заговоры 17 декабря

Степанова заговоры на каждый день
заговоры декабря на каждый день

17 декабря
Именины празднуют: Александр, Алексей, Варвара, Василий, Геннадий, Дмитрий, Екатерина, Иван, Кира, Николай, Серафим.

На полную остуду
Берут ледяную воду (раньше в реке делали прорубь и брали оттуда). Воду несут домой и как только занесут ее в хату, тут же заговаривают:
В чистом поле стоит черная прорубь.
Вода в ней не шевельнется,
Не побежит, не прольется.
Она как лед холодна.
Возьму я облик бревна.
Пойду я не дверями,
Пойду я не воротами,
Выйду вон окладным бревном
Да от сажи черным, дымным окном.
Подойду я к черной проруби
С левой ноги, положу для чертовки
Гостинцы и пироги и скажу:
— Гэть ты, чертища,
Распусти свои волосища.
Пойди и (таких-то) найди
И сердце друг к другу их остуди.
Пусть они остывают,
Не любят друг друга, не знают,
Вместях не бывают,
Не думают, не страдают.
Он — лед к ней, она — ледище.
Разведи навек их, чертище.
Губы. Зубы. Ключ. Замок. Язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.

Происшествие после похорон (Окончание)
«…Похоронив мужа, Зинаида не могла найти себе места. Казалось, вот то, чего в глубине души она подсознательно желала. Освободилась! Освободилась от пьяных выходок, от храпа, который не давал ей уснуть иногда до утра, от ругани и лишних денежных затрат (Иван всегда много курил), от битья посуды. Нет его, но почему так тягостно у нее на душе? Никого у нее теперь нет. Бог детей не дал, и вот она одна в старом доме, умрет — и ее не сразу хватятся.
Посреди ночи Зина услышала звук, напоминавший шаги ее мужа. Не успела она об этом подумать, как пружинная кровать издала скрип и провисла под тяжестью невидимого тела.
Никого она не видела, но понимала, что кто-то сел на ее кровать. Разум ей подсказывал, что это был не кто иной, как покойник. Через мгновение опять послышались тяжелые шаги.
Все смолкло, и Зина поняла, что ее муж сдержал свое слово: он пришел к ней в последний раз, чтобы посмотреть на ту, которую любил всю жизнь».

заговоры января