену я разыграла прекрасно. Он поверил в то, что я могу отравиться из-за любви к нему, и пообещал мне развестись с моей мачехой.
Не знаю, о чем они говорили в кабинете, но вышла она белее снега. И, не посмотрев в мою сторону, оделась и ушла из дома.
Мы поженились. И я только тогда поняла, что чувствуют очень богатые люди.
Я могла купить все, что мне хотелось, у меня был неограниченный кредит.
Про мачеху я старалась не думать. Однажды я возвращалась от визажистки, и у подъезда ко мне подошла старушка.
«Доченька, – спросила она. – Ты из этого дома?» «Да, – сказала я. – Что вы хотите?» – «Я приехала к племяннице, а ее нет дома. Она будет только через неделю. Не оставишь ли ты у себя Евангелие? А Катя приедет и у тебя заберет. Я нездешняя, привезла ей этот святой подарок. Выходит, зря приехала. Ты выглядишь прилично и не присвоишь эту книгу, а я Кате позвоню и скажу, в какой квартире нужно забрать мой подарок».
Мне было неудобно отказывать ей, и я сказала, что живу в квартире № 68 и как меня зовут.
Взяла у нее Евангелие и внесла его в свою квартиру.
Вечером этого же дня мы собирались с мужем в театр, но неожиданно мне сделалось очень плохо. Сперва я думала, что отравилась в кафе, потом я подумала, что беременна. Приехал муж, вызвал неотложку.
Мне промыли желудок и сделали укол. Но лучше мне не стало.
Что-то странное происходило со мной, будто тело мое расставалось с душой, так мне было худо.
Зазвонил телефон. Я думала, что звонит муж, чтобы справиться о моем здоровье. Но в трубке я услышала старушечий голос.
Вот что она мне сказала: «Твоя мать умерла, та, которая тебя воспитала. Перед своей смертью она мне все рассказала о своей жизни и о тебе, ради которой она пожертвовала своей молодостью и личным счастьем. Я узнала от нее, где ты живешь. И когда закрыла ей глаза, поклялась, что отомщу за ее поруганную жизнь.
Это я дала тебе Евангелие. Мне нужно было, чтобы ты внесла к себе в дом свою смерть.
На это Евангелие я сделала твою погибель. Умрешь ты день в день, когда взяла у меня из рук эту книгу.
Я видела много зла. Такой, как ты, неблагодарный человек не должен жить.
Ты даже не поинтересовалась, куда ушла твоя мачеха, где она может ночевать, ведь у нее не было своей квартиры.
Я привела ее к себе, в коммуналку, подняв ее с ледяной лавки, изнемогавшую от боли в сердце из-за твоего коварства и предательства.
Теперь наступил твой черед сдохнуть. Будешь умирать – помни: зовут меня Мария, и я на земле твой судья, а на небе – Господь Бог».
После этих слов она бросила трубку.
Я слышала, как гудит трубка, но даже не сообразила, что ее нужно положить на место.
Только теперь до меня дошло, что это звонила та старуха с книгой.
Развернув сверток, я увидела старую книгу с надписью «Псалтирь».
В книгу была вложена записка о заупокойной по рабе и поставлено мое имя.
Страх охватил меня ужасный – вот почему я себя так плохо чувствую! Я просто медленно умираю.
Наталья Ивановна! Я написала Вам чистую правду, и я искренне раскаиваюсь в том, что натворила за свою короткую жизнь.
Я довела до инфаркта женщину, которая заменила мне маму. Я сделаю все, чтобы искупить свой грех. Вылечите меня, и я пойду служить в монастырь. Только не дайте мне умереть. Умоляю Вас, ради Христа! Вы ведь сами писали в своей книге, что нельзя отказать ни в чем, если просят ради Христа!
Помогите мне, я Вас умоляю».
Все порчи разделяются на смертные и мученические. Но есть и третья категория, это когда смерть и мучение объединены в одну порчу.
Люди, на которых делается эта порча, сильно мучаются и очень тяжко умирают.
Делают подобную порчу обычно на иконы, церковные книги, а также на колокольный звон.
Самая тяжелая порча делается на три Библии. Тот, на кого наведена такая порча, живет только три года.
За это время человек превращается в ходячий труп и испытывает невероятные страдания.
Мастера, которые берутся убрать порчу, сделанную на три Библии, тоже заболевают. И, как правило, отказываются под всевозможными предлогами. Например, что они слабее тех, кто сделал эту порчу, и что нужно искать более сильного мастера.
Осуждать таких мастеров не стоит, ведь каждый по-своему рассчитывает свои силы, тем более что порча, сделанная на три Библии, единственная в своем роде. При ее снятии один из мастеров умирает.
Мне довелось посостязаться в этой порче. И я лично испытала, каково уводить человека от его заведомой гибели.
Пользуясь случаем, хочу сказать мастерам: какой бы у вас ни был конфликт, не стоит прибегать к подделу на три Библии. Ведь если отыщется человек, который уничтожит эту порчу, то вместе с порчей уйдет и тот, кто ее навел.
Подробнее о порче, сделанной на трех Библиях, я вам расскажу в следующей книге.
А теперь вернемся к порче, о которой шла речь выше.
Чтобы убрать порчу, сделанную на Евангелии или на Псалтири, нужно взять постное масло, если больной родился в пост, или коровье, если больной родился в мясоед (то есть не в пост).
Затем следует купить булку, из которой вынуть мякишь, его залить постным либо коровьим маслом (см. выше).
Булку кладут под левую подмышку больного. Сделав так, нужно обойти вокруг храма в то время, когда звонит церковный колокол.
После этого отдайте булку собаке, которая после этого долго не проживет, так как вся сила порчи перейдет на нее. Перед тем как подать собаке булку, нужно сказать:

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Божий дела, Божий слова,
Кто вас задом наперед прочитал,
Кто рабу Божию (имя)
Тяжкой смерти предал,
На две стороны развались,
Ангел-хранитель, от того откачнись.
Будьте вы, мои дела, крепки,
Будьте вы, мои слова, лепки.
Которые слова сказаны назад,
Встаньте заново наперед.
Никто моего дела не перебьет.
Дело мое крепче укладу,
Тверже каменного булату.
Тоску унимаю, тяжкую немочь вынимаю
С костей, с ясных очей, с буйной головы,
С темени, с мозгов,
С челюсти, с зубов.
Матушка Богородица Семистрельница,
Отстреляй своими стрелами
От рабы Божией (имя)
Все уроки, призоры, щипоты,
Ломоты, потягалища,
Все верченное, поперечное и бесконечное,
Отпевальное, поминальное, погребальное.
Ключ моим словам, замок моим делам.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Венчание с покойником
Из письма: «Матушка Наталья Ивановна! Очень Вас прошу, прочитайте мое письмо и помогите мне ради Христа. Я очень боюсь, что Вы мне не поверите, подумаете, что кто-то так шутит, поэтому я и пишу свой телефон. Умоляю Вас, позвоните мне, иначе я умру.
Попробую описать, как это все случилось. Шесть недель назад ко мне в дверь позвонила женщина. Сперва я ее не узнала, она была в трауре и как бы даже не в себе. Это была мать одного моего знакомого парня – Дениса. Он пытался за мной ухаживать, но мне нравился другой, и я отказала Денису. Мать Дениса – Надежда Тимофеевна – еле держалась на ногах, и я попросила ее войти в квартиру. Я сразу же по ее виду поняла, что-то случилось с сыном, но боялась спросить ее об этом. Надежда Тимофеевна сказала сама: «Любочка, девочка моя, ты, наверное, знаешь, что Денисочка мой умер». И она заплакала. Немного погодя она снова заговорила: «Никого у меня больше не осталось на этом свете. Сама я из детского дома, ни родителей, ни родных не знала. Был у меня сыночек, да больше нет. А я ведь только и жила для него. Он даже жениться не успел, был бы теперь у меня внучек, или внучка, или сноха, которую я бы баловала и любила, как свою дочь. Никого нет! Никого!» И она снова зарыдала. И тут она стала меня умолять, чтобы я стала женой ее Дениса.
Я уставилась на нее и думаю: точно, тронулась умом с горя. Как я могу стать его женой, если он умер? Будто услышав мои мысли, Надежда Тимофеевна стала умолять меня, чтобы я не отказывала ей, ведь уже завтра Дениса закопают и будет поздно, а ей так необходимо, чтобы кто-нибудь у нее остался после Дениса.
Не вытерпев, я ее перебила, спросив: «Вы разве не понимаете, что гроб в загс нельзя нести, какая я ему буду жена?»
Но Надежда Тимофеевна тогда сказала: «Конечно, я это понимаю, но он так любил тебя, и если ты только станешь его женой, то я отдам тебе все, что у меня есть, а сама я уйду жить в монастырь. Разве тебе помешает квартира, ведь, в конце концов, ты можешь ее потом продать, обещаю, что я перепишу все на тебя, сделаю дарственную на квартиру, дачу и на все, что имею. У меня есть двести тысяч долларов. Я их собирала для сына, а теперь это будет все твое! Тебе нужно будет только надеть ему на палец кольцо и быть в фате и свадебном наряде. Никто об этом никогда не узнает, мы будем в комнате только втроем. Денис, ты и я. Пойми, я всегда мечтала, что когда-нибудь он введет в дом свою невесту в фате, в белом платье. Не лишай же меня того, что облегчит мне мое горе! Я буду считать тебя своей невесткой, и все, что я имею, будет твоим.
Квартира и дача у нас очень дорогие. У нас хорошая мебель, посуда и есть деньги. Ты получишь все это, а я буду думать, что он женился на той, которую любил больше, чем меня.
Не знаю, как и почему, но в общем я согласилась. Вечером я пришла к Денису в квартиру, как мы и договорились с его мамой. Еще из прихожей Надежда Тимофеевна повела меня в комнату, где на диване лежали шикарное белое платье, фата, перчатки и туфли на шпильке. Она вышла, и я стала одеваться. Все было вроде как во сне. Мне было немного жутко, но я успокаивала себя тем, что уже завтра это все закончится. По договору я должна была провести у них в доме время до самых похорон.
Наряд был великолепный и, видимо, стоил очень больших денег. Мать Дениса работала главным специалистом в банке. Квартира была очень большая и была дорого обставлена. Что таить греха, мысленно я уже к ней примерялась. Скоро все это будет мое, думала я. Мне не хотелось думать о том, что еще мне предстоит делать в той комнате, где стоял гроб с телом Дениса.
В конце концов, думала я, ведь актеры играют в фильмах покойников и целуют покойников, когда якобы по сценарию убивают их любимых. Буду и я представлять, что просто снимаюсь в фильме. Я смотрела на себя в зеркало, и мне не верилось, что это я. Я была красива в свадебном наряде.
Вошла Надежда Тимофеевна и сказала: «Какая красивая невеста у моего сына, он будет счастлив, когда ты станешь его женой». Взяв меня под руку, она повела меня в зал, посреди которого стоял очень красивый лаковый гроб.
Я такой видела в фильмах. Денис был как живой, и я в душе приободрилась, что он не белый и не синий, каким я его боялась увидеть. Он будто спал. Возле гроба стоял стул и больше никого не было. Я стояла и не знала, как себя вести. Но всю инициативу взяла в свои руки его мать, она сказала: «Сыночек, я исполнила твою мечту, она твоя невеста и будет твоей женой. Ты ее любил больше меня, а для меня нет ничего дороже тебя и твоих желаний. Сейчас вы будете венчаться, я только включу свадебный марш».
И она нажала на кнопку магнитофона. Тихо полилась музыка, которую обычно играют на бракосочетании.
«Согласна ли ты, невеста, Любовь Сергеевна Тищенко, взять в мужья Дениса Семеновича Орлова?» – спросила громко и твердым голосом Надежда Тимофеевна. Она смотрела на меня, и я сказала: «Да, согласна». – «Обещаешь ли ты быть ему верной женой и любить его до конца своих дней»? – «Да, – ответила я, – обещаю». – «Возьми тогда одно кольцо и надень себе на палец, кольцо в руке у Дениса».
Я разжала руку Дениса, в ней действительно было обручальное колечко. Руки у меня тряслись, и я чуть не уронила его на пол. Про себя я твердила: «Это как в фильме, как в фильме». Но подсознательно понимала, что все это реально. Затем по подсказке Надежды Тимофеевны я взяла второе кольцо, которое лежало на блюдечке, и надела его на правую руку Денису. Теперь мы оба были с ним при кольцах.
«Объявляю вас мужем и женой. А теперь поцелуйтесь», – велела мать Дениса.
Я наклонилась и поцеловала Дениса в щеку.
«Нет! – сказала его мать. – Целуй его в губы».
Сама не знаю, как это вышло, но я его поцеловала.
Моя новая свекровь открыла шампанское и разлила в бокалы. Мы выпили за нашу с Денисом любовь. Рядом с гробом был стол, ведь это происходило в гостиной. И вскоре на столе появились еда и вино. Подсознательно мне хотелось приглушить свой страх, и я выпила два больших бокала вина. «Свадьба – так свадьба, – говорила Надежда Тимофеевна, – пей, дорогая!»
Алкоголь стал действовать, и я ощутила даже некую легкость и приподнятость настроения. «Я теперь богата», – думала я. Будто услышав мои мысли, Надежда Тимофеевна сказала: «Вот видишь доллары, они все теперь твои, здесь двести с лишним тысяч, но ты должна до конца выполнить мою волю. Целуй и ласкай тело своего мужа, пусть он получит то, чего он был лишен при жизни».
Алкоголь и вид денег сыграли свою роль, я хотела угодить своей названной свекрови и стала целовать его лицо, руки, грудь, всего.
«Сними бюстгальтер и прильни к его груди», – велела мне мать Дениса. Я немного колебалась, и мне тут же дали еще вина. Я разделась и, взяв его руку, приложила к своей груди. Со стороны, наверное, казалось, что это он сам водит своей рукой по моей груди и моему животу, но это я водила его руку. Мне было приятно, и меня вдруг стало все это возбуждать. Я очень захотела мужчину, и я стала тереться о его тело. Я вдруг поверила, что это действительно мой муж и я просто обязана дать ему все, что смогу, напоследок.
Утром я приняла ванну, меня покормили, в голове стоял шум от выпитого, и мне жутко хотелось спать. Состояние мое было ужасным. Потом приехала ритуальная машина. Меня удивило, что провожающих не было. Были только я, Денис и его мать. Рабочих похоронного бюро я не считала. Перед тем как закрыть гроб и опустить его в могилу, я снова его поцеловала в губы долгим поцелуем. Мне уже казалось, что я действительно хороню своего мужа.
На другой день, как мы и договорились, я снова пришла к ним в квартиру. Надежда Тимофеевна отдала мне дарственные документы и сказала:
«Ты даже не спросила, почему он умер, а ведь он лишил себя жизни из-за тебя. Ты себя очень высоко ценишь и никого не замечаешь вокруг себя. Вот и сыночка моего не заметила. А ведь он закончил школу с серебряной медалью, знал два языка, прекрасно рисовал и писал стихи. Кстати, большая часть его стихов о тебе. Как он волновался, когда шел туда, где должна была быть ты. Как он горевал, когда ты его в очередной раз прогнала от себя прочь! Не ребенок уже и не мужчина еще. Умный, добрый, интеллигентный мальчик, в которого я вложила всю свою надежду, всю свою любовь. Я прочла в его дневнике, как ты последний раз над ним глумилась и при всех его унижала и гнала. И он посчитал, что и в самом деле такой, раз ты его таким видишь. Это ты его сломала и уничтожила! Вот его последнее письмо, читай.
«Милая моя мамочка, ты самая хорошая, ты самая бесценная, таких больше нет и никогда не будет. Прости меня, что я причиню тебе боль, прости за то, что ты будешь плакать из-за меня, твоего глупого сына. Я не могу и не хочу жить без Любы. Она меня не любит и презирает. Она никогда не будет моей. Зачем мне жить, если она меня не любит. Мне так плохо, что легче умереть, чем так страдать. Прости меня, мама, и прощай. Твой сын Денис».
Дочитав письмо, я подняла глаза на мать Дениса. Если бы вы видели ее глаза. В них было столько ненависти и горя, что меня всю передернуло, как от электрического тока.
«Возьми ключи, – сказала Надежда Тимофеевна, – и иди домой. Завтра меня здесь уже не будет. Документы теперь у тебя, я слово сдержала. Уходи, я не могу тебя видеть».
Через неделю мне стало известно, что мать Дениса отравилась и ее уже похоронили. Казалось бы, живи и радуйся. Ведь не у каждой девчонки есть столько денег и такое имущество. Но с какого-то момента я почувствовала, что со мной не все благополучно. Стала сильно болеть грудь, и именно в том месте, куда я подносила мертвую руку Дениса. У меня ныл и болел живот. Моя мама настояла, чтобы я легла на обследование. В больнице мне был поставлен диагноз – рак. Мама, конечно, не знает о том, что со мной произошло. И я никогда не осмелилась бы ей это рассказать. Я сильно переживаю и страдаю – зачем я пошла тогда в дом к Денису?
Зачем поддалась на уговоры его матери? Ответ один. Наверное, захотелось богатства. Денис и его мать снятся мне каждый день. Они будто встречают меня на вокзале. Я выхожу из поезда, а они с цветами стоят и ждут меня. Наверное, я скоро умру.
Наталья Ивановна! Спасите меня, и я больше никогда не буду делать плохо людям. Я все сделаю, чтобы стать лучше. Позвоните мне, пожалуйста, я буду очень ждать.
Люба».
Когда я дозвонилась до Любы, мне сообщили, что она умерла.

Как снять кольцо рабства
Из письма: «Уважаемая Наталья Ивановна. Я решилась написать Вам письмо. Хочу поделиться историей, которая произошла со мной 40 лет назад. Случай мой поучительный и может послужить кому-нибудь предостережением. Дружила я с одним парнем, звали его Антон. Мы с ним встречались два года до армии, и еще три года я его ждала, пока он служил. А когда Антон вернулся, я его приревновала к своей подруге, и мы поссорились. Чтобы проучить его, я пошла на танцы с парнем, который уже давно уделял мне внимание. Звали этого парня Дима, и был он старше меня на 12 лет. Когда мы с ним возвращались с танцплощадки, он стал уговаривать меня зайти к нему домой. Я подумала, что наверняка сейчас Антон отирается возле моего дома. Так пусть он помучается и поревнует меня, как я его ревновала к своей подружке. В общем, я согласилась зайти в гости к Диме. Дверь нам открыл Димин отец и, увидев меня, сказал: „Дай-ка я погляжу, по кому мой Димка сохнет“, – а потом позвал нас пить чай с пирогами. Я обратила внимание, что в их доме много всяких икон, это теперь все открыто молятся, даже президент, а в то время такое количество икон было редкостью. Увидев, что я озираюсь на иконы и на горящую лампадку, отец Димы спросил: „Ты веруешь в Бога?“ Я ответила: „Не знаю“.
«Да, – сказал Никита Андреевич, – ты не знаешь, поэтому не веришь, а вот я знаю, что Бог есть и что молитвой можно сделать все что угодно!»
«Что, например?» – спросила я.
«Да хоть что, ну, к примеру, вот Димка мой сохнет по тебе, а ты его не любишь. Я могу взять водичку и заговорить ее молитвой. Ты эту водичку выпьешь, и краше моего Димки для тебя мужиков не будет, не веришь?» Я ответила: «Нет». «Ну так давай проверим, – сказал Димин отец. «Давайте», – засмеялась я. «Садись на табурет и держи стакан с водой, а я буду читать заговор на любовь».
Сейчас я бы так не сделала, а тогда я села на табурет и взяла в руки стакан с водой. Все это походило на игру. Я не верила в слова Никиты Андреевича, а зря. Он встал позади меня и стал читать какую-то молитву. Читал он чуть слышно, иногда я разбирала слова: Господь Бог, камень Алатырь, прилипись к нему и т. д. В конце он сказал: «Аминь». Потом он погасил свечку и сказал: «Выпей водичку, пей, не боись». Я постеснялась отказаться и выпила эту воду.
Потом мы сидели в комнате Димы, и он мне пел песни под гитару. Неожиданно мне стало казаться, что я его знаю сто лет. Каждую его черточку и его пальцы, которыми он перебирал струны гитары. Мне было так хорошо возле него, так спокойно, как не было еще никогда. Дима обнял меня и стал целовать, и в сердце у меня была такая сладостная мука, что я даже застонала. Уже под утро он пошел меня провожать домой. Из своей комнаты выглянул отец Димы и, перекрестив меня, сказал: «Пришла в дом чужой, а уходишь снохой».
Я подумала, что он так шутит, и улыбнулась. Утром я проснулась с мыслями о Диме. Про Антона я не думала и не хотела думать. Он был где-то далеко в моем сознании, будто я никогда с ним не встречалась и не ждала его три долгих года из армии.
Месяц мы с Димой повстречались и подали заявление в загс. Приходил Антон, просил прощения и уговаривал выйти за него замуж, но я не хотела его видеть, не хотела его слышать, все мои мысли были только о моем Диме. Накануне свадьбы Дима сказал мне, что со мной хочет поговорить его отец. Я уже не удивлялась тому, что в их семье все решает отец Димы. Мать их была незаметной и тихой женщиной, и если мы втроем о чем-то весело говорили, то она в это время сидела тихо с каким-то совершенно отрешенным лицом. Про себя я решила, что она или не совсем здорова, или у нее такой замкнутый характер.
Да если честно, кроме Димы, меня мало кто интересовал и ни до кого не было никакого дела.
В тот вечер отец Димы сказал: «Ну, будущая сношенька, садись, давай поговорим. Слово мое такое. Живем мы по своим давнишним законам, и у нас заведено еще испокон веков, что венчаются наши жены медными кольцами, а не золотыми. Конечно, потом ты можешь носить золотые украшения, но на свадьбе кольцо будет то, которое ты получишь от главы дома, то есть от меня. Если ты не согласна, тогда и свадьбы не будет, потому что жена моего сына должна уважать наши порядки».
Я посмотрела на Диму и сказала: «Надежда Крупская, жена Ленина, носила медное обручальное кольцо, а уж я тем более не возражаю». Все засмеялись, и Димин отец, хлопнув руками по коленям, сказал: «Ну вот и добре».
В день нашей свадьбы Никита Андреевич сказал: «Давайте руки, я вас благословлю и сам повенчаю», – и подал два медных кольца. Подавая мое кольцо, он, перекрестив меня и кольцо, сказал: «Держи и носи, раба Надежда, кольцо, и будешь ты отныне рабой своего мужа Дмитрия».
Действительно, с этого дня я превратилась в мужнюю рабу. Слова против сказать не могла. Было такое чувство, что он мое сердце и мое дыхание. Забери его, и я тут же умру. Каждое его слово, все, что произносили его губы, я спешила тотчас же и в точности исполнить.
Сказал: «Не пойдешь к матери», и я не шла, хотя знала, что мама тяжело больна. Я, наверное, не смогу объяснить то состояние и те чувства, которые испытывала в то время. Это не был страх наказания, это был глас, которого мне нельзя было ослушаться. Так чувствует себя собака возле своего хозяина. Он будет бить, пинать, а трогать его нельзя, потому что он хозяин. Наверное, так же чувствовали себя рабыни, когда их били, убивали, а они принимали это как должное, так как другой жизни они не знали. Если бы он в то время велел мне взять веревку, сделать петлю и задавиться, я бы и это исполнила беспрекословно! Вы не подумайте, что я ненормальная. Впрочем, Вы-то должны знать, что такие способы существуют, иначе бы я Вам об этом не писала. Прожила я в замужестве сорок лет и семь месяцев, и только когда он умер, я освободилась от наведенного рабства. По-другому я не могу сказать. Муж мой никогда меня не обижал, не повышал на меня голоса, но каждую минуту мое сердце трепетало от страха перед ним. Я до смерти боялась его прогневать, боялась потерять его любовь. Моя жизнь была в его полной власти. Оглядываясь на прожитые годы, я все поняла, а понимать стала с тех пор, когда он умер. Причем мой муж знал, когда он умрет, и с точностью назвал дату и время своей смерти. Так все потом и сбылось – и дата, и время. Перед смертью он сказал: «Когда я умру, положи наши кольца ко мне в гроб, под подушку. А как голова твоя просветлеет и ты все поймешь, прости меня за все. Ведь я тебя еще девчушкой приметил и полюбил. Ты знаешь, отец мой многое умел и знал, вот и подсобил мне в моем горе. Сох я по тебе и шибко тебя ревновал к твоему Антохе и готов был что угодно для тебя сделать, чтобы ты не за него, а только за меня пошла. Мне 72 года, а я до сих пор в тебя влюблен, как парнишка. Прости меня, голубка моя, и прощай».
Как только я схоронила своего мужа и вместе с ним наши медные кольца, у меня будто пелена с глаз упала, но мне уже 60 лет и ничего нельзя вернуть. Я не знаю, проклинать ли мне своего мужа или радоваться, что испытала я нечеловеческую любовь и привязанность к этому человеку. А Антон спился. И кто знает, какова бы была моя участь, если бы я за него вышла замуж, а не за своего Диму».
Чтобы снять с души кольцо рабства, человек должен вымыться и париться в трех банях в один день. Это несложно, теперь редко у кого на даче нет баньки, нужно только заранее договориться с хозяевами этих бань. После третьего мытья нужно пойти на три кладбища. Там найдите могилу с таким же именем и отчеством, как у вас. Поклонитесь могиле и скажите:
Господи, помоги! Господи, благослови!
Как у мертвой крови нет злобы и любви,
Так и на мне, Божией рабе (имя),
Нет рабского кольца.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков.
Аминь.
Затем возьмите землю с могилы, пропустите ее между пальцами и снова скажите:
Мертвая земля, сними с меня печаль,
Тоску по Божию рабу (имя).
Мать сыра земля, развенчай меня с ним
На ныне, на вечно и на бесконечно.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь.

Верить ли предсказаниям
Я получаю много писем, в которых описаны удивительные и невероятные факты. В конце своих писем читатели часто делают приписку: «Пусть мой горький опыт кому-нибудь поможет не повторить моей ошибки». Один древний философ сказал: «Лучше заплатить за горький опыт слитком золота, чем собственной кровью». И я решила, что, возможно, прочитав эти письма, вы сможете почерпнуть для себя полезные сведения, из которых, в общем-то, и складывается жизненный опыт человека.
Свидетельствуют очевидцы (письмо первое)
«Уважаемая Наталья Ивановна. Пишет Вам инвалид первой группы. Живу я в доме инвалидов, и о Вас узнал от соседей. По Вашим книгам люди лечат свои бесчисленные болячки. Прочитал и я Ваши книги. Не знаю почему, но мне очень захотелось написать Вам о том, как я превратился в инвалида.
Я ведь не всегда был таким, но теперь уже и не верится, что я когда-то ходил на своих ногах, а не передвигался в инвалидной коляске. Меня постоянно мучает та мысль, что если бы я послушался гадалки, или, как теперь говорят, ясновидящей, то был бы сейчас здоров и, наверное, уже имел бы жену и детей. Хочу описать Вам, как все было, вдруг это кому-нибудь пригодится. Я хочу объяснить, что человеческую судьбу можно предсказать, а значит, есть шанс предотвратить самое плохое. Вы ведь тоже писали, что тот, кто предупрежден, тот будет готов и вооружен.
Примерно 10 лет назад у меня случилась пропажа денег, которые я собирал на покупку машины. Я сильно переживал, и мы дома все между собой переругались. Дело в том, что чужих у нас не было никого, только я, мать, сестра и мой младший брат. Все отпирались и клялись, что никто не видел моих денег. Я сильно психовал. По чей-то подсказке я решил обратиться к ясновидящей. Сестра стала узнавать адреса более или менее опытных знахарок и гадалок.
Наконец нам дали адрес женщины, у которой такое же имя, как и у Вас. Человек я не суеверный, но на тот момент я уже так измучался и устал от скандалов, что поехал к этой ясновидящей. В самый последний момент, уже стоя возле ее дверей, вдруг захотел повернуться и уйти, потому что было стыдно, что я, мужик, приплелся погадать. Но все-таки я вошел и обрадовался, что это была женщина пожилая и потому стесняться вроде как некого. Я сел напротив нее и задал вопрос: кто украл мои деньги?
К моему удивлению, она сказала, что похищения денег не было, что я их сам много раз перекладывал с места на место и сам себе заморочил голову. «Деньги ты найдешь в самой маленькой комнатке вашего дома, но лучше бы ты их действительно потерял», – сказала она. «Почему?» – спросил я ее. В ответ на мой вопрос женщина покачала головой и сказала с неподдельным сожалением в голосе: «Я не могу полностью открывать твоей судьбы, не все можно говорить. Да разве ты послушался бы меня? Как только ты найдешь свои деньги, то тут же купишь машину и никто тебя от того не сможет отговорить. Но послушай меня хотя бы в одном – брось курить!» «Почему? – спросил я, – у меня что, будет рак легких»? «Нет, – сказала она, – это тебе не грозит. Просто поверь мне на слово и не кури. Если ты меня не послушаешь хотя бы в этом, судьба к тебе будет немилосердна».
Когда я вышел от этой гадалки, у меня было муторно на душе, будто меня только что обвели вокруг пальца. Ведь приехал я к ней за одним, а мне наговорили черт знает что да к тому же запретили курить. При чем здесь курение, психовал я. Придя домой, пошел в чулан, поскольку это была самая маленькая комната в нашем доме. Деньги были в старых валенках, и я тут же вспомнил, как, пересчитав их последний раз, решил сунуть в катанки.
На другой день я купил «Жигули», а через неделю поехал с семьей на дачу. Окна в автомобиле были открыты, а в зубах я сжимал сигарету. Видимо, из-за сквозняка, ветром, прямо в левый глаз влетела искра вместе с пеплом, и я от неожиданной боли сильно крутанул руль. Одна секунда – и машина на скорости слетела в кювет. Очнулся я в реанимации. В один день я лишился не только мамы, сестры и брата, но и обеих ног и левого глаза. Ноги оказались зажаты металлом, и были порваны все вены. Пока меня вырезали автогеном, было упущено время, и врачи не смогли спасти мои ноги.
Если бы я только тогда послушался той женщины, то, наверное, смог бы избежать того, что случилось. Из-за какой-то сигареты все пошло прахом. Ту женщину, ясновидящую, звали так же, как и Вас, может быть, это к Вам я приезжал летом, в июне, десять лет назад. Пишу Вам и надеюсь, что увижу свое письмо в Вашей книге. Хоть какая-то, да радость. А письмо мое, думаю, может послужить уроком для других. Лично я теперь уже знаю, что в нашем Отечестве тоже есть пророки.
С наилучшими пожеланиями, Владимир Кубаткин,
Новосибирская область, с. Ояш».

Один сон на двоих
Из письма: «Уважаемая Наталья Ивановна! Обращаюсь к Вам за советом. Со мной произошел странный случай, может быть, Вы слышали о подобном или кто-нибудь Вам об этом писал. В институте, в моей группе, есть один парень, звать его Максим.
Однажды он рассказывал сон, и я даже рот открыла, так как он рассказывал именно тот сон, который я видела в ту же самую ночь. Не знаю, можно ли рассказывать этот сон, но я расскажу.
Будто поднялся ураган и стали рушиться мосты. И я их считаю: раз, два, три. И тут я оглянулась и увидела, как падает статуя Свободы и разбивается на три равные части. В голове у меня мелькает: это не Россия, это Америка, – и я в ужасе просыпаюсь. Вот тот же сон в точности рассказал в тот момент и Максим, слово в слово. К чему этот сон и почему он приснился мне и моему сокурснику?»
Ваш случай не единичен. Бывает, что люди видят не только вещие сны, но и сны абсолютно одинаковые. После выхода в продажу моего «Сонника», где я обещала рассказать сны тому, кто меня попросит об этом в своем письме, мне стали приходить письма с просьбой разгадать их сон. Читая письма, я обнаружила, что у многих моих читателей сны абсолютно идентичны. Оказывается, что многие россияне видят сны о разрушении и гибели Америки. И пишут об этом не только россияне, но и иностранцы.
Вот письмо из Америки от Гауберт К.: «Уважаемая Наталья Ивановна! Я раньше жила в России, в городе Орджоникидзе. Теперь уже 20 лет живу в Америке. Я помню и люблю Россию и всегда с жадностью примечаю все новости и события. Но в последнее время я вижу ужасные сны о гибели Америки. Вижу ее разрушение и затопление. Всякий раз, видя эти сны, я просыпаюсь измученной и в страхе, так как на самом деле я не умею плавать, а во сне мы все тонем. Все рушится, и вода все накрывает. Я уже хотела написать в американское правительство, чтобы они что-нибудь предприняли, пока не поздно, ведь не могут же такие сны быть беспочвенными.
И действительно, все чаще в Америке возникают катаклизмы и разрушения с затоплением. Я подумала: пусть бы правительство Америки обратилось к Вам и таким, как Вы, людям, которые знают методы сохранения и разрушения. Вы ведь сами об этом писали, что Вы бы остановили грядущее зло. А именно так, скорей всего, и будет. Я почему-то уверена, что Америка идет к гибели. Америка – богатая страна, пусть бы правительство выделило Вам средства на строительство храма, о котором Вы мечтаете и пишите в книге, взамен Вашего труда на безопасность Америки, которую я очень полюбила и горжусь нашей гордой, независимой державой. Но я так и не сумела написать об этом в американское правительство. Не знаю, как им это разъяснить. А страх не дает мне покоя.
Ваши книги я здесь достаю за любые деньги и очень Вам за них благодарна».
Сон – это заповедная страна, где мы встречаемся с теми, кого давно, увы, нет в живых. И умершие родственники и близкие предупреждают нас через сон о том, где и в чем мы должны быть особенно осторожны. Были и есть люди, имеющие дар видеть пророческие сны.
Примеров можно привести очень много. Так я читала одно письмо, которое до сих пор хранится у меня в коллекции необычных писем.
Летчик пишет о том, что с некоторых пор он боится своих снов, которые, как выяснилось, иногда сбываются полностью. Он приводил примеры с произошедшими авиакатастрофами и утверждал в письме, что видел во сне огромный электронный календарь, на табло которого были указаны даты предстоящих авиакатастроф, а также номер авиалайнера, которому предстояло разбиться!
Летчик, увидев один из первых своих вещих снов, вначале не придал ему значения, списав увиденное на подсознательную тревогу в силу своей непростой профессии.
Но каково было его состояние, когда тот авиалайнер, который он видел накануне в своем кошмарном сне, действительно разбился, и именно в то время, которое было на световом табло во сне. Потом ему приснилась авиакатастрофа в Америке, и на табло А были указаны время, номер и название той авиакомпании, которой принадлежал этот самолет.
«Когда я увидел этот сон, – пишет летчик, – я потерял покой и не знал, как мне следует поступить. Во-первых, было стыдно прилюдно заявить о том, что я серьезно отношусь к своим снам. Страх, что меня могут счесть не вполне психически здоровым, что, естественно, повлечет мое отстранение от дальнейших полетов, сдержал мои эмоции, и я никому не стал говорить о своем сне.
Катастрофа американского авиалайнера случилась в то время, которое было указано в том сне. Погибло именно столько человек, сколько было указано на табло.
Так повторялось не один раз. Никто не знает, сколько я мучался из-за того, что видел, но не говорил о грядущей катастрофе. Однажды я не выдержал и предупредил человека, которого знаю много лет, что видел гибель его самолета во сне, и сказал время, которое увидел на цифровом табло. И что Вы думаете, сон этот не сбылся.
За 12 лет моей работы летчиком, – пишет мне мой читатель, – сбылось несколько снов. Люди и самолеты разбивались не только в России, но и в других странах. Но стоило мне попытаться предупредить о грядущей катастрофе, мой сон не сбывался. Что мне оставалось делать? – писал летчик. – Молчать или, наоборот, предупреждать с целью того, чтобы сон мой не сбывался, но тогда я, спасая людей, рисковал прослыть придурком, который рассказывает свои сны, а они не сбываются».
Вот пишет хирург, человек с большим опытом врачебно-хирургической практики: «Уважаемая Наталья Ивановна! Я глубоко верующий человек и очень люблю Ваши замечательные книги. С некоторых пор я во сне ясно слышу голос моей покойной сестры, которая воспитывала меня и моих братьев с раннего детства, так как наша мама рано умерла. Саму сестру я не вижу никогда, но ее голос говорит мне о том, кто из моих пациентов умрет.
В первый раз она сказала, что такого-то числа в такое-то время у меня на операционном столе скончается человек и, чтобы я ни предпринял, все будет бесполезным, так как срок этому человеку уже предопределен. В этот день у меня на столе действительно умер человек. Потом были еще предупреждения, и всегда они сбывались.
Два или три раза я попытался избежать предстоящей операции, и вот что из этого вышло.
Я сослался на плохое самочувствие, и вместо меня оперировал наш заведующий, но сон все равно сбылся, женщина умерла в то время, о котором говорила мне во сне моя покойная сестра.
Я посмотрел по записи в карте пациентки. Другой раз я попытался перенести время операции на три часа вперед, но пациент умер до операции, именно в то время, которое обозначила моя сестра. И родственники умершей стали обвинять больницу за отмену операции, утверждая в своей жалобе, что если бы операция была проведена своевременно, то, возможно, их близкий человек был бы жив».
Таких примеров очень много, и это еще раз подтверждает, что человечеству очень мало известно о том, о чем так смело берутся судить даже высокообразованные люди. Нельзя столь категорично утверждать, что Бог не существует и что нет потустороннего мира и его сил. От моих знахарских многовековых поколений мне известны способы и заклинания, которые открывают незримые двери невидимого мира.
И души умерших людей идут на контакт, говоря и предупреждая о том, что можно исправить или изменить даже в весьма катастрофической ситуации. И я абсолютно уверена, что если бы наш Милостивый Отец – Господь Бог не захотел этого, то этого не было бы никогда.
Сны – это тоже своего рода попытка подсказать наше грядущее. Если сон несет в себе много негатива, то можно отвести плохое специальными заговорами, чтобы плохие сны не сбывались (смотрите отчитки в моих книгах).
По поводу предсказания во сне о грядущих бедах Америки, это истинная правда, и дело лишь в отсчете времени. Думаю, и это возможно отмолить, ведь для того Богом и даны молитвы, чтобы истинно верующий человек, не жалея сил и жизни, вымолил благодать спасения.

Вдовий платок
Из письма: «Когда мне было 15 лет, я как с цепи сорвалась. То ли переходный возраст был виноват, то ли избаловали меня мои родители, только я была тогда хуже блатного парня. Стала курить, выпивать и задираться на всех подряд чуть ли не с кулаками. Ничего и никого я не боялась. Если мать денег не даст по-хорошему, так я или украду их, или скандалом возьму. Однажды позвала меня подружка в одно место на похороны. Она была точь-в-точь такая же, как я. Ни учиться, ни работать, только бы накраситься, выпить и покурить! Вот Лена мне и говорит: „Хочешь выпить?“ Я сказала: „Так денег же нет, я у матери вчера последнюю трешку забрала“. А Лена говорит: „А мы на халяву, тут у соседей мужик умер. Пойдем, ты же знаешь, что на похороны кто хочет, тот и идет. А потом и на помины заявимся“. Как решили, так и сделали. Народу было полно, и пахло покойником. Цветов и венков было очень много, и мы с Ленкой перемигивались: мол, все нормально, тут никто не поймет, кто свой, а кто знакомый. Может, мы с их производства пришли. Стоим, ждем, когда же тело будут выносить, все какое-то развлечение. Потом будут помины, выпьем и поедим. И тут я приметила у одной женщины на голове платок. Красивый, весь из кружевных звездочек, правда, черный, но очень красивый, прямо глаз не оторвать.
Мне представилось, как я буду шикарно выглядеть, если накину его на плечи. Да и на голове он бы тоже смотрелся. Уж если на пожилой бабе так смотрится, то на мне будет и подавно загляденье, думала я. Стою и не спускаю глаз с этого платка. Вот бы дождаться удобного момента и стырить его! Тут подъехала ритуальная машина, и мы схватились за венки, чтобы ни у кого не было сомнения насчет нас.
После кладбища все поехали в кафе, там должны были кормить поминами. Мы хорошо поели и выпили водки. Стало весело и хотелось побалдеть. И тут я пошла покурить в туалет. Ленка со мной. В этот момент в туалет зашла та женщина, на которой был красивый платок. Она была заплаканной и, не оглядываясь на нас, стала умываться и сморкаться. Лицо у нее было зареванное, но я не чувствовала к ней жалости, я думала только о ее красивом платке. Женщина нагнулась над раковиной, а я схватила с ее головы платок и выскочила. Ленка – за мной, и мы убежали.
«Ты сдурела, что ли? – спросила меня Ленка. – Вдруг она нас запомнила?» «Не должна, – сказала я, – ей не до того, она себя и то не помнит. На фига ей такой платок, а на мне смотри, как шикарно», – сказала я и надела свой трофей.
Через три дня умер мой отец. Мама моя овдовела, а мы остались без отца. Он был добрый. И хоть я ему всегда мотала нервы, все равно любил меня и всегда звал дочуркой. Потом овдовели две моих сестры, и все в один год. У тетки моей умер муж, и она овдовела. Сама я вышла замуж в 18 лет, а через полгода мой муж умер. Второй мой муж повесился по неизвестной причине. Я к тому времени уже перебесилась и родила доченьку. С ее появлением я сильно изменилась. Во мне появилась жалость к своему ребенку, а также ко всем окружающим меня людям. Я уже не могла поверить, что когда-то я была такой дрянной. От песен и фильмов у меня стали бежать слезы, сердце мое стало мягким и жалостливым. Возможно, потому, что я видела вокруг себя много горя близких людей и сама схоронила двух мужей, которые полюбили меня такой, какой я была.
Шло время. Я попыталась еще раз устроить свое счастье. И опять у меня умер муж. А потом и моя дочь овдовела, буквально через две недели после свадьбы. Зять мой попал в аварию и разбился. Пошла я как-то погадать к одной женщине. А она мне говорит: «На тебе вдовий крест. Все, кто с тобой будут рядом, станут вдовами. Ты сама несешь этот крест, и тень его всегда будет падать на тех, кто рядом с тобой». «Почему?» – спросила я ее. Она сказала, что не знает. Когда я от нее ехала домой, то вдруг вспомнила лицо той вдовы, когда я содрала с нее вдовий платок и потом, через несколько минут, гордо натянула его на свою бестолковую голову.
Я поняла, что я и только я повинна в смерти своего отца. Конечно, это я виновата перед сестрами и своей дочерью. Виновата перед теми тремя мужчинами, которые совершили трагическую ошибку, взяв меня замуж. Как жалко, что мы не можем исправить ошибки, которые допускаем по своей глупости. И так мне хочется закричать на весь белый свет: «Господи, прости ты меня, горькую вдову, за мое зло и дай мне хотя бы один шанс все исправить».
Вот почему, Наталья Ивановна, я решила прилюдно покаяться в Вашей замечательной книге. Непросто рассказывать о себе такое, стыдно и горько. Но иначе нельзя, я больше не могу нести этот тяжкий вдовий крест!»
Чтобы снять с себя то, о чем рассказала в своей исповеди Людмила, нужно в первую среду месяца пойти на кладбище и найти 12 могил с таким же именем, как у вас. Обходя 12 могил, оставляйте на них кутью, блины и конфеты. Низко кланяйтесь каждой могиле и говорите шепотом:

Я (имя) пришла к тебе, к Божией рабе (имя),
Чтобы сказать: «Тебе в могиле лежать,
А мне, Божией рабе (имя),
Тебе свою беду оставлять.
Кланяюсь я тебе,
Раба Божия (имя), до земли,
А ты (имя) с меня вдовий платок сними.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков.
Аминь.
На последней, двенадцатой могиле оставьте то, что было украдено у вдовы.

Мусор в доме от прежних жильцов
три месяца назад мы поменяли квартиру. После себя прежние жильцы оставили мусор. Но я считаю, что сделано это было с определенной целью. На подоконнике лежали церковная свеча и двенадцать иголок. Во всех углах лежали кучки мусора и соли. Я пыталась дозвониться до новой хозяйки моей бывшей квартиры, но трубку никто не взял, и я была вынуждена все убрать сама. С этого дня я как иглу проглотила. У меня совершенно нет энергии. Ничего не хочу делать. Зеваю и сплю. Но сколько бы я ни спала, все равно не высыпаюсь. Что Вы мне посоветуете? Как можно вернуть хорошее самочувствие»?
Возьмите воду из трех разных источников или колодцев. Смешайте ее и налейте в один сосуд, например в бутылку. С этой водой нужно отстоять три молебна, а когда отстоите третий раз, то привезите воду домой. Умойтесь этой водицей со словами:
От Иисуса Христа, от Небесного Царя-Отца,
Пойди живой водой на меня, на мое тело бело,
Чтобы оно не скорбело и не болело.
Как у святых вера в Единого Бога крепка и сильна,
Так чтобы и я, Божия раба,
Была сильна и крепка на все века.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Если в окно постучали, а никого нет
Из письма: «Уважаемая Наталья Ивановна!
Пишу Вам потому, что на душе у меня тревожно и неспокойно. Уже неоднократно члены нашей семьи слышали, как кто-то громко стучит в окно, но при этом за окном никого нет. Я еще от своей бабки слышала, что это беда стучится и что есть такая молитва, которая отводит эту беду от дома.
Наталья Ивановна! Если Вам известна эта молитва, пожалуйста, передайте ее нам. Думаю, что и другие Ваши читатели будут не прочь иметь такую молитву. Я очень люблю Ваши книги и хочу заодно поблагодарить Вас за все, чему Вы нас учите в своих книгах. Желаю Вам здоровья и долголетия.
Аглая Никаноровна Жиркова, г. Астрахань».
Сделайте из осиновой ветки маленький колышек, заговорите его, а затем вбейте его под низ порога. Заговаривают колышек так:
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Стоит среди синего моря столб деревянный.
Под тем столбом спит рыба – кит окаянный.
Вода вокруг спящего кита вздымается.
С небес Марк, Лука и Матфей спускаются,
На кита три пресвятых ругаются:
«Кто волны возмущает,
Кто волны в синем море поднимает?»
С этого часа, с этого дня
Больше нет на синем море столба,
Под тем столбом окаянная рыба-кит
Больше не спит.
С этого часа, с этого дня
Беда в мою хату не стучит.
Губы, зубы, ключ, замок, язык.
Как я сказала, как я наказала,
Слово, к слову пойди, ключ, в замок попади.
Закрываю я замок на Божий оберег,
А ключ – мой язык – со мной, Божией рабой (имя).
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

О татуировке
С некоторых пор меня засыпали письмами мастера, которые занимаются лечением. В этих письмах содержится один и тот же вопрос: как быть с теми, кто на своем теле выколол татуировку? Знахарям известно, что лицам, имеющим рисунки и письмена на теле, заговоры практически не помогают.
Вот письмо от Салтуховой О. Г. из г. Кижи: «Уважаемая наставница, матушка наша Наталья Ивановна! Целый месяц я билась с одной клиенткой, а результата нет. Обычно с таким недугом, как у нее, я справляюсь за 3 – 4 дня. Видя недоумение и обиду пациентки, я сама пала духом. Стала уже подумывать: а не прогневался ли на меня Господь и не отнял ли свой дар, или я чем нагрешила, или моя пациентка из очень грешного рода? И когда я решила отказать ей в помощи, то случайно увидела у нее на плече наколотую розу. Я ахнула и говорю: “Так у тебя наколка на теле?” А Люся в ответ: “И не одна”. И приподняла юбку. Гляжу: у нее змея наколота от бедра вверх и вокруг пупка лучики расходятся, как от Солнца. Меня вдруг такая обида взяла, я стараюсь, читаю по ней. Езжу в церковь и на кладбище, а она даже не сказала, что вся в наколках! Стала я ей объяснять, почему мои заговоры ей не помогают, а она мне не верит. Тогда я достала Ваши книги и говорю ей: “Это книги Степановой. Она всем знахарям голова, ее бабка была коронована нашими прабабками и бабками. У нее в книге написано, что если на теле человека имеются татуировки, то заговоры могут не помочь!” Когда она сама прочитала это в Вашей книге, то поверила моим словам. Дело в том, Наталья Ивановна, что молодежь одурманена. Или мода у них такая, или их бесы метят своим знаком, но делают наколки очень многие. Если бы Вы еще раз объяснили людям о духовном и физическом грехе и вреде этих татуировок! Посмотрите, сколько стало больных кожными и прочими заболеваниями, ведь колют химическими препаратами прямо в кровь. Да и грех какой – ведь Господь создал людей по Своему образу и подобию. А этот образ люди загрязняют дурацкими рисунками и надписями. Одна моя клиентка пришла, а на спине у нее выколоты фотографии и стихи. И смех и грех – чисто папуаска! Пользуясь случаем, кланяюсь Вам и светлой памяти всего Вашего славного рода до земли.
С искренним уважением, урожденная Салтухова».
Я абсолютно согласна с уважаемой Ольгой Георгиевной, чью мать я хорошо помню как бабушкину гостью, приезжавшую к ней за благословением на знахарский труд.
О проблеме татуировок пишут очень многие мастера. Конечно, молодым людям неизвестно о том, что при татуировании частицы краски попадают в лимфососуды и оттуда к ближайшим лимфоузлам.
Задача лимфоузлов – вырабатывать антитела, необходимые для сопротивления организма всевозможным вирусам и бактериям. От татуировок лимфоузлы «закупориваются» грязью и перестают должным образом фильтровать то, что чужеродно для нашего организма! В итоге у девушек и парней повальный герпес, цистит, папиллома – вирус высыпания на коже, – прыщи, чирьи и многое другое. Число этих заболеваний растет только из-за моды на татуировку. Мало кто задумывается о том, как это украшение будет выглядеть на стареющем теле. Я не говорю о том, что молитвы, заговоры не помогают тому, кто украсил свое тело, обезобразив образ и подобие Того, Кто сотворил весь мир и людей. В наказание за это Господь не принимает молитвы за тех, кто осквернил образ, по которому мы созданы. Пользуясь случаем, хочу сказать и о прокалывании пупка у девушек ради блестящих висюлек и колечек.
Девочки милые, спросите хирургов – и они вам скажут, что во время беременности могут разойтись ткани брюшной стенки. Живот увеличивается, и образуется пупочная грыжа, которую нельзя ушивать, ведь живот во время беременности растет! С тех пор, как появилась мода на проколы пупков, я устала заговаривать грыжу у рожениц. Хорошо подумайте, прежде чем решитесь разрисовать свое тело или проколоть пупок.

Разносчик неприятностей (как это исправить)
Действительно, есть такие люди, от которых исходят беды и горе. Чтобы избавиться от этого рока, поступите так: купите новый навесной замок, но не светлый, а черный. К замку обычно прилагаются несколько ключей. Пойдите в осиновый околок и там найдите засохшую осину. Прочтите заговор на снятие злого рока и тут же закройте замок на ключ. Все ключи от замка бросьте в быструю реку. Делайте это в полном одиночестве. Уходите от реки молча и не оглядываясь.
Читать надо так:
У Сатаны есть брат, у брата есть сват,
У свата есть жена, к жене пришел Сатана.
Один ключ даю свату, второй ключ – его жене,
А третий не Сатане, а матери быстрой реке.
Ты, мать быстрая река,
Полощешь ты донные берега,
Камни очищаешь, корни отмываешь,
Отмой меня, сними с меня рок,
Зарой его в свой золотой песок
На ныне, на вечно и на бесконечно.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Квартирант в теле, или Подселение дьявола
Из рассказа Немоляевой Анастасии Павловны: «То, что со мной случилось, не выдумка, а истинная правда. Выросла я в селе и там же вышла замуж. Свадьбу играли целую неделю. Мама с папой очень меня любили – я у них единственная дочь. Муж мой, Володя, тоже был единственным ребенком у своих родителей, да к тому же его отец – председатель нашего колхоза. Люди говорили, что в нашем селе еще никогда не было такой богатой и веселой свадьбы. Одно только было плохо: Володю забирали в армию, потому как слюбились мы с ним в 17 лет. Родители уговаривали нас подождать и не торопиться с женитьбой, но, когда узнали, что я беременна, махнули рукой и согласились. Первый год его службы мы писали письма друг другу каждый день. Но через год письма стали приходить реже и реже. Я к тому времени уже родила сына и тоже не могла часто писать, потому что мальчик был очень неспокойный. Родители Володи, как и мои, еще не были на пенсии, и я крутилась с хозяйством и ребенком, как только могла. Жила я отдельно, в нашем с Володей домике, который нам подарил колхоз к свадьбе. Нам надарили на свадьбу кур, гусей, телочку и поросенка, и это тоже занимало мое время. Подходил срок возвращения мужа из армии, и я не могла дождаться, когда он ко мне приедет. Я очень скучала по нему и еще больше любила его, чем до свадьбы. Верно говорят люди: кто-то в разлуке скучает, а кто-то забывает. Я очень по нему тосковала. Володя приехал, и мне показалось, что он стал совершенно другой. Я себя утешала, что это из-за разлуки он отвык от меня, но время все обязательно поправит. Он и вправду оттаял и был весел и ласков со мной, как раньше. Прошло три месяца, как он вернулся из армии домой. Однажды вечером к нам в дверь постучали. Я удивилась, что собака не залаяла, а забилась в будку, как будто она чего-то испугалась. В избу вошла незнакомая женщина, и мы с мужем уставились на нее, не понимая, кто она и зачем пришла. Женщина доброжелательно улыбнулась и сказала: “Мне люди сказали, что у вас большой дом, а живете вы вдвоем. Не могли бы вы пустить меня на квартиру? Я хочу переехать в вашу деревню, но, пока я куплю дом, мне необходимо временное жилье”. Я ошарашенно глядела то на нее, то на мужа, ожидая, что он ей откажет под каким-нибудь предлогом, потому что я никогда не думала пускать квартирантов. Но мой муж молчал. Женщина решила, что Володя хозяин и от его слова зависит, будет ли она квартировать в нашем доме. Она глядела на него в упор, и он согласно кивнул головой. Лицо у него при этом было красное и какое-то растерянное, и я подосадовала, что понадеялась на него. Наверное, мне следовало бы сразу сказать ей “нет”, и, возможно, она ушла бы от нас. “Вот и прекрасно, – веселым голосом сказала новоявленная квартирантка, – я буду очень хорошо платить, деньги у меня есть. Если быстро куплю дом, то скоро от вас съеду”. А через полчаса она уже пила чай на нашей кухне. Муж показал ей ее комнату, затем повел во двор, чтобы показать, где у нас находится туалет. На какое-то мгновение мне показалось, что они во дворе ругались. Но я сама себе не поверила – чего бы им делить, если они только что познакомились? Утром я проснулась с ощущением тревоги и тут же вспомнила, что у нас теперь есть квартирантка. Я поднялась и обнаружила, что Елена (так звали эту женщину) сидит за столом на кухне. Она выглядела свежо. При утреннем свете я обнаружила, что она очень молода и от силы на два-три года старше нас с Володей. Я почему-то перед ней робела, как будто признавая ее превосходство. Говорила она со мной насмешливо, так обычно разговаривает взрослый с неразумным дитем. “Долго спишь, так и мужа проспишь, – сказала она. – Он уже ушел на работу”. “Я знаю”, – как бы оправдываясь, ответила я. Целый день Лена лежала на диване и наблюдала за тем, как я управляюсь по хозяйству и с ребенком. И от ее взгляда у меня подкашивались ноги. “Я тебе мешаю?” – спросила она. Я ответила, что нет. Пришел муж. Мне бы его накормить, а меня вдруг непреодолимо потянуло в сон. Я стала как вареная, в голове стоял шум, а глаза буквально слипались. Пользуясь тем, что ребенок спит, я крепко заснула. С этого для в моей жизни стало происходить что-то странное. В хозяйстве у нас было 30 кур, но не стало ни одного яйца. Корова перестала доиться. Инстинктивно я понимала, что женщина, поселившаяся у нас, непонятным образом влияет на мою жизнь. И самое странное, что я ее безумно боялась. Однажды, когда я с Кирюшей пришла из магазина, меня поразило то, что я увидела. На нашей кровати лежал плащ моего мужа. Рукава плаща были сложены на груди так, как обычно складывают руки у покойных. Возле кровати стоял стакан с солью, в который была воткнута зажженная церковная свеча. Наша квартирантка стояла возле нашей кровати, и голова Елены была повязана черным платком. Выглядело это так, как будто она молится возле мертвеца. Неожиданно мне стало плохо. Очнулась я, видимо, скоро, потому что свеча все еще горела. Лена уже встала с колен и стояла надо мной. “Кто ты? – спросила я ее. – И что тебе от нас нужно?” “Мне нужен мой муж”, – сказала она. “Какой?” – спросила я ее, и она кивнула на Володин плащ. Я поднялась с пола. Голова моя все еще кружилась, но именно в этот момент мне стало ясно, что объявилась эта женщина у нас не случайно. Они были знакомы с моим мужем! “Сядь, – неожиданно приказным тоном сказала Елена, – сядь и слушай! Пока Володя был в армии, мы с ним целый год жили, как муж и жена. И я не собираюсь отдавать тебе того, кого люблю. Он меня любит, а не тебя, и мы с ним скоро уедем. А если ты мне будешь мешать, я сделаю из тебя дуру. Ты будешь в дурдоме, а мы все равно уедем. Даже и не пытайся его удержать, ты сама не знаешь, с кем ты связалась. Я спрошу, сколько дней я живу в твоем доме, и ты вряд ли сумеешь ответить на этот вопрос!” Услышав ее слова, я попыталась вспомнить, когда она к нам пришла и сколько дней она находится в нашем доме. Вы не поверите, но я действительно не смогла посчитать и вспомнить, давно ли она у нас живет! “Я в твоем доме два месяца, – медленно и насмешливо сказала она. – Ты даже не знаешь, что Володька спит ночью не с тобой, а со мной. Ты ведь стала как робот: встанешь – кормишь ребенка и скотину, а затем идешь в магазин за хлебом и копошишься, копошишься, не видя при этом ничего того, что тебе не следует видеть и знать. Ты сейчас встанешь и пойдешь спать и будешь спать со своим ребенком до тех пор, пока я этого хочу”. “Я тебе не верю! – крикнула я. – Это неправда, я абсолютно все вижу и понимаю, и Володя любит только меня”. “Ну хорошо, – усмехнулась она. – Сегодня ты увидишь то, что происходит вокруг тебя. Ты будешь слышать и видеть все, но не сможешь ни говорить, ни помешать”. И действительно, я все видела, слышала, но на меня как будто нашел столбняк, я была как под наркозом, но с открытыми глазами. Я видела, как пришел с работы мой муж, как они ужинали и при этом спокойно беседовали. “Она спит?” – спросил ее Володя. “Да, как всегда” – “А ребенок?” – “Тоже”. Потом они занялись любовью, и я уверена, она это сделала специально для меня. В голове моей медленно ворочались мысли. Тяжело, с трудом, но я все понимала. Было такое чувство, как будто я проснулась и незаметно наблюдаю за людьми, которые об этом не подозревают. Я видела их поцелуи, слышала вздохи, и мое сердце разрывалось от ревности и обиды, но я не могла ни закричать, ни вскочить. Мышцы мои были скованы судорогой, и я не могла выйти из этого состояния. Пытаясь сосредоточиться, я вглядывалась в лицо Володи, и вдруг мне стало ясно, что он, как и я, управляем ею! Он был как сомнамбула, он действовал, находясь в глубоком сне. “Лунатик! – вспыхнуло в моем мозгу. – Он и я – лунатики, а она ведьма, дергает нас за веревочки, и мы для нее куклы”. Утром, когда мой муж ушел на работу, Елена снова подошла ко мне с разговором о том, чтобы я не препятствовала их отъезду. Я боялась смотреть ей в глаза, мотала головой и говорила, что люблю Володю и никому его не отдам. “Что ж, – сказала она, – я тебя предупреждала, но ты сама не захотела по-хорошему. С этого часа я сажаю в тебя квартиранта, но не такого, как я, а дьяволенка. Он будет говорить с тобой 12 часов в сутки. Люди сочтут тебя ненормальной, и будешь ты жить в психушке”. После этих слов она вдруг схватила в руки нож и бросила его на пол с криком: “Дьявол! Не на восход, а на запад! Не возле ворот, а за воротами! Шестизначный зверь, открой в ее теле дверь…” Дальше я не помню. Первые ее слова врезались в мою память, а вот дальше она что-то кричала про дьявола-квартиранта, приглашала его в мое тело жить, быть, говорить, половину суток молчать и еще какие-то страшные слова. Все вокруг меня завертелось, закружилось, и я потеряла сознание, а когда очнулась, то услышала в себе голос. Он со мной разговаривал, и я невольно ему отвечала. Голос не давал мне покоя. Я пыталась чем-нибудь заняться, но голос говорил: “Брось, зачем тебе это нужно, иди лучше в магазин, там свежий хлеб привезли”. И я шла и спокойно говорила с этим голосом, уговаривала его от меня отстать. Видимо, люди заметили, что я сама с собой разговариваю, ведь им было неизвестно, что в моем теле поселился квартирант. Потом меня увезли в больницу. Никто мне не верит: ни врачи, ни санитары. Спокойно мне бывает лишь тогда, когда мой квартирант оставляет меня в покое. Я отметила, что говорит он действительно ровно 12 часов и потом 12 часов молчит. Пока он молчит и не мешает мне, я пишу Вам, Наталья Ивановна, письмо. Только бы он потом не заставил меня его порвать. Санитарка баба Катя обещала мне, что отправит письмо. Это она мне о Вас рассказала – у нее есть какая-то Ваша книга.
Наталья Ивановна! Умоляю Вас, подскажите мне, как можно изгнать из меня подселенца. Он мне говорит, что мой муж уехал вместе с Леной, что она его держит возле себя, потому что любит моего Володю. Я очень Вас прошу, не оставляйте меня. Разве я виновата в том, что со мной произошло? Помогите мне ради Господа Бога. Не сердитесь, что отняла у Вас столько времени своим большим письмом.
Уважающая Вас Анастасия».
С Божией помощью я смогла вылечить Анастасию. Володя к ней вернулся, и они по-прежнему живут в своем домике; теперь у них уже двое детей. Елена оставила их в покое, потому что, к счастью, в магии имеются довольно жесткие методы, благодаря которым даже очень сильный мастер может навсегда потерять связь с потусторонним миром.

Покойник-жених
Из письма: «…Мне 16 лет, и, возможно, Вы не пожелаете читать мое письмо, но мне больше не к кому обратиться. Из-за моей глупой выходки происходит что-то непонятное и страшное.
Дело в том, что в этом году я и моя подруга Настя ходили на Родительский день на кладбище. Настя меня позвала с собой. Ее старший брат Максим сбил человека и, придя домой, удавился. Может, его совесть мучила, может, боялся тюрьмы, никто не знает, записки он не оставлял. Если честно, то я никогда раньше на кладбище не была. В нашей семье все, слава Богу, живы. А наши прадеды и прабабушки похоронены совсем в другом городе.
Странно, но на кладбище мне было абсолютно не страшно, даже интересно. Памятники у всех разные, фотографии и цветы. Вы не поверите, но мне там было очень спокойно, может быть, потому, что до этого я никогда не присутствовала на похоронах, не видела слез и как гроб опускают в могилу.
Я пишу это для того, чтобы Вы поняли все дальнейшее. Ничто не могло повлиять на мое нормальное психическое самочувствие.
Когда мы пришли на могилу, я думала, что Настя начнет плакать по брату, но она достала бутылку, и сказала: «Брат у меня был прикольный», и стала мне рассказывать о нем всякие случаи. Мы выпили, помянув его, хотя говорят, что самоубийц не поминают. Я смотрела на его фотокарточку и не могла отвести глаз. Может, это так вино подействовало, но мне стало его жалко, как своего близкого человека, и еще было жалко себя, потому что я никак не могла найти себе парня. У всех девчат были, а у меня нет. Наверное, на Настю подействовало вино, она заплакала, и я вместе с ней. Мимо нас прошла старуха и зло сказала:
– Это водка, а не вы плачете!
Хотелось ей в ответ нахамить, но я сдержалась.
Когда мы уходили, мне казалось, что я этого Максима всю свою жизнь знаю, и я зачем-то сказала:
– Приходи ко мне, если надоест лежать. У меня нет парня, будешь моим женихом.
Настя совсем упилась, и я ее еле волокла. Мне все время казалось, что за нами кто-то идет, я оглядывалась, но, естественно, сзади никого не было.
Родителей не было дома, и я порадовалась, что мне не влетит, что я напилась.
Я быстро уснула, а посреди ночи проснулась. Возле окна стоял человек. В комнате было темно, и я видела только силуэт. От выпитого в голове стоял шум, и было тяжело. Перед глазами все плыло и казалось нереальным. Возможно, только поэтому я не заорала, увидев в комнате незнакомца.
– Ты кто? – спросила я.
И он ответил:
– Максим, ты же сама меня позвала.
Еще он сказал:
– Ты такая красивая, я в тебя влюбился, – и стал меня целовать.
Когда тебя целуют, разве можно бояться? Я не воспринимала его как покойника, он был для меня такой же, как и я, да еще целовался.
Уходя, он попросил никому не говорить о том, что ко мне приходил.
Я его спросила:
– Как там, хуже или лучше, чем здесь?
А он ответил:
– Не знаю, меня и таких, как я, туда не пускают, мотаюсь, как летучий голландец, между небом и землей.
После того Максим бывал у меня часто, и я все время его ждала. Мне кажется, что я его действительно полюбила.
Однажды мама спросила:
– Лена, ты стала разговаривать во сне, и вообще ты выглядишь очень плохо. У тебя что-нибудь болит?
Эту фразу я стала слышать каждый день то от одного, то от другого человека. И при этом все говорят, что я выгляжу больной и усталой. Я действительно сильно похудела. Джинсы на мне висят, как на вешалке, и под глазами черные круги.
Не знаю, чем бы все это закончилось, если бы однажды ко мне на улице не подошла цыганка. Я думала, что она начнет выпрашивать деньги, но она только сказала:
– Эй, ты хоть знаешь, что за твоим плечом покойник стоит? Смотри, если он всегда за тобой ходит, то тогда ты долго не проживешь.
Я пошла к экстрасенсу, и она посоветовала мне читать молитву. Я увидела, из какой книги она ее переписала, и потом эту книгу спросила в магазине. В книге я обнаружила Ваш адрес и решилась написать Вам письмо. Только Вы не подумайте, что я что-нибудь приврала. Честное слово, я Вам рассказала чистую правду, хотя если бы мне кто-то подобное рассказал, то я вряд ли этому поверила бы.
Пожалуйста, напишите, как можно помочь в моей ситуации. Я ведь только теперь осознала, что этот мертвец ходит неспроста. Когда я не выключаю свет, он не приходит. Но иногда, когда я засыпаю, мама заходит и выключает свет. После этого появляется Максим и снова до утра меня целует и говорит, что я его невеста. Говорит, что мы скоро будем с ним вместе, и никто нас никогда не разлучит».
Случаев, как у Лены, бывало много, я думаю, что многие из вас слышали от своих бабушек или знакомых, как тоскующая жена или мать с радостью принимала у себя дома покойника, не желая задумываться над тем, кто к ней пришел.
Горе разрушает сознание. Страдающая душа плачет и зовет того, кто был ей дорог. И когда на плач и на зов являлся покойник, то у людей не было никакого страха, была только непередаваемая радость и желание удержать возвращенное счастье.
Я лично знаю женщину, к которой 10 лет приходил покойный муж, с которым она прожила долгую и счастливую жизнь. Когда Андрей Никитич умер, она ночевала на могиле, ставила на стол второй прибор, готовила ему еду и разговаривала с его фотографией, уговаривая его показаться хоть на минуту, молила Богородицу об их свидании. Все, что она хотела от жизни, – это только один раз увидеться с мужем. И когда он пришел, страха и потрясения не было. Да и как можно бояться человека, которого она знала 40 лет?
Его первые слова были:
– Если ты кому-то скажешь, что я был, то я к тебе никогда не приду.
И она никому ничего не говорила до самой смерти. Удивительно, что с ней не случилось ничего плохого. Она не заболела, не похудела. Она была счастлива еще 10 лет жизни.
Старые люди о подобном говорят:
– Это не мертвец возвращается, это дьявол ходит.
А вот случай с моей знакомой трудно объяснить. Может, и вправду Милостивый Судья отпустил мертвую душу к своей жене, видя искренность ее слез и любящее сердце. А может быть, в ее родовом колене были воистину святые люди, которые теперь возле Христа стоят и молят за нас, грешных, и за своего потомка. Возможно, велики были святые заслуги ее праотцов и праматерей, если сам Господь Бог внял ее горьким слезам и мольбам за покойного мужа.
Люди мне рассказывали разные случаи, но чаще всего бывает, что такие происшествия заканчиваются очень плохо.
По просьбе Елены я даю молитву от прихода мертвой души, которая среди знахарей имеет свое название «Отвязка от покойника».
Если человек хочет отвязаться от покойника, нужно пойти к нему на могилу и переложить землю с ног на голову. А ту землю, что лежит в головах, положить в ноги. После этого съешьте кутью и блин и скажите:
Господи, помяни кутьей того,
Кто в этой земле лежит,
И пусть его эта земля сторожит,
Крышка гроба не открывается,
Руки и ноги не поднимаются,
К моему дому не идут,
Уста мертвые меня к себе не зовут.
Ему к нам не ходить, не пугать,
А век по веку в своей могиле лежать:
На ныне, на вечно, на бесконечно.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Для того же
Берут три горсти зерен ржи и 13 копеек, несут их на могилу того, кто приходит или часто снится и пугает. Положив на могилу зерна и мелочь, нужно перекреститься и сказать:
На́ тебе, мертвец, рожь.
Зато ты меня никогда не тревожь.
Вот тебе, мертвец, грош,
Зато ты нас никогда не тревожь.
Земля тебе покрывало,
Чтобы мертвая душа живых не достала.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков.
Аминь.

Слова, заставляющие страдать злобного колдуна
Из письма: «…Девять лет наша семья проливает слезы. Началось это с малого, во всяком случае, так я думаю.
Однажды муж предложил сменить местожительство. Он считал, что если мы переедем жить в деревню, то там-то мы точно не пропадем. Будет своя земля, заведем скот, станем выращивать свои овощи и фрукты.
В городе у нас не было ни дачи, ни участка, а зарабатывать мы не умели.
В общем, продали мы свою квартиру, переехали в деревню и стали жить. Дом попался крепкий, большой. Земля в огороде черная, жирная, и много было плодовых деревьев.
Купили мы корову и стали продавать молоко, но не в деревне, а возле вокзала. Корова давала хорошее, жирное молоко, и очень много.
Но вот незадача: привезем мы продавать молочные продукты, и почти все везем назад. Рядом со мной стояла старая женщина, и у нее все сразу раскупали. Видимо, стало ей меня жалко, и Катерина, так звали ту бабусю, сказала мне:
– Я тебе подсоблю, слово я такое знаю, все у тебя станут разбирать быстро, как и у меня.
И действительно, только я встану со своими продуктами, как покупатели налетят и все раскупят. Я и цены стала поднимать, все равно все расхватывают.
Однажды я, как всегда, стояла на привокзальном рынке. Кроме молока, сметаны и сливок я уже стала возить грибочки, сальце и помидоры с огурцами. Стояла со мной и баба Катя. Она попросила приглядеть за ее товаром и продавать его, если подойдет покупатель, а сама отлучилась.
Люди подходили и брали то мой, то товар бабы Кати. Хотя, если честно, мой товар был гораздо красивее и аппетитнее.
Не знаю, зачем я это тогда сделала, но, видно, бес меня попутал. Я стала хаять товар бабы Кати, говорила:
– Не берите, она свои овощи говном человеческим поливает, а корова у нее больная, кровь вон в молоке.
В общем, пришла баба Катя; мой товар распродан, а ее весь целехонек.
Я попрощалась с ней и поехала домой, а вечером баба Катя зашла ко мне во двор. Я не удивилась, ведь жили мы с ней на одной улице. Только я хотела ей предложить чайку, как она мне говорит:
– Я тебя пожалела, слова тайные шептала, чтобы у тебя молока была прорва и все бы у тебя раскупалось, а ты, бесстыжая, возводишь на меня напраслину. Мне 78 лет, и я в жизни никогда гадостью свой огород не поливала. До зари встаю, каждую травинку обойду, все огурчики, помидорчики с любовью полью. Думаю с радостью, как это все у меня люди купят и потом за столом кушать будут. Да как у тебя язык твой поганый повернулся ради денег поливать душу человеческую грязью!
В тот момент мне бы перед ней повиниться, а я, глупая, действовала по поговорке «лучшая защита – нападение». Я накинулась на бабу Катю, обматерила и выгнала вон из хаты. Когда я ее толкнула, она упала, а я ее не подняла и дверь захлопнула.
На том месте, где она упала, я потом нашла цепочку с крестиком. Видно, когда она падала, с нее слетела цепочка. Цепочка оказалась золотой, и я ее прибрала.
Через час баба Катя пришла и говорит:
– Отдай то, что я у тебя потеряла, отдай мой крест, его на меня моя мать одевала.
Но мне, Наталья Ивановна, было жалко отдавать золото. Я вам все честно пишу, как на духу, как на исповеди. Я не отдала ей крестик, мотивируя тем, что не видела ничего, говоря:
– Ищи там, куда ты его положила, а у меня его нет.
– Последний раз добром прошу, верни мамашин крест, и я за это все твои глупые слова прощу.
Но я опять стала материться и гнать бабу Катю со двора.
Она больше ничего не сказала, повернулась и ушла, а у меня с тех пор все пошло кувырком. Корова перестала доиться. Мы не одну поменяли, да только вымя большое, а молока две капли. Я уже и так делала: покупаем корову, делаем контрольный удой, молока много, а как только приведем корову домой, все, молоко пропало.
На рынок я уже давно не хожу, все равно ничего не можем продать: ни со двора, ни с огорода.
А баба Катя, хотя ей почти 90 лет, бегает на рынок, деньги на храм отдает и тем, кто голодает.
Мне она ни разу денег не дала, хотя я живу похуже тех, кому она помогает.
Уважаемая Наталья Ивановна. Вы знаете всякие отмщения, научите меня такой молитве, чтобы колдунья Катя взвыла, и небо ей с овчинку показалось!»
Слова такие я действительно знаю, знаю также Екатерину Филипповну, а своих я в обиду никому не дам.
Окончание жизни человека
Хочу с вами поговорить о том, о чем человек обычно боится говорить и думать. Сразу же хочу сказать, что эта тема не возникла сама собой или по моему желанию.
Ко мне приходит очень много писем с вопросом: что нас ждет по ту сторону жизни?
И если раньше этот вопрос мне задавали очень пожилые люди, то теперь этот же вопрос задает и молодежь.

Вот, например, письмо Левкиной Маши из Петрозаводска: «Месяц назад я похоронила маму и папу. Им не было еще и 40 лет. Я никогда раньше не задумывалась о смерти, а про своих родителей думала, что они будут жить всегда.
В первые дни после их гибели я была в шоке. У меня даже не было слез, и кто-то, наверное, думал, что я бессердечная. Но теперь будто наркоз отошел. Я страдаю, и причем боль в моем сердце такая, что порой кажется, что еще немного, и я умру.
Я их жду, хотя умом понимаю, что этого не будет. Перебираю мамины вещи, гляжу на недорисованную папину картину. Вид маминой губной помады заставляет меня дрожать.
Мне плохо, я не хочу верить и знать, что мои родители ко мне больше не придут. Я мучаюсь виной. Мне все время кажется, что я перед ними в чем-то виновата: плохо себя вела, мало помогала, хитрила. Хотя я всегда хорошо училась и очень любила своих родителей.
Мамина подруга, тетя Валя, дала мне Вашу книгу, Наталья Ивановна, чтобы я полечила себя от тоски.
Меня потрясло до глубины души то, что Вы написали в разделе “У порога вечности”. Как я рада, что Вы об этом написали. В моей душе появилась надежда. Надежда на будущее после смерти. Я готова об этом говорить и говорить, только бы знать, что рано или поздно я снова встречусь со своими дорогими и любимыми родителями. Ведь я им никогда не говорила о том, какие они у меня хорошие, добрые и красивые и как я их сильно люблю.
Дорогая Наталья Ивановна, очень Вас прошу, говорите в своих книгах о том, о чем мы все боязливо молчим. Ведь, несмотря на молчание, это все равно случится.
Говорить об этом нужно, потому что среди нас нет бессмертных. Если бы люди об этом думали и говорили открыто, наверное, делали бы меньше плохого. Во всяком случае, пока это меня не коснулось так близко, я жила не совсем так, как надо.
И еще. Люди должны надеяться на то, что после их смерти для них не наступит забытье, иначе можно просто сойти с ума.
Спасибо Вам за то, что Вы взваливаете на себя эту ношу, этот непростой, но нужный разговор».
Письмо второе: «Мне 76 лет. Теперь я, как никогда, близка к тому, о чем я всегда боялась даже думать. Ничего с этим не поделаешь.
Молодые, глядя на меня, наверное, думают: “Какую долгую жизнь она прожила”. А я теперь знаю: даже долгая по летам жизнь пролетает, как одно мгновение. И она совсем не показалась мне долгой, и это касается любого из нас.
Что есть жизнь?
Не успеешь моргнуть глазом – вечер. Оглянешься – неделя долой.
А что есть год?
Посадил картошку – выкопал, а там глядишь – и года нет. Только и успеваешь отмечать: весна, лето, зима.
Люди умирают каждый день, надеясь, что еще поживут. В Ваших книгах я нахожу надежду и за это готова поклониться Вам в ноги. Вы не представляете, что значит надежда для тех, кому осталось жить год или пять лет. Время летит, и мы перед ним бессильны.
Когда я прочитала в Вашей книге раздел: “У порога вечности”, я разрыдалась. Не знаю, что со мной произошло, но мне стало намного легче!
Пишите, обязательно пишите. Дарите людям надежду. Я так жалею, что поздно узнала о Ваших книгах. Мозолила по ночам детективы, а к утру уже забывала, о чем читала.
А Ваши книги – это такая моральная поддержка, особенно для таких одиноких стариков, как я.
Может, некоторые пока не поймут то, что я сейчас скажу. Ваши книги дают Будущее, и спасибо всем тем, кто помогает выпускать эти книги.
С искренним уважением, Елесова Бронислава Сигизмундовна».
Эти и подобные письма подтолкнули меня к мысли еще раз поговорить о том, о чем рано или поздно начинает думать каждый человек. И тут же со страхом прогоняет эти мысли о смерти, как что-то ужасное и невыносимое. Люди боятся даже смотреть фотографии, с которых им улыбаются любимые, но умершие родные.
Человечество, живя в XXI веке и имея колоссальные знания, изобретения и финансовые возможности, ничего не предпринимает для того, чтобы как-то продлить долголетие человеку. Наоборот, во всем мире тратятся миллиарды на изготовление того, что способно уничтожить жизнь себе подобных.
Провоцируются и ведутся войны, обрывая неповторимую и до обидного короткую человеческую жизнь.
Сбесившаяся цивилизация безжалостно губит природу, за счет которой существует жизнь. И все это из-за сиюминутной денежной выгоды. Мало кто задумывается над рекламой, которая убеждает домохозяек, что без моющих средств им ни за что не вымыть посуду и унитазы. И миллионы тонн химических веществ, которые способны растворять все, что угодно, каждую секунду льются по канализационным трубам и уходят в землю. Вряд ли кто-либо из чиновников, разрешивших этот бизнес, задумывается над тем, что из года в год эти химические препараты идут в землю, постепенно нарушая ее состав. Льются и отходы производства, земля отравляется, поглощая в себя то, что ей чуждо.
Мы суетимся, торопимся все разрушить за свою недолгую жизнь вместо того, чтобы сообща, всем миром подумать, что можно сделать для каждого, кто родился по воле Божией.
Ученые утверждают, что по какой-то причине ядро Земли быстро и значительно расширяется. А это рано или поздно должно привести человечество к гибельной катастрофе.
Моя бабушка предсказывала:
– Если люди не одумаются, то случится беда. Сначала воды будут выходить на поверхность земли, образуя потопы и всевозможные катастрофы. Потом вода начнет уходить вглубь Земли, и тогда людям не хватит ее.
Те, кто качает из недр земли газ и нефть, не думает о том, что это напоминает выкачивание крови из тела Земли.
Ученые всего мира давно уже предлагают перейти от топлива к солнечным батареям. Тем более что это значительно дешевле, а главное, безопасней для людей. Но людям, чей бизнес связан с нефтью, это невыгодно, и потому они никогда этого не допустят.
Бог дал человеку разум и позволил ему думать и изобретать. Мы стали заложниками своего ума и прогресса. Живем так, будто мы бессмертны. Но никто еще не забрал с собой даже стула, на котором сидел.
Раскрыв рот, мы слушаем разглагольствования и сплетни с экранов телевизоров. Но нет темы, которая бы сподвигла человечество на переоценку своей жизни.
Каждый день с каждой минутой несколько миллиардов живущих на Земле неотвратимо приближаются к своей кончине. Причем никто из них не знает, какой будет их смерть и когда. Люди просыпаются, пьют чай или кофе, и многие не доживают даже до обеда. Тем не менее все относятся к своему времени, как к бесконечности. Не странно ли это? Наша жизнь напоминает автобус. Люди едут, и каждый сходит на своей остановке.
По статистике, каждый год на Земле умирает больше или чуть меньше 40 миллионов человек. Каждый из этих людей жил, радовался, любил и ненавидел, зарабатывал свои деньги и строил далеко идущие планы. Планы остались, а человека нет. Даже самый могущественный и богатый человек будет лежать в земле.
Каков же все-таки истинный конец умирающего человека? Всех ли примет Господь в Царствие Свое?
Все эти вопросы я читаю в ваших письмах, и я как смогу честно и искренне отвечу на них.
Помню, как на мои подобные вопросы бабушка зачитывала мне слова святого Иоанна Златоуста: «Не страшно ли? Когда ты отдаешь дочь замуж, ты ведь не почитаешь несчастьем, если она и ее муж уезжают в далекую сторону и живут там в счастье. И все лишь потом у, что скорбь разлуки облегчается слухом об их благополучии. А здесь, когда не человек, а сам Господь Бог берет к себе твоего родственника, ты печалишься и сетуешь!»
Смысл сказанного в том, что истинно верующий человек всегда должен быть в полном доверии к своему Богу. Веря в Бога, нужно помнить, что Бог и есть истинная жизнь.
И если тебе все-таки тягостно, и сердце твое печалится об умершем, скажем себе: «Житие наше на небесах есть».
Я слушала свою бабушку, а она, видя мое состояние, говорила:
– Я понимаю твое неверие. Когда-то и у меня тоже были сомнения, и тогда моя мать, а твоя прабабушка своим мастерством открыла мне всю мою жизнь. Я видела тогда и тебя, и смерть свою. И я назову тебе, кто и когда умрет из тех, кого ты сама знаешь. Со временем ты сможешь удостовериться в каждом мною сказанном слове, и тогда сомнения твои уйдут, и ты скажешь: Бог есть, а значит, и вечная жизнь после нашей кончины существует.
Еще я спросила свою бабушку: как люди умирают? Что они при этом чувствуют?
– Как умирают, – улыбнулась бабушка, – этого я пока не испытала. Но я присутствовала при кончине своей бабушки, твоей прабабушки. Так вот. В вере своей она была непоколебимой, и потому умерла спокойно и достойно.
Она говорила: «Вот начали мерзнуть стопы, а теперь холод леденит колени. Вот уже мороз дошел до локтей. Дуняша, читай по мне отходную. Скоро Господь примет мою душу. Не плачьте по мне, а радуйтесь за меня.
Ведь я прожила свою жизнь с Богом в сердце. Я знаю, что он ждет меня и примет меня к себе».
На мои вопросы, где мы потом будем, бабушка отвечала:
– Мне известно, что каждая душа находится в своем измерении. Все духи сильно тяготеют к покинутой земле и к тем, кого они здесь оставили. Вот почему они позволяют людям вызывать себя. Главное – ничего не напутать в заклинании, чтобы дух мог своевременно отправиться назад.
Бабушка мне много рассказывала, а потом и показывала то, что абсолютно подтверждает слова: человек вечен. Душа покидает временное тело и переходит в другое измерение. А там после Судного дня – как уж Господь повелит. Думаю, что все будут иметь свою по земной жизни заработанную награду. Другими словами, ваша новая жизнь будет зависеть от того, как вы прожили на земле.
Не нужно бояться смерти. Ее боятся только те, кто отрицает Бога. Вы еще встретитесь с теми, кто для вас был дорог и любим.
Теперь, когда я сама стала мастером и мне подвластны многие заклинания, я пользуюсь ими как ключом к двери, за которой возможно свидание с духами ушедших людей. Физический конец является лишь началом вечной жизни.
Все, что тогда говорила мне бабушка, она подтвердила мне и теперь. Дорогие мои, не печальтесь и не бойтесь смерти. Помните, что Бог своей смертью на кресте и своим воскрешением даровал нам великое счастье – быть бессмертными.

Вестник смерти
Из рассказа Мухортовой Ирины Станиславовны:
«Мне 69 лет. Прожила я свою жизнь очень хорошо. Родители мои были довольно известные люди в России. Они меня любили и баловали, как балуют единственного долгожданного ребенка.
Окончив университет, я вышла замуж, и опять мне сказочно повезло. Мой муж оказался на редкость добрым и славным человеком. Прожили мы с ним в полном согласии почти полвека. И вот стала подступать к нам беспощадная старость. Я очень стеснялась своих возрастных изменений: дряблого тела, седых волос, пигментных пятен и бесчисленных морщин. Но мой дорогой муж говорил мне, что мне все к лицу, даже мой преклонный возраст не портит меня.
Я была очень благодарна своему Мишеньке за то, что он любил меня такой, какой я была.
Все чаще мне в голову приходили мысли о неминуемой смерти, и это пугало меня. Однажды я заговорила с Мишей о том, что нас ожидает. Мне очень хотелось верить в то, что после нашей смерти мы будем снова вместе. И я однажды сказала:
– Давай, милый, договоримся, что тот, кто из нас умрет первым, даст весточку с того света.
Мой муж грустно улыбнулся, и сказал:
– Во-первых, больше всего на свете я хотел бы умереть раньше, чем ты. Я не переживу, не смогу пережить твоей смерти. Во-вторых, если вопрос стоит о каком-то, только лишь нам известном знаке, то я к тебе, милая, залечу в комнату пташкой.
– Почему пташкой? – спросила я.
– Чтобы ты не испугалась.
Дальше мы на эту тему говорить не смогли. По моим щекам побежали слезы. Муж обнял меня и неожиданно заплакал.
– Знаешь, – сказал он, – я ведь ничего в жизни не боялся, кроме одного – потерять тебя. Мне страшно за тебя. Как ты будешь одна на этом свете?
И я ответила:
– Думаю, что я здесь долго не загощусь. Вместе жили, вместе и помирать будем.
Через полгода у мужа обнаружили рак. Болел он совсем недолго, всего месяц. Накануне смерти он вдруг спросил, помню ли я о нашем договоре?
Утром моего мужа не стало. Не буду говорить о том, какое это было для меня горе.
На девятый день смерти мужа в форточку залетела птичка. Она полетала по квартире и вылетела на свободу.
Я больше не плачу. Я теперь твердо знаю, что, когда подойдет мой час и я переступлю жизненную черту, там, в ином мире, я встречусь со своим любимым».

Синий автобус
Из письма:
«Дорогая Наталья Ивановна. Я решилась Вам написать. Хотите верьте, хотите нет, но все, что я Вам расскажу, истинная правда. Осенью прошлого года я и мой муж возвращались от детей с Алтая. Не доезжая моста, муж притормозил и стал что-то чинить в машине. Пользуясь остановкой, я пошла в ближайший лесок, а когда вернулась, то увидела странную картину. Мой муж, стоя ко мне спиной, с кем-то разговаривал. Я его окликнула, и он обернулся. Лицо моего мужа было белое как снег, при этом я не видела никого рядом с ним. Увидев меня, муж спросил:
– Ты их видела?
Услышав отрицательный ответ, стал озираться по сторонам, словно хотел кого-то увидеть. Мое недоумение стало переходить в сильное недовольство. Я стала его торопить, убеждать, что пора ехать, и он сказал:
– Только что ко мне подходили два монаха. Один из них мне сказал, что я сегодня погибну, разобьюсь. Он предложил мне, чтобы я исповедовался и причастился. Я отказался, и они тут же исчезли, как в землю ушли!
Я хорошо знаю своего мужа. Знаю, что он уравновешенный человек и атеист. Не знаю зачем, но я протянула руку к его лбу, словно хотела убедиться, что у него нет температуры. Муж, оттолкнув мою руку, сказал:
– Я понимаю, что, с твоей точки зрения, говорю ересь, но монахи были! И более того, – тут муж замолчал, словно раздумывая над тем, стоит ли мне все это говорить, – я видел, как синий автобус подрезал мне путь и мы перевернулись в машине. Я видел свои похороны и тебя, стоящую рядом с гробом. А главное – я видел это, как в кино. Монах этот так жалостливо на меня смотрел. Я не могу ехать и не знаю, что мне делать!
Видя расстроенность мужа, я его обняла. У меня не было нужных слов, да и не знала я, что вообще можно сказать в такой ситуации. Чтобы не обидеть его, я сказала:
– Может, ты просто переутомился, вон какая жара стоит. Никогда не забуду, как мой муж на меня в тот момент
посмотрел, будто я предала его, не поняла. Спустя минуту он сказал:
– Ладно, садись, – и мы сели и поехали. Вначале тихо, а потом чуть быстрее. Так мы ехали с час. Чтобы как-то разрядить обстановку, я включила магнитофон, а через несколько минут все случилось так, как рассказывал Алеша. Откуда-то из-за поворота выскочил синий автобус. Он ехал прямо на нас, а мы пытались уйти от него. Позже я узнала, что у водителя автобуса отказало сердце, и он, будучи уже без памяти, ехал прямо на нас.
Как сейчас помню Алешин крик. Так может кричать только тот, кто точно знает, что он погибает.
Очнулась я в больнице, меня туда доставили без сознания. Моего мужа спасти не удалось, и теперь меня мучает мысль: почему я ему не запретила садиться за руль? Не зря же говорят, что береженного Бог бережет. А я не поверила ему, а значит, не уберегла своего мужа».

Ты будешь жить долго
Из письма Алексеевой Таисии Егоровны:
«Уважаемая Наталья Ивановна. В этом году мне исполнилось 85 лет, но благодаря милости Божией и Вашим книгам я себя чувствую очень хорошо. Память у меня крепкая, глаза зоркие и даже голос без хрипоты, что обычно бывает у всех старых людей. Когда я не смотрю в зеркало, мне совсем не верится, что я такая старая. Я с удовольствием читаю Ваши книги, их у меня двадцать две. И еще у меня есть Ваш „Оракул” и книга правды, как я называю Вашу книгу гаданий.
Хочу Вам написать о том, о чем я никогда и никому не говорила, кроме моей покойной мамы. То, что я Вам расска-ж у, – абсолютная правда. Возможно, Вы захотите опубликовать мой рассказ. Сказать по правде, мне бы этого очень хотелось, хоть какая-то будет память обо мне, когда я умру.
Произошло это более полвека назад, мне тогда было 14 или 15 лет. Я жила с мамой и семилетним братиком Егором. Однажды, когда мама была на работе, я, мой брат и еще четверо ребят отправились в лес. Я, как и мои друзья, ходила каждый день собирать ягоды и грибы, заготавливая их на весь год. В тот год, как никогда, было много грибов и ягод. Так получилось, что я отстала от ребят и заблудилась. Вначале я не испугалась; мне казалось, что еще чуть-чуть – и я наткнусь на своих друзей. Но время шло, и я их не находила. Наконец я устала бегать и кричать, уселась под осиной я громко заревела. Я плакала и не заметила, как ко мне подошли трое стариков. Вернее, это были два деда и одна старуха. Одеты они были как-то странно, а главное, все они были не из нашего села. Я стала спрашивать их, как выйти из леса на дорогу. И тогда они сказали, что проводят меня. Я поднялась, взяла корзину, и мы вчетвером пошли. По дороге старушка спросила:
– Здорова ли Настасья? Почем нынче хлеб?
Я удивилась, откуда эта старуха могла знать мою мать. И только я ее об этом хотела спросить, как странная бабушка сказала:
– Скажи матери, пусть она срочно продает дом и всю скотину. Скоро ваше село скроет вода, и тогда она не сможет выручить денег за скотину и за дом. И еще скажи ей, пусть она пуще глаз бережет Егорку, особливо когда ему исполнится девять лет. А коль он этот возраст переживет, то тогда поживет долго.
– А я? – вдруг сорвался вопрос с моего языка.
– А ты, – ответила незнакомка, – будешь жить долго. Детей в школе будешь учить, только вот у тебя самой деток не будет.
Я повернула голову в сторону старушки, чтобы спросить, а откуда ей это известно, но ни дедов, ни старухи рядом не оказалось. В это время мы уже вышли из лесу на дорогу, которая вела к нашему селу. Не понимая, что происходит, куда могли подеваться люди, я вскрикнула и со всех ног бросилась домой.
Вечером я обо всем рассказала своей маме. Она встревожилась и стала расспрашивать меня, как звали тех, кто со мной шел, и во что они были одеты. Я, как могла, описала их одежду и сказала имя той старухи. Во всяком случае, то имя, которым она назвалась. Неожиданно мама разрыдалась. Она сказала, что это была ее мать, которая умерла до моего рождения. Я слушала маму, но мне ее предположение казалось странным и диким. Как могли покойники вывести меня из леса? Тогда мама сняла замок с сундука и достала из него старый, потрепанный портрет. К моему изумлению, с портрета на меня глядело лицо той, с кем я говорила в лесу.
Вы можете спросить: как же так, в доме хранился портрет, а я его до этого не видела? Но многие ли из вас рассматривают фотокарточки и портреты тех, кто давно уже умер и вам незнаком? Эти лица даже не отпечатываются в памяти. И только такая неожиданная встреча заставила меня запомнить образ незнакомки.
Через месяц была сходка, и нам объявили, что пришло распоряжение о переселении людей, так как по нашей местности будет проходить водохранилище. Наше село тоже подпадало под затопление.
На маму так повлиял мой рассказ, что она тут же все распродала и это впоследствии нас очень выручило. Ведь многие селяне не успели продать ничего, да и некому было продавать. Все переселялись, а скот просто оставляли на погибель, так как его невозможно было забрать с собой. Переехав в город, я действительно выучилась и долгое время работала учителем, а потом директором школы.
У меня было все: любимая работа, авторитет, награды. Но не было у меня детей и семьи.
Мой брат Егор умер в возрасте девяти лет, а вот я живу до сих пор и должна прожить еще два года. Во всяком случае, так мне было сказано тогда в лесу.
Обо всем этом я не рассказывала никому, кроме своей мамы. Так как боялась, что меня могут посчитать ненормальной. Да и суеверный страх тоже мешал.
Теперь я уже ничего не боюсь. Я так давно живу и я так стара, что мне нечего бояться.
Возможно, этот рассказ останется в Вашей книге и будет в ней тогда, когда меня уже не будет на свете, и память обо мне останется надолго.
Спасибо Вам, дорогая Наталья Ивановна, за Ваши чудесные, добрые книги. И спасибо всем, кто прочитал мой длинный, но правдивый рассказ».

Встреча с двойником мужа
Из рассказа Селезневой Марины Николаевны:
«Пришли мы на кладбище: муж, я, дочь и внучка. Была годовщина моей свекрови. И тут муж сказал:
– Марина, сходите на могилу деда, я хочу побыть у мамы один.
Я удивилась, но не стала ему возражать. Это его мать, и он имеет право один посидеть у ее могилы. Мы договорились, что он придет к деду на могилку, и пошли. Найдя дедову могилу, я и дочь стали убирать с нее сухую траву. Прибрав могилу и вымыв руки, я достала из сумки кутью, блины и яички. Дочь тоже достала из своей сумки постряпушки и всякую еду. Стали мы есть и поминать нашего деда, и тут я увидела мужа, стоявшего в трех метрах от нас. Я ему говорю:
– Мой руки и садись. Помянем деда. Вода в бутылке. Но муж стоял, смотрел и ничего не говорил. Я подумала,
что ему плохо, встала и пошла к нему. И в этот момент муж мой исчез. Ничего не понимая, я пошла его искать. И так дошла до могилы его матери. Витя сидел на скамейке, обхватив голову руками, и плакал. Я присела рядом и говорю:
– Ты отсюда никуда не уходил?
– Нет, я же просил тебя, Таня, дай мне посидеть возле мамы!
Я молча встала и пошла к дочери и внучке. На мой вопрос, видели ли они отца или нет, дети сказали: „Да, он здесь был, но, видимо, ушел. Ты же сама, мама, пошла вслед за ним”. И тут моя дочка добавила:
– Сегодня утром отец рассказывал свой сон, будто его хоронили и закопали рядом с бабой (то есть с его матерью).
При этих словах мне стало так тревожно, что я бегом побежала назад, к могиле свекрови. Подбегаю и вижу, что Виктор лежит возле лавочки, но глаза у него еще были открыты. Последние слова мужа были:
– Я знал, что сегодня умру. Мама меня предупредила.
Наталья Ивановна: что же это было? Ведь мы все: я, дочь и внучка – видели двойника моего мужа. Неужели это был знак с того света? И как следует вести себя, если вдруг встретишь двойника?»
Известно, что если кто увидит своего двойника, тот вскоре умрет. Если же это двойник другого человека, то значит умрет тот человек, двойника которого увидели. Бабушка говорила, что, кто сподобится увидеть двойника, нужно успеть сказать:
Как человек вперед пятками не идет,
Так и двойник своего двойника не заберет.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.
После этого нужно прикусить губу до крови.

Предупреждение умершего мужа
Из письма Скворцовой Э. Ю., г. Вязьма:
«Уважаемая Наталья Ивановна. Я долго не решалась Вас беспокоить, но страх подтолкнул меня написать это письмо.
15 сентября 2005 года умер мой муж. А через месяц ко мне пришли его первая жена и ее мать. У моего мужа от первого брака остался сын Алексей. Одним словом, речь пошла о дележе наследства.
Мой муж при жизни возглавлял солидную фирму и хорошо понимал, что там, где крутятся большие деньги, не трудно лишиться головы. Я думаю, что именно это и привело его к мысли заранее составить завещание на меня и нашу совместную дочь. В совещании не было указано, что он как-то распорядился в пользу своего сына от первого брака. Узнав об этом, его первая жена буквально плюнула ему в гроб. Было это столь омерзительно, что злую бабу вывели из зала, где проходило прощание с умершим.
Месяц спустя после его похорон, эта женщина заявилась ко мне с угрозами и требованием отдать ей то, что она сочтет нужным, в качестве наследства для ее сына.
Наталья Ивановна, я человек не злой и не жадный. И если бы она пришла по-хорошему, без угроз и скандалов, я бы ей отдала то, что она просила. Думаю, что по закону ее сын и так бы получил какую-то часть наследства.
Но если бы Вы видели и слышали, что происходило в моей квартире, думаю, что даже Ваше доброе сердце возмутилось бы.
Она оскорбляла меня последними словами, проклинала покойного мужа и мою дочь. Она желала мне всех гадостей и болезней, какие только существуют на белом свете. Последняя ее фраза была:
– Все, все наследство достанется моему Алешке. Я не успокоюсь, пока не сгною тебя и твою дочь. Все наследство достанется мне и моему сыну, а ты и глазом не успеешь моргнуть, как пойдешь со своей дочерью вслед за этим козлом.
Со следующего дня у моего порога стали появляться свечи, земля и битые зеркала. А потом моя девочка заболела.
Однажды я не спала, лежала и плакала о муже. И тут мне показалось, что кто-то разговаривает в комнате моей дочери. Я подошла к ее двери. Дочь что-то говорила, но слов я не разобрала. Заглянув в ее комнату, я обнаружила ее сидящей на кровати. Я пощупала ее лоб, но она, отстранив мою руку, произнесла фразу, от которой у меня на голове волосы встали дыбом:
– Мама, ты только не пугайся. Я не знаю, как тебе сказать, но папа сейчас сказал, чтобы я запретила тебе открывать двери врачу.
Услышав это, я с удивлением посмотрела на свою дочь. Ведь мой муж умер и никак не мог говорить ни про какие двери, ни про врача. Обняв дочь, я стала ее успокаивать, говоря, что все это ей приснилось и что сны бывают реальными. Но Лена стала настаивать, что отец был и что он мерцал, как прозрачный свет. Первые его слова были такие:
– Не бойся меня, я ведь твой папа. Я никогда тебя не обижу, потому что очень тебя люблю.
Когда он сказал, что нам угрожает опасность, Лена спросила, а почему он раньше не приходил, и он ответил:
– Нельзя было. Меня не пускали.
Он исчез в тот момент, когда я вошла в комнату, пройдя через то место, где у нас висели иконы. Так мне сказала моя дочь. От услышанного известия мне стало плохо. У нас большой особняк, и мне невольно стало жутко. Но не из-за мужа. Покойников я не боюсь, тем более своего любимого мужа. Было страшно от того, что должно произойти что-то такое, что подвигло бы моего мужа дать весточку из потустороннего мира.
Давно, будучи еще девчонкой, от своей мамы я слышала рассказ, как к ее подруге ходила покойница – ее умершая мать. Она просила свою дочь, мамину подругу, заплести ей косы. Мамина подруга не боялась ее, да и как можно бояться того, кого искренне любишь. Но свекровь маминой подруги узнала о том, что их посещает покойница, и облила порог дома святой водой. Больше покойная не приходила.
Я все обдумывала свою ситуацию, не знала, как следует правильно поступить.
Я легла с дочерью, и мы уснули только под утро. Днем, при свете солнышка, мы стали обсуждать происшедшее. Думали и так, и сяк, но было не ясно, при чем тут врач и почему его нельзя впускать. Несколько раз к нам действительно звонили в дверь, но мы затаились и делали вид, что нас нет дома. А потом неожиданно меня вызвали в милицию. Оказывается, был задержан человек при попытке убийства мужчины. И при нем были обнаружены наши с дочерью фотографии, телефон и адрес. Преступник признался следователю, что и нас ему тоже заказали. И кто бы, вы думали, нас заказал – первая жена моего умершего мужа.
Убийца собирался к нам войти как участковый врач. Ему откуда-то было известно, что моя дочь больна. И если бы мы его впустили, то он бы нас убил. И все это из-за наследства.
Пишу Вам, потому что боюсь, что эта женщина не успокоится до тех пор, пока не погубит нас естественным путем или колдовством».

Ладанка и тринадцатое число
Из письма:
«Дорогая Наталья Ивановна, здравствуйте! У меня к Вам такой вопрос. 13 числа моя единственная дочь вышла замуж. Вышла поздновато, в 37 лет. Можно сказать, что она вымолила себе мужа по Вашим книгам. Не выходила замуж раньше, потому что вначале училась в институте, а затем писала диссертацию. А пока училась, ровесники переженились.
Стала я примечать, что она скучает и даже иногда плачет. Мы разговорились, и она призналась, что не чувствует себя счастливой и что ей хочется иметь семью и детей.
На работе я поделилась этой проблемой с подругой, и она мне посоветовала купить Ваши книги. В этих книгах были молитвы для тех, кто не может выйти замуж. Не прошло и месяца, как моя дочь познакомилась с парнем. Он не пьет, не курит, имеет неплохую должность. Единственная печаль, что он моложе моей Светы на одиннадцать лет. Я спросила Володю, не смущает ли его то, что у них такая разница в годах. Но он только рассмеялся.
Я видела, как Света и Володя тянутся друг к другу. И когда будущий зять заговорил со мной о том, что они со Светой хотят пожениться, очень обрадовалась и даже разревелась.
Но нашу радость не разделяла Володина мать. Она буквально встала на дыбы. Стала названивать и говорить о том, что ее сын совершает необдуманный поступок, что моя дочь для него стара и что дерево всегда нужно рубить по себе.
Наталья Ивановна, Вы бы только видели, как переживала моя дочь. Но Володя сказал:
– Я, конечно, люблю и уважаю свою мать, но если она против моего выбора, то я обойдусь без ее благословения.
Накануне их свадьбы к нам неожиданно пришла Ксения Петровна, мать Володи. Она сказала:
– Раз дело у детей дошло до свадьбы, то и я тогда не против нее.
Стали обсуждать, на какой день планировать свадьбу. Ксения Петровна сказала:
– Давайте играть свадьбу 13 января, под старый новый год. Сразу два праздника проведем, и елка будет наряжена. Ведь это красиво.
Я пыталась возражать, что тринадцатое число не очень благополучное, но Света, заметив, как лицо будущей свекрови скривилось, пошла ей на уступку, желая, чтобы она была довольна.
На свадьбу свекровь подарила молодым клетчатую хозяйственную сумку, в которой лежали 13 картонных икон и три ладанки, связанные между собой красной нитью. И еще был сухарь. Я спросила сватью, зачем это, и услышала в ответ: так надо.
Во время веселья одна женщина шепнула мне:
– Выйдите в коридор. Я вам кое-что скажу.
В коридоре она спросила:
– Вам Ксения подарила иконы и ладанки?
Я ответила, что да.
Тогда, оглядываясь по сторонам, женщина сказала:
– Я – ее сноха, жена ее брата. Зря вы у нее взяли эти иконы. Эта змея кого хочешь угробит, а уж вас и подавно. Она ненавидит вашу дочь и считает ее старухой. Я сама слышала, как она говорила: „Вот сделаю сношеньке подарок, и покажется ей небо с овчинку”. Только не выдавайте меня, а то я за свою доброту сама себе беду наживу.
Я обещала ей никому не говорить о ее предупреждении. Но мы не знаем, что делать с иконами. Ведь их 13 штук. И как нам теперь правильно поступить, чтобы ни я, ни дочь не пострадали».
Отнесите иконы в церковь и оставьте их там вместе с той сумкой, в которой их принесла ваша сватья. После этого сходите с дочерью в баню и там, заговорив воду, вымойте себя и ее. Впредь не берите от недоброжелательной особы никаких подарков. Читайте из моих книг специальные обереги на себя и на свой дом.
Банную воду заговаривают так:
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Матушка, Семистрельная Божия Мать,
Молю Тебя Свои семь святых стрел взять.
Отбей, отстреляй от меня всякое зло,
Отправь его туда, откуда оно пришло.
А кто рабу Божию (имя) изводить станет,
К тому пусть семь стрел Твоих пристанут.
Свяжет, прижмет, и сам враг себя изведет.
Будьте, мои слова, крепки, Будьте, дела мои, лепки:
На ныне, на вечно, на бесконечно.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Случай на кладбище
Из рассказа Акольникова Руслана:

«В 1960 году я приехал на лето к сестре мамы, тете Капе. С местными ребятами я был хорошо знаком, так как почти каждый год мать отправляла меня в гости к тетке.
В первый же вечер я и еще четверо парней напились вдрызг. Нам хотелось веселья, и мы придумали для себя забаву. Кто-то предложил пойти на кладбище и выкопать гроб. Как шли туда, я совсем не помню. Сообща мы рыли чью-то могилу. Видимо, могила была очень старой, так как кто-то из пацанов, открыв гроб, сказал: – Да здесь скелет, ну его на фиг!
Меня тошнило, и я время от времени блевал. В какой-то момент я отстал от своих пьяных друзей, и они ушли, решив, что я их догоню. А потом, видно, про меня забыли.
Какая-то сила все время кружила меня на одном и том же месте. Раз за разом я возвращался к раскопанной могиле и так и уснул возле нее.
Проснулся я перед рассветом от холода. По кладбищу разливался густой туман. Днем была жара, а ночью прохладно, вот и образовался туман. Я с трудом поднялся с земли, так как отлежал ноги и руку. Прямо передо мной стоял человек. Вглядевшись, я увидел старуху. Она тоже не моргая смотрела на меня. Повернув голову, я увидел возле ямы открытый пустой гроб. И вдруг мне стало ясно, что бабка эта – хозяйка гроба. Будто парализованный, я стоял, будучи не в силах пошевельнуться. Так мы и стояли: я и она – и смотрели друг на друга. От страха я описался, а из глаз потекли слезы.
Словно почувствовав мой ужас и пожалев меня, старуха сказала:
– Ладно, ступай.
И тут мои ноги отлепились от земли. Убегая, я оглянулся и увидел, как старуха ложилась обратно в свой гроб.
Дома я обнаружил в своих волосах седину.
В обед я собрался и поехал домой.
С тех пор прошло очень много лет. Теперь мне кажется, что это был сон. Наверное, я был сильно пьян. Но вот что странно: до сих пор в памяти и сознании сохранилось очертание худого тела, вид седых всклокоченных волос и резкий запах тлена. И голос, глухой и хриплый, сказавший мне: ладно, ступай. И то, как я бежал через густой, молочного цвета туман.
Думаю, Вам, Наталья Ивановна, виднее, что это было – явь или сон. А если все-таки явь, то как мне забыть это?»
Даю заговор:
Первым разом, Божиим часом,
Встану, благословясь, выйду, перекрестясь,
Пойду мимо поля, мимо леса, мимо реки,
Навстречу мне идут дряхлые старики.
Идут, качаются, ногами слабыми запинаются.
– Ой вы, седые, дряхлые старики, Куда вы идете, куда вы еле бредете?
– Идем мы на погост себя хоронить,
Души наши грешные Господу Богу приносить.
Ой вы, седые, старые, дряхлые старики,
Возьмите с собой и мою беду в свои узелки.
Там моей беде, моему горю быть.
А мне, рабе Божией (имя), долгий век жить.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Месть налоговому инспектору
Из письма:
«Дорогая Наталья Ивановна. Молю Бога, чтобы Вы прочитали мое письмо и откликнулись на материнское горе. Плачу день и ночь: мой единственный сын лежит без движения больше года. Вначале врачи говорили, что у него инсульт, потом сказали кома. Но если честно, то я вижу, что они так и не смогли определить, чем заболел мой мальчик.
Воспитывала я его одна, не выходила замуж, все боялась, как бы не обделить любовью и заботой, не вызвать ревность. Ведь мужчины требуют к себе внимания, а я все свое время посвятила сыну.
Учился он отлично, никогда нигде не болтался и не доставлял мне никаких проблем. Выучился и на свою беду выбрал неблагодарную, всеми ненавистную профессию налогового инспектора. Сами знаете, таких людей ненавидят, хотя вовсе не они пишут суровые законы. Он только лишь исполнял свой долг.
Бывало, придет с работы, а в глазах – такая тоска. Спрашиваю его, что случилось? А он отвечает:
– Мама, я наверное, брошу свою работу, у меня уже сердце болит от того, что я делаю каждый день.
Он рассказывал, как ему приходилось устраивать проверки, после которых люди платят огромные штрафы. Закрывались предприятия. Иногда после таких проверок многих людей осуждали по серьезным статьям.
Однажды ко мне подошла женщина и сказала:
– Хочу посмотреть на мать, которая родила такого шакала, который довел мою дочь до самоубийства.
И она плюнула мне в лицо. Я растерялась и полезла в карман за платком. Уходя от меня, женщина крикнула:
– У меня больше нет дочери, и ты тоже своего сына потеряешь!
Забыв, для чего я пошла в магазин, я вернулась домой. У меня тряслись руки, а перед глазами стояло лицо женщины, которая заявила, что ее дочь отравилась из-за того, что мой сын своими проверками довел ее до самоубийства.
Поплакав, я решила не говорить сыну о неприятной встрече у своего дома.
Но говорить мне не пришлось. В семь часов вечера мне позвонили с работы моего сына и сообщили, что ему стало плохо и его увезли в больницу с подозрением на инсульт.
Сбылись слова незнакомки. Мой сын недвижим. Он никого не узнает, а внешне напоминает восковую безжизненную куклу.
Наталья Ивановна. Умоляю Вас, научите меня молитве, которая снимет заклинание с моего несчастного сына. И я его никогда не пущу на эту проклятую работу».
Встаньте в изголовье больного так, чтобы ваше лицо было обращено на восток. Перекреститесь, поклонитесь как можно ниже. И читайте в голос, громко, зычно, не останавливаясь на словах и не сбиваясь.
Птица – за моря, зверь – за леса,
Дерево в дерево,
Мать-земля в свою мать-землю.
Железо в свою мать-руду.
Заря – к Солнцу, дожди – в тучку.
Напускная хворь – в поганую кучку.
Все скорбные часы,
Все муки минутные, возвращайтесь,
С телом раба Божия (имя) распрощайтесь.
Там вам не бывать, тело белое не глодать,
Костей желтых не ломать, алой крови не проливать.
Мозгов не сушить, глаз не слепить, печени не томить.
Замыкаю я все слова Божиими замками,
Закрываю я все свои дела Божиими ключами.
Все хворобы, полухворобы,
Все болести, полуболести,
Все корчи, полукорчи,
Все порчи, полупорчи.
Все злые взгляды, все ахи и охи,
Бессонницу и все вздохи.
Будь ты, душа раба Божия (имя), чиста,
Какой от Бога при рождении была.
Что леплено – отлепись, прилажено – откачнись.
Будьте же, все слова, крепки, сильны и скоры.
Закрываю вас, мои слова, на Божии запоры.
День минет, час придет,
Вся болезнь с раба Божия (имя) сойдет.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Та, которую я любил
Из рассказа Игнатьева А. С.:
«Случилось это два года назад. Срок моей командировки подходил к концу, и я должен был отбыть домой, в Алапаевск. Купив билет, решил побродить по городу, так как у меня в запасе было еще три часа времени. На улице ко мне подошла женщина, которую я сразу же узнал. Это была моя первая жена, с которой я развелся 12 лет назад. Зина нисколько не изменилась, разве только лицо стало слишком бледным. Видимо, эта встреча и ее взволновала так же, как и меня.
Любил я ее сильно, болезненно, из-за этого и развелся. Ревновал я свою жену ко всем, даже к ее матери. Стоило ей немного задержаться, как мое сердце начинало бешено колотиться и мне казалось, что я умираю. В конце концов Зина ушла от меня, не выдержав моих каждодневных допросов: где была, с кем и почему.
Однажды я пришел с работы с маленьким щеночком за пазухой, хотел порадовать жену забавным подарком, но в комнате никого не было, а на столе лежала записка. В записке жена написала, что уходит, хотя очень любит меня. Мои подозрения измучили ее, и она приняла решение расстаться. Зина просила у меня прощения и умоляла не искать ее…
И вот после 12 лет разлуки я случайно встретил ее в городе, где находился по служебным делам. Мы долго с ней говорили, и я вспоминал, что могу опоздать на междугородний автобус. Наконец я решился сказать:
– Прости, но мне нужно идти, я уже опаздываю на свой рейс.
И тут Зина сказала:
– Саша, сделай мне, пожалуйста, одолжение. Я понимаю, что ты спешишь, но ради того, что было хорошего между нами, не отказывай мне в моей просьбе. Давай зайдем в одну контору, для меня это очень важно, а я одна туда идти не могу.
Естественно, я согласился, но сказал: „Только быстро!”
Мы зашли в какое-то большое здание и довольно долго переходили из одного крыла в другое. Поднимались и опускались по лестницам, и мне тогда казалось, что на это ушло не больше 15 минут. Мимо нас проходили люди, причем все они были разных возрастов: от детей до глубоких стариков.
В тот момент я не задумывался над тем, что могут делать в административном здании дети и старики. Все мои мысли были прикованы к Зине. В какой-то момент она вошла в дверь и закрыла ее за собой. Перед тем как закрыть дверь, она посмотрела на меня так, будто прощалась, сказав:
– Как странно все-таки, я не могла быть ни с тобой, ни без тебя.
Я стоял у дверей и ждал, когда она выйдет. Мне хотелось спросить ее, что она имела в виду, произнося последнюю фразу. Но она не возвращалась. И тут я будто пришел в себя. Я совершенно четко осознал, что мне необходимо ехать, а я стою здесь и опаздываю на свой автобус!
Оглянувшись по сторонам, я испугался. Здание, в котором я находился, было заброшенным строением. Вместо оконных проемов зияли дыры. Лестничных маршей не было вообще. Лежали доски, по которым я с большим трудом спустился вниз.
На автобус я опоздал на целый час, и мне пришлось покупать новый билет на другой рейс. Когда я брал билет, сообщили, что автобус, на который я опоздал, перевернулся и слетел в реку. Никто из пассажиров не спасся.
А через две недели я стоял у дверей своей бывшей тещи, которую разыскал через адресное бюро. Алевтина Марковна сообщила мне, что Зина умерла 11 лет назад, через год после нашего развода. Я не поверил ей, решив, что мать Зины опасается, что я снова буду преследовать ее дочь своей ревностью. На мою просьбу показать мне могилу моей бывшей жены моя теща, к моему удивлению, согласилась.
Через пару часов я стоял у памятника, с которого мне улыбалась женщина, которую я любил всю жизнь и которая необъяснимым образом спасла мне жизнь».

Чем может навредить наколка со словами: «Нет в жизни счастья»
Из письма:
«Прочитал Вашу книгу с большим интересом и решил рассказать свою историю. Возможно, кто-то сделает из моего рассказа нужные для себя выводы и не повторит моих ошибок.
Несколько лет назад я считал себя крайне удачливым человеком. У меня было все, чтобы быть счастливым, но я сам сделал так, чтобы счастье покинуло меня. Сделал я это по глупости, а может, и по невежеству.
По делам фирмы, которую я возглавлял, я прибыл в Америку, и меня пригласили на вечеринку, устроенную в мою честь. Для нас была приглашена очень известная в США рок-группа. Меня поразила их татуировка. Когда я вернулся в Россию, то мне тоже захотелось сделать наколку.
Не буду долго вдаваться в подробности этой моей идеи. Скажу только, что я не стал выкалывать на своем теле черепа и драконов. Мне выкололи слова, а вернее фразу: „Нет в жизни счастья”. Это мне тогда казалось оригинальным, и я был рад этому украшению на своем теле.
Вскоре после этого ко мне приехала мама моего отца, моя бабушка Варвара. Увидев мою наколку, она всплеснула руками и воскликнула:
– Все, считай, что ты свое счастье отогнал.
И действительно. С того времени как я наколол на своем теле эту фразу, все в моей жизни пошло прахом. Счастье от меня ушло, его просто в моей жизни не стало. Фирма разорилась и была описана за серьезные долги. Затем я продал машины, квартиры и дачу. От меня ушли жена и любимая женщина.
Здоровье, которым я так гордился, ушло, и я стал часто и сильно болеть. Видимо, и вправду, слова людей имеют свойство материализоваться, вот и произошло то, что я сам себе накаркал своей татуировкой.
Мужики (да и девушки)! Прежде чем вы решитесь сделать то, что я натворил, хорошо подумайте. Ведь татуировку легко наколоть, но потом она всегда, даже в гробу, будет с вами.
Очень прошу посоветовать мне какой-либо заговор, который помог бы моей беде и вернул былую удачу».
Заговор для такого случая.
Ангел мой, архангел мой, покровитель мой.
Ты меня веди, ты мне помоги.
Пойду я на светлый путь.
Двери бы все мне открывались,
Люди бы все мне улыбались,
Все дела мои, все думки сбывались.
Есть в синем море три рыбы,
На тех рыбах есть три короны.
Кто зубцы на тех трех коронах сочтет,
Только тот мою удачу перебьет.
Слово Бога первое, мое второе,
А моих врагов никакое.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь. Аминь.

С кем я ужинал?
Из рассказа Ноева Владимира, г. Самара:
«В 1970 году нас отправили от института на работу в колхоз. Едва расселившись, мы с ребятами стали узнавать, есть ли в этом колхозе клуб. Местный клуб оказался на ремонте, а до соседнего колхоза нужно было идти несколько километров. Кое-как перекусив, я, Сашка и Валерка отправились на танцы. По дороге мы свернули к реке, чтобы смыть с себя пыль и освежиться. У одного из нас, кажется у Валерки, оказалось с собой вино. Бутылку портвейна мы выпили без закуски. Было невыносимо душно, и меня разморило. Ополоснувшись в реке, я лег и уснул. Ребята оставили меня на берегу, а сами пошли в клуб, решив, что я проснусь и приду вслед за ними. Я спал долго, а когда проснулся, пошел напрямую через лес, подумав, что так будет быстрей.
Мне казалось, что я шел так, как нам объяснил местный пацан. Но вскоре я понял, что заблудился или плутаю по одному и тому же месту. Споткнувшись, я содрал кожу на ноге, и кровь пропитала насквозь мои новые носки. Я присел на упавшую березу. В лесу рано темнеет, и мне стало не по себе от мысли, что ночевать придется в лесу. Я злился на ребят за то, что они меня не разбудили. У меня теплилась надежда, что друзья бросят меня искать. Я даже пробовал кричать, звать на помощь, но гулкое эхо в темном лесу только распалило мой страх. Внезапно, словно из-под земли, передо мной оказалась избушка. Обрадованно рванув на себя дверь, я вошел в полутемную комнату. За столом сидела старуха, а перед ней горела свеча. На мое приветствие бабка еле кивнула головой. И я, испугавшись, что меня не впустят, стал объяснять ей, что я приезжий студент, шел со своими друзьями в клуб и заблудился. Я говорил громко, решив, что старуха глухая. Я попросил ее разрешить мне заночевать в ее доме до утра. Наконец бабка заговорила:
– Садись милок, пожуй, – и она ткнула костлявым пальцем на стол, где на глиняных тарелках лежала различная еда.
Я жадно ел, и еда мне казалась очень вкусной. Насытившись, я прилег на указанное место и вскоре крепко уснул.
Неожиданно я проснулся. Прямо передо мной, на кровати, сидело удивительной красоты создание. На столе горела все та же свеча, но в комнате было так светло, будто была включена люстра. Странности эти меня в тот момент не волновали. Все мое внимание было приковано к девушке с распущенными волосами. Я и сейчас очень хорошо помню ее неземной образ. У нее были черные, как смоль, волосы и такие же черные глаза. Ресницы у девушки были длинные и густые. Брови тоненькие, как серп луны, а щеки – нежной, мраморной белизны. Точеные ручки лежали на коленях. А платье у нее было белое, необыкновенного прозрачного шелка.
Я спросил ее, кто она, как сюда попала и где бабушка, которая разрешила мне здесь переночевать. Оказалось, что она ее внучка и что бабушка скоро придет.
Мы сели с Катюшей за стол, так она себя назвала при знакомстве, и говорили с ней буквально обо всем, о чем только можно говорить. Девушка подливала мне в чашку чай, и я пил его, заедая душистым клубничным вареньем. Стало светать, и Катя сказала:
– Пойду посмотрю бабушку.
Решив, что ей нужно в туалет, я не пошел за ней следом. Время шло, но она не возвращалась. Я встал из-за стола и вышел на улицу. Было совсем светло. Громко щебетали птицы, и я стал звать Катюшу. Девушки нигде не было. Внезапно до меня дошло, что я топчусь на одном месте, а главное, что нет никакой избушки.
Меня охватил дикий ужас, я побежал, ломая на бегу ветки и сучья деревьев. От страха я совершенно не чувствовал боли в ноге.
Вскоре я оказался на дороге, а еще через полчаса я подходил к колхозу, где уже проснулись мои однокурсники.
Позже я узнал от местных, что в том лесу, где я плутал, жила колдунья, которая умерла в возрасте ста лет. Избушку ее сожгли, а бабку похоронили на том месте, где она прожила всю жизнь.
Я спросил, как звали колдунью, и мне ответили, что звали ее Катериной».

Зазыв на покойника
Из письма:
«Хочу Вам рассказать один удивительный случай. Было это 18 лет тому назад. После распределения я попал в далекий маленький городок. Мне выделили общежитие, где у меня украли все мои вещи, и я возненавидел общежитие и стал искать съемную комнату или какое-либо другое жилье.
Мне повезло. Одна бабушка пустила меня на постой с условием, что буду колоть дрова, копать огород, одним словом, помогать по хозяйству. После беспорядка в общежитии этот домик показался мне настоящим раем. Везде висели вышивки и лежали цветные половички. И моя хозяйка была доброй и веселой старушкой. После работы я приходил к накрытому столу, и мы с ней пили чай с клубничным вареньем.
Мы с ней очень подружились. Моя хозяйка жила одна, у нее не было родных, и она сильно привязалась ко мне. Приходя с работы, я рассказывал ей все свои нехитрые новости. Жаловался ей на то, что начальство не платит обещанных денег, зато загружает работой, которую я вообще не обязан был выполнять. Больше всего меня доставал Кузьма Петрович, мой непосредственный начальник, человек пьющий, грубый и необязательный.
Однажды я пришел с работы сильно расстроенный. Моя хозяйка стала меня расспрашивать, что произошло. И я ей заявил, что хочу уволиться и уехать домой, так как у меня нет больше сил переносить этот произвол. Но хозяйка сказала.
– Не горячись. Сегодня ты в подчинении, а завтра сам будешь начальником.
Я воспринял ее слова как утешение, решив про себя, что завтра же напишу заявление об уходе.
Ночью я проснулся от монотонного разговора, как будто бы кто-то в соседней комнате вполголоса читал стихи. Я прислушался, но ничего, кроме повторявшихся слов: приди, приди, помоги – не понял. Потом мне в голову пришла мысль, что это моя хозяйка молится. И с этой мыслью я перевернулся на другой бок и уснул.
В обед меня пригласили к директору, и я узнал новость. Ночью умер мой непосредственный начальник, и на его место ставят меня, молодого специалиста.
Вечером я гордо сообщил хозяйке о своем назначении. По улыбке и поведению моей хозяйки мне показалось, что она это уже знала. Таким загадочным, хитрым и довольным было в тот момент ее лицо. Но я не стал ничего говорить.
Под Новый год мне пришло из моего родного города письмо. Моя девушка сообщала мне о том, что больше не хочет быть одна и что у нее даже уже есть другой парень. Она просила прощения за то, что оказалась слабей, чем я надеялся. Писала, что скоро будет свадьба.
Я страдал, и этого нельзя было скрыть. Узнав о моем горе, моя хозяйка сказала:
– Придет к тебе, как миленькая, вот увидишь!
И снова я проснулся от ритмичной, приглушенной речи. Любопытство подняло меня с постели, и я потихоньку подошел к двери Кирилловны. В щелку мне было видно, как она высунулась в открытое окно, и, протянув в темноту руки, то ли кого-то явно звала, то ли с кем-то невидимым говорила. Выглядело это неприятно и странно, будто бы пьяный человек бубнит себе под нос стихи или песню без музыки. Она раскачивалась из стороны в сторону, и ее рук не было видно в темноте окна.
На другой день мне пришла телеграмма с сообщением, что моя любимая едет ко мне, и просьба, чтобы я ее встретил.
Прочтя телеграмму, я задумался. Как так может быть: вчера я прочитал письмо Гали о нашем разрыве, а сегодня она выехала ко мне, чтобы быть моей женой.
Я стал об этом говорить со своей хозяйкой, так как мне больше не с кем было обсудить то, что произошло. К тому же я ей должен был сообщить, что у нее на квартире будет жить не один человек, а семья. В душе я тревожился, что ей может не понравиться эта новость и тогда у меня возникнет проблема с жильем. Но она будто знала то, о чем я собирался ей рассказать.
– Ты только будь таким, каким был до женитьбы. Я ведь считаю тебя своим сыном, – сказала она, вытирая руками слезы.
Через четыре дня мы сидели за столом уже втроем. С большим любопытством хозяйка разглядывала мою Галину. Она как будто хотела получить ответ на вопрос: не зря ли она позволила оказаться в своем доме этой девице? И не нарушит ли она наш идеальный добрососедский союз?
Но все было хорошо: и ей, и нам с ней.
Галка моя все перемыла, побелила и своими руками сшила хозяйке новый халат.
Через девять месяцев Галю повезли в роддом. Врач мне сказал, что ребенок у нее лежит поперек, не так, как положено для нормальных родов. Я не мог уйти из больницы. По разговорам и лицам врачей мне было ясно, что Галина может погибнуть, а у них не было наркоза, чтобы провести срочную операцию. Галя мучилась, и ей не помогали лекарства. А более сильных лекарств у них либо не было, или же их было вредно давать Галине. Теперь я этого уже точно не могу вспомнить. Помню только, что возле больницы вдруг оказалась моя хозяйка. Она буквально за руку увела меня домой. А дома она сказала:
– Я могу сделать так, чтобы Галя и твой ребенок жили. Но сейчас идет Великий пост, а в пост нельзя вызывать мертвых. Они могут и меня к себе забрать, а я, хоть и старая, а жить хочу.
Я взглянул на хозяйку, и у меня мелькнула мысль, что она чуток не в себе, если говорит такие вещи. Глядя, как я переживаю, она, тяжело вздыхая, пошла к себе в комнату. И я снова, как и тогда, услышал ее однообразное бормотание. Я напряг слух, и из этих складных слов сложилась какая-то странная мольба. Смысл был в том, что моя хозяйка просила мертвую душу выйти из мертвого царства и сделать то, о чем она просит.
На какой-то миг мне стало страшно до безумия, и я не выдержал и посреди ночи пошел в роддом. Когда я туда пришел, ко мне вышел врач и сказал, что я должен благодарить Бога. Именно тогда, когда они уже решили, что ее теряют, плод задвигался и принял правильное положение. Моя жена и сын были спасены. Счастью моему не было конца.
Я поехал на попутке домой и, к своему ужасу, обнаружил труп своей хозяйки. Она лежала там же, у открытого окна, губы у нее были искусаны в кровь, словно напоследок ей пришлось испытать невыносимые, адские муки».

Как снять порчу на погребение души
В тайниках вербальной магии существует огромное количество способов уничтожения людей. Причем все они существенно отличаются друг от друга.
Так, например, для полного энвальтования человека вполне достаточно иметь прядь его волос, ногти, пот на одежде, каплю крови.
В других случаях для наведения смертельной порчи непременно нужен след того, кого пожелали извести. Обычно след ноги вынимается из влажной земли или же просто берется песок в том месте, где прошла жертва. Также без особого труда можно извести человека, изготовив со специальным заклинанием его фигурку. Обычно ее делают из пасхальной свечи, глины, пластилина или муки. Изготовленную фигурку крестят на нужное имя, поливая ее святой, крещенской водой. Иначе говоря, проводят обряд крещения.
Для энвальтования фигурки употребляются иглы, булавки или спицы. Специальное заклинание читается 77 раз. Заклинание читается в обратном порядке, проще говоря, задом – наперед. После этого фигурку хоронят на кладбище или уничтожают, предав ее огню.
Имеются и другие обряды и действия энвальтования. Все зависит лишь от опыта и знаний того, кто совершает этот обряд. Срок действия обряда также напрямую зависит от того, что желает заказчик.
Гибель человека может произойти мгновенно или же растянуться на несколько лет мучений. Заклинание может быть отослано и мысленно. Границ и расстояния для этого оружия не существует. Формуле смерти не нужен план местности, ориентир того, кого задумали погубить. Она сама, своей невидимой силой отыщет того, кому она была адресована.
В своих предыдущих книгах я вам рассказывала, какие бывают порчи и как правильно с ними бороться.
Чтобы вы могли хорошо усвоить данный урок, я каждый раз предоставляю вам возможность прочитать правдивую историю из писем моих читателей.
Письма эти искренни и весьма поучительны. И к каждому такому письму я даю консультацию, необходимую молитву или заговор, помогающий вам решить проблему.
Сегодня вы узнаете, как можно спастись от порчи, которую среди мастеров называют «Погребение души».
Хочу также сказать, что за свою многолетнюю практику лично я столкнулась с этой порчей только шесть раз.
Итак, письмо человека, который пострадал и чуть не ушел на тот свет от этой порчи.
Из письма:
«Уважаемая автор книги! Я очень волнуюсь, так как первый раз обращаюсь к такому человеку, как Вы. Я понимаю, что Вы очень заняты. Но дело в том, что, к кому бы я ни обращался, никто не берется мне помочь. Все, как один, советуют обратиться к Вам, говоря, что если кто и возьмется за это дело, то только Вы.
Меня это еще больше напугало, но я все-таки решился написать Вам письмо.
Расскажу все по порядку. Началась эта история примерно полгода назад. Я и мой приятель прилетели в город Н-ск по делам фирмы. Вечером мы отправились в казино, где проиграли очень крупную сумму денег. С горя мы перебрали со спиртным. Я был пьян, но помню, что мне не хотелось ехать в гостиницу. Я считал, что мой приятель виновен в том, что произошло. Это он меня уговорил играть, говоря, что новичкам всегда везет. А затем, уже проиграв, пытался отыграть свои деньги назад. Одним словом, мы проиграли и деньги и векселя. Все свои и чужие деньги. В казино спиртное давали бесплатно. И в результате сильного опьянения мы с Александром поссорились. Смутно помню, что я пил на каком-то вокзале. И не знаю, как оказался в электричке. Видимо, с пьяных глаз считал, что возвращаюсь домой. В электричке я уснул, и в итоге меня высадили на каком-то Богом забытом полустанке. Допив бутылку, я поплелся, не знаю куда и зачем.
Очнулся я оттого, что сильно замерз. Я лежал на земле, среди каких-то кустов и деревьев. С похмелья меня тошнило, и сильно болела голова. Я встал и пошел, не представляя себе, где нахожусь и куда иду. Добрался до какого-то строения. Это был маленький и довольно-таки ветхий деревянный дом. На крыльце дома сидела седая и некрасивая старуха. Хотя я ни разу не видел красивых старух. Бабка сидела и пристально меня разглядывала, будто я никак не мог появиться в этом месте, около ее избушки. В голове замелькало: «Избушка, избушка, встань к лесу задом, а ко мне передом». От этих дурацких мыслей я еле сдерживал смех. Хотелось пить, я попросил у старухи воды. Бабка ткнула пальцем в колодец, который стоял недалеко. Вытащив из колодца ведро, я напился вкусной, холодной воды.
Через час я уже спал на железной кровати. А перед этим старуха накормила меня щами и картошкой с грибами.
Проснувшись, я снова попил и поел, почувствовал, что похмелье меня наконец отпустило. Я стал расспрашивать старуху, где я, и стал думать, как мне вернуться домой.
Ужаснувшись тому, как далеко я забрался, я вспомнил о том, что проиграл свои и чужие деньги. От этих неприятных мыслей к сердцу подкрадывался холодный, липкий страх. Я понимал, что натворил такое, за что, возможно, придется отвечать головой. Слово за слово, бабка вытянула из меня про мою беду. Покачав головой и подумав, она сказала:
– Я тебя выручу. У меня есть кое-какие деньги. И эти деньги я тебе одолжу.
Услышав слова сердобольной бабки, я рассмеялся:
– Ты, бабушка, даже не представляешь, какие деньги я проиграл. За эти деньги можно купить не одну квартиру, да не у вас, а в самой Москве. У нас же с Санькой были векселя, и мы их все выставили на кон. Мне теперь, бабушка, или самому себе пулю в лоб пускать, или мне голову оторвут.
До сих пор не могу понять, почему эта бабка приняла во мне такое участие. То ли я ей кого-то из родных напомнил, то ли сердце у нее было доброе. Ведь бывают же еще такие люди. В общем, она пожалела меня и говорит:
– Ты вот что. Я ведь действительно могу тебе помочь. Я раньше, как бы тебе сказать, была колдуньей. Была, да вся вышла. Знать-то я все знаю и помню, но больше не упражняюсь. Стара стала, да и ни к чему. Хочу тихо, спокойно пожить, отмолить грехи. И свои грехи, и своих детей. Да вот ты пришел, и мне тебя жалко. То ли тебя Бог, то ли черт привел. Только я теперь от своего слова не отступлюсь. Возьми мои деньги, да ступай туда, где все проиграл. Я дам тебе волчью ягоду, а наперед я эту ягоду заговорю. Всякий раз, как будешь играть, бросай, как бы невзначай, эту ягоду на пол из кармана. Не бойся, играй. А когда отыграешь все, что проиграл, сразу вставай и уходи. Я тебе помогу, а ты за это дай мне слово. Сколько к тебе будет приходить денег, ты каждый раз десятину от них отдавай на добрые дела или на храм. И еще ты должен вернуть мне мои деньги до 14 октября, до Покрова. Эти деньги я хотела перед смертью отдать в монастырь. Слово Богу дала. Так что не подведи меня. Не удержишь слова, я тебя шибко накажу. Душеньку твою погребением успокою.
Когда я пришел в казино, мои ноги и руки сильно дрожали. Но я действительно выиграл столько, сколько проиграл. Не знаю почему, но к бабке той я так и не пошел. Поехал в гостиницу, а потом и вовсе уехал домой. Никакой десятины я никому не отдавал: ни в церковь, ни бедным людям, хотя бизнес мой рос как на дрожжах.
Два месяца назад врачи определили у меня саркому. Я погибаю и каждый день вижу ту старуху из леса. Сидит на крыльце и на меня не глядит. Я ее зову, говорю с ней, а она – молчок. Попью из колодца воды да и ухожу. Этот сон снится мне каждый день, один в один, словно под копирку. Я боюсь этого сна; я хочу жить.
Уважаемая Наталья Ивановна, очень прошу научить меня, как можно снять со своей души погребение. Прошу позвонить мне, это поможет сохранить жизнь».
Я позвонила по указанному в письме телефону. Но мне сказали, что человек, который мне писал, уже умер.
А теперь способ, которым можно снять погребение с души.
Для обряда нужно пригласить семь женщин-вдов. Дайте им блины – они должны найти семь могил с именем больного. На каждую могилу положат по 40 блинов и прочитают сперва покаянную молитву, а потом отчитку от порчи.
Молитва покаянная

Ослаби, остави, прости, Боже, прегрешения наша, вольная и невольная яже в славе и в деле, яже в ведении и неведении, яже во дни и ночи, в уме и мышлении: все нам прости, яко Ты Благ и Человеколюбец. Аминь. Владыко, Христе Боже, иже страстями Своими, страсти мои исцели, и язвами Своими, язвы мои уврачуй, даруй мне, много Тебе прогрешившему, слезы умиления: сраствори моему телу от обаяния Животворящего Тела Твоего и наслади душу мою Твоею Честною Кровью от горести ею же меня сопротивник напои: возвыси мой ум к Тебе, долу поникший, и возведи от пропасти погибели: яко не имею слез утешения, возводящая чада к своему наследию. Омрачихшихся умом в житейских страстях, не могу воззрети к Тебе в болезни, не могу согреться слезами, яже к Тебе любве.
Но Владыко Господи Иисусе Христе, сокровище благих, даруй мне покаяние всецело и сердце люботрудное во взыскание Твое, даруй мне видеть Твой образ. Оставих Тя, не оставь меня, изыди на взысканье мое, возведи к жизни Твоей и сопричти меня овцам избранного Твоего стада, воспитай меня с ними от злака Божественных Твоих Таинств, молитвами Пречистой Твоей Матери и всех Твоих святых. Аминь.
Отчитка
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий.
Открой Своей святой рукой Евангелие.
Отчего те слова говорятся?
От Евангелия Христова, царя Небесного,
Творца-Создателя.
Писали те святые слова четыре святых евангелиста:
Иоанн, Матфей, Марк и Лука.
Они писали:
И вот сделалось великое землетрясение,
Ибо ангел Господен, сошедший с небес,
Приступив, отвалил камень от двери гроба
И сидел на нем;
Вид его был, как молния, и одежда его была, как снег;
Устрашившись его, стерегущие его пришли в трепет
И стали, как мертвые.
Ангел же, обратив речь к женщинам, сказал:
– Не бойтесь, ибо знаю,
Что вы ищете Иисуса распятого;
Его нет здесь, он воскрес.
Господи! Воскреси и меня от гибели моей души.
Яви мне свое спасение, от дьявольского зла избавление.
Ангела моего укрепи,
Спаси меня, сохрани и оборони.
Будьте, мои слова, сильны и могучи.
Хорошее открывайте, плохое перекрывайте.
Всю порчу с меня снимайте.
Михаил Архистратиг, святые Петр и Павел,
Вы, верховные апостолы,
Поставьте тридцать три тына от матери-земли,
До Божией вышины,
От восточной до западной стороны.
От лета и до зимы.
У тех тридцати трех тынов
Есть тридесят ворот,
Есть тридесят замков,
Есть тридесят ключей.
Затворю я все те замки,
Заберу я все те ключи.
Ключи за упокой блином помяну,
Тридесят свечек зажгу.
Никто моих ключей не найдет,
Никто тридесят замков не отомкнет.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь. Аминь.

Кто помог спасти жизнь
Мне присылают много писем, в которых рассказывают о совершенно удивительных случаях. Читая эти письма, удивляешься тому, как мало мы знаем о том, что происходит в нашем мире.
Многие из авторов этих писем никогда ни с кем не делятся о том, что с ними произошло. Опасаясь, что после их рассказа их просто сочтут безумными.
Вот письмо бывшего капитана затонувшего корабля, который убедительно просил меня не указывать его имени и фамилии. Условно назовем этого человека Аркадием. Он пишет:
«Накануне трагедии я чувствовал странное душевное томление, такое, будто произошла или должна произойти беда. Тревожное состояние не оставляло меня ни на минуту. Я вышел на палубу и огляделся по сторонам. Небо было чистым и звездным. Не было даже намека на ветерок. Я уже хотел спуститься в свою каюту, как вдруг прямо перед собой, на расстоянии 10 метров, увидел силуэт человека. Не понимая, кто бы это мог быть, я двинулся в его сторону, но он исчез. Мне это показалось странным, и я счел, что нездоров. Повернувшись, я пошел в свою каюту. Пока я спускался, мне все время казалось, что за мной кто-то следит. Мне было неприятно, но я не оглядывался. Сам не знаю почему, но я трусил. Спустившись в каюту, я зажег свет и, от неожиданности того, что увидел, громко вскрикнул. Прямо передо мной, в моем кресле, сидела моя покойная мать. По моему телу побежали мурашки. Горло сдавило, и я не мог ничего сказать. Я как завороженный смотрел на мать, которую похоронил более двадцати лет назад. У нее был все тот же пучок седых волос с проседью. Все то же, до боли знакомое, родное лицо. На ней было то же самое платье, в котором я ее похоронил.
От шока у меня зазвенело в голове. Мои попытки протянуть в ее сторону руки и сдвинуться с места не удались. Ужас сменился нежностью, какую мы испытываем, глядя на фотографии давно умерших родных. Из моих глаз сами собой хлынули слезы. Я давился ими, но не мог ничего произнести. Лицо мамы исказилось гримасой боли, она что-то тревожно говорила, но голоса ее я не услышал. Так, будто она была за стеклом. Так длилось какое-то мгновение. На моих глазах фигура матери стала исчезать. Еще секунда – и еле видимая голубоватая дымка растворилась. Все исчезло, как будто ничего не было.
Я потрогал сиденье кресла и неожиданно почувствовал его тепло, как будто на нем долго сидел человек.
Потом произошла авария. Погибли люди, но многие и спаслись. Я выжил. Думаю, что за это я должен быть благодарен своей маме. Было длительное разбирательство, суд, а потом оправдание. Моей вины не было и нет.
Но спустя столько лет после трагедии я вспоминаю своего дорогого и незабвенного ночного гостя, который пришел ко мне с того света, чтобы предупредить, а скорее всего уберечь от неминуемой гибели».
Письмо второе: «Мой грузовик сломался, не доехав нескольких километров до села. На улице был жуткий мороз, и, пытаясь несколько раз наладить свою старую колымагу, я так замерз, что бросил все и залез в кабину. Стуча зубами, я молил Бога послать мне хоть какую-то попутку. Но кругом была непроглядная пелена. Сунув нос в воротник, я старался дышать себе на грудь, чтобы тепло моего дыхания не пропадало зря, а хоть немного меня согревало.
Дремота навалилась неожиданно, исподтишка. Мне казалось, что я качаюсь и плыву в какой-то лодке. А по воде, по которой плыла моя лодка, плыли ослепительные отблески летнего солнца. Мне становилось теплей и теплей и постепенно я начал млеть от знойной жары. «Надо раздеться догола», – думал я и плыл по блеставшей солнечными бликами воде.
Неожиданно в мое сознание пробился настойчивый стук. С невероятным трудом я открыл глаза и понял, что это был сон. Я заснул и по-прежнему сидел в грузовике, в промерзшей кабине. Меня разозлило то, что кто-то разбудил меня, вернув мое сознание в реальность. В окне я увидел человека. Он стучал по стеклу кулаком и что-то кричал. Потом этот человек дернул дверцу и влез на второе сиденье. Это был дед, одетый в летний пиджак. Помню, я даже не поинтересовался и не удивился, что этот дед раздет. В тот момент он меня раздражал тем, что не дал мне спать.
Дед тряс меня за плечо, ругался, уговаривал, говорил, что если я усну, то замерзну и умру, а нужно подождать всего 15 минут.
– Сейчас, – говорил он, – подъедет Свистунов Васька. Он будет ехать мимо и тебя спасет. Терпи, парень, терпи и не спеши к нам. У нас конечно же хорошо. Но и здесь, на земле, тоже неплохо.
В какой-то момент я уронил голову и задремал. И тут этот дед меня сильно ударил прямо в глаз. У меня будто искры посыпались.
– Не спи! – крикнул дед. А я, психанув, заорал:
– Да кто ты такой? Чего тебе надо от меня? Отвали!
– Я кто? Я – дед, Павел Захарович Кузьмин. Слышал про такого или нет?
В этот самый момент мимо моего сломанного грузовика проезжал наш селянин, Свистунов Вася. Он вытащил меня из кабины и затащил в свою. При этом я ему сказал:
– Там дед, он в одном пиджаке. Он замерзнет. Зануда, конечно, но надо его забрать.
– Какой дед? – удивился Васька. – Там больше никого не было.
Но я настаивал:
– Говорю тебе, там дед – Павел Кузьмин. Иди, забери его, а то он замерзнет.
– Ты что, сдурел от мороза? – захохотал Васька. – Павел Захарович умер еще тогда, когда ты не родился. Он мне родной дядя по отцу.
Дома меня оттирали снегом, поили водкой и чаем с малиной. А моя мама все удивлялась, откуда у меня под глазом такой огромный синяк».
Из рассказа Ефимцевой Наины Семеновны:
«Магазин, в котором я работала продавцом, выкупили другие хозяева. В результате я оказалась без работы.
Вы знаете, что сейчас в каждом подъезде, в каждом почтовом ящике можно увидеть массу бесплатных газет. В этих газетах даются всякие рекламы, и обычно я, не читая, выкидываю их в мусоропровод. Но в данной ситуации я впервые обрадовалась этим бесплатным посланиям, надеясь найти объявление о работе для себя.
По моей специальности было много объявлений с предложениями. В основном требовались продавцы либо в киоск, либо на барахолку. Это меня совершенно не устраивало, так как я понимала, что работа в холодном киоске на улице рано или поздно может лишить меня здоровья. Я стала по инерции рассматривать и другие частные объявления. Люди продавали кошек и собак, предлагали квартиры на продажу. Были также объявления о знакомстве и прописке для приезжих из стран СНГ.
Но вот мне попалось интересное, на мой взгляд, объявление. В нем предлагали в связи со срочной продажей дома купить по бросовой цене всю домашнюю утварь, все, что имеется в доме. Объявление было напечатано в рубрике «Срочно!».
Не знаю зачем, но я набрала номер телефона, данный под объявлением, и спросила:
– Что вы имеете в виду под выражением «по бросовой цене»?
Интеллигентный мужской голос ответил мне:
– Дом продается. И чтобы не выбрасывать вещи, мы готовы отдать покупателю все по той цене, которую он нам предложит.
Я спросила, где их можно найти, и мне тут же продиктовали адрес. Видимо, во мне заговорила моя профессия. Поскольку я продавец, то подумала: можно купить за рубль, а продать за сто. И я решила съездить. Дом оказался гораздо дальше, чем я ожидала. Еще по дороге я засомневалась, правильно ли я поступаю, что собираюсь покупать чужое барахло. В конце концов я решила: не понравится, не куплю. Подумаешь, зря прокачусь, все равно нечего делать, а так хоть свое любопытство удовлетворю.
Входя в дом, я столкнулась на крыльце с двумя бабами. Они с довольными лицами тащили на горбу мешки. У меня вдруг появился азарт. Мужчина, который меня встретил в доме, сказал:
– Значит, так. Все смотрите и забирайте. Денег столько, сколько не жалко.
Сказав так, он уселся на кухне читать журнал. Я, вытаращив глаза, обалдело разглядывала жилище. На мой взгляд, бывший хозяин этих вещей жил гораздо лучше меня. По крайней мере, у меня не было ковров, таких занавесок, шкафов и много других вещей.
Я засомневалась, хватит ли у меня денег. Я заглянула к хозяину на кухню и спросила: все ли я могу взять по бросовой цене? Ведь по желанию все это можно продать гораздо дороже.
Хозяин недовольным тоном, но спокойно пояснил:
– Сам я живу в Англии, здесь я жить никогда не буду. В этом доме жила моя тетя, сестра моего покойного отца. У нее нет детей и вообще нет никого, кроме меня. Мне прислали завещание, вот я и принялся продавать все, что она мне завещала. Дачу я уже продал. Остался этот дом. Дом очень хороший, и я быстро нашел на него покупателя. Но покупателям нужен только дом, вещи тетки их не интересуют. Я обещал людям, что освобожу дом к девятому числу. Да и в Англию мне пора. Там у меня работа, семья. Так что берите что хотите, хоть даром.
Тогда я, набравшись наглости, спросила:
– А почему вам не предложить эти вещи соседям? И тащить недалеко, и память им будет от вашей тети. Я, конечно, кое-что возьму. Но вам до девятого числа все не раздать.
Лицо мужчины скривилось, видно было, что я достала его своими вопросами. Но он сдержался и сказал:
– Дело в том, что моя тетушка была здешней колдуньей: гадала на картах, лечила, ну и все такое. Я ее лет 20 не видел, а мать, которая с ней связь держала, умерла. Мне мама говорила, что все это тетины аномальные занятия. Одним словом, соседи боятся брать вещи из ее дома даже бесплатно.
Он повернулся ко мне спиной, как бы давая понять, что разговор окончен. Я ринулась по комнатам и стала выбирать все лучшее. Сначала я схватила скатерть, она была кружевная, с красивой парчовой бахромой. Положив скатерть на пол, я стала думать, что вещи лучше уложить на нее и сделать узел наподобие того, что я видела у выходивших женщин. Положила пыльные занавески. Потом сунулась в сервант и с радостью извлекла из него обалденную вазу. Шныряя по углам, я увидела небольшой столик, накрытый каким-то платком, под которым я обнаружила нечто непонятное. Это была коробка в виде ларца. Оглянувшись на дверь и успокоившись, ибо я делала это с разрешения хозяина, я открыла шкатулку. В ней не было того, что я втайне надеялась найти (колечко или старинные серьги). Там были какие-то очень старые бумаги, на которых просматривались слова древнерусского алфавита. Было в этой шкатулке много не совсем понятных предметов, в частности палочки, перевязанные красным сукном. Я не стала вдаваться в подробности и разглядывать содержимое шкатулки, чтобы не тратить на это времени. Сунув шкатулку в предполагаемый узел из скатерти, я снова стала рыскать в поисках красивых вещей. Наконец, я связала за четыре конца довольно-таки большой узел, решив, что поймаю машину и все отвезу домой.
Дома я с удовольствием приступила к разглядыванию своей халявской добычи. Я уже представляла, как украсится от этих обнов мое жилье. Все ткани я сразу же замочила в воде, решив все перестирать, пока не хожу на работу. Ларец, или шкатулка, была очень красивой. Сразу было видно, что это старинная и недешевая вещь. Выложив из ларца на стол все, что в нем было, я стала с интересом рассматривать содержимое. Было совершенно очевидно, что содержимое ларца было неким колдовским пособием. Я кое в чем разобралась. Развернув свернутую ткань, я обнаружила на ней какие-то узоры и слова, написанные старинным шрифтом. Судя по размерам палочек, которые были связаны красной тряпкой, они подходили к разложенной мной ткани. Пытаясь разобрать надпись, я то и дело разглаживала ее рукой. Я делала это непроизвольно и не считала, сколько раз я трогала рукой ткань.
Неожиданно в моей голове прозвучал голос:
– Проведи по пантакле еще шесть раз.
Я подчинилась. И тут же во мне заговорили сразу несколько голосов. Один голос сказал:
– Ну вот, теперь у нас новая хозяйка. А другой голос сказал:
– Та была лучше, чем эта! Третий голос приказал:
– Молчите, дайте нашей хозяйке прийти в себя. Сбросив оцепенение, непонятно кого я спросила:
– Кто здесь и где вы есть? Я вас не вижу.
Меня могут принять за ненормальную, но клянусь, голоса были, и они все по очереди со мной говорили. Я даже узнала их имена. Оказывается, и у духов тоже есть свои имена. Все эти духи были голосами убитых или неотпетых в церкви. Они подсказывали мне, куда идти, кого опасаться, что кому нужно сказать, чтобы все было так, как я хочу.
Благодаря их советам, я поступила на хорошую работу. Прежде чем мне туда пойти, они сказали, что я должна буду говорить. Все это мне не мешало, а помогало жить. Тем более, что я всегда абсолютно все знала наперед. Они предсказали мне мою дальнейшую судьбу. Сказали мне, когда и отчего я умру. Даже назвали день, когда я заболею.
Не было еще ни одного раза, чтобы их предсказание не сбылось.
Я заболела, как они предупреждали, и скоро умру.
Случайно прочитав Вашу книгу, я решила, что именно такому человеку, как Вы, я должна, даже обязана все рассказать.
Возможно, что Вы уже слышали о таком феномене, а если нет, то Вам пригодится мой рассказ.
Я знаю дату своей смерти. И хочу положить свою шкатулку на кладбище за день до того, как умру.
Я надеюсь, что кто-нибудь ее найдет, сможет потом вызвать меня и говорить со мной после моей смерти».

Заговор от преследования колдунов
«Много лет назад я поссорилась с колдуньей, хотя сперва мы с ней дружили. Она всегда заботилась обо мне и не просто заранее предупреждала, когда и откуда ждать беды, но и все делала для того, чтобы отвести от меня неприятности. Наверное, люди не умеют ценить то хорошее, что имеют, и только когда потеряют, понимают, чего они лишились. То же произошло и со мной. Благодаря нашей дружбе я всегда была здорова и счастлива. Детки мои тоже проблем не знали – она заранее заговорила их от всех бед. И вот я совершила большую глупость – как-то я стояла на рынке и продавала свой урожай, который, как, впрочем, и всегда, уродился у меня на славу. Рядом со мной стояли женщины: одна продавала молоко, другая – яйца и сало. Вы же понимаете, что за целый день, когда стоишь рядом, о чем только не поговоришь. И вот Ирина (одна из тех женщин) мне и говорит: “Лена, в вашем селе, говорят, живет сильная колдунья, как бы мне к ней попасть на прием – у меня муж загулял”. Я до сих пор не знаю, как у меня язык повернулся ей ответить: “Да брехня это, ничего она не умеет, так, людей только дурит, я и то лучше, чем она, на картах гадаю”. Сказала так… и аж похолодела от ужаса – рядом с прилавком, откуда ни возьмись, появилась моя подруга-колдунья. То ли она просто хотела что-то купить, то ли меня пришла проведать – не знаю. Но было очевидно, что она все слышала – от первого слова до последнего. Прилюдно извиняться мне не хотелось, и я сделала вид, что ее не замечаю.
Вечером пришла ко мне моя подруга и говорит, да так спокойно, с достоинством: “Ты сегодня поступила как иуда, а ведь я столько для тебя и твой семьи сделала. Служила вам верой и правдой. Я никогда у тебя ни одной копейки не брала: и свечи, и масло для лампады – все на свои покупала, приятное тебе хотела сделать. Объясни мне – как я теперь могу с тобой общаться?” Теперь я понимаю, что тогда мне нужно было всего лишь извиниться, ведь пришла моя подруга не ругаться, а все миром решить. Но в меня словно бес вселился, и я начала кричать: “Подумаешь, какая цаца – помогла мне! И чем это ты мне помогла? Это все совпадение. Детей я своих хорошо воспитала, вот они водку и не жрут. А то, что в доме моем достаток, опять же моя заслуга, а не твоя!” Я еще долго на нее орала, а она стояла молча и не перебивала меня. Когда я же наконец успокоилась, она развернулась и пошла было к выходу, но на самом пороге остановилась и сказала: “С этого часа я забираю все, что для тебя сделала. Ты говоришь – детей воспитала, но ведь не только ты одна хорошая мать. Посмотри, сколько вокруг хороших матерей, а дети у них алкаши да наркоманы, по которым тюрьма плачет. Что же касается достатка – посмотри вокруг, многие работают не покладая рук, но даются ли им деньги так же легко, как и тебе? Жизнь, она ведь не простая. Я вредить тебе не хочу, не нужна я тебе, ну и ладно. Значит, и работа моя тебе не нужна, ее-то я и заберу с собой. Может, тогда ты поймешь, что не стоит грязью людей поливать лишь для того, чтобы на незнакомых баб впечатление произвести”.
С того дня все в моем доме изменилось. Муж мне стал изменять, сыновья начали пить. В огороде тоже беда: то червяк все сожрет, то сорняк урожай задавит. Нет бы мне выводы сделать да прощения у нее попросить, я же еще больше разозлилась и написала на нее заявление: мол, образования у нее никакого, к медицине отношения не имеет, а людей лечить берется, значит, мошенничеством занимается. К ней после этого наш участковый приходил, поговорил и ушел. С тех-то самых пор она мне войну и объявила. Сколько я уже не переезжала, но каждый раз через несколько дней у моих дверей неизменно появляются земля, песок и сухие цветы. Дорогая Наталья Ивановна, я Вас прошу, дайте мне, пожалуйста, заговор, который отобьет у колдуньи охоту воевать со мной».
Как автор книги, я конечно же напечатаю заговор, а как человек, я хочу вам посоветовать помириться со своей подругой. Съездите к ней, попросите прощения, поговорите по душам. Из вашего письма мне стало понятно, что человек она не злой и защищает даже не себя, а тех людей, которые к ней обращаются за помощью. Ведь если бы ее осудили, у кого бы несчастные стали просить помощи? Думаю, что она верующий человек и потому вас простит. Впрочем, Иуду Христос не простил…
Но вернемся к теме нашего разговора. Для того чтобы колдун или колдунья отступились, потеряли след своей жертвы, возьмите коровью голову и достаньте оттуда левый глаз, который положите в новый носовой платок и отнесите в лес. В лесу положите его в дупло и скажите:
Как это око меня не видит,
Так и раба Божья (имя)
Меня не найдет и не обидит,
Ни днем, ни по вечеру,
Ни в поле и ни в лесу,
Ни на улице, ни в дороге,
Ни в дому на моем пороге.
Ищи меня не ищи,
Свищи меня не свищи.
Слепой зрячего не видит,
Не найдет его и не обидит.
Так бы и раба Божья (имя) меня не нашла,
К моему порогу не подошла.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Татуировка на груди
«Уважаемая Наталья Ивановна, решила Вам написать, в надежде на то, что мое письмо будет опубликовано в Вашей книге. Очень надеюсь, что, прочитав его, люди не совершат страшной ошибки, которая стала причиной гибели моей единственной дочери.
Мой зять Егор всем сердцем любил нашу дочь Риту. И вот однажды он отправился в салон и сделал себе на груди татуировку – портрет моей дочери. Рита вышла как живая, мне даже не по себе стало.
А потом наш зять погиб в автокатастрофе.
После похорон наша Маргариточка начала таять на глазах. Помню, я ее все время спрашивала:
– Ритуля, может, ты по Егору скучаешь? Посмотри, на кого ты стала похожа, кожа да кости.
А она мне каждый раз неизменно отвечала:
– Мама, ты же знаешь, я его никогда сильно не любила. Да, человеком он был хорошим, особенно если учитывать, сколько вокруг алкашей и наркоманов. Он любил меня, все время баловал, да и зарабатывал неплохо. Я к нему, конечно, хорошо относилась, но ни о какой тоске и речи быть не может. Жизнь продолжается, а что случилось – то случилось. Конечно, жалко его, но убиваться по нему я не могу. Ты же видела, я и не плакала почти.
Я уговорила дочь обратиться к врачам, но после всестороннего обследования у нее не выявили никаких отклонений – анализы были прекрасными. Рита же к тому моменту уже начала падать в обморок. Кровь нормальная, сердце и легкие тоже в порядке, томограмма головного мозга хорошая, а девочке моей с каждым днем становилось все хуже и хуже.
И вот, совсем отчаявшись, я взяла фотографию Риты и отправилась к ясновидящей. Она посмотрела на фотографию и сказала:
– Я вижу гроб, в котором лежит мертвый молодой человек, а на его груди, как это ни странно, портрет вашей дочери. Знаете, даже смотреть жутко: он лежит бледный, глаза закрыты, его уже тлен тронул, а она улыбается, ну просто как живая. Вот только что-то я не пойму, то ли это фотография, то ли нет, что-то с этим портретом не то. Но, как бы там ни было, именно эта “фотография” тянет ее на тот свет.
И тут я поняла – это же татуировка на груди Егора. Меня охватил ужас. После визита к ясновидящей я пыталась себе внушить, что ничего страшного не произошло, что все это глупости и что, главное, врачи ничего плохого у доченьки не нашли. Но через два месяца Риточка умерла от внезапной остановки сердца. “Скорая” приехала очень быстро, но спасти мою доченьку не удалось».

Если ребенок прополз под гробом
«Когда мы хоронили бабушку, то не углядели за ребенком. Он у нас еще маленький и очень шустрый. Взял да пролез под гробом. Соседка сказала, что это очень плохая примета. Я страшно переживаю. Посоветуйте, что можно сделать, чтобы отвести от ребенка беду. Лена, Мытищи».
Вам нужно заказать молебен за здравие ребенка сразу в трех церквах. Обратите внимание на то, что отслужить молебны в храмах должны в один день. В этот же день умойте ребенка заговоренной водой и вытрите его своим подолом. Заговор следующий:
Стану я, раба Божья (имя), на сырую землю,
Погляжу на восточную сторону.
На восточной стороне стоит святая изба,
В той избе четыре угла.
В тех углах четверо святых стоят,
Все четверо на меня, рабу Божью (имя) глядят.
Ой вы, четыре Евангелиста:
Марк, Лука, Иоанн, Матфей,
Вы возле Бога стоите,
На Его святое лицо глядите.
Попросите, умолите Его, Господа Бога моего,
Пусть он семью мою спасет,
Раба Божьего (имя ребенка) защищает
Ныне и всегда, во все светлые времена.
Пусть лихо дитя наше обойдет,
Никакая беда к нему не подойдет.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Голова на гильотине
«Здравствуйте, Наталья Ивановна, пишет Вам уроженка города Курска. Меня, как и Вас, зовут Наталья. Очень надеюсь на Вашу помощь. Летом я со своей семьей отдыхала на юге. Там у моего мужа живет родная тетя, она мне и дала Ваш адрес.
Однажды с мужем и дочерью (ей восемь лет) мы пошли на экскурсию в старинную крепость. В этой крепости находился музей, там хранились орудия пыток. Муж с дочкой в музей пошли, а мне не захотелось. У мужа с собой был фотоаппарат, и он сфотографировался, положив голову на гильотину. А дочь сфотографировал рядом с какой-то бочкой, которую тоже использовали для пыток. Мне кажется, что подобные вещи приносят людям лишь зло. Пожалуйста, помогите мне, научите, как поставить на своих родных оберег, чтобы не случилось ничего плохого и я ничего не боялась. С уважением к Вам, Наташа».
Вы совершенно правы, любая вещь, любое действие обладает своей энергетикой: плохой и хорошей. И все наши дурные мысли, плохие слова могут рано или поздно материализоваться. В качестве примера мне хотелось бы привести следующее письмо:
«Помню, я лежала в постели с высокой температурой, а мои брат с сестрой и еще одна соседская девочка играли в похороны. Чувствовала я себя плохо, поэтому в игре не участвовала и лишь наблюдала за игрой. Они сдвинули вместе три табуретки, и Алеша, мой брат, лег на них, сложив на груди руки так, как обычно складывают руки покойникам. Девочки положили ему на лоб бумажку, прикрыли его простынкой и зажгли свечи, которые у мамы лежали за иконкой. Помню, девчонки голосили и причитали, а мне вдруг стало жутко. Потом они по очереди менялись местами, изображая покойниц, и даже звали меня присоединиться, но я не согласилась, и, видимо, правильно сделала. Не прошло и года, как все они умерли. Первым в результате несчастного случая погиб Алеша; потом умерла соседская девочка Люда – у нее лопнул аппендицит. Последней стала моя младшая сестра – она подавилась сливовой косточкой и умерла до приезда врачей».
Если вы понимаете, что допустили ошибку, и теперь боитесь, как бы ни случилось беды, немедленно отчитайте себя от возможного несчастья. Поможет вам в этом такой заговор:
Два брата покойника несут,
Две сестры по покойнику ревут,
Две старухи в окно глядят,
Два старика у ворот стоят.
Ты, мертвый, воротись,
Ты, старый дед, от ворот откачнись,
Ты, старшая сестра, не реви – уймись,
Ты, младшая сестра, не реви – утрись.
Дед от ворот не откачнется,
Мертвец в свой дом не вернется.
Двум сестрам не осушить глаза,
В дом покойнику вернуться нельзя.
Так чтоб и у (имя) не было вреда
Отныне и никогда.
Чтобы ему не болеть,
Рано прежде срока не умереть.
И будьте вы, мои дела, лепки,
И станьте вы, мои слова, крепки.
Истинно, что через кровь Адама
Родилась меж людей смерть.
Истинно, что через кровь Христа
Родилась жизнь.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Заговор от вторжения мертвого духа
«Уважаемая Наталья Ивановна, я очень люблю Ваши книги и читаю их уже давно, но пишу Вам впервые. Скажу прямо, я долго думала, прежде чем решиться написать Вам: не хотелось бы, чтобы Вы решили, будто я не в своем уме. Мне тридцать восемь лет – старческий маразм исключен, я педагог, никогда не стояла на учете в психдиспансере.
Примерно год назад я ходила на кладбище навестить могилу мамы, и там ко мне подошел какой-то старик. Был он неопрятным, и я подумала, что это нищий, который сейчас начнет просить деньги, но старик внимательно посмотрел на меня, а потом сказал: “Помогите мне отвязаться от мертвого духа”. Естественно, я решила, что он ненормальный. Мне стало не по себе и захотелось отвязаться от старика, но нагрубить ему и прогнать я не могла – пожилой человек, к тому же больной. Тогда я спросила его, чем конкретно могу ему помочь, рассудив, что старик выговорится и отстанет, а я спокойно пойду домой. Сделав вид, что верю всему, что он говорит, я принялась слушать. “Понимаешь, дочка, – сказал он, – вот уже девять лет, как меня преследует дух моей покойной жены. При жизни она любила выпить, я же страсть как пьяных не люблю. Если бы не жалел ее, давно бы из дому выгнал или сам ушел. Но она чуть что хваталась за лезвие или веревку и грозилась себя порешить. Вначале я каждый раз сильно пугался, тем более что однажды она действительно залезла в петлю. Я еле-еле ее тогда откачал. А потом мне все это надоело – и гулянки бесконечные, и ее пьяные угрозы. И вот как-то она снова схватилась за веревку, а я не выдержал и в сердцах крикнул: “Да удавись ты уже, сил на тебя смотреть нет. Все равно конец у всех один”. Я ушел хлопнув дверью, а она – повесилась. Милиция меня не беспокоила – все соседи знали, что моя жена чуть что в петлю лезла, и дали соответствующие показания.
После похорон жены я стал замечать, что кто-то в мое отсутствие в доме бывает: то чашку найду разбитой, то постель разобранной… В общем, стал я за домом следить. Уйду, спрячусь в кустах и сижу. Бывало, целый день так сидел, но ничего подозрительного не замечал. А в дом зайду – и опять понимаю, что кто-то тут хозяйничал.
А потом появилось у меня чувство, будто рядом со мной моя Полина ходит: то тень в углу мелькнет, то стакан вдруг упадет ни с того ни с сего. Знаешь, от нее каждый раз холодом могильным тянуло.
Дальше – больше: стал я ее не только слышать, но и ясно видеть. Сил уже нет ее присутствие выносить: при жизни меня мучила, так и после смерти в покое оставить не хочет вздорная баба. Вот и научили меня люди добрые, как от нее отвязаться. Помоги мне, дочка, возьми ее платок. Мне сказали, что после этого она от меня отстанет”.
Дед протянул мне платок, а я, глупая, взяла. Подумала еще: “Ну что с психа взять? Может, хоть так успокоится и отстанет”. Платок этот я решила выбросить по дороге домой. Когда я уходила, то слышала, как старик бормотал: “Хороший платок, она в нем умерла, но похоронил я ее в новом. А этот ты забери, освободи меня от нее”.
Отойдя от деда, я положила платок возле дерева и пошла к выходу, и вдруг мне показалось, что за мной кто-то идет и тяжело вздыхает. Я оглянулась, но рядом никого не было. И вот с этого дня в моей квартире стал регулярно кто-то бывать: везде я замечаю присутствие незваного гостя. На постельном белье появились какие-то странные пятна, у двух чашек из нового сервиза оказались отколотыми ручки, шнурки на моих ботинках каждый раз оказываются связанными друг с другом, а с пальто кто-то постоянно с мясом срывает пуговицы. Ночью кто-то хлопает дверцей холодильника и гремит посудой.
Уходя утром на работу, я всегда аккуратно заправляю постель, но с появлением незваного гостя я каждый вечер обнаруживаю измятую подушку и сброшенное на пол одеяло, как будто кто-то спал на моей кровати.
Вообще я могла бы долго рассказывать о том, что происходит в моем доме, но ни к чему это, думаю, Вы и сами обо всем догадываетесь. Ключей моих ни у кого нет. Мама давно умерла, теперь я живу одна, ни мужа, ни детей у меня нет».
Увы, я немало получаю похожих писем – многие люди страдают от преследования мертвых духов.
Самоубийство страшно тем, что после смерти душа человека остается неприкаянной, иной мир ее отвергает, и она вынуждена оставаться на земле и бродить среди живых людей. Правда, обычно этих духов не видно и не слышно, но иногда, по какой-то одному Богу известной причине, они начинают преследовать живых и безобразничать.
Люди, столкнувшиеся с такими духами, в основном предпочитают молчать о том, что им пришлось пережить: боятся, что либо их сочтут ненормальными, либо духи разозлятся еще больше и попытаются им отомстить.
О случаях подселения мертвых духов известно еще с глубокой древности. Нередко это происходит и в наши дни. Вот, например, совсем недавно ко мне на прием приезжала высококвалифицированный врач-психиатр Уварова Н. Р., которая разрешила мне опубликовать ее рассказ.
В психиатрическую больницу поступила женщина, которая слышала голоса. Нелли Равильевна (моя клиентка) хотела назначить ей обычное в подобных случаях лечение. Однако Таня (так звали больную) так отчаянно умоляла врача повременить с таблетками и выслушать ее историю, что Нелли решила все же узнать, что случилось с ее пациенткой. Таня рассказала, что с ней разговаривают братья Ступкины, Олег и Иван, проживавшие в городе Бердске, Новосибирской области. Братья поведали Татьяне, что девять лет назад они утонули в реке и с тех пор считаются пропавшими без вести. Врач не поленилась навести справки и узнала, что действительно братья Ступкины проживали в городе Бердск. В справочной даже сообщили номер телефона. Дозвонившись по этому номеру, Нелли испытала настоящий шок – ответила ей мать Олега и Ивана, которая подтвердила рассказ Татьяны. Действительно, девять лет назад ее дети уехали отдыхать на реку и домой уже не вернулись. Поиски успехом не увенчались, и их признали пропавшими без вести.
Тогда Нелли решила провести эксперимент: она стала задавать своей пациентке вопросы, ответы на которые, кроме нее самой и ее покойного мужа, никто не мог знать. Татьяна переадресовывала вопросы духам, и те безошибочно давали ответы. В конце Нелли спросила, в чем она похоронила своего мужа (с Татьяной раньше они знакомы не были, поэтому вряд ли она могла знать ответ на этот вопрос). И вот, несколько минут спустя Татьяна получила ответ от духов – мужчина был похоронен в синем пуловере и серых брюках. Это действительно было так.
Как вы уже поняли, духи, даже если они отвечают на вопросы и не причиняют вреда человеку, тем не менее доставляют ему много беспокойства. Действительно, постоянно осознавать, что рядом с тобой кто-то находится, слышать чужие голоса уже само по себе тяжело. А если еще дух начнет безобразничать – тут уж мало никому не покажется. В любом случае, если вы понимаете, что к вам прицепился дух мертвого человека, постарайтесь от него отвязаться. Для этого обязательно нарисуйте свечой с отпевания на всех окнах и дверях своего дома или квартиры кресты. При этом читайте следующий заговор:
Помяни, Господи, сыны Эдомские во Иерусалимовы.
Помяни, Господи, за упокой неупокойных,
Духов блуждающих, неспокойных.
Цепи с крестами повяжи и призови их
Во исполнение Твоего Завета:
Из земли вышли и в землю пошли.
Усмири, Господи, в земле лежащих,
Но по земле духом ходящих.
На ныне, на века, на все светлые времена.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Мертвая вода
«Мы хоронили дедушку, и кто-то из родственников положил ему в гроб пластиковые бутылки с сильно охлажденной водой: чтобы с телом ничего не случилось, так как стояла сильная жара. Когда вода нагрелась, бутылки вытащили из гроба и поставили их на окно.
Наш племянник, не зная, что бутылки лежали в гробу рядом с покойником, взял да и выпил эту воду. Я заметила, что делает племянник, когда он уже допивал воду. Чтобы его не расстраивать, я не стала ему говорить, откуда взялась эта вода. А спустя две недели я узнала, что Гена (мой племянник) серьезно заболел: скоротечная саркома.
Можно ли спасти моего племянника, если он выпил мертвой воды? Кстати, позже я узнала о том, что выпивший такой воды человек – не жилец. Умоляю, помогите нам».
Для того чтобы отчитать человека от неминуемой гибели, нужно попросить его лечь на землю, завернуть его в шкуру только что убитой коровы и перешагнуть его крест-накрест три раза подряд, приговаривая:
Как эта корова не оживет и не воскреснет,
Так и раб Божий (имя)
От воды мертвой не умрет. Аминь.
После этого коровью шкуру сожгите, а больного попарьте в бане и вымойте в трех водах. После этого обряда больной проспит целые сутки, а когда проснется, то от хвори не останется и следа.

Если вам сказали, что ребенок ваш – не жилец
«У меня было трое детей, и все они умерли. Теперь я вот беременна четвертым и очень переживаю. Почему со мной случились все эти несчастья, я думаю, вы поймете, когда дочитаете мое письмо до конца. Еще когда я была молоденькой девушкой, моей маме сказали, что у нее будет двое внуков. Но вот родятся дети только у моего брата, мои же малыши “не жильцы”. Об этом мама рассказала мне совсем недавно, я уже успела похоронить троих детей. Она умоляла меня больше не рожать – видимо, боялась, что и четвертый ребенок погибнет и я снова буду страдать. Мужу я ничего рассказывать не стала, он же очень хотел ребенка и настаивал, чтобы я снова родила. А написать Вам письмо меня заставило вот что. Вчера я пошла в магазин, и по дороге мне встретилась цыганка. Раньше мне никогда не гадали – никого я не знаю, кто бы владел этим искусством, – да и сама не умею. Сама не знаю почему, но я окликнула цыганку. Людей рядом не было, вот я и решилась ее спросить:
– Вы мне не погадаете? Очень хочется знать свое будущее. Цыганка посмотрела на мою руку и сказала:
– Этого ребенка ты похоронишь, он у тебя не жилец.
Представляете, она тоже произнесла это страшное слово – “не жилец”. Я стояла как громом пораженная, а цыганка развернулась и пошла своей дорогой, даже не взяв у меня денег. И вот я решила написать Вам письмо. Я в какой-то Вашей книге читала, что есть способы, с помощью которых можно отчитать людей от ранней смерти. Но вот что нужно делать в моем случае, я не знаю. Заранее спасибо за ответ. Ваша читательница, Николаева Зина».
Действительно, я уже не раз писала в своих книгах, что существуют особые обряды, с помощью которых можно отчитать человека от гибели и продлить его годы. Например, если нужно вылечить смертельно больного человека, то мастер проводит обряд, называемый «откуп». После этого больной, как правило, выздоравливает. Однако все эти обряды очень сложные, и грамотно провести их под силу только опытным, зрелым мастерам.
Что же касается подобного случая, о котором написала моя читательница, то я могу сказать следующее. Конечно, лучше всего обратиться за помощью к мастеру. Если же вы не сможете ко мне приехать и не найдете грамотного мастера недалеко от своего дома, то попробуйте провести следующий обряд. Хочу сразу сказать, что если что-то будет не ясно, звоните, я все вам объясню. Код города Новосибирска – 383, мой телефон 215-18-91. Звонить лучше с утра. К тому же я могу сделать для вас, Зина, амулет, а на вашего ребенка поставить мощный оберег.
Но вернемся к обряду. В начале первой четверти луны вы должны трижды войти в церковь и выйти из нее, имея при себе тринадцать копеек (для этого разменяйте в разных местах деньги). Когда выйдите из церкви в последний раз, раздайте эту мелочь нищим. Когда будете подавать милостыню, не смотрите нищему в глаза. Если вас будут благодарить или, наоборот, ругать (денег-то мало), не обращайте внимания: ничего не отвечайте, даже головой не кивайте. После этого сразу же поезжайте на кладбище, найдите там свежую могилу, которую закопали в день проведения обряда. Разыскав ее, встаньте в ногах могилы, поклонитесь так низко, как только сможете, перекреститесь и тихим, спокойным голосом, словно вы ведете с усопшим беседу, прочитайте особый заговор. После слова «аминь» положите на могилу какую-нибудь ценную вещь, то, чем вы действительно дорожите, и тут же возвращайтесь домой. На обратной дороге ни с кем не разговаривайте, идите молча и не оглядывайтесь.
Заговорные слова такие:
С новосельем тебя, мертвец,
Ты здесь, и жизни твоей конец,
Тело твое зарыто, глаза закрыты,
Веки не открываются,
Губы не размыкаются,
Не плакать тебе, не смеяться.
Давай с тобой, покойник, меняться —
Я на твою хоромину (то-то и то-то) положу
И через это раба Божьего (имя)
От смерти освобожу.
Мертвец, отзовись,
Матерь-земля, под моим делом крепись,
Именем Бога (имя) от смерти освободись.
Иа! Иоя! Маж! Эбукия!
Асан, Иоя, Их, Эбукия!
Ангелы темные, придите,
То, что я кладу, заберите.
Абракатабра, абракадабра, абара.
Аминь. Аминь. Аминь

Как изгнать из ребенка хульного беса
«До шести лет мой сын был добрым и послушным ребенка. Потом он резко изменился, стал говорить всякие мерзости и ругать всех без разбора, да такими словами, что даже взрослым неудобно становится. Невропатолог лишь пожимал плечами, и тогда, прихватив с собой сына, я отправилась за помощью в церковь. А он прямо в храме обругал батюшку! Тот попробовал с ним поговорить и объяснить, что ругаться плохо, но Дима (так зовут моего сына) только хохотал в ответ и строил священнику гнусные рожи. Тогда батюшка сказал:
– В нем сидит хульный бес. Его изгонять надо.
Я согласилась, оплатила работу, но толку не было. Ребенок ведет себя как ненормальный. Батюшка, видя все это, посоветовал мне пойти к какой-нибудь старушке знахарке. Я тогда засмеялась и спросила его:
– А это не грех? Церковь ведь вроде против целителей. На это батюшка сказал:
– Смотря какой целитель. История церкви знает и чтит таких целителей, как Серафим Саровский, святая Матронуш-ка, Николай Угодник, да и многих других святых. А они во время земной своей жизни лечили людей.
Потом я узнала о Вас и купила все Ваши книги. Наталья Ивановна, пожалуйста, напечатайте в своих книгах заговор, изгоняющий хульного беса. Заранее благодарим, семья Ивановых».
Запаситесь святой водой (лучше всего брать крещенскую воду). Закройте двери в комнате, где будет проходить обряд, так, чтобы ребенок не убежал. Посадите ребенка на стул и, окропляя его святой водой, прочитайте такой заговор:
Боже, утверди Своей волей
Данное мне Тобой право.
Победитель Льва, колена Иудина,
Корня Давидова,
Я именем Твоим
Открою дверь и сломаю семь печатей,
И да выйдет в эту дверь зверь,
Имя которому – Кадан,
И время его идет на убыль.
Число твое, зверь, сочтено
Господом Богом, Творцом
Воды, неба и земли.
Именем Святой Единой Троицы,
Со Святым Духом
Ты, Кадан, выйдешь и уйдешь
Из этого тела и души навеки.
Дверь тебе, именем Бога, открыта,
Имя твое для дитя этого забыто.
Выйди вон! Выйди вон! Выйди вон!
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков.
Аминь.
Обычно после изгнания беса человек теряет много сил и долго спит, может проспать даже целые сутки. Время от времени он просыпается и жалуется на боль во всем теле, но не волнуйтесь – это скоро пройдет. Самое главное, что после такого обряда бес покидает человека.

Порча на кривое зеркало
«Глубокоуважаемая Наталья Ивановна, позвольте мне рассказать Вам о беде, которая приключилась с нашей семьей, и попросить у Вас совета. Но прежде я хочу поблагодарить Вас за Ваши замечательные книги, без которых я уже не могу обойтись.
Наша семья состояла из мамы, меня, сестер и брата. И мы ни разу не ссорились. Мама наша всегда была спокойной, рассудительной и очень доброй. Она никогда на нас не кричала (до сих пор, кстати, не повышает голос), и, может быть, поэтому мы, ее дети, выросли людьми беззлобными и покладистыми. Самый мягкий характер был у моего брата: он всегда и всех жалел и совершенно не умел сердиться. Пришло время, и мой брат женился, вернее, девица та просто женила его на себе. И вот в нашем доме появилась новая хозяйка, и вот тут-то мы узнали почем фунт лиха. Сноха оказалась горластая, наглая, подозрительная и при этом, как часто и бывает, нечистая на руку. Поверьте, я не пытаюсь ее очернить, ведь я сама поймала сноху за руку, когда она копалась в моем кошельке.
Не буду рассказывать обо всем, что она творила, иначе письмо уж слишком длинным получится, скажу лишь, что хлебнули мы с ней немало горя. Брат в устраиваемые ею скандалы никогда не вмешивался и лишь умолял всех жить в согласии. А потом вдруг мой добрый и рассудительный брат резко изменился, как будто его подменили. Мы с мамой стали для него первыми врагами, он не упускал случая, чтобы в чем-нибудь упрекнуть нас, все наши слова понимал превратно и сам теперь затевал ссоры.
Так вышло, что снохи и брата не было дома, а к нам как раз пришел электрик, чтобы забрать на ремонт вышедший из строя счетчик. Ему потребовался гарантийный талон, и я кинулась его искать, но где я только ни смотрела, нигде его не было. Через полчаса бесполезных поисков мастер сказал нам: “Я пойду, мне ждать некогда, а вы документ ищите. Как найдете – так сразу все и починим”. Потом я перерыла все наши комнаты, но талон по-прежнему не находился. В конце концов я решилась и пошла в комнату брата.
Первое, что мне бросилось там в глаза, – это кривое зеркало, совсем как в комнате смеха. Тогда я еще подумала, что оно бракованное. Мне почему-то стало любопытно, и я решила рассмотреть его поближе. Когда я откинула наполовину закрывавшую его ткань, на меня выпал листок бумаги, на котором, как я поняла, было написано какое-то заклинание. Прочитав его, я пришла в ужас: с его помощью можно было по своему желанию воздействовать на сознание человека. Судя по всему, пытались заклясть всю нашу семью: там были наши с мамой имена и имя брата. Только после этого я поняла, что странное поведение брата объясняется очень просто – жена навела на него порчу с помощью кривого зеркала.
Наталья Ивановна, можно ли снять эту порчу, чтобы мой брат относился к нам как прежде? Я очень люблю своего братишку и не хочу его терять».
Зеркала… Они есть в каждом доме, и мы уже настолько к ним привыкли, что и жизни своей без зеркал не мыслим. Они нам кажутся самыми обычными вещами, хотя на самом деле это самый таинственный и необычный предмет во всем доме.
С зеркалами связано много примет, проверенных самим временем. Ну кто из нас не знает, что если зеркало треснет – жди беды; если разобьется – к похоронам. Кто ест перед зеркалом – будет сохнуть; стоит голышом – заболеет; кривляется – рано состарится. И это далеко не все приметы. Например, есть и такая: если гроб в зеркале отразится, то вся семья скоро погибнет. Именно поэтому первое, что делают после смерти человека, – это накрывают тканью все зеркала. Издревле маги и чародеи используют зеркала в качестве дверей, ведущих в мир духов. С помощью зеркал можно и погадать: они показывают суженого, указывают на воров и убийц… В них вы можете увидеть даже картины своего будущего. Зеркало легко впитывает в себя информацию и, если хотите, запоминает ее (например, надолго сохраняет память о человеке, который хоть раз в него посмотрелся). В связи с этим запрещается смотреть в разбитые или кривые зеркала, которые, обладая особой энергетикой, могут оказать негативное влияние на всю вашу жизнь.
Колдуны, наводя на человека порчу с помощью кривого зеркала, никогда в него не смотрятся – они знают, насколько это опасно.
Порча, которую навели на человека с помощью кривого зеркала, наносит серьезный удар по ауре человека, изменяет сознание и мышление несчастного.
Однако с помощью зеркал можно творить не только злые, но и добрые дела. Если прочитать над ним особый заговор и повесить зеркало в спальне, то человек, для которого проводился обряд, проживет, как минимум, сто лет. Главное, разместить заговоренное зеркало так, чтобы в нем отражалось солнце.
Бывшая жительница России, моя читательница Угрюмова Г. Н. рассказала мне любопытную историю, которая имеет непосредственное отношение к нашему разговору. В 1583 году в Манке, австрийском городке, судья Боблик получил очередной донос, за который доносчику было выплачено из городской казны сорок шесть гульденов. В доносе говорилось о волшебном зеркале, которое якобы дарует своему хозяину долгую жизнь. Именно этим фактом чрезвычайно заинтересовался Боблик. Началось разбирательство – и вскрылось, что все члены семьи, которой принадлежало зеркало, жили больше ста лет. На допросе хозяйка дома показала, что у нее действительно есть заговоренное зеркало, которое способно продлевать жизнь.
Местный епископ велел послать за зеркалом – он хотел, чтобы его привезли к нему домой. Приказание было исполнено. На другой день епископа нашли лежащим на полу возле висевшего на стене зеркала. Зеркало было треснуто, а сам епископ мертв. А вскоре взволнованные произошедшим жители Манка узнали, что в ту же ночь при невыясненных обстоятельствах из тюрьмы исчезла хозяйка зеркала. Ее пытали искать, но тщетно.
Вот такая вот удивительная история.
Многие из вас наверняка слышали или читали об удивительном зеркале святой Елены. Возможно, именно благодаря зеркалу до нас дошли сведения об этой удивительной женщине.
С помощью зеркал можно вызывать духи умерших, существует также множество ритуалов, которые посредством зеркал позволяют нам общаться с низшими и высшими духами. Когда я начинала учиться знахарскому ремеслу, бабушка много внимания уделяла искусству работы с зеркалами и очень переживала за меня, опасаясь, как бы ни случилось чего-нибудь плохого. Помню, она всегда стояла рядом, чтобы успеть закрыть зеркало, если что-то пойдет не так. Наверное, если бы меня кто-нибудь спросил, что меня во время обучения удивляло больше всего, я бы, недолго думая, ответила – зеркала. С их помощью я увидела будущее: они показали, как я буду выглядеть в старости. Знаете, вначале эти ритуалы вызывали у меня дикий восторг и одновременно трепет, такой, пожалуй, испытывали дикари, впервые увидевшие телевизор.
Мне всегда нравилось работать с зеркалами. Они показывали мне людей, которых я знала – живых или умерших, – и отчасти даже заменяли телевизор, о котором я, живя в деревне, в те годы и не слыхивала.
Со временем, когда вы, мои дорогие читатели и ученики, подниметесь на верхнюю ступень лестницы знаний и станете настоящими мастерами, я научу вас работать с зеркалами, в том числе и с кривыми, так, как учила меня бабушка.
Теперь же вернемся к письму, которая прислала мне моя читательница. Из всего видно, что на брата этой женщины воздействовали с помощью кривого зеркала.
Совершенно очевидно, что сознание этого человека было умышленно искажено – и он потерял способность адекватно воспринимать действительность и своих родных.
Своей читательнице я могу посоветовать купить новое, нормальное зеркало и, заговорив его, отдать брату (пусть он пользуется им постоянно, например, во время бритья). В данном случае энергетика нормального зеркала нейтрализует негативное влияние зеркала кривого.
Итак, купив зеркало, его необходимо дать рано утром в руки ребенку (первенцу), рожденному у венчанных родителей. Хочу особо подчеркнуть, что ребенок, до того как возьмет зеркало в руки, ничего не должен есть. Затем заберите у ребенка зеркало, заверните его в белую ткань и, спрятав на груди, несите домой. Ровно в полночь разверните зеркало, зажгите по его бокам две свечи и прочитайте следующее заклинание:
О, Предвечный Всемогущий Боже,
Ты, Который даешь всему миру жизнь и движенье,
Ты, Который карает и воскресает,
Милостливо прими мою просьбу,
Взгляни Своим чистым,
Пречудным взглядом на это зеркало
И благослови его.
Заклинаю, о Отец всех счастливых смертных,
Преклони ухо Свое,
Услышь и благослови мои слова и дела.
И да поможет Твое Божье благословение
Дать через это зеркало избавленье
От старой матери-кривды.
Во веки веков. Аминь.
С помощью этого заклинания вы всего лишь подготавливаете зеркало к дальнейшей работе, поэтому затем необходимо прочитать еще и основное заклинание, с помощью которого и избавляют человека от негативного влияния кривого зеркала. Заклинание это читают громко (но кричать не следует), хорошо поставленным голосом. Слова его следующие:
Изыди, злой дух, полный кривды и беззакония.
Изыди, исчадие лжи, изгнанник из среды ангелов.
Изыди, змея, супостат хитрости и бунта.
Изыди, изгнанник рая, недостойный милости Божьей.
Изыди, сын тьмы и вечного подземного огня.
Изыди, хищный зверь.
Изыди, черный демон.
Изыди, дух ереси и исчадие ада,
Приговоренный к вечному огню.
Изыди, худшее из всех существ.
Изыди, вор и хищник, не могущий не стяжать.
Изыди, грязный обольститель и пьяница.
Изыди, корень всякого зла и обид.
Изыди, виновник преступления.
Изыди, изверг рода человеческого.
Изыди, злой насмешник над святым.
Изыди, враг правды, любитель кривды.
Изыди, источник всех несчастий и раздоров.
Изыди, злая бешеная собака.
Изыди, ядовитый змей, лакей Сатаны.
Изыди из того, кто будет глядеть
В освященное истинным Богом стекло.
Изыди, кривда, и сгинь.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Как лишить зеркало его магической силы
До наших дней сохранились рукописи В. Винтропа, описавшего жизнь и открытия знаменитого ученого и философа XIII в. Роджера Бэкона (1214–1294). Согласно записям Винтропа, Бэкон в двадцатилетнем возрасте с легкостью поступил в Оксфордский университет. Благодаря недюжинному уму, любознательности и цепкой памяти он сразу взялся за изучение арабского, еврейского, греческого и халдейского языков, на которых были в основном написаны трактаты по алхимии, астрономии, оптике и математике.
Благодаря запискам современников этого великого человека, мы знаем, что Роджер Бэкон очень мало спал и очень много трудился, с блеском закончил университет и получил докторскую степень. Винтроп же упоминает о некоем наставнике Бэкона, которого называет Петром. Человек этот, живший отшельником, слыл мудрецом. Бэкону удалось стать учеником Петра, который позже с большой теплотой отзывался о молодом ученом, считая его талантливым и интересным человеком, и с охотой делился с ним тайными знаниями. Именно Петр открыл Бэкону способ изготовления магических зеркал.
С присущим ему усердием и творческим азартом Бэкон начал изучать зеркала и быстро преуспел в этом. Сначала он выходил в зазеркалье вместе со своим наставником. Но потом, когда Петр начал постепенно отходить от дел, предпочитая спокойную жизнь отшельника обществу деятельного ученика, Бэкон преодолевал границу миров в одиночестве. С помощью зеркал Бэкон сумел разгадать тайну будущего и, как истинный ученый, не мог не поделиться своими открытиями, благодаря которым человечество в своем развитии могло сделать значительный шаг вперед. С жаром он рассказывал другим ученым о том, что возможно создание повозок, которые ездили бы сами по себе, волшебных машин, летающих по воздуху, и многого-многого другого. Упоминал он даже об ужасном оружии, способном уничтожить страны и континенты (вполне возможно, что он имел в виду атомную бомбу).
Вот что, например, об этом пишет Винтроп: Роджер Бэкон утверждает, будто ему известно, что в будущем на земле люди изготовят своими руками огромные лодки, которые станут двигаться по воде с такой скоростью, которую не смогло бы обеспечить этой лодке сколь угодно большое число гребцов. А в небе, вместе с птицами и даже гораздо выше их, будет летать аппарат с крыльями, но взмахов крыльями он делать не будет. В аппарате будут сидеть люди и парить над землей, над облаками. Можно попробовать изготовить повозку, которая понесется быстрее самого быстрого коня, но без помощи волов или лошадей, покорная лишь воле человека… попробовать при помощи веществ и селитры изготовить огонь, который производит грохот сильнее грома…
Очевидно, что речь здесь идет о современных кораблях, самолетах, автомобилях и бомбах, которые Роджер Бэкон увидел в магических зеркалах. Далее из рукописи Винтропа становится известно, что по доносу схоластов Роджера Бэкона обвинили в ереси, генерал ордена францисканцев Бонавентура отправил его в монастырь под надзор братии. Но и там Бэкон не оставлял своих научных изысканий, и ему даже удалось заручиться покровительством папы Римского Климента IV.
По свидетельству современников, папа до самой смерти интересовался научной деятельностью Бэкона и всячески помогал ему. Говорят, что папа даже потребовал, чтобы Роджер предъявил ему свои «волшебные» зеркала, но тот отказался, объяснив, что поклялся своему наставнику Петру никому не открывать этой тайны. Он даже был готов провести остаток своих дней в заточении, чтобы только не нарушить данное слово и не предать доверие наставника. Папа с пониманием отнесся к решению Бэкона и, надавив на генерала ордена, добился освобождения ученого.
Среди современных исследователей научной деятельности Бэкона бытует мнение, что именно благодаря этому человеку в 1287 году были изготовлены первые очки. К тому же он за двести с лишним лет до появления в Европе пороха описал состав взрывчатого вещества и способы его применения. Откуда же такие познания у средневекового ученого, пусть даже и талантливого? Все это стало известно Бэкону благодаря зеркалам! Поверьте, зеркала обладают очень сильной энергетикой и имеют неограниченные возможности. Им дана совершенно особая магическая сила, и этой силой могут пользоваться люди, вот только делать это нужно с умом.
Как я уже говорила, с помощью зеркал можно вылечить больного, уничтожить врагов, заглянуть в иные миры. Бывает, что с помощью зеркал колдун пытается уничтожить свою жертву, насылая на нее смертельное проклятие, – и человека невозможно спасти, если только не лишить зеркало, с помощью которого была наведена порча, магической силы. Для этого нужно снять с него заклятие, с помощью которого колдун превратил обычное зеркало в магическое. Вы сразу же можете задать вопрос: а бывают ли ситуации, когда с зеркал невозможно снять заклятия? Увы, да. Заклятие невозможно снять в том случае, если для работы колдун взял не новое, а старое зеркало, сменившее уже множество хозяев (такие зеркала можно приобрести, например, в антикварной лавке или на блошином рынке). Вы не можете знать, как использовалось до вас это зеркало.
Вот, например, случай, который произошел в 1997 году в Париже. В одной из газет появилось объявление известного антиквара, в котором он предостерегал сограждан от покупки старинного зеркала, датированного 1743 годом. На зеркале стояло клеймо мастера – Луи Арпо. Зеркало это принес антиквару странный человек, который пытался продать его за сущие гроши. Опасаясь мошенничества, антиквар спросил странного посетителя, почему он продает такое красивое зеркало по бросовой цене, на что тот человек горько усмехнулся и ответил: «Я бы разбил проклятое зеркало, но это плохая примета. А избавиться от него хочу потому, что все его предыдущие хозяева погибли. Зеркало это переходит в нашей семье по наследству, и вот пришло время, когда оно досталось мне. Уж я-то лучше кого бы то ни было знаю историю своей семьи, поэтому и хочу избавиться от зеркала как можно быстрее».
Выслушав своего посетителя, антиквар решил, что все это суеверные бредни, порадовался удачной сделке и купил зеркало… А на следующий день погиб служащий магазина. Он полез протереть с зеркала пыль, упал со стремянки, ударился виском об острый угол и умер, не приходя в сознание.
Забеспокоившись, антиквар велел накрыть тканью зеркало-убийцу и спустить его в подвал.
Спустя месяц антикварную лавку ограбили. Воры, пробравшись в магазин, унесли с собой страшное зеркало. Зная, какой силой обладает эта вещь, антиквар решил предупредить людей и, не боясь показаться суеверным глупцом, дал объявление в газете. Возможно, в прошлом это зеркало было заклято на уничтожение определенного человека, однако заклятие не было снято, и зеркало продолжало убивать уже ни в чем не повинных людей. Но, скорее всего, во время проведения обряда была допущена серьезная ошибка, и именно от ее последствий на протяжении столетий страдали люди.
Есть зеркала, обладающие такой силой, что, отражая пространство, они способны его изменять. На их поверхности образуется невидимая человеческому глазу воронка, которая и втягивает в зазеркалье эфирное тело человека. О зеркалах можно говорить много и долго, но мы с вами вернемся к основному предмету разговора и узнаем, как можно лишить зеркало магической силы.
Для обряда вам, прежде всего, потребуется несколько капель женского грудного молока. Сложность заключается в том, что это должны быть последние капли молока, сцеженные уже после того, как женщина закончила кормить ребенка грудью. Впрочем, уверяю вас, их можно достать, главное – было бы желание.
Вечером приготовьте место, на котором будете проводить обряд. Для этого три раза подряд самым тщательным образом вымойте комнату, в которой будете работать. Приведите себя в порядок: вымойтесь, наденьте новую, чистую одежду. Застелите обеденный стол новой, безукоризненно белой скатертью. Зажгите лампаду и свечи и встаньте напротив зеркала, чью магическую силу вы хотите уничтожить. Глядя на зеркальную поверхность, не смотрите прямо на свое отражение (смотрите чуть в сторону). Ни в коем случае не смотрите себе в глаза! После этого сбрызните зеркало грудным молоком и тихим, но уверенным голосом прочитайте заклинание. Слова его такие:
Именем Бога Живого и Вечного!
Как это молоко человека питает,
Как оно его силой наделяет,
Так пусть все сказанные мною слова
Будут крепки и сильны.
Господи, Царь, пришедший в мир
По велению Бога – Отца Вышнего,
Ты терпеливо страдал,
Муки за наше спасение принимал,
Сам для себя на Голгофу нес Крест,
Был распят, на третий день воскрес.
Сын Бога живого, совершивший столько чудес
Силою Своего драгоценного имени,
Одаривший Своими щедротами неимущих,
Потому что пред силою Его
Все демоны тут же обращаются в бегство,
Слепые именем Твоим прозревают,
Бесплодные детей рожают,
Прокаженные очищаются,
Глухие и хромые исцеляются.
Когда руки Твои к мертвым прикасались,
Даже мертвые поднимались.
Господи, сохрани и помоги,
Каждое мое слово благослови.
Господи, молю Тебя, запрети Своим словом
Этому зеркальному стеклу быть, жить, знать,
Человеческий язык понимать,
Давить, душить, вызывать,
Убивать и повелевать,
Мысли читать, тело крещеное искажать,
На людей порчи сажать,
Жизнь уменьшать, продлевать,
Души людские забирать.
Слова мои Богом сильны,
Дела мои Богом крепки.
На ныне, на века, на все времена.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Как остановить колдовство
«Уважаемая Наталья Ивановна, я никогда не писала писем, особенно таким уважаемым людям, как Вы, но беда заставила меня это сделать. Я прошу простить меня, если напишу нескладно или невольно обижу Вас. Я прекрасно понимаю, что Вы очень заняты. Однако я боюсь, что если напишу коротко, то упущу что-то важное, так что, пожалуйста, простите меня за длинное письмо.
Итак, примерно шесть лет назад мы затопили своих соседей: вырвало шланг стиральной машины и вода просочилась на нижний этаж. На беду нас не было дома: мы с семьей жили в то время на даче. Когда приехали, к нам прибежали соседи и устроили скандал. Я понимаю, что они пострадали по нашей вине, и мы извинялись и обещали возместить все убытки. В течение года мы выплачивали частями ту сумму, которую они запросили за ремонт и в виде компенсации за испорченную мебель. Сумма была немалая, и они сами согласились получать ее частями. Когда же мы наконец выплатили им всю сумму, соседи сказали что это еще не все, что мы им должны и за моральный ущерб. Они снова потребовали много денег. Наталья Ивановна, у нас четверо детей, и мы полгода жили впроголодь, чтобы только побыстрее рассчитаться с долгами, а тут снова новый долг. Муж мой сказал: “Денег больше не дадим”. Услышав это, соседка стала ругаться, и муж вытолкал ее за дверь. После этого она встретила меня у подъезда и сказала: “Запомни, гадина, я объявляю тебе войну. Я могла бы за один месяц весь твой выводок извести, но так легко ты не отделаешься, помучаешься, да не один год, а потом сдохнешь!” Больше она мне не звонила и меня не подстерегала, проходила мимо с каменным лицом, как будто бы меня и нет вовсе, но в нашей семье с того проклятого дня и вправду поселилось несчастье. Сперва случилась беда с мужем, он столяр и ему на работе отрезало кисть руки. Затем ушел из дому и больше не вернулся старший сын, и я до сих пор не знаю, жив он или нет. Я по-прежнему хожу в милицию, но иногда мне кажется, что его никто и не ищет. Я даже писала на передачу к Марии Шукшиной, но все безрезультатно. Потом заболела дочь. Знаете, в нашем роду не было психически больных людей, а тут дочери поставили страшный диагноз – шизофрения. Каждый год в нашей семье случается новая беда: то обворуют, то дачу сожгут, то кто-нибудь из родных ногу или руку сломает… Я не буду перечислять все неприятности и болячки, которые посыпались на нас, им просто нет числа. Я бы уже сходила к соседке и вымолила пощаду, но два года назад она переехала на Украину. Милая, дорогая и золотая Наталья Ивановна, умоляю Вас остановить эту беспощадную войну, я не хочу терять детей и собственную жизнь, ведь, учитывая поставленный мне врачами диагноз, мой конец не за горами. Я купила все Ваши книги и надеюсь, что в следующей Вы научите, как остановить напущенное колдовство. С благодарностью, любовью и почтением к Вам, Сидмакова Юлия Захаровна».
Ровно в три часа ночи скрутите три свечи в одну. Поднесите получившуюся свечу к форточке или окну так, чтобы дым уходил на улицу. После этого монотонно, не понижая и не повышая голоса, читайте девять раз подряд специальный заговор. Нельзя прерываться и ошибаться, в противном случае обряд будет бесполезен, а повторно проводить его уже нельзя! После того как вы прочитаете заговор, погасите свечу и завяжите ее в узелок. Утром отнесите узелок в осиновый околок, найдите там сухую осину и подвесьте узелок на сук, который находится выше вашей головы. Заговор следующий:
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Шла сестра Сатаны, несла брату дары,
Подошла к осине, всплакнула,
Брата своего помянула.
Как брат ее на сем дереве задавился,
Ушел с бела света и не появился,
Так бы прекратилась война,
Отозвал бы своих слуг Сатана.
Губы мои – замки, зубы мои – ключи.
Языком замкнусь, на девять засовов запрусь.
Не взять меня ни лихим людям,
Ни врагам, ни родовитым колдунам.
Ни девять, ни восемь, ни семь,
Ни шесть, ни пять, ни четыре,
Ни три, ни два, ни один.
Аминь. Аминь. Аминь.

Исчезнувший нож
С самого раннего детства я всегда находилась рядом с бабушкой, когда она принимала больных, съезжавшихся к ней отовсюду. Естественно, что я слышала много удивительных рассказов. Помню, когда мне было лет девять, к бабушке приехал молодой, очень хорошо одетый мужчина, рассказавший ей удивительную историю, которую я запомнила слово в слово.
«Мой отец был известным ученым и долгое время жил за границей. Незадолго до своей смерти он пригласил свою жену, мою маму, в кабинет и сказал: “Сейчас я покажу тебе одну уникальную вещь, и когда я умру, ты должна будешь положить мне ее в гроб под подушку”. С этими словами отец открыл ключом свой личный сейф и извлек из него бархатный футляр. Когда футляр был открыт, мама увидела невероятной красоты нож, ручка которого была выполнена в форме женского торса. Лицо женщины было сделано из слоновой кости, глаза заменяли два прекрасных сапфира, а вместо губ ярко сиял рубин. Завитки волос на ее головке были выложены тончайшей золотой проволокой. В ушах у женщины висели изумрудные серьги. Тело фигурки было настолько прекрасно, что от него невозможно было оторвать взгляд. Рукоятка ножа была похожа на миниатюрную скульптуру уснувшей богини, закинувшей за голову тонкие, изящные руки. Мама была поражена не только красотой ножа, но и тем, что отец ни разу, хотя он уже год как вернулся из Индии, не говорил о своем уникальном приобретении. Странно, но, глядя на фигурку красавицы, мама почувствовала ревность и с раздражением в голосе спросила: “Как же тебе удалось вывезти из Индии и оставить у себя такой раритет?” На этот вопрос папа ответил так: “Я тебе сейчас обо всем расскажу, и возможно, ты решишь, что я сумасшедший, но у меня все равно нет другого выхода. Знаешь, если бы раньше мне кто-нибудь рассказал подобную историю, я бы решил, что передо мной психически больной человек. В это невозможно поверить, но я думаю, этот нож не принадлежит нашему миру. Он имеет невероятные свойства и может появляться и исчезать. Я много думал, и поверь, так и не смог найти этому хоть какое-то объяснение. Возможно, что эту фигурку вырезали не земные мастера. Вспомни, в детстве мы слышали сказку о шапке-невидимке. Я понимаю, что это все звучит как бред сумасшедшего, но возможно, что в сказках этих была лишь доля вымысла. В них рассказывалось именно о таких волшебных предметах, как этот нож. Когда я вез его через границу, при мне открывали мой саквояж – и я сам видел, что фигурка исчезла. Помню, я очень волновался – заберут или не заберут у меня раритет на таможне? Когда пограничник стал рыться в моих вещах, я не увидел ножа на том месте, куда его положил. В тот момент я подумал, что футляр украл носильщик. Однако, добравшись до дому, я принялся распаковывать вещи и обнаружил футляр с ножом на прежнем месте. Это нечто невероятное, посуди сама, мы ведь ничего не знаем, что и как творится в этом мире, да и вряд ли когда-нибудь узнаем. Когда я вез эту уникальную вещь в Россию, я искренне хотел рассказать о ней, поведать о связанной с ножом легенде и отдать его в музей, но так и не смог с ним расстаться. Посмотри на эту фигуру, ты не поверишь, но она может меняться. Я заметил, что у нее иногда меняется положение головы. Глаза – они то прикрыты, то распахнуты, и тогда зрачки ее хищно блестят и кажется, будто она следит за тобой. А когда глаза прикрыты, то драгоценные каменья едва мерцают из-под опущенных век. Рукоятка кинжала бывает то ледяной, то теплой, а иногда неприятно горячей. Не раз я терял нож в нашей квартире. Ты знаешь, ключ я всегда ношу с собой и другого ключа от моего сейфа нет. Я также знаю, что никто, кроме меня, не открывает мой сейф, однако нож все-таки исчезал, а затем так же внезапно появлялся на своем прежнем месте. Человек, у которого я приобрел его, сказал мне: «Всякий раз, когда в твоей жизни будет происходить важное событие, ты будешь видеть во сне женщину, чей дух заключен в рукоятку ножа. Она будет говорить тебе то, чего тебе следует опасаться. Верь ей, но знай, дух ее правдив, но и коварен. Примерно раз в столетие она навлекает погибель на того, кто владеет фигуркой. Она обманом завлекает свою жертву, указывает ему неверную, опасную дорогу и, видно, наслаждается кровью, которую сама же и проливает». Хочу признаться тебе, я многого добился благодаря этому ножу. Подсказки, как следует поступать и что нужно сделать, чтобы добиться успеха, я получал во снах. Каждый раз ко мне являлся этот дух, и была эта женщина еще лучше, еще прекраснее, чем в реальности. Это она предсказала мне смерть моих матери и брата, впрочем как и много других событий, и все потом сбылось в точности. А сегодня я видел сон и понял, что через сутки умру от сердечного приступа. Я даже видел свои пышные похороны. Видел у гроба тебя, нашего сына, высокопоставленных чиновников и ученых с мировым именем, которые выражали тебе соболезнования. У меня нет сомнений, нынче я умру, вот почему я хочу тебя попросить: дай мне слово, что, когда я умру, ты положишь этот нож в мой гроб”. Мама пообещала отцу поступить так, как он просил. Той же ночью отец умер от инфаркта. Естественно, что мама выполнила свое обещание и положила нож ему под подушку, но, когда мы вернулись с похорон, нож лежал на постели отца. В то время я еще не знал истории ножа, но незадолго до своей смерти мама позвала меня и рассказала обо всем. Мама сказала, что она всегда боялась этого ножа, но, не зная точно, как с ним следует поступить, по-прежнему держала футляр с раритетом в кабинете отца, в сейфе. Время от времени невидимая и немыслимая сила заставляла ее открывать футляр и смотреть на женскую фигурку, которая и вправду непостижимым образом меняла положение головы, закрывала и открывала глаза. Конечно, все это можно попытаться объяснить скрытым механизмом, спрятанным в рукоятке ножа, но я держал его в руках, и мне кажется, что дело не в этом. В конце мама поведала мне о том, что дух, заключенный в рукоятку этого ножа, также являлся к маме во сне и в конце концов предсказал точное время ее смерти. Мама взяла с меня слово, что я сделаю все, чтобы вернуть эту вещь на родину, в Индию. Мне было нелегко это сделать, но я все-таки сдержал слово, данное покойной матери, и теперь этот нож вернулся туда, откуда забрал его мой отец. Приехал же я к вам, Евдокия, потому, что полмесяца назад мне приснилась женщина – точная копия той, чье изображение было на рукоятке ножа. Она мне сказала дату моей смерти и то, что я погибну в катастрофе. Я слышал, что вы творите настоящие чудеса, а уж в них-то я теперь верю. Мне не хочется умирать так рано, и поэтому я здесь…»
Так закончил свой рассказ человек, которому моя бабушка помогла избежать ранней смерти, благо что нашему роду известны чудодейственные молитвы на продление века.

Распятый человек
Из письма:
«Уважаемая Наталья Ивановна, сегодня я впервые прочитала Вашу книгу и сразу же решила написать Вам письмо. Год назад мой муж, который является известным российским художником, придумал сюжет для своей новой картины, а именно: на полотне должен быть нарисован большой крест с распятой на нем женщиной, символизирующей собой Россию. Рядом с крестом должен был стоять Христос. Муж решил писать распятую женщину с меня. В итоге получилось, что я распята на кресте. После этого я сильно заболела. Подробно рассказывать о всех своих болячках не буду – письма не хватит. Врачи меня лечат, но, увы, все безрезультатно. Я и моя мама пошли за помощью к знахарке. Я ничего не стала ей говорить о картине, но старушка сама заговорила о ней: “На тебе страшная порча, я вижу тебя распятой на кресте. Говорю прямо – легче тебе станет, но ненадолго, до конца вряд ли тебя кто-нибудь вылечит. И моли Бога, чтобы рано не уйти на тот свет!”»
Еще одно письмо на ту же тему:
«Мой сын Юра сделал себе большую, на всю спину, татуировку, изображающую распятие. Самое плохое, что на этом распятии изображен сам Юра (мастер хорошо постарался, получилось очень похоже). С тех пор не прошло и месяца, как Юра погиб. Его гибель я связываю с проклятой наколкой…»
Существует множество заговоров, молитв и заклинаний на всякие случаи жизни. Есть также способы, с помощью которых можно отвести от человека гибель, но способы эти тайные и их передают в знахарских родах из уст в уста. И все-таки мне очень хочется, чтобы вы, если, не дай бог, попадете в подобную ситуацию, сумели себе помочь и отсрочить беду до тех пор, пока не найдете зрелого мастера, который и отчитает несчастье.
Итак, купите большое распятие в одной церкви и отдайте это распятие в другой церкви как пожертвование на храм. В этой же церкви, где вы отдали крест, но только на другой день, снова купите распятие и отнесите его в следующую церковь. Так делают в семи храмах. В последнем храме, после того как вы пожертвуете распятие, подайте сорокоуст «за здравие» и, не теряя времени, ищите знаткого, то есть сильного, зрелого мастера.
Крест – символ веры, с ним связана вечная жизнь, которую нам подарил, пожертвовав собой, Господь Иисус Христос, Сын Божий. Поэтому помните, что любые шутки с крестом или распятием неуместны и не стоит бездумно, где ни попадя, изображать эту святыню.

Подушка в гробу
Из письма:
«Уважаемая Наталья Ивановна, хочу рассказать Вам о несчастье, случившемся с нашей семьей. Думаю, что мой рассказ может послужить предупреждением для всех Ваших читателей и они уже не повторят нашей ошибки. Моя мама была из семьи староверов и жила по их законам всю жизнь. Отец и мы, дети, этих законов никогда не придерживались, но и маме жить по ним не мешали. Всю свою жизнь мама собирала свои волосы, чтобы после ее смерти мы набили ими подушку и положили эту подушку ей в гроб. Когда мама умерла, мы конечно же сделали так, как она просила. Спустя год после маминой смерти у нас заболела младшая сестра. Заболела тяжело и страшно – раком. Болезнь протекала стремительно. Незадолго до ее смерти я пошла к одной колдунье (мой муж как раз начал гулять, и я хотела с ней посоветоваться, что делать). Я дала ей фотографию, на которой была запечатлена вся наша семья, в том числе и мой муж (муж не любил фотографироваться и своих собственных портретов у него не было). Женщина посмотрела на фотографию и сказала: “Ваш муж уже практически расстался со своей любовницей и скоро о ней забудет, вы только сами про нее ему не напоминайте!” И вдруг она ткнула пальцем в то место, где сидела за столом моя младшая сестра, и сказала: “А вот эта женщина не сегодня-завтра умрет. Она тяжело заболела, потому что ее волосы в гробу, в головах у покойника”. Услышав это, я обомлела: никто, кроме членов нашей семьи, не знал, какую подушку мы положили маме в гроб. Видимо, в мамины волосы случайно попал и волос моей сестры. Буквально через день после моего посещения колдуньи сестра умерла. Мой муж действительно больше не встречался с любовницей, а это письмо я написала Вам для того, чтобы люди не повторили ошибки моей мамы»
Давно известно, что если взять какую-нибудь вещь живого человека, заговорить ее, как говорят мастера, на «распыл», а затем положить в гроб, то этот человек вскоре умрет. Так же на человека влияют и его волосы, ногти и фотографии, положенные в гроб к покойнику. Если подобное произошло, человеку нужно немедленно окреститься заново. При крещении следует взять новое имя, которое нельзя будет никогда и никому называть. Отправляясь в храм на крещение, никому, даже батюшке, нельзя говорить о том, что человек крестится второй раз. После обряда крещения нужно заказать в храме сорокоуст «за здравие» на каждый месяц в течение года, потом купить сорок платков и раздать их людям в течение одного дня. Со дня крещения этому человеку запрещено отдавать из дому хлеб, соль или воду (он не должен этого делать ни для чужих, ни для родных). Если же после проведенного обряда человек по-прежнему чувствует себя плохо, ему необходимо обратиться к опытному мастеру, который проведет дополнительный обряд.

Выбор смерти
Эту историю я услышала от одного известного человека, посвятившего всю свою жизнь науке. Человек этот никогда не признавал существование Бога, не верил в судьбу и напрочь отвергал любые религиозные учения, впрочем как и многие, до поры до времени…
Однажды, находясь в научной экспедиции, в его руки попали совершенно уникальные старинные таблички. На табличках этих были начертаны странные знаки. Я не буду называть имени этого ученого: я обещала сохранить его имя в тайне, если решу опубликовать его рассказ. Назовем этого человека, скажем, Ираклием Эммануиловичем. Поскольку он владел многими языками, в том числе и древними, то с трудом, но все-таки смог расшифровать и прочитать древние тексты. Табличек было много, столько же, сколько листов в толстой книге, но Ираклий Эммануилович обладал пытливым умом, не был склонен к лени, поэтому, приложив немало усилий, все же их расшифровал. Причем не только расшифровал и понял смысл древнего текста, но и захотел лично на себе проверить, правда ли то, о чем говорится в этих письменах. А говорилось там о том, что человек, владеющий особыми заклинаниями, может сам избрать для себя вид смерти. Возможно, вы скажете: «И что здесь такого? Все равно нет бессмертных людей, так какая разница, какой смертью умирать?» Тем не менее я думаю, что многие из читателей не согласятся с таким мнением. Кому из вас не приходилось ахать и охать, узнав о чьей-то трагической смерти. И хорошо еще, если человек умер в одночасье. А ведь кого-то съедает рак, и он мучается годами, зная, что уже не выкарабкается… Кто-то кончает жизнь самоубийством, причем решается на этот страшный шаг в минуты страшного отчаяния, понимая, что терпеть дальше нет сил. Если бы такой человек переждал день-два, то, возможно, он уже иначе взглянул бы на свои проблемы и остался в живых, ведь тот, кто сегодня плачет, может завтра от души смеяться. Люди тонут, сгорают в огне, умирают на операционном столе или от ножа убийцы. Девушка стучит каблучками, за ней шлейфом тянется аромат «Диор», она молода и красива, ей кажется, что впереди вся жизнь… И не знает она, что через несколько минут погибнет от руки наркомана, затаившегося в ее подъезде под лестницей, что отдаст свою молодость, красоту и жизнь за сумку с парой сотен в кошельке да губной помадой… Молодожены погибают, не доехав от загса до дому, роженица умирает вместе со своим первенцем… Да мало ли в этой жизни случается трагедий.
Но давайте же вернемся к загадочным табличкам. Наш герой был человек практичный и верил лишь в то, что видел собственными глазами. Поразмыслив, он понял, что своей смерти ему еще придется дожидаться, да и вряд ли он в тот миг что-нибудь поймет, поэтому он решил поэксперементировать на других людях. Подготовив все к ритуалу, он положил руки на таблички и стал произносить древние заклинания, по очереди называя имена людей, с которыми общался чаще всего. Это были его коллеги и даже родственники.
Для каждого человека он выбирал какой-то определенный вид смерти. Самой первой умерла его жена (почему-то именно ее имя он назвал первым). Несчастная потеряла сознание и утонула в ванной. Все произошло именно так, как того пожелал ученый. Месяцем позже умер его зять, муж сестры, и опять его смерть соответствовала той, какую ему предрек Ираклий Эммануилович. Люди умирали в том самом порядке и именно той смертью, как когда-то хотел ученый. Осознав, что магические таблички работают, он испугался и решил их уничтожить. Перепробовав все возможные способы, он так и не сумел от них избавиться. Тогда Ираклий Эммануилович расплавил метал, из которого они были отлиты, и разлил его в разных местах. На следующее утро он проснулся от страшной боли. С ужасом он увидел, что с его тела лоскутами сходит кожа. А надо сказать, что для себя он придумал совсем уж невообразимый вид смерти. Ираклий Эммануилович загадал, что умрет от того, что с его тела слезет вся кожа. Осознав, что погибает, Ираклий Эммануилович написал мне письмо, в котором признался в том, что совершил страшную ошибку и теперь верит в магию, в существование Высших Сил и в кару Божью. Мне пришлось много потрудиться для того, чтобы этот человек остался жив, но опять же лишь благодаря великой милости Божьей.

Заговор от напущенного беса
Из письма:
«Наша семья раньше жила в Казахстане. Не стану перечислять все причины, по которым русские уезжают оттуда на родину, думаю, Вы и сами все прекрасно знаете. В общем, решили мы уехать. Однако ничего из того, что мы планировали продать, чтобы на вырученные деньги купить жилье в России, не продалось. А поскольку денег у нас было очень мало, мы поехали в деревню и там стали искать самое недорогое жилье. Ходили, смотрели и увидели заброшенный дом с забитыми окнами и дверями. Узнав, что этот дом ничей, порадовались дармовщине и тут же вселились. Конечно же нам пришлось потрудиться, ведь дом был запущен дальше некуда. Мы его подкрасили, подправили, подбелили, вставили новые стекла и укрепили забор – короче говоря, получился не дом, а картинка. Пока шел ремонт, мы ничего особенного не замечали, а когда перестали пилить, строгать и стучать, тут же поняли, что в доме постоянно раздаются какие-то странные звуки. Особенно нам неспокойно было по ночам. Слышны были шаги, раздавался шепот, иногда даже крик. Кто-то бегал, охал и громко смеялся. Потом и вовсе начались чудеса. Захожу я в спальню, а там весь пол залит водой, да так, что тапочки плавают. Я ахнула, смотрю и не пойму, в чем дело: труб никаких в комнате нет, на потолке ни капли, да и дождь проливной вряд ли может пойти зимой. Поспешила я за ведром и тряпкой, возвратилась, а пол абсолютно сухой!
И это еще не все. То в окно, то в двери стучат; подойдем, а там нет никого. Всех, и детей, и мужа, кто-то постоянно по имени окликает. Мы бежим на зов, а там пусто.
Однажды я пришла из магазина, а дочь стоит такая бледная, что смотреть страшно, и говорит мне: “Мама, я боюсь. Вошла я в сени, а там человек. Посмотрел он на меня, оскалился, как зверь, и исчез, а потом дымом запахло”. Мы бы уже рады были бежать из этого проклятого дома, да куда же мы пойдем, ведь последние деньги на ремонт отдали.
Как-то подходит ко мне на улице старушка и спрашивает: “Прижилась в этом доме или нет?” А я и давай ее о бывших хозяевах расспрашивать: кто они и куда подевались, почему такой, в общем-то неплохой дом бросили? И бабуля мне рассказала, что в доме этом живет нечистый, причем напущенный в пылу ссоры. Вот прежние хозяева и сбежали. Выслушала я ее и говорю: “Так что ж нам теперь делать, как его извести?” Тогда бабушка принесла мне Вашу книгу и велела написать Вам. Вот я и пишу Вам и умоляю помочь, посоветовать, как быть дальше, съезжать или все-таки есть какой-нибудь заговор, изгоняющий из дома беса. Сразу скажу, что мы привозили из города батюшку и он освятил наш дом, но после этого стало еще хуже, будто теперь в нашем доме живет целая свора незваных гостей».
Подобные случаи, увы, не редкость. О них пишут в газетах, им посвящены целые передачи по телевидению… Кто-то в них не верит, считая выдумкой, кто-то напротив. Сейчас мы не будем никого ни в чем убеждать, лучше мы узнаем, как можно освободить свой дом от такой напасти.
Для этого потребуются соль, взятая в Великий четверг, святая вода с Крещения Господня и зола из трех разных домов. На вечерней зоре, пока еще не село солнце, бросьте в святую воду четверговую соль и золу и помойте этой водой все без исключения окна и входную дверь. Под словом «мыть» я вовсе не подразумеваю генеральную уборку, достаточно лишь смочить полотенце и слегка протереть им окна и дверь. Когда вы это сделаете, зажгите у иконы Спасителя свечу и прочитайте первый «Сон Пресвятой Богородицы».
Здесь мне хотелось бы сделать небольшое отступление и рассказать вам о заговорах, называемых «Сон Пресвятой Богородицы». Всего таких «Снов» семьдесят семь, и каждый из них обладает громадной силой. Тот, кто владеет всеми «Снами», считается счастливым человеком. Ему будут дарованы долголетие, защита Самого Господа и милостивое прощение на Высшем Суде. Я в своих предыдущих книгах, дорогие мои читатели и ученики, уже печатала заговоры из этой серии и обещаю вам, что буду продолжать рассказ о них и в следующих. Когда у вас будет сорок книг и вы подниметесь на сороковую ступень лестницы знахарского искусства, вы станете обладателями семидесяти семи «Снов» нашей Богородицы, Девы Марии, любимой Матушки Иисуса Христа, и это будет вам подарком от всего нашего знахарского рода Степановых, сумевшего собрать, освоить и сохранить это чудо из чудес.
Еще в царской библиотеке хранились книги с записанными в них «Снами Пресвятой Богородицы», но даже там, насколько мне известно, не удалось собрать их все. Каждый «Сон» имеет свой порядковый номер, они в чем-то разные, но по сути схожи. Так все святые похожи друг на друга своей любовью и преданностью Господу нашему и не похожи одновременно, как люди, рожденные в разных странах и в разные времена. Итак, первый «Сон Пресвятой Богородицы», который освободит ваш дом от слуг Сатаны. Слова его следующие:
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь. Аминь. Аминь.
– Возлюбленная, Благословенная Моя,
Пресвятая Дева Богородица,
Спишь ли Ты или не спишь,
И что страшного в Своем сне зришь?
Восстани, Мати Моя, от сна Своего!
– О, Чадо Мое возлюбленное,
Сладчайшее, прекраснейшее,
Иисусе Христе, Сыне Божие!
Спала Я во святом Твоем граде
И видела Петра, Павла,
А тебя, Чадо Мое, видела в Иерусалиме,
За тридцать сребреников проданного,
Пойманного, связанного,
Приведенного к первосвященнику,
Безвинно судимого на смерть.
О, Чадо Мое возлюбленное,
Спрошу, что будет человеку тому,
Кто шесть раз «Сон» Мой Богородничный
От чистоты сердца напишет в книгу свою
И будет в доме своем сохранять,
Или в пути своем носить с собой в чистоте.
– О, Мати Моя Богородица,
Я скажу истинно, как Я Сам Истинный Христос:
Никто никогда к дому этого человека не прикоснется,
Горе и беда от того человека откачнется,
Избавлю Я его навечно от вечной муки,
Протяну ему в помощь Свои руки.
А еще наделю его дом всяким благом:
Хлебом, дареньем, скотом, животом.
От суда будет помилован он,
От господина будет прощен,
В суде не будет он осужден.
Слуги дьявола не подойдут,
Хитрецы своим обманом не обведут.
Господь Своих детей любит,
Никого не погубит.
Аминь. Аминь. Аминь.

Привязавшийся бес
Из письма:
«Милая Наталья Ивановна, хотите верьте, хотите нет, но уже восемь лет мучают меня бесы. Только не подумайте, что я сумасшедшая. Началось это еще в монастыре, куда я привезла на экскурсию свой класс. Сперва я и монастырский работник обошли все места, где можно было ходить экскурсантам. В конце нас подвели к могиле одного монаха, и тут мне показалось, будто на мое плечо вспрыгнул кот. Я оглянулась, но, естественно, никакого кота не было, да и вряд ли он мог быть на могиле. Я потерла плечо рукой, и тут прямо в ухо мне кто-то шепнул: “Теперь я с тобой до самой твоей смерти!” Я даже вскрикнула от неожиданности и страха, но рядом со мной были дети, и я взяла себя в руки.
Когда экскурсия закончилась, я собрала всех детей, и мы пошли домой. У ворот монастыря стояли нищие, и я, чтобы показать детям хороший пример, подошла к слепой старушке (у нее вместо глаз бельма) и подала ей пятьдесят рублей. Увидев это, дети стали тоже раздавать милостыню, и я порадовалась, что одним добрым поступком на земле стало больше. И тут та самая слепая старушка мне и говорит: “У тебя на плече бес сидит. Здесь их много, они ждут не дождутся добычи. Многие, как и ты, их с собой уносят. Берегись, он тебя может извести!”
Мы уехали из монастыря, и уже дома я снова услышала этот противный писклявый голос. Он мне давал всякие глупые советы, постоянно хихикал и предупреждал, если кто-то ко мне приходил. Например: “Вон идет к тебе мать твоего ученика, она тебе взятку несет!” И действительно, через пять минут приходила мать мальчика из моего класса и приносила мне курицу или яйца. Не было случая, чтобы голос меня обманул. Я уже привыкла к нему и совершенно его не боюсь».

Кто в домике живет?
Эту историю я узнала от одного хорошего человека, который ныне является доктором медицинских наук. Теперь, когда с того удивительного дня, а вернее ночи, прошло уже много лет, он и сам сомневается в том, что эта странная встреча произошла наяву. Он просил меня не упоминать его настоящих имени и фамилии, поэтому я условно назову его Андреем. Сама я ни на минуту не сомневаюсь в правдивости того, о чем я сейчас вам расскажу, так как за свою жизнь я становилась свидетелем куда более странных случаев и потому давно уже перестала чему-либо удивляться. Итак…
«Избушка была нежилая, дверь рассохлась и болталась на одной петле. Рыжеволосый парень присел на единственную в доме табуретку и огляделся. На стенах висела паутина, разбитое окно прикрывала полуистлевшая тряпка, тихо покачивающаяся на ветру. Вместо кровати в углу стоял грубо сколоченный топчан, на котором валялось разодранное одеяло.
Вздохнув, парень стал стягивать с ног мокрые сапоги. Еды не было – последний кусок хлеба он доел еще днем, – и, чтобы не думать о пище, парень решил лечь спать. Скинув одеяло на пол, он лег на топчан прямо в одежде.
Несмотря на усталость, заснуть парень долго не мог. Прикрыв глаза, он думал о том, что с ним приключилось… Их студенческий отряд направлялся на строительство железной дороги. Время от времени машина тормозила, и студенты врассыпную устремлялись в лес, каждый по своей нужде. То ли Андрей отравился чем-то, то ли его просто растрясло, но по дороге у него сильно заболел живот. Когда на очередной остановке, “управившись”, студенты вернулись в машину, никто из них не заметил отсутствия товарища. Натягивая брюки на ходу, Андрей кинулся из леса вслед за уходящей машиной, но крики его заглушил рев мотора. Парень остался в лесу один. Сперва он шел по дороге, надеясь, что кто-нибудь из ребят его хватится и машина вернется за ним. Дойдя до развилки, он постоял в раздумье, а потом отправился по той дороге, на которой, как ему показалось, отчетливее других проступали следы колес. Ему страшно хотелось есть и пить. Кусок булки, случайно завалявшийся в кармане, ситуацию не спасал. Дорога петляла – шла то полем, то лесом – и наконец привела в лесную чащу, где вряд ли бы смогла проехать машина.
Смеркалось, и в лесу становилось совсем темно. У Андрея промокли и болели ноги, но он обреченно шел вперед, так как не видел другого выхода. И тут он заметил избушку…
Лежать на топчане было неудобно и холодно, но Андрей утешал себя тем, что ночь пройдет быстро, а утром, отдохнувший, он пойдет искать верную дорогу, которая должна-таки вывести его к какому-нибудь поселку. Там он рассчитывал дозвониться до руководителя своего отряда. Думая так, он невольно успокоился и постепенно погрузился в тяжелый сон…
Сквозь сон ему слышался чей-то осторожный, еле слышный шепот, постепенно переходящий в негромкий разговор. Один голос явно принадлежал девушке, а другой, хрипловатый, – старухе.
Еще не проснувшись до конца, Андрей повернул голову и увидел, что комната в домике абсолютно изменилась. Стены были обиты шелком, а на окнах висели тяжелые портьеры. Посреди комнаты стоял стол, накрытый белоснежной скатертью и уставленный различной едой. На серед